<<
>>

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ КАК КРИТЕРИЙ ДУХОВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА


Л. В. Яссман, О. Ю. Яссман (Хабаровск)
Проблема духовно-нравственного воспитания человека сегодня с новой силой стоит перед обществом и требует принципиально нового методологического подхода.
Другая актуальная задача - сохранение психического и психологического здоровья человека. Таким образом, в одном ряду оказываются дефиниции «духовность», «нравственность», «душевность», «психологическое здоровье», «психическое здоровье». Однако толкование этих дефиниций неравнозначно.
Что мы понимаем под категорией психологическое здоровье, насколько необходимо вводить еще одно понятие и не подменяет ли оно собой уже имеющееся в психологии понятие психическое здоровье? Новый термин «психологическое здоровье» ввели в научный психологический лексикон И. В. Дубровина (Дубровина, 2000) и ее сотрудники. Если термин «психическое здоровье» имеет отношение к отдельным психическим процессам и механизмам, то термин «психологическое здоровье» относится к личности в целом, находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа и раскрывает собственно психологический аспект проблем психического здоровья в отличие от медицинского, социологического, философского и других аспектов. Однако данная дефиниция все еще не имеет своего однозначного содержания. К. Обуховский (Обуховский, 1998) фактором развития психологически здоровой личности считает ее постоянную активную устремленность в будущее, эмоциональность, направленную на решение отдаленной, общественно значимой задачи, творческое преодоление затруднений при обучении.
Мы рассматриваем психологическое здоровье как устойчивую тенденцию личности к духовному развитию, развитию по пути духовной эволюции. Психическое здоровье - это составной элемент здоровья, включающий в себя совокупность психических характеристик, обеспечивающих динамическое равновесие человека с окружающей природой и социальной средой, которое позволяет ему полноценно выполнять социальные функции. Следовательно, психически здоровый человек адаптирован к социуму и может успешно функционировать в нем.
Русская литература всегда размышляла над природой человеческого поведения, стремясь дать ответ на вопросы: зачем человек живет и что есть человек? По-своему отвечали на этот вопрос советские писатели. Несколько поколений атеистически мыслящих советских людей воспитывались на книгах М. Горького, который в пьесе «На дне» дает нам три типа человеческого бытия.
Первый тип воплощает Барон, который говорит о себе: «Знаешь... с той поры, как я помню себя... у меня в башке стоит какой-то туман. Никогда и ничего не понимал я. Мне... как-то неловко... мне кажется, что я всю жизнь только переодевался... а зачем? Не понимаю! Учился -носил мундир дворянского института. а чему учился? Не помню. Женился - одел фрак, потом - халат... а жену взял скверную и - зачем?
Не понимаю... Прожил все, что было, - носил какой-то серый пиджак и рыжие брюки... а как разорился? Не заметил... Служил в казенной палате... мундир, фуражка с кокардой... растратил казенные деньги, -надели на меня арестантский халат... потом - одел вот это... И всё... как во сне.   а? Это.   смешно?»
Второй тип - Сатин. Его кредо: «Человек - свободен...
он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум - человек за все платит сам, и потому он - свободен!.. Всё - в человеке, всё для человека! Существует только человек, все же остальное - дело его рук и его мозга! Чело-век! Это звучит... гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!.. .Хорошо это... чувствовать себя человеком!.. Я - арестант, убийца, шулер... ну, да! Когда я иду по улице, люди смотрят на меня как на жулика. и сторонятся и оглядываются... и часто говорят мне —«Мерзавец! Шарлатан! Работай!» Работать? Для чего? Чтобы быть сытым? (Хохочет.) Я всегда презирал людей, которые слишком заботятся о том, чтобы быть сытыми... Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек -выше! Человек - выше сытости!..»
О третьем типе размышляет Лука: «Есть - люди, а есть - иные -и человеки... Где тут загадка? Я говорю - есть земля неудобная для посева... и есть урожайная земля... что ни посеешь на ней - родит... Так-то вот. (Сатин) Однажды я спросил его: «Дед! зачем живут люди?»... (Стараясь говорить голосом Луки и подражая его манерам.) «А - для лучшего люди-то живут, милачок! Вот, скажем, живут столяры и всё - хлам-народ. И вот от них рождается столяр. такой столяр, какого подобного и не видала земля, - всех превысил, и нет ему во столярах равного. Всему он столярному делу свой облик дает. и сразу дело на двадцать лет вперед двигает. Так же и все другие. слесаря, там... сапожники и прочие рабочие люди... и все крестьяне... и даже господа - для лучшего живут! Всяк думает, что для себя проживает, ан выходит, что для лучшего! По сто лет. а может, и больше - для лучшего человека живут!»»
Может ли Сатин быть носителем психологически здорового человека? Кто он? Арестант, убийца, шулер. Его философия - правда человека, оказавшегося в результате «на дне» человеческого общества. А правда Луки дает человеку перспективу эволюции человечества ради «лучшего человека».
Предназначенный природой человеку путь эволюции - это путь духовного-нравственного развития. Пьер Тейяр де Шарден по этому поводу писал: «Эволюция, признали и допустили мы, - это восхождение к сознанию. Это не оспаривается даже самыми ярыми материалистами или, по крайней мере, последовательными агностиками, гуманистами. Значит, эволюция должна достигать кульминации впереди в каком-то высшем сознании» (Тейяр де Шарден, 1965). По его представлению, человек становится самим собой лишь на ступени рефлексии: «Вершина нас самих, венец нашей оригинальности -не наша индивидуальность, а наша личность, а эту последнюю мы сможем найти в соответствии с эволюционной структурой мира, лишь объединяясь между собой... По образцу Омеги... элемент обретает личность лишь универсализируясь... если мы хотим эффективно содействовать происходящему в нас прогрессу эволюции, мы должны развить «межцентровые» по своей природе силы. И тем самым мы пришли к проблеме любви» (Шарден, 1965, с. 208.).
Только движение человека по пути духовного развития может быть расценено как психологическое здоровье. С. С. Аверинцев вводит в обиход непривычное для философии понятие «совесть», как голос, как «оклик» из глубин человеческих, голос, не связанный с социумом, но умом услышанный и осознанный, совесть как проявление естественного нравственного закона. Человек, услышав этот голос, может послушаться его, но может его и отвергнуть. Человек не подчинен голосу совести безусловно, он свободен в выборе, и эта свобода нравственного выбора есть основа личностного бытия человека, его достоинство и привилегия. «Совесть, - пишет архимандрит Платон (Игумнов), - является естественным духовным даром человеческой тварной природы. Она выступает как врожденная способность видеть, оценивать и переживать события личной жизни в свете нравственных понятий и норм. Совесть - это выражение всего нравственно-психологического функционирования личности, а не какая-то изолированная ее способность» (Аверинцев, 1988, с. 368). Свобода открывает человеку различные возможности. Он может стремиться к святости и богопо-добию, а может пасть в бездну греха. Смерть и жизнь - вот две дороги, открытые человеку. Нравственность - путеводитель по дороге жизни. «Верными и неизменными ориентирами в выборе пути, - по словам архимандрита Платона, - являются нравственный закон, нравственное чувство и нравственное сознание» (там же, с. 325). Архимандрит Платон разъясняет подробно суть этих ориентиров. Реальность естественного нравственного закона, обретаемого во всех людях, признается богословием Православной Церкви. Благодаря естественному нравственному закону признаются фундаментальными правила нравственной жизни человека и общества. Православие признает, что этот закон дан Богом и является достоянием всех людей, он ориентирует каждого человека в выборе добра. «Однако как бы мы высоко не ставили естественный нравственный закон, - пишет архимандрит Платон, - мы должны признать, что он указывает на самый элементарный и обязательный для всех людей уровень нравственности. С точки зрения евангельской этики, мы не можем назвать человека нравственно совершенным, основываясь лишь на том, что он - не убийца, не прелюбодей и не вор... Нравственные нормы и принципы, какими располагает Церковь, никогда не рассматривались в качестве средств научить человека приспособиться к внешним формам поведения. Святые отцы всегда видели в них цель руководства к нравственному совершенству, спасению и обожению» (там же, с. 326). Нравственный закон не может быть выполнен в отсутствии нравственного сознания.
П. В. Симонов (Симонов, 1989) предлагает различать понятия «душевный» и «духовный». Духовность он понимает как стремление к истине, а душевность - как стремление к добру. Таким образом, в основе определения П. В. Симонова положена идея «целеустремленности», которая является одной из характеристик развитой личности. При этом следует подчеркнуть, что стремление к «истине», с точки зрения христианства, является запредельной целью, т. е. лежащей за пределами человеческого бытия. А вот стремление к добру есть стремление к нравственным отношениям с собой, другими людьми, и миром, в котором человек живет. Таким образом, получается, что с точки зрения целостности человека безнравственный человек не может стремиться к истине. Разводя эти понятия, П. М. Ершов связывает духовность со стремлением к высокой цели, а душевность со средствами достижения цели (Ершов, 1990).
За последнее десятилетие в отечественной психологии в работах Б. С Братуся, Ф. Е. Василюка, В. П. Зинченко, В. В. Знакова, Е. И. Исаева, Н. В. Марьясовой, Б. В. Ничипорова, В. И. Слободчикова, Л. В. Яссман и других предпринимается попытка заложить основы духовной психологии как особой формы рационального знания о становлении субъективного духа человека в пределах его индивидуальной жизни. Л. В. Яссман и Н. В. Марьясова (Яссман, Марьясова, 2004) рассматривают духовность личности как устойчивую систему ценностей. Духовность проявляется определенным мироотношением, которое лежит в основе формирования индивидуального образа мира, является базовым компонентом целостной самоактуализирующейся личности, но не перекрывается им, а имеет свое содержание.
В. И. Слободчиков и Е. И. Исаев связывают духовность и нравственность. «Говоря о духовности, - пишут исследователи, - мы имеем в виду, прежде всего, его нравственный строй, способность руководствоваться в своем поведении высшими ценностями социальной, общественной жизни, следование идеалам истины, добра и красоты... Духовная жизнь человека всегда обращена к другому, к обществу, к роду человеческому. Человек духовен в той мере, в какой он действует согласно высшим нравственным ценностям человеческого сообщества, способен поступать в соответствии с ними. Нравственность есть одно из измерений духовности человека» (Слободчиков, Исаев, 1995, с. 334-335).
Анализируя работы А. А. Ухтомского, В. П. Зинченко пишет, что духовность есть устремление, неутоленность, беспокойство, напряженность, энергия, направленныя на поиск истины, духовность - это практическая деятельность, направленная, прежде всего, на переделку самого себя, на создание духовного мира и собственного духовного организма (Зинченко, 2000, с. 79-97.). Понять суть духовности означает ответить на вопрос, что определяет поведение людей. Истинная духовность - это понимание собственной ответственности за поступок. Самым сложным для человека является необходимость свободы выбора между разными ценностями, жизненными концепциями. Поиск истинного пути - это внутренний труд, направленный на познание истины, в конечном итоге, на познание и принятие целостности мироустройства (Бог, сущее, мировой разум...). Духовность - это всегда выбор в пользу свободы выбора на основе высших духовных ценностей в пользу значимости человеческой жизни над «любыми государственными идеалами». Ложная духовность всегда предполагает подчинение, давление внешней силы (человека, идеи) и подавление свободной воли самого человека.
На основе анализа работ Н. Лосского, В. Штерна, А. Маслоу, В. Франкла, Эм. Мунье, М. Бахтина А. Мелик-Пашаев делает вывод о том, что фактически все эти ученые признают существование источника развития, суверенного и «вненаходимого» (выражение М. Бахтина) по отношению к наличной действительности. Принятие этой точки зрения приводит к признанию, что возможный результат развития в какой-то форме, в каком-то плане действительности уже существует. «Тогда процесс развития, - пишет Мелик-Пашаев, - в соответствии с этимологическим значением слова, выступает как развертывание, высвобождение чего-то, существующего в «спеленутом», как бы сжатом до невидимости состоянии. Этим определяется в основном телеологический характер развития, когда его первопричина и есть его цель. Одним из психологических следствий такого понимания становится исходное единство того, что принято различать как мо-тивационную сферу психики - и «собственно способности», т. е. того, чего человек хочет, и того, что он может совершить. А ведущая потребность человека будет заключаться в том, чтобы актуально, в плане наличной действительности, стать именно тем, кем он, и только он, является в потенциальной глубине своего существа» (Мелик-Паша-
ев, 2000, с. 24).
Типологический подход к анализу образа мира мы находим у многих психологов (Б. С. Братуся, Е. Г. Власенковой, Я. В. Голубовой, Н. Ю. Губановой, А. Г. Ивашкина, Л. В. Кравченко, Н. В. Марьясовой и др.). С целью проверки предположения о том, что в зависимости от представления личности о мире и себя в мире можно выделить типы личности: пограничный, социальный и психологически здоровый, духовный, было проведено исследование ценностно-смысловой сферы людей (в исследовании приняли участие 300 человек в возрасте от 20 до 60 человек, с разным уровнем образования, мужчины и женщины).
Для решения этой задачи все полученные данные в ходе проведенной диагностики (тест «Смысложизненных ориентаций» Д. Крамбо, Л. Махолика в адаптации Д. А. Леонтьева, метод предельных смыслов Д. А. Леонтьева, методика «Ценностных ориентаций» М. Рокича в адаптации Д. А. Леонтьева, методика исследования глубины понимания человеком предмета деятельности (ГППД) В. П. Яссман) были переведены в математические показатели. Кластерный анализ данных, проведенный с помощью прикладной программы SPSS 13.0, позволил выделить 3 группы с разным типом личности в соответствии с доминирующими ценностно-смысловыми установками.
Большинство событий отражается в образе мира личности на первом (поверхностном) уровне. Именно на нем происходит фиксация события и первичная обработка эмоциональных впечатлений, полученных в ходе него. На данном уровне происходит отражение событий, которые не требуют достаточно серьезной переработки в сознании, несущие в себе предсказуемые эмоции. Респонденты 2-й и 3-й группы имеют большее количество событий, зафиксированных на данном уровне по сравнению с испытуемыми 1-й группы (ф*эмп = 2,9 (р < 0,05) и 2,7 (р < 0,05) соответственно).
Существенные различия были выявлены также на втором (семантическом, интеллектуальном) уровне (ф*эмп = 2,2 (р < 0,05) и 2,1 (р < 0,05) соответственно) между испытуемыми 1-й группы и представителями двух других групп. На данном уровне происходит формирование отношения к происходящему, когнитивная оценка последствий и перспектив развития жизненных событий и фиксация событий, которые требуют более детального анализа, подключения работы интеллекта к осмыслению его содержания.
На третьем уровне (глубинный, уровень личностных смыслов) происходит отражение событий, требующих включения в процесс осмысления глубинных слоев сознания. Анализ событий на данном уровне происходит через наделение происходящего личностным смыслом, что предполагает достаточно высокий уровень развития личности. У респондентов 1-й группы отражение и обработка событий на данном уровне происходит чаще, чем у испытуемых двух других групп (ф*эмп = 2,1 (р < 0,05) и 1,9 (р < 0,05), соответственно).
Таким образом, испытуемые 1-й группы анализируют происходящие события, актуализируя все три уровня образа мира в отличие от респондентов двух других групп, у которых актуальным является только поверхностный уровень. Данный факт подтверждает ранее сделанное предположение о соответствии актуального уровня образа мира степени осмысления жизненных событий и уровню духовно-нравственной устремленности личности, который также соответствует выводам, сделанным в результате анализа «Метода предельных смыслов», о высокой степени осмысления мира у испытуемых 1-й группы.
Ключевое различие между респондентами выделившихся групп заключается в ценностно-смысловой позиции в отношении мира и себя в мире: от творческой, созидающей у 1-й группы до потребительской в крайнем своем проявлении у 3-й группы. Анализ результатов, полученных с помощью как психологических методик, так и математической обработки, позволил выделить и описать три типа внутреннего мира личности, которые отличаются по своей социальной направленности.
Первый тип - на уровне внутреннего мира личности преобладает ориентация на бытийные ценности, характерны негативное восприятие и оценка действительности, эгоцентрические установки. Второй тип - устойчиво социально адаптированные, психически здоровые люди. Преобладают ориентиры на ценности социальные: развитие, социальный успех, карьеру, благополучие; оценка действительности неустойчиво позитивная, социальная установка. Третий тип - выражена ориентация на духовные, экзистенциальные ценности, устойчивая позитивная оценка и восприятие мира; личностная зрелость свидетельствует о психологическом здоровье.
Нами предложен эволюционный подход к выделению типов людей. Психологическое здоровье выступает как показатель позитивной эволюционной направленности на духовное развитие человека. Психическое здоровье в этом аспекте рассматривается как стадия развития человека с доминирующей направленностью на социальную адаптацию. Самая эволюционно низкая стадия развития («человек приспосабливающийся») - пограничное состояние между психическим здоровьем и психическими отклонениями. Не случайно в третью группу вошли респонденты с низким социальным статусом, безработные, имеющие судимость и т. п.
Таким образом, психологическое здоровье - это высший уровень, особое качественное состояние человека, определяющее степень его эволюционного развития.


ЛИТЕРАТУРА
Аверинцев С. С. О вере и нравственности по учению Православной Церкви.
М., 1991. Этическая мысль: Научно-публицистические чтения. М., 1988. Дубровина И. В. Психическое здоровье детей и подростков. М.: Академия, 2000. Ершов П. М. Потребности человека. М.: Мысль, 1990.
Зинченко В. П. Алексей Алексеевич Ухтомский и психология (к 125-летию
со дня рождения) // Вопросы психологии. 2000. № 4. С. 79-97. Мелик-Пашаев А. А. Мир художника. М., 2000.
Обуховский К. Психология влечений человека // Психология. Киев: Здоровье.
1998.
О вере и нравственности по учению Православной Церкви. М., 1991. Симонов П. В., Ершов П. М., Вяземский Ю. П. Происхождение духовности.
М., 1989.
Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология человека. Введение в психологию
субъективности. М., 1995. С. 334-335. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М.: Прогресс, 1965. С. 204. Яссман Л. В., Марьясова Н. В. Духовность личности. Спецкурс // Учебное
пособие по психологии. Хабаровск, 2004.
<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. Психология человека в современном мире. Том 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 412 с.. 2009

Еще по теме ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ КАК КРИТЕРИЙ ДУХОВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЧЕЛОВЕКА:

  1. ДУХОВНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА
  2. Психологическое здоровье и зрелость личности как цели возрастно-психологического консультирования А. Г. Портнова, М. Г. Иванова (Кемерово)
  3. § 2. Права человека как критерий нравственного измерения политики и государственной власти
  4. Этическая культура как проявление духовно-нравственного становления человека
  5. Хухлаева Ольга Владимировна Поликультурное образование как фактор сохранения психологического здоровья школьников в современной России 1.
  6. Т. П. Короткая ДУХОВНЫЙ опыт КАК ОСНОВА ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОГО СТАНОВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА
  7. Экологические аспекты здоровья п болезней. История развития знаний о влиянии внешней среды на здоровье человека
  8. Другие критерии: междисциплинарность, институты, эволюция и открытые системы
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ И ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ВОСПИТАННИКОВ ИНТЕРНАТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ КАК УСЛОВИЕ ИХ УСПЕШНОГО ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА
  10. Человек как субъект жизнедеятельности и внутреннего психологического мира Т. И. Куликова (Тула)
  11. Глава VIО ЧЕЛОВЕКЕ, О ЕГО ДЕЛЕНИИ НА ФИЗИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА И ЧЕЛОВЕКА ДУХОВНОГО, О ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИИ
  12. Н. Е. Захарова ДУХОВНО-КУЛЬТУРНЫЕ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫЕ КРИТЕРИИ социоприродной ЦЕЛОСТНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ: ЕДИНСТВО АКСИОЛОГИИ
  13. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ПОНЯТИЕ, ОСОБЕННОСТИ, КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ
  14. Здоровье и права человека
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -