<<

Условия актуализации и развития ответственности как свойства индивидуальности

А. Н. Стражкова (Новосибирск)

Впоследние годы значительно увеличился интерес к проблеме ответственности, возросло количество публикаций, но по-прежнему существует необходимость в конкретизации ряда вопросов, в частности выявлении условий, способствующих актуализации и развитию ответственности как свойства индивидуальности.

С этой целью нами проведено эмпирическое исследование, в котором приняли участие 74 человека в возрасте от 18 до 60 лет (средний -42 года). Данные факторного анализа (n = 74) позволили уточнить нашу позицию в отношении функционирования личностно-характе-рологического паттерна ответственности. Ранее нами были выделены ответственно-независимый и безответственно-зависимый симпто-мокомплексы, актуализирующие тот или иной тип поведенческого паттерна (Стражкова, 2008). За критериальную основу была принята степень выраженности когнитивной зависимости от поля. Было выявлено, что лица с поленезависимым стилем, как с ярко выраженным, так и латентным, демонстрируют более высокий уровень ответственности по сравнению с полезависимыми респондентами. При этом в структуре личности последних был выделен усиленный комплекс защитных механизмов, позволяющий ослаблять возникающие вследствие несфор-мированности мировоззренческой сферы и в случае делегирования ответственности внутриличностные конфликты. Однако подобные выводы демонстрируют лишь основные тенденции, оставляя за пределами интерпретации разнообразие редких и единичных случаев. Скорее всего, соотношение параметров ответственности и полезависимости -поленезависимости точнее будет выражено в виде оси координат, где есть место как частным проявлениям, так и общим тенденциям (рис. 1).

Высокий уровень ответственности

Средневыраженный комплекс МПЗ

Ослабленный комплекс МПЗ

ПЗ

ПНЗ

Усиленный комплекс МПЗ

Средневыраженный комплекс МПЗ

Низкий уровень ответственности Рис.

1. Соотнесенность параметров паттерна «ответственность-безответст-

венность»

В результате проведенного нами анализа с выделением пяти и семи (по принципу «каменистой осыпи») факторов было выявлено, что и в том, и в другом случае главная компонента содержит наряду с выраженным показателем поленезависимости высокие положительные веса темпераментальныххарактеристик (Русалов, 2004): индексы общей адаптивности (ИОАД), коммуникативности (ИКА), интеллектуальной (ИИА) и психомоторной активности (ИПА), скорость интеллектуальных (СИ) и психомоторных процессов (ПИ), эргичность интеллектуальная, коммуникативная; индивидных параметров ответственности (Прядеин, 2007): динамическая эргичность (ДЭ), комплексные гармонические показатели активностной стороны и регуляторно-динамического компонента (РДК) ответственности, а также регуляторность интернальная (РИ), результативность субъектная (РС); рефлексии по шкале отношений с людьми (Пономарева, 2000). С отрицательными весами в первый фактор входят из показателей темперамента индекс общей эмоциональности (ИОЭ), психомоторная, коммуникативная, интеллектуальная эмоциональность; из параметров ответственности динамическая аэргичность (ДАЭ), эмоциональность астеничная (АЭ), регуляторность экстерналь-ная (РЭ), трудности, а также возраст, социальная желательность и комплекс механизмов психологической защиты (МПЗ): регрессия, замещение, гиперкомпенсация, проекция, вытеснение.

Мы видим, что фактор представлен по преимуществу природно-обусловленными психологическими характеристиками и поленеза-висимостью. Можно думать, что такие особенности темперамента, как эмоциональная уравновешенность, активность, стеничность, гибкость, интеллектуальный потенциал и коммуникативные способности, а также поленезависимость и ценность самореализации являются прочным и важным фундаментом для становления и актуализации ответственности. Для субъекта с подобным набором качеств быть ответственным легко и естественно, можно сказать, что он находится в положении заведомо выигрышного старта, осуществляя «регуляцию намеренного действия непроизвольным образом» (Кулагина, 1985, с.

172).

Интересно, что в этом факторе возраст с высоким отрицательным значением коррелирует с поленезависимостью, другими словами, более юный возраст характеризуется независимостью от поля, стремлением к опоре на свои возможности и жизненный опыт в решении важных проблем, отрицанием авторитетов. Однако, как выяснилось, отношение между возрастом и ПНЗ не имеет характера абсолютной линейной зависимости, хотя общая тенденция свидетельствует об уменьшении поленезависимости к периоду поздней зрелости. Это может быть связано либо с особенностями данной выборки, либо со стадиальностью формирования когнитивной зависимости от поля (Шкуратова, 1994). В целом, достаточно убедителен факт связи молодости с высокой активностью, адаптивностью, стремлением к независимости и субъектной реализации. Отсюда, можно согласиться с тем, что своеобразная природная заданность, фундамент, «эскизные тенденции», «базовая личность» (Мотков, 2004) актуализируются в процессе становления индивидуальности, развертываются и закрепляются в ходе усвоения социокультурных ценностей.

Наличие симптомокомплекса, представленного первым фактором, подтверждает наше предположение о том, что поленезависимость способствует селективной ассимиляции ценностей из всего аксиологического арсенала, транслируемого социумом. Апперцептивное различение пространства социальных и социокультурных ценностей позволяет избегать смешения противоборствующих убеждений в своем мировоззрении, в результате чего уменьшается необходимость усиленного функционирования системы МПЗ. Вполне возможно, что поиск своего Я в юном и молодом возрасте обеспечивает большую открытость самому себе. Человек, свободный от иллюзорных представлений о собственной личности, готовый встретиться лицом к лицу со своими желаниями и внутренними противоречиями, способен отвечать за свой выбор, поступки и результаты деятельности. Данный фактор, с нашей точки зрения, на рисунке располагается в правой верхней части оси координат (рис. 1). Ярко выраженная независимость от поля, личностная обособленность, способность к анализу, структурированию информации, опора на личный опыт в решении жизненных задач, ориентация на субъектно-значимый результат, сознательный выбор и обоснование своего жизненного пути, принятие или отторжение ценностей культуры в зависимости от собственного социального и социокультурного опыта способствуют становлению внутренне мотивированной ответственности.

Вполне возможно, что это и есть тип пассионариев, для которых свойственны высокая адаптивность, активность, потребность в самоактуализации, преодолении, способность к изменению окружающего мира и самого себя (Коваленко, 1999). В этой связи думается, что под влиянием жизненных обстоятельств дух пассионарности либо закрепляется в дальнейшей жизнедеятельности, либо с возрастом смягчается и трансформируется в особый вид внутренне мотивированной ответственности.

В процессе дальнейшей факторизации образовалось два значимых фактора. Один из них содержит показатель поленезависимости на уровне тенденции к значимости наряду с высокими положительными факторными нагрузками параметров ответственности, преимущественно социально обусловленных: комплексные гармонические (указывающие на выраженность ответственности) показатели направленности ответственности (НО), мотивационно-смыслового компонента (МСК), мотивации социоцентрической (МС), когнитивной осмысленности, предметной и субъектной результативности (РП, РС), регуляторности интернальной (РИ), показатель шкалы искренности (ИС), а также имеющих природные предпосылки: ДЭ, эмоциональность стеническая (ЭС), с отрицательным значением ДАЭ, АЭ, агармонические комплексные показатели НО, РДК и индекс общей эмоциональности. Кроме того, с высоким положительным весом в фактор входит показатель «шкалы совестливости» (Мельников, Ямпольский) (цит. по: Ильин, 2004, с. 538), свидетельствующий о значительной степени уважения к социальным нормам и этическим требованиям, и шкалы «результат» методики СЖО (Леонтьев, 2000), а также защитный механизм отрицания. Человек активен, эмоционально устойчив, необходимость брать на себя обязательства и ответственность за их выполнение не тяготят такого человека, а даже, напротив, сопряжены с положительно окрашенными эмоциями, т. е. дают ощущение полноты жизни, удовольствия от выполнения ответственных дел, некоего драйва. Социально значимые мотивы: потребность в социальном одобрении, ориентация как на субъектно-личностный, так и на общественно значимый результат - выступают условиями актуализации внешне мотивированной, социально обусловленной ответственности.

«Отрицание может позволить превентивно (с опережением) отгородиться от травмирующих ситуаций» (Грановская, 2007, с. 119), например, в случае обнаружения расхождения между социальными установками и социокультурными ценностями, способного спровоцировать проявление нежелательного эмоционального фона, субъект неосознанно меняет настройку внимания с целью исключения информации из дальнейшей когнитивной переработки. При этом происходит избегание конфликта между внутренне и внешне мотивированной ответственностью. Возможно, с этим же связана отрицательная корреляция с показателем «результат» (СЖО), который, по мнению автора методики, согласуется с прошлым субъекта (Леонтьев, 2000, с. 13).

Характерно, что в одном из вариантов моделей факторного анализа данный симптомокомплекс включает в себя также возрастной параметр с высоким положительным весом, т. е. вследствие социального давления в процессе жизнедеятельности постепенно актуализируются конформистские тенденции. С. Л. Рубинштейн отмечал, что люди часто поступают, ориентируясь на общепринятые нормы, и в этом случае «я сам как внутренняя контрольная инстанция» перестает существовать (Рубинштейн, 2003), поэтому важен «синтез», одновременное развитие персональной и социальной, внешне и внутренне мотивированной ответственности. Невыраженная корреляция компонентов данного фактора с ПНЗ может говорить о нелинейном характере зависимости показателей данного фактора, который может быть расположен в зависимости от степени выраженности ПНЗ в верхнем левом и нижнем правом квадратах оси координат.

Другой фактор характеризуется наличием очень высоких положительных нагрузок по всем агармоническим комплексным показателям ответственности: направленности, мотивационно-смыслового компонента, активностной и регуляторно-динамической сторон ответственности, высокими показателями эгоцентрической мотивации, результативности субъектной, когнитивной осведомленности, экстернальной регуляторности, астенической и стенической эмоциональности, ИОЭ, интернальности в сфере неудач, пассивности (ДАЭ), с выраженными положительными весами параметра «трудности», защитных механизмов: проекции, замещения и регрессии; с отрицательным весом на уровне значимости выступает показатель социальной желательности.

Низкий уровень ответственности, безответственность связаны с поведенческой пассивностью, слабостью формально-динамических компонентов в структуре личности, поверхностном понимании содержания понятия ответственности, эгоцентризмом, наличием трудностей при необходимости отвечать за результаты ответственного дела. Факт положительной корреляции между экстернальной регуляторностью и интернальностью в сфере неудач, положительно и отрицательно окрашенными эмоциями в процессе реализации ответственной деятельности, свидетельствует о наличии установок противоположной направленности, которые и детерминируют усиление функционирования комплекса механизмов психологической защиты. Отсутствие параметра полезависимости - поленезависимости указывает либо на отсутствие связи с данным симптомокомплексом, либо на нелинейный характер зависимости. С нашей точки зрения, опираясь на полученные ранее данные (Страж-кова, 2008), фактор низкой ответственности и выраженных МПЗ локализован в нижней правой части оси координат.

Таким образом, мы приходим к выводу, что при разных условиях актуализируются различные виды ответственности: природные предпосылки, формально-динамические характеристики (высокая адаптированность, активность, пластичность и т. д.) могут быть своего рода каркасом, фундаментом для становления и развития внутренне мотивированной ответственности. Слабость темпераментальных данных может компенсироваться социально значимыми побуждениями, детерминирующими развитие внешне мотивированной, социально обусловленной ответственности. В случае слабости природных данных и недостаточной социальной мотивации имеет место становление личности, демонстрирующей ситуативную ответственность, пассивность, безответственность.

ЛИТЕРАТУРА

Грановская Р. М. Психологическая защита. СПб.: Речь, 2007. Ильин Е. П. Психология индивидуальных различий. СПб.: Питер, 2004. Коваленко М. И. Пассионарность как психологический феномен / Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Издательство СПб.

университета, 1999. http://gumilevica.kulichki.net/debate/Article13.htm

[Электронный ресурс]. Кулагина И. Ю., Жуйков Ю. С., Куль Ю. Мотивация, конфликт и контроль

действия. Вопросы психологии. 1985. № 2. С. 172-173. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентаций. (СЖО). 2-е изд. М.: Смысл,

2000.

Мотков О. И. Природа личности: сущность, структура и развитие. М.: ГУП «Воскресенская типография», 2007.

Пономарева В. В. Психодиагностика рефлексивности как метод социально-психологического исследования управленческой деятельности: Дис. . канд. психол. наук, Ярославль, 2000.

ПрядеинВ. П. Ответственность как предмет психологического исследования. Екатеринбург, 2007.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003.

Русалов В. М. Формально-динамические свойства индивидуальности человека (темперамент). Краткая теория и методы измерения для различных возрастных групп: Методическое пособие. М: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004.

Стражкова А. Н. Личностно-характерологический паттерн ответственности // Личность и бытие: субъектный подход. Материалы научной конференции, посвященной 75-летию со дня рождения члена-корреспондента РАН А. В. Брушлинского, 15-16 октября 2008 г. М.: Изд-во «Институт

психологии РАН», 2008. С. 570-573.

Стражкова А. Н. Поленезависимость как условие селективной ассимиляции ценностей и развития ответственности // Психология когнитивных процессов. Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. Егорова А. Г., Селиванова В. В. (сборник статей). Смоленск: Универсум, 2008. С. 174-181.

ШкуратоваИ. П. Когнитивный стиль и общение. Ростов-на-Дону: Изд-во РГПУ,

1994.

<< |
Источник: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. Психология человека в современном мире. Том 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 412 с.. 2009

Еще по теме Условия актуализации и развития ответственности как свойства индивидуальности:

  1. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  2. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  3. 1.2. Типологии индивидуального стиля педагогической деятельности, его структура
  4. 2.2. Содержание и организация практической подготовки, направленной на становление индивидуального стиля педагогической деятельности будущего учителя
  5. Комментарий 1.1.
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. Условия актуализации и развития ответственности как свойства индивидуальности
  8. 2. ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕСАМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ: КАК ОВЛАДЕТЬЕГО ИСКУССТВОМ
  9. ГЛОССАРИИ
  10. Педагогическая деятельность
  11. СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ И ПОНЯТИЙ
  12. 3.4. Воспитание как возрождение гражданина, человека культуры и нравственности (концепция Е.В. Бондаревской)
  13. ВОСПИТАНИЕ КАК ВОЗРОЖДЕНИЕ ГРАЖДАНИНА, ЧЕЛОВЕКА КУЛЬТУРЫ И НРАВСТВЕННОСТИ(КОНЦЕПЦИЯ Е.В. БОНДАРЕВСКОЙ)
  14. Модель формирования профессиональной культуры будущих юристов на основе контекстного обучения
  15. 2.3. Личностный подход как методологический принцип проектирования этнокультурной системы образования
  16. 1.3 Модель формирования индивидуального образовательного маршрута будущего специалиста в условиях кредитной системы обучения.
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -