<<
>>

О связи со-ЗАвисимости с УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬЮ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА Н. Г. Артемцева (Москва)

Рубинштейн отмечал, что у личности есть свое лицо: «Это реальный живой человек из плоти и крови; ему не чужды внутренние противоречия, у него имеются не только ощущения, представления, мысли, но также и потребности, и влечения; в его жизни бывают конфликты» (Рубинштейн, 2000, с.

644). Главная проблема со-зависимого человека - потеря «своего лица», отказ от своих собственных стремлений, желаний, своего жизненного пути. Как явление co-dependence (со-зависимость) было вычленено в психологии сравнительно недавно. Идея и динамика развития зависимости ближайшего окружения от поведения алкоголика, наркомана и др. была замечена еще в конце XIX века. «Поведение, мотивированное зависимостями от других зависимых людей; эти зависимости включают пренебрежение и неприятие собственной личности» - таково определение со-зависимости, принадлежащее National Council of Co-dependence. С нашей точки зрения, оно наиболее полно отражает суть явления. Поясним на примере. Ни для кого не секрет, как много у нас в стране людей, страдающих алкоголизмом. Члены их семей и друзья смутно осознают, что эти пьяницы - ненормальные люди, но все ждут с надеждой того дня, когда страждущий проснется и проявит свою силу воли. В результате сами оказываются втянутыми в зависимость от поведения больного, по сути, человека. Их жизнь, их ценности, их потребности и интересы становятся направленными только на то, как бы исправить близкого человека, как контролировать его поведение. Они страдают и мучаются от таких взаимоотношений, но ничего не могут изменить. Такая трагическая ситуация всегда наступает задолго до того, как они осознают это. Таким образом, алкоголизм в семье помогает возникновению определенной зависимости даже не от другого человека, а от его (другого человека) зависимости от алкоголя. Такая вот опосредованная зависимость и была названа когда-то «co-dependence» (со-зависимость).

До сих пор остается неясным почему «со-зависимость», присутствуя в каждом потенциально, актуализируется в различных ситуациях. Система психологических типов Н. Л. Нагибиной (Нагибина, 2001), в рамках которой проводилось исследование К. В. Дмитриевой (Дмитриева, 2008) под нашим руководством, позволила по-новому подойти к решению этой проблемы. Психотип, согласно автору системы, это устойчивая система индивидуально-личностных особенностей когнитивно-познавательной, ценностно-смысловой и поведенческой сферы человека. Центральное понятие в системе Н. Л. Нагибиной -«доминирующая установка», которая определяет отношение человека к миру и себе, организует генеральную линию развития, а также содержит основной спектр личностных ценностей и мотивов, ориентируясь на которые человек регулирует свою жизнедеятельность. Мы полагаем, что для разных типов личности ситуация, актуализирующая «со-зависимость» будет различной. Иначе говоря, нужна определенная ситуация, запускающая «со-зависимое» поведение. В качестве такого критерия мы избрали степень удовлетворенности потребности личности. Мы полагаем, что неудовлетворенность определенной потребности или потребностей у одного типа личности может выступать в качестве предпосылки формирования «со-зависимости», в то время как фрустрация той же потребности у другого типа личности не приведет к возникновению «со-зависимости», и наоборот.

Мы выбрали именно потребности в качестве некой детерминанты «со-зависимости» по той причине, что у лиц, страдающих «со-зависимостью», структура потребностей находится в хаосе, свои собственные потребности либо игнорируются, либо замещаются потребностями значимого Другого. В типологическом подходе Н. Л. Нагибиной (Нагибина, 2000) психотипы имеют различия в потребностно-мотива-ционной сфере, что дает нам возможность изучать «со-зависимость» именно через призму неудовлетворенности потребностей.

Испытуемые были разделены нами на группы по принципу принадлежности к одному из четырех секторов в системе Н.

Л. Нагибиной с помощью методики «Тело и душа» (Нагибина, Миронычева, 2002). Название сектора соответствует доминирующей ценностно-моти-вационной сфере в структуре личности. Таким образом, мы получили четыре независимые выборки: 1) испытуемые, относящиеся к «артистическому» сектору; 2) испытуемые из «властного» сектора; 3) испытуемые из сектора «познание»; 4) респонденты, относящиеся к «гуманистическому» сектору. Всего в исследовании приняло участие 104 человека, студенты Московских вузов, юноши и девушки.

Степень со-зависимости и ее качество определялось с помощью известного опросника CoDA - общества Анонимных со-зависимых (перевод и адаптация Н. Г. Артемцевой, 1997, 2008). Степень удовлетворенности потребностей определялось с помощью опросника «Потребности или парные сравнения».

У лиц, относимых к «артистическому» сектору, происходит смещение акцента со своего «Я» в сторону личности значимого Другого, вся забота и внимание сосредотачивается на другом, свои собственные дела и проблемы уходят на второй план как менее важные, ценность и значение собственных чувств сведено к минимуму, может возникнуть представление о себе как о человеке, которого не любят. Это можно объяснись тем, что представители «артистического» сектора сильно ориентированы на внешний мир, в межличностных взаимоотношениях могут «раствориться», потерять свое «Я». Поэтому, вероятно, неудовлетворенность межличностных потребностей может привести к стремлению установить, поддержать и сохранить межличностные отношения во что бы то ни стало, при этом самооценка может стать значительно ниже уровня притязаний, отсюда представление о том, что «меня недостаточно ценят и любят».

В то же время неудовлетворенность данных потребностей у представителей сектора «познание» проявит себя в том, что они не будут просить о помощи и одолжениях у других, акцент сместится в сторону своего «Я». Это можно объяснить тем, что представителям сектора «познания» вообще характерна некая отстраненно-созерцательная позиция в отношении других, другие их интересуют скорее в плане познания.

И возможно, при фрустрации межличностных потребностей в ситуации «со-зависимости» им будет свойственно занять интро-вертированную позицию, они попытаются еще больше отстраниться в попытке найти выход из этой ситуации внутри себя.

Фрустрация межличностных потребностей в ситуации «со-зависимости» у лиц, относимых к «властному» сектору, будет выражаться в том, что они станут крайне восприимчивы к чувствам других. Вообще представителям этого сектора присуща высокая сензитивность в отношении других, они «чувствуют» других людей. Вероятно, в ситуации «со-зависимости» при фрустрации межличностных потребностей им будет свойственна высокая чувствительность в отношении настроения значимого Другого.

У представителей «гуманистического» сектора неудовлетворенность межличностных потребностей выразится в том, что они начнут давать советы и указания окружающим, даже когда их об этом не просят. Они займут позицию «над» кем-то, их внимание будет сосредоточено на контроле над значимым Другим. Скорее всего, они возьмут на себя роль контролирующего опекуна, попутно подавляя другого и лишая его психологической автономности. Представителям этого типа присуще стремление сделать близкого человека лучше, чище. Отсюда может возникать желание объяснять окружающим, что они на самом деле думают и чувствуют.

При неудовлетворенности потребностей в признании у людей, представляющих «артистический» сектор, «со-зависимость», вероятно, проявиться в том, что значение и ценность своих собственных чувств сведется к минимуму. Для представителей данного сектора признание, внимание со стороны окружающих представляет высокую ценность, и подавление своих чувств, потеря связи с ними, вероятно, вынужденная мера для данных людей в плане защиты своей самооценки. Главная направляющая в их поведении - стремление опекать окружающих, продиктованное уверенностью в том, что те сами не в состоянии о себе позаботиться, готовность удовлетворять желания и потребности других, даже если они об этом не просят.

Их поведение скорее продиктовано не тем, что люди не в состоянии о себе позаботиться, а соображениями типа: «А я тогда на что?»

У испытуемых, относящихся к сектору «познание», в ситуации «со-зависимости» фрустрация потребностей в признании будет выражаться в том, что они станут навязывать свои идеи окружающим, пытаясь объяснить им, что они на самом деле думают и чувствуют.

У представителей «властного» сектора остро выражена потребность в контроле - этакие контролеры-каратели. Неудовлетворенность данных потребностей у них в состоянии «со-зависимости» будет проявляться в том, что им трудно будет открыто выражать свою точку зрения, в чувстве неловкости при проявлении благодарности со стороны других, в подавлении и снижении значимости своих чувств.

Невозможность удовлетворить потребность в признании представителям «гуманистического» сектора в ситуации «со-зависимости» проявит себя в страхе быть отвергнутым или обиженным, в уверенности, что большинство людей не в состоянии позаботиться о себе, в трудностях открыто проявлять свои чувства и высказывать свою точку зрения.

Результаты эмпирического исследования, предварительно проверенные на отсутствие выраженных асимметрий и выбросов, были подвергнуты корреляционному анализу с помощью программы Sta-tistica 6.0. Мы получили следующие статистически значимые связи:

• для «артистического» сектора - существует положительная корреляция между неудовлетворенностью материальных

потребностей и вопросом опросника CoDA «Я ценю одобрение моих мыслей, чувств, поведения» (г = 0,52, р < 0,05) и вопросом № 13 «Я откладываю собственные заботы и дела, чтобы сделать то, что хотят другие» (г = 0,38, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в безопасности положительно коррелирует с вопросом «Я верю, что большинство людей не способно позаботиться о себе» (г = 0,41, р < 0,05) и «Я пытаюсь предугадать и исполнить желания других до того, как меня об этом попросят»

(г = 0,52, р < 0,05).

Существует положительная корреляция между неудовлетворенностью социальных потребностей и вопросами «Я акцентирую все свое внимание на заботе о других» (г = 0,43, р < 0,05), «Я верю, что большинство людей не способно позаботиться о себе» (г = 0,44, р < 0,05), «Я откладываю собственные заботы и дела, чтобы сделать то, что хотят другие» (г = 0,54, р < 0,05), «Я свожу к минимуму важность и значение моих настоящих чувств» (г = 0,36, р < 0,05) и «Я не думаю о себе как о человеке, которого все любят» (г = 0,37, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в признании положительно коррелирует с вопросом «Я свожу к минимуму важность и значение моих настоящих чувств» (г = 0,43, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в самовыражении положительно коррелирует с вопросами «Я ценю одобрение моих мыслей, чувств, поведения» (г = 0,37, р < 0,05), «Мне сложно осознавать, что именно я чувствую в данный момент» (г = 0,42, р < 0,05) и «Я боюсь своего гнева, но злость так и распирает меня изнутри» (г = 0,37, р < 0,05).

• Для «властного» сектора - в рамках авторитарного сектора не обнаружена корреляция между неудовлетворенностью материальных потребностей и потребностей в безопасности с паттернами «со-зависимого» поведения.

Выявлена положительная корреляция между неудовлетворенностью межличностных потребностей и вопросом опросника CoDA «Я очень восприимчив к чувствам других» (г = 0,67, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в признании положительно коррелирует с вопросами «Я свожу к минимуму важность и значение моих настоящих чувств» (г = 0,73, р < 0,05), «Мне трудно открыто высказывать свою точку зрения и проявлять свои чувства» (г = 0,72, р < 0,05), «Я всегда испытываю неловкость, получая благодарности или подарки» (г = 0,64, р < 0,05).

Обнаружена положительная корреляция между неудовлетворенности потребностей в самовыражении и вопросом «Я очень восприимчив к чувствам других.» (г = 0,69, р < 0,05).

Для сектора «познание» - выявлена положительная корреляция между неудовлетворенностью потребностей в безопасности и вопросами «Я должен быть «нужным», чтобы взаимодействовать с окружающими меня людьми» (г = 0,75, р < 0,05), «Я оцениваю одобрение других выше, чем мое собственное» (г = 0,89, р < 0,05), «Я верю, что большинство людей не способно позаботиться о себе» (г = 0,79, р < 0,05), «Я чувствую себя хорошо, если помогаю другим людям» (г = 0,75, р < 0,05).

Существует положительная корреляция между неудовлетворенностью межличностных потребностей и вопросом № 31 «Я не люблю просить о помощи и об одолжениях» (г-Пирсона = 0,89, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в признании положительно коррелирует с вопросом № 16 «Я стараюсь объяснить другим людям, что они на самом деле думают и чувствуют» (г-Пирсона = 0,84, р < 0,05).

Обнаружена положительная корреляция между неудовлетворенностью потребностей в самовыражении и вопросом № 8 «Я думаю о том, как себя чувствуют другие.» (г-Пирсона = 0,61, р < 0,05), № 24 «Я очень восприимчив к чувствам других» (г-Пирсона = 0,64, р < 0,05).

• Для гуманистического сектора - существует положительная корреляция между неудовлетворенностью материальных потребностей и вопросами «Я оцениваю одобрение других выше, чем мое собственное» (г = 0,49, р < 0,05), «Я стараюсь объяснить другим людям, что они на самом деле думают и чувствуют» (г = 0,52, р < 0,05), «Меня беспокоит, как окружающие меня люди будут реагировать на мои чувства, взгляды, поведение» (г = 0,46, р < 0,05).

Выявлена положительная корреляция между неудовлетворенностью потребностей в безопасности и вопросом «Я крайне терпелив, даже слишком долго оставаясь в дискомфортной ситуации» (г = 0,52,

р < 0,05).

Обнаружена положительная корреляция между неудовлетворенностью межличностных потребностей и вопросами «Я запросто даю советы и указания, даже когда меня не спрашивают» (г = 0,40, р < 0,05), «Я стараюсь объяснить другим людям, что они на самом деле думают и чувствуют» (г = 0,43, р < 0,05).

Неудовлетворенность потребностей в признании положительно коррелирует с вопросами «Я верю, что большинство людей не способно позаботиться о себе» (г = 0,47, р < 0,05), «Я боюсь быть обиженным или отвергнутым» (г = 0,43, р < 0,05), «Мне трудно открыто высказывать свою точку зрения и проявлять свои чувства» (г = 0,39, р < 0,05).

Обнаружена положительная корреляция между неудовлетворенности потребностей в самовыражении и вопросам «Я со всеми соглашаюсь, чтобы нравиться им» (г = 0,43, р < 0,05), «Меня беспокоит, как окружающие меня люди будут реагировать на мои чувства, взгляды, поведение» (г = 0,54, р < 0,05), «Я могу изменить свою точку зрения, чтобы избежать гнева со стороны окружающих» (г = 0,46,

р < 0,05).

Таким образом, выявлено, что для представителей одних секторов фрустрация определенных потребностей коррелируют с «со-зависимостью», в то время как для лиц, относящихся к другим секторам, эти же потребности с «со-зависимостью» никак не связаны. Например, фрустрация потребностей в безопасности у представителей «властного» сектора не связана с проявлениями «со-зависимости», в то же самое время неудовлетворенность данной потребности коррелирует с паттернами «со-зависимого» поведения у представителей «гуманистического», «артистического» сектора и сектора «познания». Для представителей сектора «познания» фрустрация данной потребности в состоянии «со-зависимости» будет выражаться в уверенности, что другие не могут позаботиться о себе самостоятельно; в оценке одобрения других выше, чем свое собственное; в убежденности в том, что необходимо быть «нужным», чтобы взаимодействовать с другими людьми; а также в том, что они будут чувствовать себя хорошо, оказывая помощь другим. У респондентов, относящихся к «гуманистическому» сектору, при неудовлетворенности потребности в безопасности «со-зависимость» выразится в высокой толерантности к различного рода дискомфортным ситуациям, они останутся крайне терпеливыми, доже слишком долго оставаясь в неудовлетворительных условиях.

Тот факт, что для представителей «властного» сектора потребности в безопасности не коррелируют с «со-зависимостью», вероятно, связано с тем, что данным лицам свойственна высокая соревновательность, авантюризм, готовность идти до конца в реализации своих целей, желание быть всегда первым, что, в конечном счете, предполагает готовность идти на риск и сниженное чувство самосохранения. Еще пример - фрустрация материальных потребностей связана с «со-зависимостью» у представителей «артистического» и «гуманистического» секторов, а у представителей «властного» сектора и сектора «познания» данная связь отсутствует.

В перспективе дальнейшего исследования данной темы можно выявить другие факторы, определяющие специфику «со-зависимого» поведения, а также особенность ситуации, которая провоцирует развитие «со-зависимости» у конкретного типа личности. Это позволит составить более полную и точную картину феномена «со-зависимости» и разработать соответствующий инструментарий для решения данной проблемы на практике.

Литература

Артемцева Н. Г. Феномен со-зависимости: типологический подход. М.: Изд-во Моск. ин-та психоанализа, 2008.

Артемцева Н. Г. Феномен и способы коррекции «со-зависимости». Дипломн. раб. МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 1997.

Дмитриева К. В. Взаимосвязь «со-зависимости» и удовлетворенности потребностей у представителей различных психотипов. Дипломн. раб. МГУ им.

М. В. Ломоносова. М., 2008

Нагибина Н. Л. Психологические типы. Системный подход. Ч. 1. М.: Изд-

во Моск. ун-та, 2001. Нагибина Н. Л., Миронычева А. В. Психологические типы. Системный подход.

Тело и душа. Ч. 2. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000. Greenberg G. The Self on the Shelf. State Шауекку of New Уогк Press, 1994. Mellody P., Miller A. W. amp; Miller J. K. Facing Codependence: What It Is, Where It

Comes From, How It Sabotages Оиг Lives. San Francisco, Haгpeг amp; Row, 1989. Whitfield C. L. Codependence: Healing the Human Condition: The New Paradigm

Foг Helping Professionals And People In Recover, Health Communications,

Deerfield Beach, FL, 1991.

<< | >>
Источник: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. Психология человека в современном мире. Том 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, В. А. Барабанщиков, М. И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 334 с.. 2009

Еще по теме О связи со-ЗАвисимости с УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬЮ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА Н. Г. Артемцева (Москва):

  1. О связи со-ЗАвисимости с УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬЮ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЧЕЛОВЕКА Н. Г. Артемцева (Москва)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -