<<
>>

Проблема самоорганизации мышления в работах С. Л. Рубинштейна А. К. Белоусова (Ростов-на-Дону)



Получившая широкое распространение стройная и популярная теория самоорганизации, иллюстрированная фактами из естественно-научных исследований (физика, химия, математика), в последнее время гуманитаризируется.
Многие закономерности, открытые в точных науках на природных системах, обнаруживаются и в системах, относящихся к миру человека. Ее положения в равной степени применимы к социальным и психологическим системам.
Представляется, что для развития психологии нужны не факты или новые категории, заимствованные из других областей и приложенные к психологическим исследованиям. Перефразируя Л. С. Выготского, можно сказать, что психологии нужна своя синергетика, предполагающая возможность «вскрыть сущность данной области явлений, законов их изменения, качественную и количественную характеристику, их причинность, создать свойственные им категории и понятия» (Выготский, 1982, с. 420), а это предполагает не просто механическое приложение синергетических понятий (бифуркация, диссипативная структура и пр.) к психологическим явлениям. Использование методов синергетики предполагает разработку своих психологических понятий, отражающих специфику динамики развития психологических систем, и процессов самоорганизации в них. В этом нам видятся возможности развития синергетики в психологии.
Существует определенная логика становления проблем самоорганизации в психологии. В разное время в качестве систем понимались различные явления: психика (Б. Ф. Ломов, В. К. Шабельников), деятельность (А. Н. Леонтьев), личность (как система отношений к миру -Б. Г. Ананьев; социальных ролей - И. С. Кон; диспозиций - В. А. Ядов) (Абульханова-Славская, 1997). В этих подходах рассматривались различные аспекты детерминации и регуляции каждой системы. Проблема становления различных видов детерминизма в психологии была рассмотрена Б. Ф. Ломовым, показавшим существенные стороны и ограничения «линейного детерминизма», «вероятностного детерминизма», «материалистического детерминизма». Понимая неудовлетворительность существующих схем детерминизма и рассматривая психику как систему, Б. Ф. Ломов утверждал, что «детерминация реально выступает как многоуровневая, многоплановая, включающая явления разных (многих) порядков, т. е. системная» (Ломов, 1999, с. 75). Предупреждая о несводимости детерминации только к каузальному объяснению, Б. Ф. Ломов считал, что «в исследованиях детерминации психических явлений (как и любых других) приходится иметь дело не только с каузальными связями, но и со связями, определяемыми понятиями «условие», «фактор», «основание», «предпосылка», «опосредствование» и др...» (там же, с. 76).
Эти идеи Б. Ф. Ломова легко вписываются в современную трактовку методологических принципов нелинейного мышления, рассматривающих целостность самоорганизующейся системы как самовоспроизводство себя. Принцип нелинейного мышления был введен в оборот и получил широкое распространение в современных методологических исследованиях И. С. Добронравовой (Добронравова, 1991). Опираясь на работы И. Пригожина и И. Стенгерс, И. С. Добронравова конкретизирует понимание детерминации, исходя из представлений о нелинейности развития: «Есть еще один важный момент в описании развития как самоорганизации.
Это принцип: «случайность как дополнение необходимости». Пути развития самоорганизации системы не предопределены... Конкретная история конкретного объекта, начатая как цепь бифуркаций со случайным выбором, открывающим впереди разные наборы возможностей, предстает как необходимое действие причины, в рождении которой сыграла неэлиминируемую роль случайность. Условия, которые способно ассимилировать данное основание, в том числе и внешние условия, способствуют тому, что случайность дополняет необходимость» (Добронравова, 1991, с. 49).
Представляется, что эти положения являются определяющими в анализе процессов мышления и мыслительной деятельности. Однако эти идеи, нашедшие отклик в системных представлениях Б. Ф. Ломова, еще не были представлены в систематизированном виде и в рамках традиционного системного подхода в 70-80 гг. XX столетия не получили развития. Идеи системной детерминации, отвечающие логике нелинейного мышления, получили методологическую разработку в работе В. П. Огородникова (Огородников, 1985) и только затем были ассимилированы в психологии. А в 70-80-е годы в рамках сформированных парадигм существование и функционирование различных систем рассматривалось, как правило, в контексте адаптивного принципа, выражаемого понятиями регуляции и саморегуляции.
Основные линии анализа выстраивались вокруг оси «человек -мир». Как происходят и развиваются отношения человека с миром, как они регулируются и что выступает в качестве регуляторов - эти вопросы являются основными практически для большинства концепций, исследующих взаимоотношения человека с миром. Представления о гомеостатическом принципе регуляции, обнаруженном в биологических системах (Ч. Дарвин, К. Бернар, У. Кеннон), были распространены на широкий круг систем, в том числе кибернетических, физических (Ч. Р. Эшби) (Ярошевский, 1998). В соответствии с этим принципом проводились исследования и анализ собственно психологических систем, а точнее, различных аспектов взаимоотношения человека и мира.
В психологических концепциях можно выделить два направления анализа взаимодействия человека и мира при исследовании процессов мышления: первое ориентируются на адаптивную, гомеостатичес-кую парадигму, второе - подчеркивает активный, продуктивный характер этих отношений, выражающийся в неадаптивной природе человеческого поведения и психики (Матюшкин, 1984).
Неадаптивная самоорганизующаяся природа взаимоотношений человека с миром лучше всего схватывается в исследованиях мышления, носящего продуктивный характер, для которого характерен выход за пределы самого себя. Таким образом, производство новообразований как продуктивная и предметная сторона самоорганизации характеризует развитие мышления как системное, самоорганизующееся явление. Обоснование такого утверждения опирается на следующие факты.
Во-первых, психическое вообще несет на себе отпечаток про-цессуальности, т. е. возникает в конкретных актах взаимодействия субъекта с объектом или, в более широком контексте - человека с миром (Рубинштейн, 1976). Учитывая, что чаще всего эти акты взаимодействия подчинены логике деятельности, т. е. имеют определенную направленность, избирательность, которые нельзя понять вне системного анализа деятельности, становится очевидно, что процессуально возникающие психические новообразования могут стать объектом психологического исследования в контексте изучения деятельности, саморазвитие которой (динамика, направленность, избирательность и т. д.) осуществляется в ходе формирования новообразований и в опоре на них.
Во-вторых, психологические новообразования есть одновременно и продукты - результаты деятельности, и то, что обусловливает ее движение, динамику и развитие, превращая деятельность в самоорганизующуюся систему. Исследовать мышление в психологии можно, исследуя деятельность, т. е. не сам факт обнаружения, открытия или формирования нового, а место и роль этого нового в общем ее процессе - как результат и момент самодвижения и как предпосылку для последующего движения.
В-третьих, соединение процессуального, динамического плана исследования с содержательным, морфологическим планом, который представляет деятельностный подход, - это и есть, с нашей точки зрения, основание для психологического исследования самоорганизации мышления. При таком подходе и возникает в полной мере проблема регулирующей и организующей роли психологических новообразований и их роли в самоорганизации мышления.
Понятно в связи с этим, что в достаточно большом объеме литературы по общей психологии и психологии мышления проблемам его самоорганизации и неадаптивной природы, связанной и проявляющейся в порождении и трансформации новообразований, отводится пока не самое большое место. Если рассматривать исторический контекст развития различных направлений в общей психологии и психологии мышления, то в первую очередь можно отметить преобладание гомеостатической парадигмы.
Итак, одним из факторов, существенно ограничивших результативность исследований, выступает то, что мышление в основном рассматривалось в рамках гомеостатической парадигмы, очень часто с точки зрения неизменных критериев, не учитывающих постоянного формирования новообразований, в основе которого лежат динамичные, меняющиеся критерии, знаменующие собой переход из области адаптации, выход за пределы ситуации в пространство развития человека.
В отечественной психологии значительный вклад в развитие проблем мышления был внесен С. Л. Рубинштейном. Последовательно развивая концепцию о психическом как процессе, он выдвигал положение о мышлении как взаимодействии субъекта с объектом, процессуальность которого определяется непрерывностью этого взаимодействия. Исследование процессуальной стороны мышления выступило основной задачей, для достижения которой С. Л. Рубинштейн считал целесообразным абстрагироваться от других аспектов изучения мышления. Именно необходимостью такой абстракции объясняется то, что личностный аспект мышления остался в стороне: «Лишь выяснив сперва собственные закономерности самого процесса мышления... можно затем... определить действие различных личностных факторов» (Рубинштейн, 1958, с. 138). Оставив в центре внимания инвариантную основу мышления - анализ через синтез - основной механизм, обеспечивающий динамизацию, С. Л. Рубинштейн «уходит» от личности. В «Основах общей психологии» он пишет: «При всякой попытке начать построение психологии с учения о личности из него неизбежно выпадает всякое конкретное психологическое содержание: личность выступает в психологическом плане как пустая абстракция»
(1946, с. 676).
Однако этот «уход» от личности был временным, вызванным необходимостью исследования основного инварианта мышления, и в последние годы, развивая планы и задачи исследования мышления, ученый пытается «вернуть» личность в психологию мышления: «ввести личностный аспект (действия, мотивы, способности)», «личность, мотивационный аспект, в нем: не задача сама по себе, не проблемная ситуация сама по себе, ее преобразования выстраиваются в ряд преобразований, а субъект, человек, шаг за шагом ее преобразует» (Рубинштейн, 1966, с. 226).
Воззрения С. Л. Рубинштейна не оставались в течение его жизни неизменными, постоянными. В последней работе, опубликованной уже посмертно, он стремится объединить противопоставление субъекта и объекта, мира и человека, говоря о действующем человеке, порождающем «новую данность нового наличия бытия», опять «„взрываемую" действиями человека». «Своими действиями я непрерывно взрываю, изменяю ситуацию, в которой я нахожусь, а вместе с тем непрерывно выхожу за пределы самого себя» (Рубинштейн, 1976, с. 311). Таким образом, изменяя мир, объективную ситуацию, человек изменяет и самого себя.
С. Л. Рубинштейн, последовательно развивая диалектику взаимодействия человека и мира, продвинулся далеко вперед в понимании единства их развития. Пожалуй, только в настоящее время при развитии представлений о психологических системах, ценностно-смысловой структуре психологической ситуации подробно исследуется их интеграция в становлении новых психологических качеств предметов. «Становление или становящееся соотнесено с тем внутренним в человеке, что, в свою очередь, соотносится с чем-то внешним по отношению к ситуации, входящим и выходящим за ее пределы, это внешнее по отношению к ситуации связано с внутренним по отношению к человеку» (Рубинштейн, 1976, с. 338).
С. Л. Рубинштейн, таким образом, одним из первых понял необходимость для человека выйти из ограничивающего круга адаптации к миру в ходе деятельности и посредством мышления. В его работах прослеживается возможность решения самоорганизующейся природы человека, его мышления как акта действующего человека.
В то же время, нам представляется, что проблема самоорганизации мышления и его динамики, связанная с избирательностью и направленностью, может быть решена в контексте «действующего человека»: «избирает» все-таки не психика, не деятельность, а человек, действующий здесь, сейчас и определенным образом.
В настоящее время становится понятно, что решить проблему избирательности мышления, а вместе с ней и проблему формирования новообразований как основы самоорганизации в контексте теории взаимодействия едва ли возможно. Избирательность является функцией отношения субъекта к объекту, и в этом плане отношение предшествует взаимодействию. К этому приходят исследователи в теории психологических систем (Клочко, 2000).
Литература
Абульханова-Славская К. А. Проблема личности в психологии // Психологическая наука в России ХХ столетия: проблемы теории и истории. М.: Изд-во ИП РАН, 1997. С. 270-374.
Выготский Л. С. Вопросы теории и истории психологии // Собр. соч. В 6 т.
М.: Педагогика, 1982. Т. 1.
Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышления. Киев,
1991. Главная страница http: // rusnauka. ru. narod. Клочко В. Е., Галажинский Э. В. Саморегуляция личности: системный взгляд.
Томск: Изд-во ТГУ, 2000.
Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1999.
Матюшкин А. М. Основные направления исследования мышления и творчества // Психологический журнал. 1984. Т. 5. № 1. С. 9-17. Огородников В. П. Познание необходимости. М.: Мысль, 1985. Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. М.: Педагогика,
1958.
Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1946.
Рубинштейн С. Л. Очередные задачи психологического исследования мышления // Исследования мышления в советской психологии. М.: Прогресс,
1966. С. 224-236.
Рубинштейн С. Л. Человек и мир // Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1976. С. 253-381.
Ярошевский М. Г. Принцип системности // Петровский А. В., Ярошев-ский М. Г. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998.
С. 366-408.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. Психология человека в современном мире. Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 404 с.. 2009

Еще по теме Проблема самоорганизации мышления в работах С. Л. Рубинштейна А. К. Белоусова (Ростов-на-Дону):

  1. Постановка и анализ проблем бытия в трудах С. Л. Рубинштейна Л. И. Рюмшина (Ростов-на-Дону)
  2. Гибкая рациональность поиска смысла (в парадигме деятельностного подхода С. Л. Рубинштейна) С. И. Масалова (Ростов-на-Дону)
  3. А. Л. Журавлев4, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. Психология человека в современном мире. Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные
  4. Ростов-на-Дону
  5. Опыт исследования игрового ДЕЙСТВИЯ А. В. Черная (Ростов-на-Дону)
  6. Детерминанты развития субъектности в подростковом возрасте Т. Н. Скрипкина (Ростов-на-Дону)
  7. Динамика социального интеллекта в юношенском возрасте М. А. Вышквыркина (Ростов-на-Дону)
  8. ФОТОВИЗУАЛИЗАЦИЯ ЖИЗНЕННЫХ СОБЫТИЙ КАК ФАКТОР ОТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ К СВОЕЙ ЖИЗНИ Н. В. Лакосина (Ростов-на-Дону)
  9. ВНЕШНИЙ ОБЛИК В СТРУКТУРЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВРАГЕ И ДРУГЕ НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ В. А. Лабунская (Ростов-на-Дону)
  10. Проблемы экзистенциальной психологии в работе С. Л. Рубинштейна «Человек и мир» А. А. Лиходед (Екатеринбург)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -