Технические науки

Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов...
Москва, Мир, 1986
6.2. Развитие стратегических ядерных вооружений

как мера по сохранению способности к адекватному ответному удару

В числе гипотетических мероприятий упомянутого выше назначения можно выделить наращивание потенциала стратегических ядерных вооружений, в первую очередь количества МБР и так называемых «ложных ракет». Развертывание Соединенными Штатами широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования или отдельных ее боевых подсистем явится прямым нарушением Договора по ПРО 1972 г. В создавшейся ситуации вполне естественно, что Советский Союз может оказаться перед необходимостью в интересах своей безопасности считать себя свободным от соблюдения как статьи XII этого договора, которая запрещает умышленные меры по маскировке, препятствующие осуществлению контроля национальными техническими средствами, так и нератифицированного США Договора ОСВ-2, который ограничивает число МБР и строительство для них дополнительных пусковых установок. Количественное наращивание МБР, а следовательно, и появление у другой стороны более широких возможностей по массированному использованию своих МБР в ответном ударе создаст ряд дополнительных трудностей для подсистемы обнаружения и опознавания системы ПРО космического базирования, вызовет резкое снижение эффективности ее средств перехвата. Это увеличит «проникающую» способность МБР и снизит надежность «космического щита».

К аналогичному результату ведет и увеличение числа боеголовок на баллистических ракетах.

Эта мера может в значительной степени компенсировать потери ракет на активном участке траектории полета усложнением их перехвата на последующих участках.

Дальнейшее «насыщение» противоракетной системы может быть достигнуто за счет дополнительного развертывания относительно недорогих «ложных ракет», оснащенных упрощенной системой наведения и не имеющих боеголовок. Развертывание таких ракет, которые не могут быть надежно идентифицированы существующими техническими средствами, явится простой и эффективной, с экономической точки зрения, мерой (если сравнивать их стоимость с затратами на создание противоракетной системы), заставит ее фактически разряжаться вхолостую, в первую очередь на активном, наиболее важном с точки зрения новой концепции ПРО участке полета баллистических ракет.

Эффективной контрмерой может также служить такая тактика осуществления пусков МБР, которая рассчитана на «истощение» космической ПРО путем ее преждевременного срабатывания за счет определенным образом рассчитанного порядка атакующего удара. Например, это могут быть комбинированные запуски МБР и «ложных ракет», запуски МБР с широкой вариацией настильных и крутых траекторий, запуски по разнообразным азимутальным направлениям и т.д. Все это потребует большого расхода энергетических ресурсов космического эшелона противоракетной системы, приведет к разрядке рентгеновских лазеров и электромагнитных пушек и другим преждевременным потерям в огневой мощи противоракетной системы (например, в результате быстрого и беспорядочного перенацеливания ударных космических средств). Следствием этого окажется резкое снижение эффективности такой системы в целом.

В качестве меры по сохранению способности к адекватной реакции другой стороны на развертывание космической системы ПРО необходимо отметить возможное наращивание потенциала тех вооружений, для которых пока не предложены соответствующие средства перехвата.

К ним могут быть отнесены баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ), запускаемые по настильным траекториям.
Большая часть траектории полета таких ракет лежит в пределах стратосферных высот, где эффективность ряда подсистем ПРО невысока. Другой мерой может явиться массовое развертывание крылатых ракет различных видов базирования. Ни один из предлагаемых в настоящее время вариантов космического оружия не в состоянии осуществлять надежное обнаружение и перехват низколетящих, небольших по размерам крылатых ракет с минимальным радиолокационным сечением. Организация перехвата тысяч крылатых ракет большой дальности различных видов базирования окажется крайне сложной задачей с дорогостоящим решением.

Эффективной мерой пассивного противодействия системе ПРО, повышающей живучесть МБР в процессе ее преодоления, является сокращение времени полета на активном участке траектории. Параметры активного участка траектории полета баллистических ракет определяются в основном соображениями снижения перегрузок корпуса ракеты и стремлением использовать оптимальные с энергетической точки зрения траектории. Выступавшие перед комиссией Флетчера специалисты отмечали, что имеются возможности сократить длительность активного участка до 40 с и завершить его на высотах не более 80 км. По их оценкам, такие характеристики могут быть достигнуты при относительно небольших издержках, связанных с увеличением начальной массы ракеты приблизительно на 15%, при сохранении первоначальных полезной нагрузки и дальности полета. Сокращение длительности активного участка создаст дополнительные трудности для подсистемы обнаружения, слежения и наведения, что, в свою очередь, снизит эффективность противоракетных средств.

Все другие меры противодействия системе ПРО на активном участке траектории можно подразделить на две основные группы: меры, затрудняющие нацеливание противоракетных средств, и меры усиления защиты корпуса ракеты. К первой группе относится изменение яркости излучения и конфигурации факела двигателя ракеты. Объектом поражения, естественно, является не сам факел, а ракета, находящаяся от него на некотором расстоянии, и любая система наведения по инфракрасному излучению должна использовать алгоритм исчисления местоположения самой ракеты относительно факела. Кроме того, лазерный луч необходимо на несколько секунд зафиксировать на определенном участке корпуса ракеты. Эти обстоятельства позволяют, изменяя яркость факела или его конфигурацию, затруднить проблему наведения и удержания луча, поскольку фиксируемые инфракрасными датчиками изменения факела будут вызывать, в соответствии с используемым стандартным алгоритмом, смещения самого лазерного луча. Такая нестабильность факела может быть достигнута добавкой различных присадок в ракетное топливо.

К этой же группе мер противодействия может быть отнесена маскировка ракетных пусков. Она может осуществляться путем создания дымовых завес над районами пуска или применением различных средств, маскирующих ракету во время полета, например, оснащением ракет маскировочными экранами.

Многообразны и способы защиты ракет от воздействия лазерного облучения. Они могут включать защиту корпуса ракеты отражающими или поглощающими покрытиями, либо приданием ей вращательного движения вокруг собственной продольной оси, что не позволит зафиксировать лазерный луч на определенном участке корпуса. Эффективной мерой может оказаться оснащение корпуса ракеты дополнительной системой охлаждения или установка в нем подвижного поглощающего экрана, перемещаемого в зону нагрева. Например, экран такого рода с графитовым покрытием толщиной 1 см достаточен для поглощения тепловой энергии 200 МДж/м2. Перспективной контрмерой может быть распыление в атмосфере различных веществ с целью создания дымов или аэрозолей, т.е. завес, поглощающих лазерное излучение. Не исключено, что окажется целесообразным использовать конструктивные схемы первых ракет. Скажем, на немецкой баллистической ракете «Фау-2» баки с горючим и окислителем находились внутри силовой оболочки корпуса. Отказ от несущих конструкций баков и возврат к двухконтурной конструкции с установкой дополнительных легких теплоизолирующих прослоек между баком и обшивкой ракеты может существенно повысить стойкость МБР в отношении лазерного облучения.

Применение перечисленных и ряда других мер в различных комбинациях позволит значительно снизить уязвимость баллистических ракет на активном участке траектории их полета, а повышение их выживаемости на этом участке, в свою очередь, в большой степени усложнит задачу их последующего перехвата. Комплекс пассивных мер применим ко всему баллистическому участку попета МБР. Балпистический участок траектории, т.е. полет по баллистической кривой от момента отсечки двигателя последней ступени ракеты и отделения головной части до входа боеголовок в атмосферу, обычно разделяется на две фазы. Первая – это полет головной части в целом до разделения боеголовок и выброса ложных целей. Вторая – самостоятельный полет боеголовок и ложных целей до входа в атмосферу.

Естественно, первая фаза этого участка, вследствие меньшего числа объектов и отсутствия ложных целей, затрудняющих идентификацию боеголовок, представляется более удобной для перехвата. Но ракеты могут завершать активный участок в пределах атмосферы при более раннем отделении головных частей и разделении последних на боеголовки. Поэтому большинство исследователей считает, что баллистический участок следует рассматривать, в основном, как фазу полета разделившихся боеголовок.

Большая длительность этой фазы (20 мин и более для МБР и около 10 мин для БРПЛ) расширяет возможности перехвата. Кроме того, на этой фазе длительность воздействия на боеголовки как отдельных средств поражения, так и их различных комбинаций как бы компенсирует повышенную, по сравнению с ракетой-носителем, прочность боеголовок.

С другой стороны, на этой фазе траектории противоракетным средствам приходится иметь дело со значительно большим количеством объектов, подлежащих идентификации и перехвату, число которых при массированном ударе может достигать нескольких десятков тысяч. Все эти объекты, как боеголовки, так и ложные цели, движутся практически с одинаковой скоростью по аналогичным баллистическим траекториям. Таким образом, главная трудность перехвата на этой фазе заключается в жестких условиях, налагаемых на подсистемы обнаружения, опознавания, слежения и боевого управления, которые еще более ужесточаются, если массированный удар не был достаточно ослаблен на предыдущих участках полета ракет.

Указанные два принципиальных обстоятельства позволяют прийти к заключению, что с точки зрения прорыва через ПРО на этой фазе следует использовать в основном пассивные контрмеры, противодействующие средствам слежения и наведения противоракетной системы. Обнаружение и отслеживание целей, т.е. боеголовок, на рассматриваемой фазе чрезвычайно усложнено тем, что, наряду с большим количеством движущихся объектов, они сравнительно невелики по размерам и лишены ракетных факелов. В обсуждаемых в настоящее время в США схемах ПРО с элементами космического базирования функции обнаружения, идентификации и наведения должны осуществляться с помощью обширного набора активных и пассивных средств (включающих оптические, инфракрасные, радиолокационные и др.), базирующихся на Земле, в воздухе и космосе. Помимо того, что все эти средства будут уязвимы по отношению к мерам противодействия, упоминавшимся выше, против них может быть разработан свой арсенал контрмер.

Как уже неоднократно указывалось, одной из наиболее эффективных мер противодействия являются различного рода ложные цели. К примеру, одновременно с разделением боеголовок вокруг них может быть рассеяно облако металлических фрагментов, которые будут не только поглощать и отражать радиоволны, но и рассеивать отраженное от боеголовок радиолокационное излучение. Эффективным средством противодействия инфракрасным средствам обнаружения и наведения является распыление вокруг боеголовки облака аэрозоля, являющегося источником инфракрасного излучения.

На его фоне можно обеспечить маскировку собственного инфракрасного излучения боеголовки. Все эти меры могут быть достаточно эффективными, а самое главное – доступными для массового применения.

Работоспособность датчиков космической ПРО может быть значительно снижена использованием другой стороной различного рода средств постановки электронных помех, подавления или искажения сигналов, а также оснащением ложных целей средствами, имитирующими отражение от боеголовок лазерных, радарных или оптических сигналов. Уже упоминался способ маскировки боеголовок внутри легких многослойных пустотелых баллонов, изготовленных из металлизированной отражающей пленки. На каждую боеголовку, находящуюся внутри такого баллона, может приходиться десяток пустотелых баллонов. Здесь важно то, что, кроме неразличимости «заполненных» и «пустых» баллонов по сигнатурам отраженных от них сигналов, можно добиться также их идентичности по баллистическим коэффициентам [6.5 – 6.7].

Перечисленные контрмеры, очевидно, далеко не исчерпывают всех возможностей противодействия средствам обнаружения целей и нацеливания ударного оружия космической противоракетной системы на МБР в полете.

На конечном участке траектории (при входе в атмосферу) ложные цели отстанут от боеголовок вследствие отличий по массе и аэродинамике, что облегчает их селекцию датчиками обнаружения противоракетной системы. Однако длительность этого участка траектории не превышает 60 с, что требует применения средств перехвата с большим быстродействием. В противовес таким средствам можно применить маневрирование высокоскоростных боеголовок. Может быть использован и такой путь, как повышение мощности боеголовок и применение на них взрывателей, упреждающих уничтожение боеголовки перехватчиком. Расчеты показывают, что в этом случае при подрыве боеголовки с ядерным зарядом даже на высоте более 10 км от поверхности земли поражающий эффект будет значителен. Разумеется, реализация этих контрмер создаст некоторые дополнительные проблемы для сил ответного удара, такие, к примеру, как утяжеление ракет, снижение их полезной нагрузки. Однако количественное наращивание МБР может компенсировать эти потери. В целом же решение этих дополнительных проблем не выходит за рамки хорошо отработанной техники и технологии.

Завершая рассмотрение возможных мер противодействия, доступных другой стороне в случае развертывания Соединенными Штатами создаваемого по программе СОИ ударного космического оружия, следует отметить, что некоторыми сторонниками СОИ эшелонированная структура противоракетной системы в космосе представляется достаточно нечувствительной к снижению эффективности отдельных ее эшелонов. Для «доказательства» обычно прибегают к простейшим расчетам вероятности проникновения сквозь всю систему ПРО, основанным на ложной посылке о независимости функционирования эшелонов и не принимающим по внимание все многообразие комплекса возможных контрмер. Недопустимость подобного подхода проще всего иллюстрируется примером с поражением такого звена этой системы, как боевое управление (обнаружение, опознавание, слежение, селекция, нацеливание). Поскольку различные эшелоны противоракетной системы являются взаимозависимыми, опираясь на общую подсистему боевого управления, очевидно, что поражение этого важнейшего структурного звена системы ПРО может дезорганизовать работу системы в целом.

Итак, если оценить в совокупности действенность возможных контрмер широкомасштабной системе ПРО с элементами космического базирования, то можно с достаточной степенью уверенности заключить, что непробиваемость противоракетного «щита» достигнута быть не может. Имеется целый набор эффективных, доступных, гораздо менее дорогостоящих средств, которыми может свободно воспользоваться сторона, против которой развертывается эта система, чтобы сохранить за собой достаточные силы на сокрушающий ответный удар. Анализ показывает, что такую противоракетную систему с полным правом следует считать наступательной: она эффективна только тогда, когда сторона, владеющая ею, наносит удар первой.

Ряд исследований, проведенных Комитетом советских ученых с использованием общих и специальных методик системного анализа, дает основание сделать еще один общий вывод, который относится к сфере стратегического баланса. Дело в том, что различные комбинации отмеченных выше средств противодействия фактически предотвращают опасность одностороннего нарушения военно-стратегического паритета путем развертывания ПРО, причем сравнительно более дешевым путем, нежели тот, который предполагает наращивание противоракетного потенциала ударных вооружений в космосе. В одном из проанализированных в ходе таких исследований варианте оценочная стоимость комплекса средств противодействия составила, например, всего несколько процентов от стоимости широкомасштабной ПРО с элементами космического базирования.

Поэтому одна из опасностей развертывания подобной системы ПРО состоит в том, что это провоцирует другую сторону на наращивание стратегических сил и средств противодействия со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для международной безопасности.

Литература

[6.1] Широкомасштабная противоракетная система и международная безопасность. Доклад комитета советских ученых в защиту мира, против ядерной угрозы. – М.: АПН, 1986.

[6.2] Ballistic Missile Defense, Ed.by A.Carter, D.Schwartz, Brookings Institution, Wash.,DC, 1984.

[6.4) S. Drell, P. Farley, D. Holloway. The Reagan Strategic Defense Initiative: A Technical, Political, and Arms Control Assessment. Stanford, 1984.

[6.5] Ballistic Missile Defense Technologies. Congressional Office of Technology Assessment, 1985, Wash.,DC

[6.6] S. Drell, W.Panofsky. Issues in Science and Technology, Fall 1984.

[6.7] The Fallacy of Star Wars, Union of Concerned Scientists, Cambridge, Mass., 1984.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов... Москва, Мир, 1986 - Технические науки
  2. 6.2. Развитие стратегических ядерных вооружений как мера по сохранению способности к адекватному ответному удару - Технические науки
  3. 7.2. Ядерный паритет, противоракетное оружие и вопросы устойчивости военно-стратегического равновесия - Технические науки
  4. Введение - Технические науки
  5. Заключение - Технические науки
  6. 7.1. Общие военно-политические вопросы, связанные с созданием противоракетной системы - Технические науки
  7. 7.4. Противоракетное оружие и европейская безопасность - Технические науки
  8. 15.1. Характеристика закономерностей воспитания - Педагогика
  9. Вильфредо Парето. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ* - Социология
  10. Глава 40.ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В 1965-1984 гг. - Исторические науки
  11. 17. ВОСТОЧНАЯ ГАЛИЧИНА: ОПЛОТ УКРАИНСТВА - Исторические науки
  12. 29. НОВАЯ ЭРА - Исторические науки
  13. Ирвинг Гоффман. ПОРЯДОК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ* - Социология
  14. Энтони Гидденс. НОВЫЕ ПРАВИЛА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МЕТОДА* - Социология
  15. 2.2. Оперативная надежность боевых космический станций - Технические науки
  16. Использование средств поражения космического эшелона для ударов по воздушным и наземным объектам - Технические науки
  17. 5.з. Заключение - Технические науки
  18. 7.з. Ограниченные варианты противоракетной системы и военно-стратегическое равновесие - Технические науки
  19. 8.1. Международно-правовые основы использования космического пространства в мирных целях - Технические науки
  20. 16.2. Ценностные отношения как содержание воспитательного процесса - Педагогика

Другие научные источники направления Технические науки: