Технические науки

Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов...
Москва, Мир, 1986
7.1. Общие военно-политические вопросы,

связанные с созданием противоракетной системы

Противоракетная система, даже будучи идеальной с научно-технической точки зрения, отнюдь не совершит, как утверждалось некоторыми государственными руководителями США, «переворота» в стратегическом мышлении от «сдерживания через устрашение» к «сдерживанию через выживание», так как полной защиты от баллистических ракет и ударного космического оружия она не гарантирует. Поэтому все аргументы в пользу стабилизирующей роли широкомасштабной противоракетной системы лишены смысла. Следует также подчеркнуть, что параллельно с развертыванием программы СОИ в США активно развиваются стратегические наступательные вооружения, ядерные средства средней дальности, оперативно-тактическое ядерное оружие. Таким образом, создание противоракетной системы с элементами космического базирования лишь намного усложнит задачу взаимного сдерживания и сделает менее устойчивым стратегический баланс.

Такой взгляд на новую американскую противоракетную систему как на одно из средств обеспечения первого удара определяется и тем, что США отказываются взять на себя обязательство о неприменении ядерного оружия первыми, наращивают свой потенциал первого удара. Немаловажным элементом этой политики является размещение в Европе американских ракетно-ядерных средств средней дальности, в первую очередь ракет «Пер-шинг-2».

В связи с этим следует напомнить, что Советский Союз, учитывая важность повышения устойчивости стратегического равновесия в условиях обострения военно-политической обстановки, принял на себя в июне 1982 г. одностороннее обязательство по неприменению первым ядерного оружия.

С учетом изложенных выше соображений относительно перспектив создания средств противодействия широкомасштабной ПРО с элементами космического базирования* с большой степенью вероятности приходится предполагать, что в ответ на развитие таких средств появится оружие для борьбы и с ними. Можно согласиться и с теми специалистами, которые считают, что в период создания и развертывания противоракетной систе-

* Подробнее об этом ем. гл.6. – Прим. ред.

мы ускоренными темпами будут совершенствоваться средства ее прорыва. Создание противоракетной системы может оказаться сильным стимулом и для количественного наращивания стратегических ядерных вооружений – как средств доставки, так и ядерных боезарядов, в частности, крылатых ракет большой дальности воздушного, морского и наземного базирования, развертывание которых к тому же исключительно трудно контролировать национальными техническими средствами.

Как уже отмечалось в гл.6, одним из возможных вариантов ответных мер был бы перевод, например, БРПЛ на настильные траектории. Такого рода реакция, в свою очередь, интерпретировалась бы, по-видимому, американской стороной как угроза авиационному компоненту стратегической «триады», поскольку при этом значительно сократилось бы подлетное время БРПЛ до баз стратегической авиации. Таким образом, следствием создания широкомасштабной противоракетной системы оказалось бы нарушение синергетического эффекта трехкомпонентной структуры стратегических ядерных сил, являющегося, с точки зрения американских стратегов, важным фактором устойчивости этих сил.

Космическое противоракетное оружие вполне обоснованно может рассматриваться и как противоспутниковое [7. 1] Вследствие этого неизбежна потеря устойчивости равновесия в макросистеме стратегического взаимодействия, поскольку оно во многом зависит от степени уверенности сторон в надежности и безопасности своих систем наблюдения и предупреждения о ракетном нападении с использованием ИСЗ различных типов.

Решение о перехвате спутника в космосе, очевидно, принять легче, чем решение о прямом применении военной силы против какой-либо страны (если речь идет о неядерном перехвате).

Однако такая акция может вызвать быстрый скачок эскалации конфликта от противостояния к прямому вооруженному столкновению, с регионального на глобальный и с обычного на ядерный уровень.

Это обусловлено, в частности, тем, что противоспутниковые операции в силу законов астродинамики не могут быть локализованы (по положению целей и средств их поражения) и сразу приобретут глобальный характер.

Противоспутниковые операции могут незамедлительно вылиться в удары по наиболее уязвимым звеньям систем оружия – объектам спутниковой связи и управления, развернутым по всему миру на суше и на море, причем такие удары едва ли ограничились бы использованием обычного оружия. Цепная реакция выбивания спутниковых систем, другие меры нарушения работы средств связи и управления быстро сделали бы развитие событий неконтролируемым, лишили бы государства точной и своевременной информации о происходящем, резко повысили бы неопределенность и непредсказуемость ситуации, вероятность просчета и неоправданной реакции. Дело усугубляется и тем, что противоспутниковые акции неминуемо затронули бы космические элементы подсистемы управления и связи со стратегическими силами. А это верный путь к тому, чтобы спустить курок обмена ядерными ударами.

Системно-аналитическая проработка ряда аспектов устойчивости стратегического равновесия применительно к рассматриваемой проблеме показывает, что, вопреки утверждениям пропагандистов СОИ, при наличии у обеих сторон широкомасштабных противоракетных систем с элементами космического базирования нестабильность увеличивается, особенно с учетом рассмотренного выше широкого набора возможных средств противодействия таким системам и их уязвимости.

Следует еше раз отметить, что называемое оборонительным космическое оружие, которое планируется создать в США, на самом деле может быть использовано не только для поражения спутников и баллистических ракет другой стороны после их запуска, но и как средство упреждающего удара по ряду наземных и воздушных объектов другой стороны*. Причем наибольшую опасность оно будет представлять для стран, не способных в силу объективных экономических, научно-технических- и территориальных ограничений создать адекватные средства противодействия и нейтрализации угрозы из космоса, как это могли бы сделать СССР и его союзники по Организации Варшавского Договора, что может усилить антагонизм в мире.

Опасность программы СОИ усугубляется тем, что она апеллирует к психологически естественному человеческому стремлению найти, наконец, защиту от всеуничтожающей разрушительной мощи современного ядерного оружия. Сторонники «стратегической оборонной инициативы» безудержно эксплуатируют такое стремление.

Эту же особенность человеческой психологии учитывает софизм ряда западных специалистов о том, что в соответствии с диалектикой развития средств ведения войны преобладание наступления, как это неоднократно случалось в прошлом, должно смениться превосходством обороны, а господствовавший в течение последних десятилетий вид оружия – ядерный – должен в свою очередь уступить место принципиально новым его видам, в данном случае – оружию направленной энергии.

По этому поводу следует отметить, что ссылка на диалектику развития средств вооруженной борьбы (которую, кстати сказать, лучше всего раскрыли классики марксизма, в частности, Ф.Энгельс в своем труде «Анти-Дюринг») применительно к противоракетной системе попросту обходит существо проблемы. Действительно, соревнование между нападением и обороной исторически шло с переменным успехом. Однако нельзя забывать, что доминирующей оказалась общая тенденция к расширению масштабов разрушительных последствий войны, особенно для мирного населения. Достаточно вспомнить первую мировую войну – классический пример

* Подробнее об этом см. гл.4. – Прим.ред.

преобладания обороны, которое обусловливало ее преимущественно позиционный характер, но сопровождалось невиданными по тем временам разрушениями на обширных территориях в районах боевых действий (Марна, Верден, Галиция и др.). Ядерное оружие занимает в этом плане совершенно особое место как оружие, специальное созданное и впервые примененное Соединенными Штатами для массового уничтожения мирного населения и материальных ценностей. Перспектива тотального поражения мирных жителей и опустошения огромных пространств всегда нависала мрачной тенью над любыми попытками западных стратегов придумать какие-то способы применения этого оружия для решения военных задач, нанесения «ограниченных» и «избирательных» ударов.

Сторонники «стратегической оборонной инициативы» в США активно используют тезис о том, что по сравнению с периодом конца 60-х – начала 70-х годов, когда разрабатывался советско-американский бессрочный Договор об ограничении систем ПРО, появились новые научно-технические возможности, которые кардинальным образом меняют соотношение между средствами обороны и нападения в ядерный век. На основе этого тезиса делаются далеко идущие выводы научно-технического и военно-политического характера.

Среди последних достижений в технике, которые, по их мнению, создают не существовавшие ранее возможности для обороны, сторонники СОИ называют достижения в электронно-вычислительной технике и ее программном обеспечении (повышение быстродействия, микроминиатюризация, использование элементов искусственного интеллекта и др.), в сенсорной технике, в развитии различных видов лазеров, ускорителей нейтральных частиц, электродинамических ускорителей массы, в создании новых мощных ракет-носителей. В ряде этих и других областей, хак это уже отмечалось в предыдущих главах настоящей книги, действительно, имеется существенное продвижение вперед по сравнению с концом 60-х – началом 70-х годов. Однако следует отметить, что ввиду многообразия элементов современных широкомасштабных систем оружия продвижение по отдельным направлениям не решает проблемы в целом.

Многие американские источники, в том числе правительственные, признают, что эти достижения на сегодняшний день, да и на обозримую перспективу явно недостаточны для того, чтобы обеспечить создание широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования. К тому же объединение всех отдельных элементов и подсистем (подсистемы обнаружения, опознавания и наведения, подсистемы боевого управления, средств поражения и др.) в единую пространственно рассредоточенную макросистему с чрезвычайно сложными внутрисистемными связями представляют собой принципиально новую, исключительно сложную задачу.

Выдвигая тезис о «значительном развитии техники, пригодной для средств обороны», сторонники СОИ умалчивают, во-первых, о том, что многие ее элементы, предназначающиеся для создания широкомасштабной противоракетной системы, могут быть с таким же, если не с большим, успехом использованы в составе средств поражения и нейтрализации этой системы (которые проанализированы в гл.6). Во-вторых, и средства нападения за последние 10 – 15 лет также быстро развивались, инициатором чего были сами же Соединенные Штаты. Здесь в первую очередь следует упомянуть о появлении и совершенствовании баллистических ракет с разделяющимися головными частями, крылатых ракет большой дальности, а также об оснащении средств доставки ядерного оружия новыми системами наведения, обладающими значительно более высокой точностью по сравнению с уровнем, достигнутым на конец 60-х – начало 70-х годов. В США уже близка к завершению разработка БРПЛ нового поколения, которые по своему разрушительному эффекту сопоставимы с МБР наземного базирования.

Следует обратить внимание и на то, что, обсуждая «блестящие перспективы» развития техники, предназначенной для противоракетной обороны, сторонники СОИ почти ничего не говорят о перспективах развития в тех же временных рамках наступательных вооружений, которые, несомненно, за этот период могут сделать также весьма значительный шаг вперед. К числу таких средств, как уже отмечалось выше, может быть отнесено оснащение баллистических ракет, да и других видов стратегических носителей, маневрирующими боеголовками индивидуального наведения, использование настильных траекторий БРПЛ, расширение класса ложных целей, сокращение продолжительности активного участка полета баллистических ракет и многое другое.

Так что в целом, если сопоставить развитие техники, пригодной для решения оборонительных задач, и техники, которая может значительно увеличить возможности наступательного потенциала, то преимущества «оборонительных систем» оказываются довольно сомнительными. К этому следует добавить, что наряду с усиливающимся взаимодействием между оборонительными и наступательными системами в случае реализации СОИ появится потребитель, а следовательно, и возможность появления целого класса новых видов вооружений, предназначенных специально для поражения и нейтрализации элементов широкомасштабной противоракетной системы, в первую очередь космических. Еще раз следует подчеркнуть, что многие технические средства, пригодные для решения этих задач, уже находятся на такой стадии разработки в самих США, что они, по оценкам некоторых американских экспертов, могут быть реализованы значительно быстрее и дешевле, чем широкомасштабная система ПРО с элементами космического базирования.

Более того, развертывание работ по СОИ в условиях резкого обострения международной напряженности, по мнению многих

западных специалистов, будет стимулировать ускоренное развитие тех видов оружия массового поражения, против которых космическая противоракетная система окажется попросту неэффективной. С учетом этого, видимо, не случаен тот факт, что в США одновременно с обсуждением программы СОИ был поднят вопрос о необходимости создания альтернативных средств противодействия потенциальной космической противоракетной системе СССР (работу над которой, как, кстати говоря, это неоднократно подчеркивалось советскими официальными лицами, в том числе министром обороны маршалом С.Л.Соколовым, СССР не ведет) [7.2].

Внимание на Западе привлекло строительство радара в районе Красноярска. Высказывалось предположение, что эта РЛС является радаром предупреждения о нападении баллистических ракет и сооружается якобы вразрез с положениями Договора.

Официальные советские лица дали по этому поводу разъяснения, указав, что эта РЛС является радаром наблюдения и слежения за космическими летательными аппаратами. В согласованных с Соединенными Штатами заявлениях к Договору содержится указание, что ограничения по количеству РЛС, их дислокации, мощности радиоизлучения и ориентации не распространяются на радары слежения за космическими объектами или РЛС, выполняющие функции национальных технических средств контроля. Тем не менее, несмотря на то, что РЛС под Красноярском не является нарушением Договора по ПРО, советской стороной в целях устранения взаимного недоверия было передано Соединенным Штатам предложение, по которому СССР не стал бы заканчивать строительство красноярской РЛС, а США произвели бы демонтаж своей радиолокационной станции в Гренландии и отказались бы от строительства аналогичной РЛС в Великобритании, представляющих собой действительное нарушение Договора.

Если даже в обозримой перспективе советско-американские отношения улучшатся настолько, что американская сторона будет готова пойти на достижение взаимоприемлемых и равноправных соглашений по ограничению и сокращению стратегических вооружений, то наличие даже в ограниченных масштабах испытанных и развернутых элементов космической противоракетной системы намного усложнит переговоры и значительно уменьшит шансы на достижение таких договоренностей. То, что это действительно так, подтверждается практикой разработки договоров ОСВ-1 и ОСВ-2. Без Договора по ПРО они просто были бы недостижимы [7.3].

Введение в макросистему стратегического взаимодействия еще одного качественно нового и столь важного компонента, каким является широкомасштабная противоракетная система с элементами космического базирования, запутает всю систему оценок стратегического баланса и отравит международную обстановку.

Такое усложнение стратегического взаимодействия может оказаться еще более значительным, если принять во внимание неизбежные ответные меры другой стороны, в том числе создание средств противодействия космической противоракетной системе, а также средств, которые, в свою очередь, могут быть созданы для противодействия этим средствам. Итак, получается известный каждому специалисту в области вооружений круг: оружие – контроружие – контрконтроружие и т.д. до бесконечности.

История последних десятилетий показывает, что Советский Союз, безусловно, не даст нарушить военно-стратегическое равновесие, какие бы попытки для этого не предпринимались Соединенными Штатами; оно неизбежно будет восстанавливаться, хотя и на более высоком уровне. В результате появится больше ядерных боеголовок, нацеленных на объекты двух сторон. Сократится время для принятия ответных решений в связи с ядерным нападением или непреднамеренно возникшей конфликтной ситуацией. Усилится тенденция роста опасности случайного развязывания ядерной войны.

Военно-техническое развитие, циклы «действие – противодействие» в создании новых вооружений могут сделать ход событий необратимым. О многих инициативах в гонке вооружений за последние 40 лет приходилось и приходится задним числом жалеть. Но немногие из них и с большим трудом удалось потом повернуть вспять.

Можно ли предотвратить гонку вооружений в космосе? По нашему глубокому убеждению, такая возможность существует, и для этого имеется солидная международно-правовая база, которую необходимо всячески укреплять и развивать. Речь идет прежде всего о Договоре 1963 года о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, Договоре 1967 года о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, Договоре 1972 года между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны и ряде других соглашений, которые существенно ограничивают возможности немирного использования космического пространства. Как известно, первый из упомянутых договоров запрещает осуществление в космосе любых испытательных взрывов ядерного оружия и других ядерных взрывов, второй – вывод на околоземную орбиту или размещение каким-либо иным образом в космическом пространстве любых объектов с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения. Последний договор также устанавливает, что Луна и другие небесные тела должны использоваться исключительно в мирных целях.

Среди международно-политических последствий развертывания Соединенными Штатами космической противоракетной системы нельзя не отметить, что тем самым будет поставлен барьер на пути советско-американского сотрудничества по использованию космического пространства в мирных целях. Потенциальная же ценность такого сотрудничества представляется весьма значительной в экономическом и научно-техническом планах, поскольку космические программы СССР и США по многим своим направлениям являются взаимодополняющими. Велика была бы и политическая значимость такого сотрудничества для оздоровления атмосферы советско-американских отношений, обеспечения доверия между народами двух великих держав.

Появление на околоземных орбитах ударного оружия, создание противоспутниковых средств крайне негативно скажется и на перспективах широкого международного сотрудничества по мирному освоению космоса на благо всего человечества, и на усилиях отдельных стран в этой области.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов... Москва, Мир, 1986 - Технические науки
  2. 7.1. Общие военно-политические вопросы, связанные с созданием противоракетной системы - Технические науки
  3. Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  4. Введение - Технические науки
  5. 1.4. ЭМИ-оружие - Технические науки
  6. 7.2. Ядерный паритет, противоракетное оружие и вопросы устойчивости военно-стратегического равновесия - Технические науки
  7. 7.з. Ограниченные варианты противоракетной системы и военно-стратегическое равновесие - Технические науки
  8. 7.4. Противоракетное оружие и европейская безопасность - Технические науки
  9. Заключение - Технические науки
  10. Рэндалл Коллинз. СОЦИОЛОГИЯ: НАУКА ИЛИ АНТИНАУКА?1* - Социология
  11. 7.5. Арабский халифат (V - XI вв. н.э.) - Исторические науки
  12. 9.1. Россия в XVI веке - Исторические науки
  13. 13.3. Формирование индустриальной цивилизации - Исторические науки
  14. 14.1. Политическое и социально -экономическое развитие России в начале XIX в. - Исторические науки
  15. 15.1 Первая мировая война - Исторические науки
  16. 18.3. Распад мировой системы социализма - Исторические науки
  17. 2.1. Техническая надежность боевых космических станций - Технические науки
  18. Использование средств поражения космического эшелона для ударов по воздушным и наземным объектам - Технические науки
  19. 5.2.1. Архитектура подсистемы боевого управления и проблема уязвимости - Технические науки
  20. 5.з. Заключение - Технические науки

Другие научные источники направления Технические науки: