<<
>>

8. ПСИХОЛОГИЯ ВОЙНЫ.

По результатам социологических исследований, проведенных нами на вопрос “Стали бы вы воевать за нынешнюю Россию?” - ответили отрицательно 54% респондентов призывного возраста.

29% молодых мужчин не смогли ответить на этот вопрос. И лишь оставшаяся группа сказала “да”.

Любая война, будь то большая или малая, награждает ее участников заболеванием, называемым в психотерапии “посттравматическим стрессом”. И принимать оно может хроническую форму, не отпуская десятилетиями и принося страдания не меньшие, чем во время военных действий.

Всех больных можно разделить на две категории.

Первая - те, кто служил принудительно, то есть в соответствии с законом об обязательной военной службе. Здесь, конечно, превалируют 18-20-летние юноши - участники малых войн (в Афгане, Чечне, Карабахе, Таджикистане и т.д.).

Вторая категория - 25-35-летние добровольцы, на контрактной основе, по своему разуму пожелавшие участвовать в бойне. Это самая большая группа пациентов. Причем большинство из них - сотрудники МВД.

Контрактники - люди, способные почти мгновенно трансформировать профессиональную готовность к борьбе в военную агрессию, усиленную злобой. Но чрезмерно длительное, морально неоправданное ожидание опасности истощало, ослабляло психику солдат и офицеров. Отсюда - приступы неконтролируемой, квазипатологической жестокости. И если не удавалось реализовать свою агрессию против реального противника, то на прицел брались неодушевленные объекты.

По поведению солдат во время боевых действий, а также по их отношению к страху смерти можно выделить две стрессовые ситуации.

Поисковая активность. Мол, стреляйте, я все равно не боюсь, потому что неуязвим. Внешнее отличие этой категории военных - кровь приливает к лицу (то есть “бешеные”, или “краснеющие”). Они страдают манией, которой были больны еще до войны и которая проявилась во время военных действий.

Лишь в сражениях они оживают. Вылечить таких людей весьма трудно. Обычно они идут на рецидив, то есть стремятся во что бы то ни стало вновь участвовать в конфликтах. Как альтернатива - становятся либо преступниками, либо... омоновцами.

Пассивность. Замедленность физических движений, интеллектуальная за-торможенность. Люди не склонны к общению. Наблюдаются спазмы сосудов, отчего кожа бледнеет (“бледнеющие”). Солдаты как бы играют в мнимую смерть, считая себя обреченными.

По прошествии 30 и 50 лет людям все равно снится война. Они ясно видят поле боя, так же кричат и стонут. Но это только на пользу им, поскольку во сне внутреннее напряжение выходит наружу и днем человек чувствует себя гораздо лучше.

В психологии существует метод реабилитации, при котором больной вводится в состояние, в прошлом принесшее ему страдание. Проиграв, проговорив, прочувствовав ситуацию, не вытесненную из подсознания, человек возрождается. То есть во время войны негативное напряжение уходит внутрь (ради самосохранения). В итоге индивидуум не может определить для себя, что же происходит в его голове. Это мучает человека на протяжении жизни. И во время психологических сеансов умудренные жизнью бывшие воины плачут, словно дети, давая выход накопившимся эмоциям, при этом испытывая облегчение.

Поэтому можно выделить (кроме “активных” и “пассивных”) еще и третью группу участников войны, как некий симбиоз упомянутых в предыдущей главе двух стрессовых ситуаций. Эти люди вроде и агрессивны, но во время военных действий страдают и даже плачут (“агрессия со слезами на глазах”). В принципе, с точки зрения сохранения душевного психологического комфорта это наиболее выигрышный вариант, поскольку солдаты очищаются сразу, а не загоняют проблему в подсознание, прикрываясь ложной мужественностью.

Если чеченские боевики на вопрос, что их стимулировало к бойне, отвечают: “Чувство долга за свободную родину и кровная месть”, то бывшие “оккупанты” на приеме у психологов признаются: “О долге речи не было.

Срабатывало только чувство мести за убитых товарищей: они такие же, как и я, и вдруг на моих глазах превращаются в “мясо”...”

На войне смерть оказывает магическое действие на психику, а это приводит к тому, что резко возрастает число людей, которые становятся невольными жертвами: “Пусть я умру, но это поможет сохранить жизнь многим моим товарищам”. (Подобное поведение очень распространено в животном мире, а во время военных действий часто встречается и среди людей).

Как ни парадоксально это звучит, но война способна не только калечить, но и лечить. Лишь в экстремальных ситуациях, а чаще всего именно во время военных действий, отдельные люди избавляются от психических, психологических проблем, комплексов. Не случайно в этот период пустуют сумасшедшие дома: пациенты уходят на фронт больными, а возвращаются зачастую здоровыми (клин клином вышибают).

Войны хороши для “шизоидов”, готовых стать “героическими убийцами” или “лихими генералами”. Для них затишье в военных действиях губительно: возникают бредовые мысли об украденной победе.

Проходит время, и у некоторых участников войны реальные картины битвы улетучиваются из памяти, сменяясь капризным старческим гонором и квазирадостью Победы. Но для большинства ветеранов Победа - это окончание смертоубийства, они стараются как можно реже говорить о войне, не в силах избавиться от жгущей душу памяти о ней. И эта боль (или посттравматический стресс) многих преждевременно сводит в могилу...

<< | >>
Источник: Рамиль Гарифуллин. ОПАСНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЛОВУШКИ Социальные болезни нашего времени 2005. 2005

Еще по теме 8. ПСИХОЛОГИЯ ВОЙНЫ.:

  1. ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
  2. 1. Информационно-психологические войны
  3. 1.1. Политическая психология: место в системе наук, предмет и задачи
  4. История становления социальной психологии как науки.
  5. Глава 10. Становление и развитие клинической психологии
  6. 8. ПСИХОЛОГИЯ ВОЙНЫ.
  7. Геополитическое использование социальной психологии
  8. 1.1.1. История возникновения клинической психологии
  9. 2.2. Развитие этнической психологии в России в xx веке
  10. 3.2. Зарубежная этнопсихология в XIX веке
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -