<<
>>

Проблема смысла в контексте жизненного пути личности Е. Н. Ермакова (Минск, Беларусь)

Современные изменения социального контекста пробуждают в человеке поиски духовно-смыслового самоопределения. Для современного общества характерен широкий спектр приемлемых ценностных ориентаций и способов поведения, быстрые перемены в образе жизни людей, размывание социальных перегородок, секуляризация общественной и домашней жизни, расширение мировых культурных контактов, уменьшение влияния культурных традиций. Для ацент-ричной культуры эпохи постмодерна характерна ситуация перемешивания в конкретных культурных контекстах как национальных традиций, так и традиций идеологических (когда в едином социокультурном контексте оказываются совмещенными такие аксиологические системы, которые, казалось бы, по определению являются несовместимыми).

Коллаж превращается в постмодерне из частного приема художественной техники в универсальный принцип построения культуры. Все это побуждает нас к расширению рамок понимания и описания таких сложных реалий, как жизнь, ее смысл, жизненный путь человека.

Обсуждаемое в данной публикации исследование осуществлялось в рамках проведения психотерапевтических групп для родителей, воспитывающих детей с тяжелыми соматическими заболеваниями. Эта работа связана с постоянным соприкосновением с внутренним миром Другого, который переполнен тревогой, чувством беспомощности, отчаянием, самообвинением, интенсивным страхом смерти. Продуктивно жить в такой ситуации возможно, лишь обретя смысл -смысл жизни и смысл смерти, которые неразрывно связаны. Независимо от того, задумываются ли родители о смысле своей жизни, они постоянно отвечают на этот вопрос своими действиями. Речь идет не о смысле жизни вообще, а о смысле именно «своей» жизни, что требует от человека большого мужества. «Я понял, что мой вопрос о том, что есть моя жизнь, и ответ: зло, - был совершенно правилен. Неправильно было только то, что ответ, относящийся только ко мне, я отнес к жизни вообще: Ответ «жизнь зла и бессмысленна» - относился только к моей жизни, а не к жизни людской вообще», - писал Толстой в своей «Исповеди». Иметь смысл жизни - значит стремиться воплощать свои интенции в каких-то конкретных поступках, переживаниях, мыслях. Поиск смысла возникает по мере необходимости. Человек ищет смысл, когда мир вокруг перестает быть для него контролируемым и безопасным. Этот поиск связан с ответами на вопросы «зачем?», «ради чего?». Роль терапевта в этом процессе часто заключается в том, чтобы помочь и детям, и родителям выбрать свое призвание, в котором они обретут смысл. Смысл жизни может быть связан с интересом к самым разным вещам, в идеале он включает целую совокупность стремлений, некую интегральную целостность. Сверхсмысл, в свою очередь, связан со смыслом всего мироздания. Смысл бытия непознаваем и превосходит то, что может быть познано. Как писал Блез Паскаль: ветка никогда не сможет понять смысл самого дерева. Вера в сверхсмысл имеет исключительное психотерапевтическое и психогигиеническое значение. Для такой веры нет ничего бессмысленного. Однако порой интерес в силу обстоятельств концентрируется на одной какой-либо сфере жизни, и она становится смыслообразующей. Это может быть и борьба за жизнь и здоровье ребенка, и помощь другим детям и родителям, и труд, и творчество, и любовь, которая помогает не только бороться за жизнь ребенка, но и обеспечивать для него, насколько это возможно, высокое качество жизни и многое другое.

Высокая вероятность утраты ребенка, мысли о смерти, столкновение с ней в своих переживаниях - это тот толчок, который побуждает родителей к осознанию смысла собственной смерти. Смерть - один из самых важных контекстов осмысления жизни. Это длительный и болезненный путь и его иллюстрацией может быть то, как на его протяжении изменяются у родителей «метафоры смерти». Пытаясь не замечать смерть, мы лишаем себя возможности понять, что она является самой большой нашей потенциальностью. Как ни парадоксально это звучит, жизнь приобретает смысл только благодаря своей конечности. С. Л. Рубинштейна очень глубоко и личностно говорит об этом: «Факт смерти превращает жизнь человека не только в нечто конечное, но и окончательное. В силу смерти жизнь есть нечто, в чем с известного момента ничего нельзя изменить. Смерть превращает жизнь в нечто внешне завершенное и ставит, таким образом, вопрос о ее внутренней содержательности. Она снимает жизнь как процесс и превращает его в нечто, что на веки вечные должно остаться неизменным. Жизнь человека в силу факта смерти превращается в нечто, чему подводится итог. В смерти этот итог фиксируется. Отсюда и серьезное, ответственное отношение к жизни в силу наличия смерти. Для меня самого моя смерть - это не только конец, но и завершенность, т. е. жизнь есть нечто, что должно не только окончиться, но и завершиться, получить в моей жизни своей завершение... Таким образом, наличие смерти превращает жизнь в нечто серьезное, ответственное, в срочное обязательство, в обязательство, срок выполнения которого может истечь в любой момент. Это и есть закономерно серьезное отношение к жизни, которое в известной степени является этической нормой» (Рубинштейн, 2003, с. 81-82).

В рамках психотерапевтической группы обретение смысла начинается с анализа жизненного пути. Основополагающим в этом плане является понимание Рубинштейном человека как субъекта, который проявляется в отношениях с другими людьми и с миром. Можно говорить о том, что экзистенциальное «существование есть со-бытие» проявляется в концепции С. Л. Рубинштейна в полной мере. Человек не может быть без мира и нет мира без человека. Жизненный путь для Рубинштейна - не сумма жизненных событий, отдельных действий, продуктов творчества. Жизненный путь - это целостное, непрерывное явление, и каждый человек, по мнению Рубинштейна, имеет свою собственную историю и даже становится личностью именно потому, что имеет свою жизненную историю (Рубинштейн, 2008, с. 643). Изучение жизненного пути личности неотделимо от изучения личностной организации времени. Именно в личности сходятся воедино прошлое, настоящее и возможное будущее. Личность нельзя рассматривать как продукт прошлого опыта, так как опыт становится предметом отношений и меняет свой вклад в личность. В этом контексте становится актуальным исследование психологической составляющей событий, которые являются значимыми в структуре жизненного пути. В сущности, жизненный путь складывается из событий значимых, т. е. имеющих личностный смысл. В. Франкл подчеркивал, что человек может найти смысл в своем прошлом, настоящем или будущем. Современные тенденции к рассмотрению жизненного пути, например нарративный подход, предлагают понимание его как истории, которая «имеет начало, продолжение и конец или ощущение конца», т. е. отмечается специфика временной организации жизненного пути, когда история жизни начинается в прошлом, разворачивается в настоящем и проецируется в будущее. На первом этапе исследования нами использовался метод «Линия жизни», предлагаемый В.

В. Нурковой для исследования жизненного пути и жизненных сценариев. Суть его заключается в следующем: испытуемому предлагалось на бланке со шкалой от +5 вверх и до -5 вниз изобразить «линию своей жизни», отмечая на ней события своей жизни, при этом оценивая их относительно предлагаемой шкалы как положительные (движением вверх) и как отрицательные (вниз). Потом мы предлагали продолжить эту линию в будущее, отражая на ней события, которые испытуемый предполагает или желает видеть в своем будущем, при этом не оговаривалось, до какого именно периода необходимо рисовать. Также использовался тест СЖО Д. А. Леонтьева. Для оценки временных характеристик жизненного пути мы выбрали следующие показатели: отношение событий будущего к общему числу событий -показатель, отражающий временную ориентацию личности, а также базовую смысложизненную ориентацию на будущее (при значении показателя выше 0,5); оценка точки настоящего момента, как положительной или отрицательной, с указанием точного значения по шкале; показатель отношения количества событий прошлого к количеству событий будущего, который также оценивает временную ориентацию личности, (при 0,5 и выше - на прошлое, ниже 0,5 - на будущее). Далее все участники исследования (56 человек) распределились по 2 группам: с преобладающей ориентацией на прошлое и с преобладающей ориентацией на будущее и проводилось сопоставление этих результатов с результатами, полученными при помощи теста СЖО Д. А. Леонтьева. Было обнаружено, что показатель «осмысленность жизни» значимо положительно коррелирует с показателем отношения количества событий будущего к общему числу событий. Важными моментами жизни человека являются так называемые «поворотные этапы» жизни, поскольку «показывают» историю формирования личности, становление собственно человека. Эти поворотные этапы Рубинштейн называет «событиями»: «В ходе этой индивидуальной истории (истории жизни) бывают и свои «события» - узловые моменты и поворотные этапы жизненного пути индивида, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется дальнейший жизненный путь человека» (Рубинштейн, 2008, с. 643). Т. е. человек может изменить собственную историю с помощью своих поступков, действий.

Однако жизненный путь человека не сводится к его биографии, ибо история жизни человека состоит не только из событий или поступков, но она включает в себя и внутренние психические структуры, изменяющие саму личность, которая, согласно представлениям С. Л. Рубинштейна, и является субъектом своего жизненного пути, активным творцом своей жизни. Внутреннюю жизнь человека следует рассматривать как психологическую составляющую жизненного пути. Она не только отражает реальные события, но и сама является субъективной реальностью - духовная жизнь и духовная биография может быть не менее содержательной и значительной, чем объективная картина жизни. Именно поэтому в жизнеописаниях выдающихся людей их духовная жизнь часто выдвигается на первый план. Так биографы Канта обращают внимание на контраст между драматичной историей мысли философа и монотонностью его частной жизни. Нельзя в этой связи не упомянуть мнение В. Н. Дружинина, согласно которому изучение жизненного пути личности относится к уровню изучения уникальной индивидуальности и это требует от исследователя осторожного подхода к анализу полученных результатов, чтобы за выявлением общих закономерностей не проглядеть индивидуальность. В связи с этим он и рекомендует в качестве наиболее адекватных методов исследования в таких случаях установление сходств (построение размытых классификаций) и анализ отдельных случаев. Поэтому на втором этапе исследования мы и использовали качественный анализ результатов работы участников группы при работе с методикой «Жизненный путь» (методика рисуночных метафор В. А. Соломина). В данном задании рисунок путника на дороге рассматривается в качестве метафоры жизненного пути рисовавшего. Последующее обсуждение помогает осознать собственные цели, препятствия, ресурсы и возможности, соотношение внутренней и внешней (событийной) жизни, собственные ценности, значимость прошлого, настоящего и будущего. Цель экзистенциального консультирования - не изменить клиента, а увидеть, что есть в его жизни такого, что он хочет или не хочет изменить, помочь человеку лучше разобраться в своей жизни, лучше понять те возможности, которые она предоставляет, и границы этих возможностей. В связи с этим обязательна включенность психолога в жизненный контекст клиента.

Именно в личности сходятся воедино прошлое, настоящее и возможное будущее. Личность нельзя рассматривать как продукт прошлого опыта, так как опыт становится предметом отношений и меняет свой вклад в личность. В этом контексте становится актуальным исследование психологической составляющей событий, которые являются значимыми в структуре жизненного пути.

Оказалось, что на первом этапе исследования, когда задача выделения жизненных этапов была заявлена непосредственно, более половины участников исследования выделили их, ориентируясь на существующие в обществе социальные представления о том, на какие этапы должна делиться жизнь (детство, юность), либо опирались на социально заданные внешние ориентиры, преимущественно деятельного характера (детство до школы; школа, армия, поступление в техникум, вуз и т. п.). Когда же на втором этапе эта задача присутствовала лишь имплицитно, результат оказался иным: примерно 25% участников исследования выделяли этапы своей жизни, ориентируясь на события социальной, эмоциональной жизни (встреча или расставание со значимым человеком, дружба, брак, рождение детей). Такое же количество испытуемых делили свою жизнь на этапы, ориентируясь на свой личностный рост («научился читать», «написал первое стихотворение», «впервые остался с младшим братом один»). Около 10% участников ориентировались на такие события, как переезды из города, переход в другую школу, и еще 10% не выделяли какие-либо этапы вообще. И только мене 15% участников по-прежнему опирались на социально заданные ориентиры. Выделение этапов остальными испытуемыми носило хаотичный характер. Франкловская антропология рисует человека целиком и полностью проникнутым стремлением к смыслу, в котором он обрел бы наполненность, сообразную его сущности. Это делают возможным для человека две его основные духовные способности: к самодистанцированию (созданию некоторой дистанции по отношению к себе и своим, порой парализующим чувствам, благодаря чему становится реальным некоторое обращение с самим собой) и к самотрансценденции (выходу, прорыву к другому и другим). Если проанализировать различия в восприятии жизненного пути на разных уровнях сознания, то очевидной становится существенная разница. Высокий контроль сознания побуждает человека преимущественно ориентироваться на бытующие в обществе представления о себе и своем жизненном пути, на социально принятые ориентиры. Однако на более глубоком уровне человек реагирует не на социально заданные представления, а на экзистенциальные переживания. Так, у всех участников группы в рисунках так или иначе отображались все события, представляющие угрозу для жизни собственной или значимого человека (болезнь, авария, возможный конец жизни), рождение ребенка, насилие со стороны других лиц. Наиболее ярко были представлены все события, связанные с сильными эмоциональными переживаниями, особенно отрицательными, а в некоторых случаях - моменты личностно значимые, являющиеся этапными в личностном развитии. Так, например, у одного из участников группы в рисунке присутствовал «период, когда я начал понимать все иначе».

Литература

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2008. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2008.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. Психология человека в современном мире. Том 3. Психология развития и акмеология. Экзистенциальные проблемы в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии. Ру-бинштейновские традиции исследования и экспериментатики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Проблема смысла в контексте жизненного пути личности Е. Н. Ермакова (Минск, Беларусь):

  1. А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск., 2011
  2. Эталонный образ специалиста как компонент акмеологической культуры личности Е. И. Сутович (Минск, Беларусь)
  3. Часть 2 ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
  4. Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с., 2010
  5. ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ: ЦЕННОСТНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И. В. Полякова (Смоленск)
  6. ОТРАЖЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ В ОБЫДЕННОМ СОЗНАНИИ: ВОЗРАСТНОЙ АСПЕКТ А. В. Микляева (Санкт-Петербург)
  7. К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЖИЗНЕННОМ ПУТИ КАК ХАРАКТЕРИСТИКИ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ* Н. А. Лызь, А. К. Прима (Таганрог)
  8. Концепция телесности в медицине и психологии здоровья Ю. Г. Фролова (Минск, Беларусь)
  9. Роль символической функции сознания в становлении субъектности А. М. Поляков (Минск, Беларусь)
  10. ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО Председателя Исполнительного комитета - Исполнительного секретаря Содружества Независимых Государств С.Н. Лебедева участникам международной научно-практической конференции «Беларусь и Россия в европейском контексте: проблемы государственного управления процессом модернизации»
  11. Особенности системы жизненных смыслов осужденных
  12. Истоки и жизненный смысл мировоззрения
  13. Структура представлений о жизненном пути
  14. ПРИВЕТСТВИЕ УЧАСТНИКАМ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «ИНФОРМАЦИОННО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ И ВОСПИТАТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: НАЦИОНАЛЬНЫЙ И ГЛОБАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ» ОТ НАЦИОНАЛЬНОЙ КОМИССИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПО ДЕЛАМ ЮНЕСКО Генеральный секретарь Национальной комиссии Республики Беларусь по делам ЮНЕСКО Е.И. Красовская
  15. Ракурсы анализа представлений о жизненном пути
  16. СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО РОССИЯ - БЕЛАРУСЬ В КОНТЕКСТЕ МОДЕРНИЗАЦИИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Я.С. Яскевич
  17. ИМПЕРАТИВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ А.Е. Дайнеко
  18. Вехи жизненного и творческого пути
  19. Основные вехи жизненного и творческого пути
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -