<<
>>

Результаты

Следует обратить внимание, что большинство гейм-аддиктов - это представители мужского пола (72% мальчиков против 13% девочек). Для сравнения мы объединили мальчиков в группы, которые составили: 1) зависимые мальчики, которые играют в клубах; 2) зависимые мальчики, которые играют дома; 3) мальчики с предрасположенностью к игровой компьютерной зависимости (те, которые по анкете гейм-аддикции набрали 3 и 4 балла); 4) мальчики без гейм-аддикции.

Мы получили различия в уровне развития общего и невербального интеллекта (прогрессивные матрицы Дж. Равена) между подростками с зависимостью (клубные) и без таковой (t эмп. = 3,35; t кр. = 3,5; р < 0,002). Среднегрупповой балл у клубных подростков составил 91,33±11,28, у зависимых подростков школьников - 95,82±10,11, у зависимых учащихся гимназии - 105,76±24,05, данные у предрасположенных к формированию гейм-аддикции школьников и гимназистов - 107±5 и 104,33±28,1 соответственно. Показатели у группы мальчиков без игровой зависимости - 109,56±13,8.

Мы можем отметить, что среди зависимых подростков показатели уровня развития общего и невербального интеллекта ниже, чем у их сверстников, которые либо предрасположены к гейм-аддик-ции, либо не проявляют ее признаков. Отдельно стоит остановиться на данных зависимых учащихся гимназии. Возможно, их более высокие показатели развития интеллекта являются следствием более усиленной учебной нагрузки по сравнению с обычными школьниками.

Анализ среднегрупповых показателей выполнения методики Плутчика - Келлермана - Конте (психологические защиты личности) позволил проследить нам, что показатель общей напряженности психологических защит у клубных подростков выше, чем у представителей других обозначенных нами групп. Ведущими защитами практически во всех группах являются проекция и рационализация. Однако стоит отметить высокие показатели по шкале отрицания у клубных подростков и зависимых школьников, что свидетельствует о стремлении ухода от реальности.

Общение с такими мальчиками представляет собой действие, которое не вызывает у них никаких ощущений, а только «голую» эмоцию - радость, восторг, недовольство. У зависимых учащихся гимназии есть только тенденция к повышенному использованию отрицания. Здесь появлению в полной мере этой защиты, по нашему мнению, мешает социальная обстановка в гимназии, так как там все время учеников привлекают к участию в каких-либо проектах. Поэтому полностью уйти от реальности им не удается. Таким образом, мы можем сделать предварительный вывод о том, что одним из маркеров формирования гейм-аддикции являются средне-низкие показатели общего и невербального интеллекта в сочетании с высокой частотой использования защиты «отрицание».

Сравнительный анализ свойств темперамента также позволил выделить некоторые различия в сопоставляемых группах. Так, клубные подростки имеют достоверно низкие показатели по шкалам эргичности (t эмп. = 0,63; t кр. = 0,85; р < 0,2), пластичности (t эмп. = 0,95; t кр. = 1,32; р < 0,1) и социального темпа (t эмп. = 2,24; t кр. = 2,50; р < 0,01). На основании этого мы можем сделать выводы, что такие подростки характеризуются пассивностью, низким уровнем тонуса (данные по опроснику САН подтверждают это: среднегрупповой показатель активности до игры у клубных мальчиков равнялся 4,41±0,92, а после игры стал равным 5,36±0,74). Также мы можем наблюдать нежелание заниматься умственной работой и вовлекаться в процесс какой-либо деятельности, кроме игровой, склонность к монотонной работе, а также к речевой медлительности и медленной вербализации.

Анализ опросника Леонгарда - Шмишека на выявление типов акцентуаций характера подтвердил наше предположение о том, что гейм-аддикты будут являться акцентуантами по определенному типу. В результате клубные и зависимые подростки показали самые высокие результаты по следующим акцентуациям: тревожный тип, циклотимический тип, демонстративный тип, неуравновешенный тип и экзальтированный тип. Следовательно, портрет зависимого подростка будет выглядеть следующим образом.

Такой подросток будет стремиться к «показушничеству» и работе на публику, у него будет повышенный фон тревожности, склонность к страхам, пугливость, оптимизм его может резко сменяться пессимистическими взглядами, предприимчивость уступать место заторможенности, повышенное настроение вмиг меняться на мрачное. Зависимые подростки легко приходят в восторг при победе и находятся в полном разочаровании от печальных событий. Следует отметить, что эти мальчики более чувствительные и впечатлительные, чем остальные сверстники, и отличаются глубиной переживания событий.

Результаты теста на выявление доминирующих инстинктов позволяют выделить доминирующий инстинкт и типовую принадлежность гейм-аддиктов по сравнению с остальными группами. Группа клубных мальчиков доминирует по эгофильному, генофильному и дигнитофильному типам. Это значит, что для них в первую очередь важнее всего безопасность и собственное здоровье, интересы семьи, сохранение собственного достоинства. Группа зависимых подростков наибольшие результаты показала по шкале доминантного типа. Их позиция в жизни можно выразить словами: «дело и порядок -превыше всего, будет хорошо всем - будет хорошо каждому». Эти данные впоследствии можно будет использовать при составлении блока коррекционных занятий. Интересно отметить результаты по шкале альтруистического типа. По данной шкале все группы, кроме подростков без игровой зависимости, получили низкие значения. Это свидетельствует о том, что у зависимых и подверженных зависимости подростков отсутствует стремление делать добро и проявлять эмпатию или хотя бы понимание к окружающим. Группа подростков с предрасположенностью к формированию игровой зависимости получила по этой шкале максимальный результат.

Заключение

На сегодняшний день проблема гейм-аддикции остается актуальной. В связи с непостоянством мнения, мировоззрения, а также с трудностями при вхождении в мир взрослых подросток наиболее подвержен формированию любых форм зависимости, в частности игровой компьютерной. По результатам нашего исследования, маркерами формирования игровой компьютерной зависимости являются: средне-низкие показатели общего и невербального интеллекта в сочетании с высокой частотой использования защиты «отрицание»; низкие показатели по шкалам эргичности, пластичности и социального темпа; акцентуации по тревожному, циклотимическому, демонстративному, неуравновешенному и экзальтированному типам; доминирование по эгофильному, генофильному и дигнитофильному типам или по доминантному типу.

Литература

Аверин В. А. Психология личности: Учебное пособие. СПб.: Изд-во В. А. Михайлова, 1999.

Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Психологические последствия информатизации // Психол. журн. 1998. Т. 19. № 1. С. 89-100. Бейли Н. Статистические методы в биологии. М.: Изд-во «Мир», 1963. Войскунский А. Е. Групповая игровая деятельность в Интернете // Психол.

журнал. 1999. Т. 20. № 1.

Шапкин С. А. Компьютерная игра: новая область психологических исследований // Психол. журнал. 1999. Т. 20. № 1. С. 86-102.

Шмелев А. Г. Мир поправимых ошибок // Вычислительная техника и ее применение. Компьютерные игры. 1988. № 3. С. 16-84.

Эльконин Д. Б. Психология игры. М., 1978.

Балонов И. М. Компьютерные игры как элемент массовой культуры. http://

gcon.pstu.ac.ru/p edsovet/library/002.htm. Публикации и ресурсы по людологии (науки об играх). http://igrology.ru/

ldlg_pubresources.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. Психология человека в современном мире. Том 3. Психология развития и акмеология. Экзистенциальные проблемы в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии. Ру-бинштейновские традиции исследования и экспериментатики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Результаты:

  1. 9.3. Счастье: и результат везения, и результат борьбы-труда
  2. § 2.2.3. МЕТОДЫ УСТНОГО КОНТРОЛЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОБУЧЕНИЯ Индивидуальный контроль результатов
  3. Результаты
  4. Результаты
  5. Результаты
  6. 3,2 Результаты исследования
  7. ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ
  8. _3.1.2. Цель и результат.
  9. Обсуждение результатов
  10. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  11. Запланированные результаты
  12. ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ
  13. Результаты и их обсуждение
  14. РАССМОТРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -