<<
>>

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СРЕДСТВАМИ НЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


А. И. Белкин (Самара)
Значение понятий «идентификация», «идентичность» в составе философского и психологического знания несколько видоизменяется в зависимости от того, в русле какого концептуального подхода они рассматриваются.
Как логическая категория идентичность означает отношение, члены которого тождественны друг другу. В качестве категории метафизики идентичность (тождество) есть характеристика бытия, более фундаментальная, чем различие. Так, для немецкого философа М. Хайдеггера идентичность есть всеобщность бытия.
Всякое сущее тождественно самому себе и всякому другому сущему. Идентичность, таким образом, исключает различие.
Немецкий философ Т. Адорно дезавуирует господствовавшее на протяжении столетий философствование как «мышление идентичности». По его мнению, это мышление систематически игнорирует «нетождественное» - непосредственность существования, не поддающуюся втискиванию в рамки той или иной самотождественной «тотальности». Подобным образом на критике фигуры идентичности построена философия Иного (Другого) у Э. Левинаса. По мнению психоаналитика Ж. Лакана, «Я-идентичность» и «Другой» принципиально неотделимы друг от друга (СЗФ, 1998).
Реабилитации «различия» и демонстрации его первичности перед идентичностью посвящены работы философов постмодернизма Ж. Де-леза «Различие и повторение» и Ж. Деррида «Письмо и различие». Так, Ж. Делез указывает: «различие - не сама данность, но то, посредством чего задается данность» (Делез, 1998, с. 277).
Крупнейший философ «постсовременности» Ж. Деррида считает, что идентичность как знак принадлежности человека всегда адресована множеству получателей. Он пишет о том, что, несмотря на любые усилия, высказывающаяся личность никогда не сможет окончательно зафиксировать смысл, включая смысл собственной идентичности.
Другой видный философ постмодернизма М. Фуко считает, что идентичность формируется дисциплинарной властью, которая появилась в результате нового крупномасштабного регулирования институтов позднего модерна. Техники дисциплинарной власти включают в себя такое применение власти и знания, которое продолжает индивидуализировать субъект, более интенсивно влияя на его тело
(Фуко, 1996).
В. С. Малахов подчеркивает, что «идентичность во всех этих случаях есть горизонт, в котором некоторая личность существует и действует как целое; к этому горизонту индивид может по-разному относиться, но без него нельзя обойтись. Идентичность здесь - характеристика отношения индивида к себе самому, его «самопринадлежность», тогда как в другом контексте идентичность характеризует принадлежность индивида к некоторому коллективу. В соответствии с типом коллектива, с которым идентифицируют себя индивиды, различают политическую, национальную, идеологическую, этническую, культурную идентичность. При этом, однако, нельзя забывать, что идентичность в строгом смысле может быть атрибутирована только индивидам и что выражение «коллективная идентичность» всегда нуждается в дополнительных оговорках» (Малахов, 1998, с. 161).
В психологической науке под идентичностью часто понимается чувство непрерывности своего бытия как сущности, отличной от всех других (Райкрофт, 1995).
С. Жижек отмечает взаимосвязь идентичности с идеологией: «идеологическое пространство содержит несопряженные, несвязанные элементы - «плавающие означающие», сама идентичность которых «открыта» и предопределяется их сочленением в цепочки с другими элементами» (Жижек, 1999, с.
93). Собственно имя как таковое - означающее придает идентичность объекту.
Следовательно, идентичность представляет собой характеристику переживания самопринадлежности, уникальности собственного бытия субъекта, которая определяется историческими факторами и формируется через его отождествление с определенными социальными группами.
Особую роль в понимании специфики феномена идентичности как явления дискурсивного, имеющего отношение к символизму в социальном взаимодействии сыграли работы С. Холла и Д. Мида.
Классическое понимание идентичности предложено С. Холлом, который замечает, что идентичности конституируются в рамках репрезентации, а не за ее пределами. При этом подчеркивается отсутствие сущностного «Я», которое впоследствии подвергается выражению или репрезентации. Напротив, субъективность и идентичность «конструируются в рамках дискурса». Нет никакого «единого», «постоянно идентичного себе» субъекта - идентичность всегда нестабильна, фрагментарна и случайна, так как она основана на исключении всего, что является «Другим». Далее автор пишет: «Под понятием „идентичность" я понимаю точку пересечения, смычки, с одной стороны, между дискурсами и практиками, которые „интерпеллируют", говорят с нами или пытаются поставить нас на место в качестве социальных субъектов тех или иных дискурсов, и, с другой - процессами, продуцирующими субъективности, которые конструируют нас в качестве субъектов и которыми можно „говорить"» (Hall, 1996, р. 4).
По мнению Холла, дискурсивные позиции субъекта выступают в качестве априорных категорий, по-видимому некритично принимаемых субъектами. Холл стремится дополнить дискурсивный аспект формирования идентичности соответствующей теорией психических процессов, сопутствующих этому формированию. Однако оба аспекта его понимания идентичности предполагают наличие внешних сил, конституирующих идентичность индивида. Он считает, что вопрос культурной идентичности - это вопрос как «становления», так и «бытия». Культурные идентичности не трансцендентны, а имеют свое происхождение, свою историю, претерпевают постоянные изменения. В современном мире объекты являются также и знаками, а наше отношение к миру вещей имеет не только инструментальный, но и символический характер. В мире, где остро ощущается недостаток всех типов материальных ресурсов, люди, тем не менее, находят способы выражения не только того, что касается поддержания их материального существования, но и определенного ощущения своего символического места в мире, чувства того, кто они есть на самом деле, их идентичностей. По мнению Холла, нужно говорить, скорее, не об идентичности как о чем-то законченном, а об идентификации, рассматривая ее как постоянный процесс (Hall, 1996).
Особый взгляд на сущность и истоки идентичности и идентификации дает нам символический интеракционизм Дж. Мида (Социология, 2001 и др.). По его мнению, Я утверждается только в процессе социального взаимодействия с другими людьми. В понимании Мида, самость - определяющая человеческая способность, которая дает людям возможность осмысливать свою природу и социальный мир. Важную роль в этом процессе играют общение и язык. Социальная жизнь людей основана на обмене символами и принятии социальных ролей.
Для того чтобы наделять значением каждый момент деятельности, человек снабжен трехчастным психологическим механизмом. Он включает: переработанные, нормативные для личности представления о ней других людей; спонтанные ответы на социальные воздействия других; самость, координирующую предыдущие инстанции.
Обмены жестами и словами - важнейшие элементы символического взаимодействия, в процессе которого человек может представить себе результат воздействия символической коммуникации на других людей. В своем воображении человек принимает другие социальные роли и интернализует установки «обобщенного Другого», т. е. установки социальной группы, институциональные нормы. Когда человек занимает определенную позицию в обществе, его поведение определяется ожиданиями других людей в отношении занимаемой им позиции, а не индивидуальными личностными характеристиками.
Мид считал, что самость состоит из двух взаимосвязанных частей. Первая часть «Я-сам» (I) - это субъект, творческий и сознающий, активно вступающий во взаимодействия и меняющий среду вокруг себя. Вторая часть «Я-меня» (Me) - объект, то, что, согласно моему мнению, думают обо мне другие. Как считает Мид, «I» - это ответ человека на отношение к нему других, а «Me» - организованные отношения других, как представляет их себе данный человек. «Ме» более тесно связано с идентичностью, через него мы принимаем себя как объект. Идентификация в данном случае - это процесс называния себя и помещения себя среди социально сконструированных категорий. Центральная роль в этом процессе отводится языку.
По мнению другого видного представителя символического интеракционизма - И. Гоффмана, повседневные взаимодействия людей можно сравнить с театром, когда человек в каждой из социальных ситуаций играет предписанные ему роли. Следовательно, человеческое «Я» расчленяется на множество «представительных образов роли». Понятие «ролевая дистанция» обозначает в концепции Гоффмана отстраненность самого индивида от той роли, которую он исполняет. Гоффман отличает ожидания в отношении социальных ролей, исполнение роли и привязанность индивида к своей роли. Для характеристики ролевой дистанции вводятся понятия «честный актер», означающее, что человек честно и искренне играет свою роль, идентифицируя себя с нею, и «циничный актер» для обозначения человека, который «играет» и в действительности не идентифицирует себя с ролью. «Я» всегда больше, чем роль, в то же время социальные законы не позволяют актерам отступать от «сценария». Если «Я» хочет извлечь выгоду в некоей сложившейся ситуации, оно должно приспосабливаться к сценарию даже тогда, когда оно руководствуется иными мотивами, не обозначенными на сцене. Большое значение для понимания проблем идентичности имеет также понятие «ролевой конфликт». В этом случае человек играет несколько несовместимых между собой ролей и оказывается в ситуации психологического дискомфорта, когда ролевые ожидания других людей предъявляют к нему противоречивые требования. И. Гоффман пишет, что часто встречается глубокое самоотождествление индивида с конкретной ролью, организацией или группой, что «формирует его самопонимание в качестве человека, который не срывает социального взаимодействия и не проводит социального подразделения, зависящего от этого взаимодействия. Если же случается срыв, то может появиться сомнение в тех самооценках, вокруг которых строилась личность этого индивида» (Гофман, 2000, с. 289).
Представители феноменологической линии в социологии знания П. Бергер и Т. Лукман настаивают на том, что мир человеческой личности двойственен по своей природе. С одной стороны, общество действительно представляет собой систему деперсонализированных взаимосвязей; с другой стороны, в процессе взаимодействия личности сами конструируют общество и создают смыслы своих типизированных схем. В процессе первичной социализации индивид подвергается неконтролируемому воздействию общества, а в процессе вторичной социализации создает собственный мир типизированных образов и действует в согласии с ним (Бергер, Лукман, 1995). Вместе с П. Бергером и Т. Лукманом Гоффман рассматривает идентичность как социально создаваемую, социально поддерживаемую и социально трансформируемую.
Таким образом, исследователи, подчеркивающие дискурсивный характер идентичности, утверждают, что идентичность конструируется в знаково-символическом пространстве. При этом процесс ориентирован, прежде всего, на конструирование психосоциальной идентичности.
Исследователи, изучающие феномен идентичности, выделяют, на основе классических исследований с импользованием опросника «Кто Я?» М. Куна и Т. Маркпортленда, два основных вида идентичности: персональную и социальную. Если первая ориентирована на подчеркивание своих характерологических свойств, то вторая конструируется в зависимости от социально-ролевых функций субъекта. Отождествление индивидуума с теми или иными - личными и социальными - характеристиками его бытия и определяют особенности его идентичности. В исследованиях показано, что преобладающим типом идентичности является психосоциальная или социальная идентичность, так как в эмпирических исследованиях зафиксировано, что основными средствами конструирования идентичности испытуемые выбирают социально-ролевые характеристики (Шибутани, 1998).
Главным средством достижения идентичности ранее служило приобщение к традиционным ценностям. Однако в постсовременном мире происходят процессы «технологической экспансии», влекущие за собой переоценку ценностей и идеалов, принятых в традиционном обществе. На смену традиционализму приходит постсовременная эпоха, которая диктует новые векторы развития человечества. Отдельным направлением психологических исследований становится изучение особенностей конструирования психосоциальной идентичности человека, существующего в условиях информационного общества, тотальной знаковой информационной среды, создаваемой СМИ и Интернетом.
На основе исследования конструирования идентичности средствами неинституциональной изобразительной деятельности мы считаем, что можно говорить о новом виде идентичности - символической идентичности: идентичность, конструируемая знаково-символи-ческими средствами, представляющая собой процесс и результат отождествления субъекта с кодами символических значений и обозначения своего Я в символическом пространстве.
Отличительными чертами символической идентичности являются энтропийность, неопределимость и многозначность. Символическая идентичность наиболее соответствует характеру постсовременного мира, так как она предполагает неоднозначность и неопределимость личности, ее принципиальное несогласие с каким-либо социальными определениями или попытками объективации личностных и социальных свойств. Символическая идентичность, по сути, является феноменологически символической, так как она предполагает доминирование ощущения существования в символическом пространстве над традиционными социально-идентификационными и личностно-идентификационными определениями личности.
При исследовании особенностей идентичности авторов граффити в г. Самара на большой выборке городских граффити (n = 4895) оказалось, что среди граффити доминируют надписи, основной функцией которых является конструирование идентичности (94, 5%).
Основными средствами конструирования персональной идентичности служит обозначение имен (Крис, Витя, Гарик, Блюм, Заг, Валек, Lenin, Diman, А1ех, Zorro), что иногда сопровождается синкретически культурной оценкой персонажа как «своего» («Боня супер!»). Небольшое число граффити связано с изображением человека, лица, либо идентификационных изображений животных: кота, зайца, аиста, коровы и др. Общее число таких граффити среди всех идентификационных граффити (n = 4628) составляет 3,7%.
Конструирование социальной идентичности осуществляется в высказываниях, содержащих социально-идентификационную информацию («Шнурок и Шарик», «мы любим Самару» и др.), а также в высказываниях, являющихся прямыми обозначениями различных социальных групп (Skin, Moscow, Samara, rap, Linkin park и др.), а также с помощью социально-идентификационных символов (звезда, свастика, символы рэпа) и др. Число социально-идентификационных высказываний составляет 3,2%.
Основную массу идентификационных граффити составляют высказывания, конструирующие символическую идентификацию: это знак, подпись автора граффити, которая зачастую имеет причудливую форму и служит средством обозначения себя в знаково-символичес-ком пространстве. Такие высказывания составляют 93,1% среди всех идентификационных граффити.
Таким образом, результаты исследования говорят о том, что граффити в целом представляют собой средство конструирования символической идентичности с помощью знаковых средств. Современная молодежная культура является для молодых людей способом сформировать символическую идентичность и обозначить свою целостность и существование в символическом пространстве.
ЛИТЕРАТУРА
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум,
1995.
Гоффман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Какон-Пресс-Ц, 2000.
Делез Ж. Различие и повторение. СПб.: ТОО ТК Петрополис, 1998. Деррида Ж. О почтовой открытке от Сократа до Фрейда и не только. Минск:
Современный литератор, 1999. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М.: Художественный журнал, 1999. Малахов В. С. Идентичность // Современная западная философия. М.: ТОН-
Остожье, 1998.
Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. СПб.: Восточноевропейский
Институт психоанализа, 1995. Современная западная философия. Словарь. М.: ТОН-Остожье, 1998. Социология / Под ред. С. А. Ерофеева и Л. Р. Низамовой. Казань, 2001. Фуко М. Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. М.: Кас-
таль, 1996.
Шибутани Т. Социальная психология. Ростов-на-Дону: «Город N», 1998. Hall S. Introduction: Who Needs Identity / Hall S., Gay P (eds.). Questions of Cultural Identity. London, 1996.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. Психология человека в современном мире. Том 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 412 с.. 2009

Еще по теме ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СРЕДСТВАМИ НЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

  1. 2. Психологическое воздействие печатными и изобразительными средствами.
  2. Тема 2. Психологические аспекты рекламной деятельности
  3. КОНСТРУИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ОТ АППАРАТА КУЛЬТУРЫ К ИНДУСТРИИ СОЗНАНИЯ Глухов А.П.
  4. СоциАльно-психологичЕский аспект готовности к управленческой деятельности
  5. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРАКТИК КОНСТРУИРОВАНИЯ БЕЛОРУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Давыдик О.И.
  6. ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В АРХЕОЛОГИИ
  7. Саморегуляция учебной деятельности студента: объективно-психологический аспект А. В. Зобков (Владимир)
  8. Тема 4. Развитие знаково-символической деятельности у детей дошкольного возраста1
  9. ЦЕННОСТНЫЕ АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ: ФОРМИРОВАНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Оришева О. Ф.
  10. § 2. Изобразительная деятельность ребенка как показатель уровня его психического развития
  11. Потапова И. А.. Креативные технологии в социальной работе (изобразительная деятельность): учебное пособие, 2009
  12. Леонтьева Анна Алексеевна Психологическое консультирование людей с полиэтничной идентичностью
  13. Тема IV. Психолого-педагогические условия развития сознания субъекта творческого труда в изобразительной деятельности дошкольника
  14. АУБАКИРОВА РАХИЛА ЖУМАТ АЕВНА. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРЕДШКОЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ НА ОСНОВЕ КОНЦЕПЦИИ ТЕХНОЛОГИЗАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА (НА ПРИМЕРЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ), 2016
  15. Очиров Вячеслав Шагжиевич Роль родителей в психологическом сопровождении процесса становления этнической идентичности подростков — выходцев из смешанных браков
  16. Психологический аспект
  17. 2. Психологический аспект
  18. Очироеа Баирма Александровна К проблеме оказания психологической помощи подросткам из этнически смешанных семей в условиях трансформации этнической идентичности
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -