<<
>>

Результаты

I. Цель первой серии состояла в том, чтобы установить, фиксируются ли характеристики социальной и предметной компетенции в одних и тех же составляющих СЗ. В исследовании принимали участие 68 человек (56 девушек и 12 юношей; возраст от 17,66 до 27,75, Me = 21; возраст девушек от 17,66 до 27,75, Ме = 20,79, возраст юношей от 18 до 25,5, Ме = 21,25).

Диады формировали из незнакомых друг с другом участников исследования квазислучайным образом. Для оценки характеристик социальной компетенции использовали методики диагностики (1) межличностных отношений Л. Н. Собчик -ДМО (модифицированный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири); (2) предрасположенности личности к конфликтному поведению К. Томаса; (3) направленности личности Б. Басса. Опросник ДМО применяли также в модифицированном варианте - в нем давалась оценка партнеру по игре.

Выбор этих методик был обусловлен важной ролью межличностных отношений для достижения успеха в стратегических играх с нулевой суммой (с антагонистическим конфликтом) (Васюкова, 1999). Предметную компетентность участников оценивали по соотношению исходов игрового соперничества, предусмотренных правилами игры; рассчитывали отношение выигрышей к общему количеству сыгранных партий.

Применение процедур классификации различных наборов переменных, оценивающих социальную и предметную компетенцию игроков, выявило устойчивую связь с оценкой предметной компетенции для выраженности независимо-доминирующего типа межличностных отношений (ДМО), выраженности таких стратегий поведения, как «соперничество» и «избегание» (опросник Томаса) и «направленности на взаимодействие» (опросник Басса). Для этих переменных, а также оценки предметной компетенции показана тесная связь с характеристиками СЗ - количеством доменов и их суборганизацией, количеством и характеристиками стратегий, отношениями между компонентами СЗ (критерий Краскалла - Уоллеса, p < 0,01).

Поскольку в отношениях между компонентами проявляются особенности их суборганизации (Александров, Максимова, Горкин, 2008), то эти данные позволяют сделать заключение, что и предметная, и социальная компетенция фиксируются в одних и тех же составляющих СЗ - от базовых компонентов, до их сложных объединений - стратегий и доменов. Важно отметить, что описание этих составляющих выведено исключительно из характеристик последовательности событий на игровом поле, а оценки индивидуально-психологических характеристик получены в независимых от игры процедурах.

II. Цель второй серии исследования - установление сопряженности между характеристиками формирования СЗ у членов диады в связи с их индивидуально-психологическими, поло-ролевыми и антропометрическими характеристиками. Диады игроков подбирали по результатам применения методика измерения гендерной идентичности личности (МИГИ) М. В. Бураковой и В. А. Лабунской, русскоязычной адаптации методики С. Л. Бем (The Bem Sex-Role Inventory). В итоговую выборку было отобрано 98 человек (43 юноши и 55 девушек) в возрасте от 16 до 27 лет (Med = 19,7, Range = 11). Возраст девушек варьировал от 16 до 24 лет (Med = 19, Range = 8), а возраст юношей - от 16 до 27 (Med = 20, Range = 11). Подгруппы юношей и девушек были эквивалентны по возрасту (критерий Колмогорова -Смирнова, Z = 0,974, р = 0,299). Применяли методику диагностики межличностных отношений Л. Н. Собчик (ДМО). У игроков измеряли 16 антропометрических показателей, из которых были отобраны три, наиболее точно соответствующие половой принадлежности индивида (длина правого указательного пальца, обхват правого запястья, ме-жостный размер над передними бугристостями подвздошной кости (crista iliaca)). Предметное доминирование в стратегической игре определяли по количеству выигрышей - проигрышей за все время игры.

Для описания формирования СЗ строили кривые, характеризующие изменение количества составляющих СЗ (компонентов, отношений между компонентами, стратегий, доменов, субдоменов) в процессе формирования компетенции.

Такие кривые строили для групп игроков, различающихся по их индивидуально-психологическим, поло-ролевым и антропометрическим характеристикам, а также по этим же характеристикам их партнеров.

Показано, что кривые научения, характеризующие темп формирования базовых компонентов СИЗ, для испытуемых мужского и женского пола представлены семействами, крутизна которых максимальна для испытуемых с выраженным межличностным и предметным доминированием, и минимальна у субдоминантов, причем у лиц разного пола значения коэффициентов, характеризующих крутизну кривых, различаются. Установлено, что для некоторых групп игроков, выделенных по результатам оценки гендерной идентичности (МИГИ), темп формирования составляющих СЗ может различаться в связи с характеристиками партнера. Так, кривые научения для андрогинных девушек значимо отличаются в ситуации формирования игровой компетенции в диаде с маскулинными или андрогинными юношами, с маскулинными юношами или фемининными девушками, а также с фемининной или андрогинной девушками, в то время как для фемининных девушек таких различий не обнаружено. Такие различия выявлены для характеристик наборов базовых компонентов, их отношений, стратегий, доменов и их организации. Таким образом, у одного и того же индивида в ситуации взаимодействия с партнерами, обладающими различными индивидуально-психологическими и антропометрическими характеристиками, формируется СЗ со специфическими чертами, фиксирующая не только содержание и порядок событий на игровом поле - в предметной области, но и условия социальных взаимодействий, характеристики членов группы, во взаимодействии с которыми происходило формирование компетенции.

III. Цель третьей серии исследования состояла в том, чтобы сравнить соотношение характеристик организации СЗ в стратегической игре у игроков из одной диады, и игроков, входящих в разные диады. Предполагалось, что организация СЗ у игроков из одной диады более сходна, чем у игроков из разных диад. В исследовании принимали участие 98 человек (42 мужского и 56 женского пола, 16-27 лет, медиана возраста - 20 лет), из которых было составлено 49 диад (6 «мужских», 13 «женских», 30 смешанных). Размерность матрицы, содержащей описания СЗ для 98 игроков (32 переменные), снижали с помощью факторизации. Для полученных факторных оценок с помощью многомерного шкалирования строили пространство, в котором возможно определение расстояний между точками/объектами. Сходство СЗ участников оценивали как расстояние между точками, представляющими эти структуры в построенном пространстве. Распределения расстояний для участников, входящих в одну и ту же или в разные диады, сравнивали при помощи непараметрических критериев.

При факторизации исходная матрица характеристик СЗ была сокращена до 7 переменных. Для оценки расстояний между объектами использовали 6-тимерное решение задачи шкалирования. Сопоставление распределений расстояний между точками, представляющими характеристики СЗ для игроков, входящих в одни и те же или в разные диады, показало, что лишь в 20 случаях (10 диад из 49) эти расстояния не различались. Для всех остальных диад «внутриди-адные» расстояния между точками были достоверно меньше «меж-диадных» (критерий Вилкоксона). Случаев обратного соотношения не найдено.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. Психология человека в современном мире. Том 3. Психология развития и акмеология. Экзистенциальные проблемы в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии. Ру-бинштейновские традиции исследования и экспериментатики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко, В. В. Знаков, И. О. Александров. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Результаты:

  1. 9.3. Счастье: и результат везения, и результат борьбы-труда
  2. § 2.2.3. МЕТОДЫ УСТНОГО КОНТРОЛЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОБУЧЕНИЯ Индивидуальный контроль результатов
  3. Результаты
  4. Результаты
  5. Результаты
  6. 3,2 Результаты исследования
  7. ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ
  8. _3.1.2. Цель и результат.
  9. Обсуждение результатов
  10. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
  11. Запланированные результаты
  12. ОБРАБОТКА РЕЗУЛЬТАТОВ
  13. Результаты и их обсуждение
  14. РАССМОТРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
  15. Результаты исследования
  16. 3. Результаты толкования
  17. Результаты стачек.
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -