<<
>>

ВНЕШНИЙ ОБЛИК В СТРУКТУРЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВРАГЕ И ДРУГЕ НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ В. А. Лабунская (Ростов-на-Дону)

Проблема идентификации человека на основе его внешнего облика, формирования отношения к нему является одной из важнейших проблем на протяжении всей истории человечества.

Одним из первых в отечественной психологии данную проблему поставил С. Л. Рубинштейн в процессе рассмотрения природы и функций выразительного поведения. Включение им раздела о выразительных движениях в учебник по общей психологии придало этой проблеме не только фундаментальный научный статус, но и привлекло внимание многих отечественных психологов к экспрессивному поведению человека, к осмыслению функций внешнего облика и его экспрессивных компонентов в жизни человека. Ряд положений С. Л. Рубинштейна о единстве природного и социального, естественного и исторического в выразительном поведении используются современными исследователями для объяснения многообразия форм экспрессии, противоречивых связей между ними и психологическими особенностями личности.

Особое значение для понимания роли внешнего облика и процессах идентификации личности и формирования представления о ней имеет фундаментальное положение С. Л. Рубинштейна о том, что «выразительные движения не просто лишь внешнее, пустое сопровождение эмоций, а внешняя форма их существования или проявления» (Рубинштейн, 1946, с. 409). Если учесть, что выразительные движения являются неотъемлемым, базовым компонентом его внешнего облика, то вывод о том, что экспрессивное поведение, выразительные движения - это внешняя форма существования внутреннего мира человека, распространяется на весь внешний облик как на системное образование, как на социокультурный, социально-психологический конструкт. Вместе с этим работы С. Л. Рубинштейна позволяют сформулировать вывод о том, что внешний облик - это целостное, личностное образование, в котором зафиксированы как отношение к себе, другому, так и ожидаемые отношения со стороны других людей.

Необходимо также выделить идею Рубинштейна о визуальном статусе выразительного поведения: «воочию представленное и осязаемое данное» (Рубинштейн, 1946). «Видимый человек» становится предметом рассмотрения в контексте проблемы «Я-Другой», так как в концепции С. Л. Рубинштейна представленность экспрессии другому человеку обосновывается социокультурным, психосемиотическим статусом выразительного поведения. Оно всегда дано другому и функционирует главным образом для него: «Мы сплошь и рядом производим то или иное выразительное движение именно потому, что, как мы знаем, оно имеет определенное значение для других» (Рубинштейн, 1946, с. 400).

Исходя из такого подхода к внешнему облику можно утверждать, что последний является важнейшим средством идентификации личности, ее отнесения к определенной группе и входит в состав различных представлений о человеке, в том числе о нем как о Враге или Друге.

В последнее время в связи с усилением роли визуальной культуры и расширением визуальных способов презентации различных аспектов жизни человека отмечается существенный рост интереса к проблеме внешнего облика как средству идентификации и стратификации общества (Белугина, 1999; Ермолаева, 2002; Лабунская; 2005; Рамси, Харкот, 2009). В мире визуальной культуры «позицию Другого», «чужого взгляда», влияющего на формирование внешнего облика, выполняют различные средства массовой информации. Они формируют типы внешнего облика, можно сказать, «видимого человека», а вместе с ними задают параметры образа жизни, соответствующие отношения, состояния, представления о том, как должны «выглядеть Враг и Друг», какой должен быть внешний облик у людей, принадлежащих к различным возрастным и иным группам.

Существуют различные направления исследований, в которых ставилась задача описать типы внешнего облика, иными словами, создать вербальные или визуальные конструкты внешности, направляющие идентификацию и самоидентификацию человека (Валиули-на, 2007; Душенко, 2000; Иванова, 1998; Нестерова-Маликова, 2008; Петрова, 2001; Подковырин, 2007).

Эти феномены анализируются и на страницах изданий, посвященных рассмотрению того, как «dress-, look-, thing-, brand-code» (Красильников, 2006) используются в практиках современной повседневности для определения типа человека. Субъект идентификации, находящийся внутри данной коммуникационной системы, обращается к семиологии различных компонентов внешнего облика. Феномен затруднений в процессе выявления различных компонентов внешнего облика, помогающих процессу идентификации человека с какой-либо группой, наблюдается даже в том случае, когда «вербальный портрет» внешнего облика как методический прием заменяется проективными рисунками

(Иванова, 1998).

К проблеме идентификации Другого как представителя определенной группы обращаются авторы визуальных исследований, подчеркивая зависимость конструирования внешнего облика от «чужого взгляда» (Вайнштейн, 1996). Проблема зависимости идентификации и самоидентификации от «правил чужой игры» постоянно обсуждается в рамках визуальных исследований. В них также акцентируется внимание на проблеме переживания «бытия под взглядом» (см., например, Малви, 2000). Человек, находясь в поле визуальных практик, научается пребывать под взглядом, усваивает предлагаемые «визуальные коды», формирующие и взгляд самого человека, и окружающий его мир, и его жизнь. Особенно преуспели в этом деле так называемые гендерно-ориентированные иллюстрированные журналы. Репрезентируя образы мужественности и/или женственности, они становятся создателями «нового взгляда» или «нового образа» современного мужчины и женщины. Одной из задач этих изданий является формирование идентификационной системы (Вайнштейн, 2000).

Проблема заключается в том, как преодолеть поэлементный анализ внешнего облика человека, зафиксировать его «подвижную» целостность. Одним из решений данной проблемы является обращение к такой особенности внешнего облика, как его соотношение с внутренним миром личности, со стратификационными характеристиками и гендерно-возрастными конструктами.

В гуманитарных науках данная особенность внешнего облика определяется как «выразительность», т. е. способность внешности выразить, «явить другому внутреннее Я». На выразительность внешнего облика как на одну из основных ее онтологических особенностей обращал внимание также С. Л. Рубинштейн.

Для нас важным является то, что на методическом уровне можно преодолеть поэлементный анализ внешнего облика, используя интегральную его характеристику - «выразительность», топографическую структуру - «лицо - тело» и акцентируя внимание на «вещном слое», т. е. на оформлении внешнего облика. На основе этих параметров нами создавалась методика, направленная на изучение представлений о внешнем облике врага и друга (Лабунская, 2009).

Исходя из выше сказанного в наших исследованиях (Лабунская, Буракова, 1998; Лабунская, 2009; Лабунская, Наровская, 2006) внешний облик рассматривается как сложное образование, состоящее из ряда компонентов, отличающихся степенью изменчивости под влиянием естественных и искусственных факторов: 1) устойчивый компонент внешнего облика (индивидно-конституциональные характеристики человека); 2) среднеустойчивый (оформление внешности: прическа, косметика, украшения, одежда) и динамический компонент (экспрессивное, невербальное поведение, сопряженное с состояниями и отношениями личности), взаимодействие между которыми образует пространственно-временную целостность (внешность), выступающую в роли средства идентификации человека, формирования представления о нем и отношения к нему.

На сегодняшний день в социальной психологии и других гуманитарных науках закрепилось представление о Враге и Друге как о базовых, с одной стороны дихотомических, а с другой стороны взаимодополняющих социокультурных конструктах. Данные конструкты представлены в социологических и социально-психологических понятиях «Мы» и «Они», «Свои» и «Чужие». Они отражены в философских определениях Другого как иного, враждебного, чуждого, а также в трактовках Другого в качестве значимого, преобразующего, диалогического «Ты» (Бахтин, 1986; Бубер, 1993; Рубинштейн, 2003).

В ряде работ, связанных с историко-культурным анализом образов, представлений о Другом как Враге или Друге, акцентируется внимание на том, что идентификация человека, группы в качестве Врага или Друга приводит к различным оценкам и характеристикам внешнего облика. Анализ работ показывает, что Враг всегда наделяется отрицательными характеристиками внешнего облика, а Друг - положительными. Так, А. К. Якимович (Якимович, 2003) пишет о том, что Враг рассматривается как «недочеловек», наделенный звериными чертами внешнего облика (рога, козлиная борода, ослиный хвост). В плакатных изображениях «врагов народа» наделяют почти нечеловеческими, чудовищными чертами, тучным и жирным до омерзения нездоровым телом, признаками слабоумия (низкий лоб, нос пьяницы, безумные глаза), а герои и друзья изображаются на плакатах и картинах красиво сложенными, здоровыми и крепкими людьми (Плаггенборг, 2000). Исходя из этих работ, а также из выше приведенной трактовки внешнего облика можно сформулировать предположение о том, что в представления о внешнем облике Врага и Друга входят эстетические оценки различных компонентов внешнего облика, суждения о его выразительности как соответствии/несоответствии внутреннему миру человека, оценки привлекательности внешнего облика, его соответствия гендеру, возрасту, статусу и т. д.

С целью определения различий в представлениях о внешнем облике Врага и Друга были использованы анкета: «Идентификация Другого как Врага или Друга», разработанная совместно с Д. Н. Ту-линовой (Тулинова, 2005) и опросник: «Оценочно-содержательная интерпретация компонентов внешнего облика» (см. подробнее: Ла-бунская, 2009).

Эмпирическим объектом исследования выступили 180 человек (100 женщин и 80 мужчин), которые были отнесены к трем периодам жизни: юность, молодость и зрелость (в проведении исследования принимала участие Д. Н. Тулинова)

С целью осуществления сравнительного анализа представлений о внешнем облике Врага и Друга был применен метод сравнения парных показателей оценки компонентов внешнего облика Врага и Друга по t-критерию Стьюдента.

В результате было установлено, что представление о внешнем облике Врага значимо отличается от представления о внешнем облике Друга. Респонденты оценивают лицо и фигуру (физический облик) Врага как более некрасивые, неизящные, непривлекательные, заурядные и нездоровые (t = -17,991). Участники исследования считают, что оформление Врагом своего внешнего облика, его прическа, одежда, украшения значимо менее красивые, привлекательные, притягательные и оригинальные (t = -15,069), чем у Друга. Они оценивают выразительное поведение Врага (жесты, мимику, походку, взгляд и т. д.) по сравнению с экспрессивным внешним обликом своего Друга как значимо более неуклюжее, негармоничное, невыразительное, искусственное, статичное и типичное (t = -17,308). Участники исследования считают, что внешний облик Врага по сравнению с внешним обликом Друга менее соответствует возрасту Врага (t = -15,599), еще менее соответствует его гендеру (t = -17,207) и профессиональным ролям (t = -16,130). Внешний облик Врага, по мнению респондентов, в меньшей степени по сравнению с внешним обликом Друга выражает его истинные чувства (t = -15,756). Участники исследования интерпретируют Врага как менее удовлетворенного своим внешним обликом

(t = -7,402).

В целом физические, социальные и экспрессивные компоненты внешнего облика Врага оцениваются как некрасивые, непривлекательные, негармоничные, невыразительные и не соответствующие его истинным чувствам. Участники исследования считают, что внешний облик Врага недостаточно соответствует его гендерно-возрастным характеристикам и профессиональным ролям, что проявляется в непривлекательности его внешнего облика для противоположного пола, в не всегда ясной гендерной принадлежности его внешнего облика («не поймешь, то ли мужчина, то ли женщина»), в том, что Враг выглядит старше, чем большинство людей его возраста. Удовлетворенность Врагом своим внешним обликом оценивается респондентами более позитивно, поскольку данные особенности внешнего облика могут интерпретироваться как проявление самовлюбленности и нарциссизма Врага.

Физический, социальный и экспрессивный компоненты внешнего облика Друга интерпретируются участниками исследования как красивые, привлекательные, гармоничные, незаурядные, выражающие его истинные чувства и отношения. Внешний облик Друга, по мнению респондентов, соответствует его гендерно-возрастным и профессиональным ролям, что выражается в высокой степени сексуальности и привлекательности внешнего облика Друга для противоположного пола, в четкой гендерной принадлежности его внешнего облика, в сохранении привлекательности внешнего облика с течением времени. Удовлетворенность Другом своим внешним обликом оценивается респондентами несколько ниже, чем другие особенности внешнего облика Друга, что трактуется нами как адекватная, одобряемая степень самовлюбленности Друга.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что на этапе юности превалирует представление о Враге как о неискреннем, эгоистичном, подозрительном, зависимом, недовольном своим внешним обликом человеке. На этапе молодости преобладает представление о Враге как об авторитарном, доминирующем, самовлюбленном, внешне недостаточно привлекательном человеке. На этапе зрелости Враг представляется авторитарным, эгоистичным, агрессивным, имеющим некрасивый, непривлекательный внешний облик, который практически всегда скрывает его истинные чувства. На этапах юности и молодости преобладает представление о Друге как о внешне привлекательном, искреннем человеке, с позитивным (амбивалентным) отношением к другим. На этапе зрелости превалирует представление о Друге как о человеке в высокой степени добросердечном, альтруистичном, дружелюбном, обладающем красивым и привлекательным физическим, социальным внешним обликом, гармоничным экспрессивным поведением.

В результате проведенного исследования было также установлено, что, чем интенсивнее выражен комплекс негативных отношений в представлениях о Враге, тем выше уровень маскулинизации образа Врага и тем ниже оценка характеристик его внешнего облика.

С течением жизни изменяются представления о внешнем облике Врага. К периоду зрелости внешний облик Врага наделяется более негативными оценками, чем на предыдущих этапах жизненного пути.

В представлениях о Друге преобладают позитивные отношения, в соответствии с ними повышается уровень феминизации образа Друга и степень позитивности оценок различных компонентов и характеристик его внешнего облика. Чем старше становится человек, переходя с одного этапа жизненного пути на другой, тем все более и более позитивными становятся оценки внешнего облика Друга. В целом внешний облик Друга воспринимается как аутентичный, выражающий переживаемые чувства, как соответствующий

гендеру.

Таким образом, полученные результаты подтверждают ряд теоретических положений, сформулированных в культурологических работах, а именно тезис об априорно негативном представлении о внешнем облике Врага. Полученные данные согласуются также с зарубежными и отечественными социально-психологическими исследованиями, в которых сделан вывод о взаимосвязи системы отношений личности и оценок ее внешнего облика.

Литература

Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986.

Белугина Е. В. Исследование внешнего «Я» личности в контексте психологии общения // Психологический вестник РГУ. Ростов н/Д.: Изд-во Рост. унта, 1999. Вып. 4. С. 293-298.

Бубер М. Я и Ты. М.: Высшая школа, 1993.

Вайнштейн О. Розовый роман как машина желаний // Новое литературное обозрение. М, 1996. № 22. С. 303-330.

Вайнштейн О. Улыбка чеширского кота: взгляд на российскую модницу // Женщина и визуальные знаки. М., 2000. С. 30-43.

Валиулина С. В. Структуральный и экзистенциальный смысл категорий внутреннее - внешнее (в контексте исследования современного общества). Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Самара, 2007.

Душенко К. В. Формула женского счастья: серийный любовный роман / Человек: образ и сущность. (Гуманитарные аспекты). Ежегодник. М.: Изд-во «Институт научной информации по общественным наукам РАН»,

2000. С. 65.

Ермолаева А. Скрытая мотивация пациентов эстетической хирургии: некоторые подходы к анализу проблемы // Эстетическая медицина. 2002. Т. 1. № 4. С. 288-292.

Иванова Т. В. Изучение этнических стереотипов с помощью проективных рисунков // Вопросы психологии. 1998. № 2. С. 72-76.

Красильников Р. Л. Типология внешности и «внешность типологии» в романе Кристиана Крахта «Faserland» //Priimta publikuoti, 2006.

Лабунская В. А. Невербальное выражение личности. Ростов н/Д.: Феникс, 2009.

Лабунская В. А., Буракова М.В. Феминность-маскулинность внешнего облика женщин (психосемантический анализ причесок) // Психологический вестник РГУ. Ростов н/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1998. Вып. 3.

Лабунская В. А., Наровская Я. Б. Типы преобразования внешнего облика как отражение направленности преобразовательной активности субъекта в социальном общении // Мир психологии. 2006. № 4. С. 96-103.

Малви Л. Визуальное удовольствие и нарративный кинематограф // Антология гендерной теории. Минск: Пропилеи, 2000. С. 280-297.

Нестерова-Маликова К. Г. Особенности идентификации женщин с группой предпринимателей на основе их внешнего облика. Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Ростов н/Д., 2008.

Петрова Е.А. Знаки общения. М.: ГНОМиД, 2001.

Плаггенборг Ш. Революция и культура: Культурные ориентиры в период между Октябрьской революцией и эпохой сталинизма. СПб.: Нева, 2000. С. 185-208.

Подковырин Ю. В. Внешность литературного героя как художественная ценность. Автореф. дис. .   канд. филол. наук. Новосибирск, 2007.

Рамси Н., Харкот Д. Психология внешности. М.-СПб.: Питер, 2009. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М.: Учпедгиз, 1946. Тулинова Д. Н. Представления о враге и друге в связи с отношением к жизни на различных ее этапах. Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Ростов

н/Д., 2005.

Якимович А. К. «Свой-чужой» в системах культуры // Вопросы философии.

2003. № 4. С. 48-61.

<< | >>
Источник: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. Психология человека в современном мире. Том 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, В. А. Барабанщиков, М. И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 334 с.. 2009

Еще по теме ВНЕШНИЙ ОБЛИК В СТРУКТУРЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВРАГЕ И ДРУГЕ НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ В. А. Лабунская (Ростов-на-Дону):

  1. ВНЕШНИЙ ОБЛИК В СТРУКТУРЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВРАГЕ И ДРУГЕ НА РАЗЛИЧНЫХ ЭТАПАХ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ В. А. Лабунская (Ростов-на-Дону)
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -