Технические науки

Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов...
Москва, Мир, 1986
7.з. Ограниченные варианты противоракетной системы и военно-стратегическое равновесие

Центр внимания западных специалистов в 1985-1986 гг. по сравнению с 1983 г. сместился от обсуждения планов и возможностей создания широкомасштабной противоракетной системы для прикрытия территории

США и их союзников к рассмотрению различных идей, связанных с противоракетными системами ограниченной эффективности – зональными и объектовыми.

Специалисты не могут игнорировать огромные сложности и затраты, а также потенциальные ответные меры другой стороны, которые делают нереальным выполнение задачи, объявленной президентом Р.Рейганом в его известной речи от 23 марта 1983 г.

В целом ряде исследований, проведенных как советскими, так и американскими учеными, был подтвержден вывод, сделанный советскими академиками в «Обращении ко всем ученым мира» в апреле 1983 г.: противоракетное оружие почти ничем не может помочь стране, подвергшейся внезапному массированному нападению, поскольку оно неспособно защитить подавляющее большинство населения. Обоснованно отмечается, что с учетом мер противодействия другой стороны такая система не сможет полностью предотвратить и ответный удар этой стороны.

Игнорируя эти выводы, приверженцы СОИ стремятся форсировать исследования и разработки противоракетного оружия, сделать этот процесс необратимым.

Не ограничиваясь аргументацией в пользу широкомасштабной ПРО, они выдвигают различные доводы в пользу различного рода частичных вариантов противоракетной системы хотя бы и невысокой эффективности.

Даже ограниченная по своим возможностям, функциям и масштабам противоракетная система, которую можно было бы создать до 2000 года, окажет-де, утверждают они, «стабилизирующее воздействие» на военно-политическую и военно-стратегическую обстановку в мире. При этом ими отнюдь не снимается задача развертывания в более отдаленной перспективе глобальной противоракетной системы; ограниченные варианты системы по-прежнему рассматриваются некоторыми американскими политическими и военными как промежуточный этап на пути к ее полномасштабной реализации. Примечательно, что речь уже не ведется об отказе от ядерных средств в будущей противоракетной системе даже ограниченного назначения. В официальном документе госдепартамента США «Стратегическая оборонная инициатива» от 4 июня 1985 г. прямо говорится: «Мы будем продолжать исследовать многообещающие концепции (создания противоракетных средств – Авт.), предусматривающие использование ядерной энергии для устройств, которые могли бы уничтожать баллистические ракеты на значительном расстоянии» [7.11].

При этом, помимо использования рентгеновских лазеров с накачкой от ядерного взрыва, влиятельными американскими специалистами активно обсуждается вопрос о необходимости использования ядерных боеголовок на противоракетах системы ПРО для поражения баллистических ракет другой стороны на конечном участке их траектории [7.12].

Создание промежуточных, не претендующих на высокую эффективность, вариантов противоракетной системы обосновывается, в частности, необходимостью защиты США от «третьих стран», т.е. государств, которые могут стать обладателями ядерного оружия в недалеком будущем и которые могли бы, как полагают некоторые западные эксперты, шантажировать своим ядерным оружием даже великие державы.

Выдвигается тезис и о том, что ограниченная ПРО, неспособная отразить сколько-нибудь мощный ракетно-ядерный – ни первый, ни ответный – удар по населению и промышленности, все же позволила бы уберечь страну от случайных, несанкционированных запусков ракет с ядерными боеголовками.

Сторонники ограниченно-эффективной системы ПРО в США утверждают также, что такая система оказалась бы фактором сдерживания ядерной войны, повысив степень неопределенности в стратегическом планировании противника путем создания непомерно больших осложнений на пути планирования им первого удара.

Некоторые высокопоставленные представители администрации США считают желательным и технически осуществимым уже в обозримом будущем развертывание большого числа противоракетных комплексов (преимущественно наземного и воздушного базирования) для объектовой защиты пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет, которые становятся все более уязвимыми в связи с повышением точности и поражающей способности боеголовок другой стороны.

Аргументы изобретателей различных ограниченных вариантов противоракетной системы не выдерживают серьезной критики. Если руководствоваться нормальной политической и стратегической логикой, то становится очевидным, что куда более эффективным средством ограждения государств от ядерного шантажа, а тем более от применения ядерного оружия, было бы укрепление режима его нераспространения, снижение уровня международной напряженности в целом и особенно в тех регионах, где имеются государства – потенциальные обладатели ядерного оружия. Разумеется, при этом США и другие ядерные державы, следуя примеру СССР, должны на деле продемонстрировать другим государствам стремление к ограничению и сокращению своих ядерных вооружений, к чему обязывает ст. VI Договора о нераспространении ядерного оружия.

Полезными были бы шаги по уменьшению вероятности военного конфликта в духе заключенного между СССР и США соглашения о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны. Одним из шагов в этом направлении можно считать достигнутую в июне 1985 г. договоренность относительно немедленного уведомления о действиях стран при случайном возникновении угрожающей ситуации [7.13].

На встрече М.С.Горбачева с Р.Рейганом была также достигнута договоренность об изучении экспертами вопроса о советско-американских центрах по уменьшению ядерной опасности [7.14]. В этой связи представляется уместным отметить следующее. В специальном исследовании Стратегического авиационного командования США (проведенном по заказу сенаторов Нанна и Уорнера, занимающихся вопросами создания советско-американских центров по уменьшению угрозы случайного возникновения ядерной войны) отмечается 9 потенциальных средств (способов) доставки ядерного оружия «третьими сторонами» (включая террористические группы) [7.15]. Сопоставление этих средств (способов) с любыми, пусть даже самыми идеальными, возможностями будущего противоракетного оружия дает все основания заключить, что ни одно из этих средств не может быть перехвачено или нейтрализировано противоракетной системой – ни ее космическими, ни наземными, ни воздушными средствами.

Что касается довода об использовании широкомасштабной противоракетной системы с элементами космического базирования для защиты от случайных, несанкционированных запусков ракет с ядерными боеголовками, то на первый взгляд он может показаться кое-кому привлекательным. Однако те, кто его выдвигает, умалчивают, что противодействовать таким запускам можно технически гораздо менее сложными и недестабилизирующими в военно-стратегическом и политическом отношениях мерами – например, повышая надежность самоликвидирующих устройств в стратегических средствах доставки с автономными системами наведения, что позволило бы взрывать носитель (без подрыва ядерной боевой части) по команде с пульта управления запустившей его стороны с минимальным ущербом для населения и окружающей среды.

Необходимо соизмерять также риск случайного, несанкционированного запуска ракеты не только с военно-политическими и экономическими издержками создания широкомасштабной системы ПРО, но и с опасностью самоактивации такой системы в результате ошибки в подсистеме обнаружения и опознавания цели или в подсистеме боевого управления ПРО, о чем подробно говорилось в гл.5 данной книги. Некоторые расчеты указывают на то, что вероятность ошибки или сбоя в работе подсистемы боевого управления будет существенно выше вероятности случайного запуска, особенно если ракетно-ядерные арсеналы обеих сторон подвергнутся в результате взаимоприемлемых договоренностей значительным сокращениям (при которых, кроме прочего, не увеличивалось бы отношение числа боеголовок одной стороны к числу объектов стратегических сил другой), а надежность средств предупреждения о ракетном нападении и управления соответствующими силами будет целенаправленно повышаться.

Противоречащим диалектике современного стратегического взаимодействия как сложной динамической макросистемы является и утверждение

ряда представителей вашингтонской администрации о том, что ограниченная система ПРО будет иметь стабилизирующее значение вследствие повышения степени неопределенности в стратегическом планировании первого ядерного удара для другой стороны.

Во-первых, авторы этого тезиса умышленно игнорируют одностороннее обязательство СССР не применять ядерное оружие первым, в соответствии с которым, кстати, ставятся еще более строгие рамки организации жесткого контроля с целью исключения несанкционированного запуска ракет с ядерными боеголовками. Прими США и их обладающие ядерным оружием союзники такое же обязательство, международная ситуация стала бы значительно стабильнее и безопаснее с точки зрения снижения вероятности как преднамеренного первого удара, так и случайных и несанкционированных пусков ракет.

Во-вторых, современной стратегической обстановке уже присуща значительная степень неопределенности в силу наличия сложной совокупности разнородных факторов.

Такого рода неопределенность, как указывалось выше, в некоторых пределах может играть стабилизирующую роль. Снижение неопределенности относительно, например, возможности нанесения первого обезоруживающего удара играло бы очевидную дестабилизирующую роль. Однако и повышение степени неопределенности сверх обозначившегося в последние годы уровня представляется весьма опасным. Учитываемая в стратегическом и оперативном планировании одной стороны, эта дополнительная неопределенность неминуемо скажется и на степени неопределенности в планировании для другой стороны, что приведет к снижению устойчивости существующего стратегического равновесия и увеличению угрозы возникновения ядерной войны.

По мнению многих авторитетных специалистов, неопределенность в планировании первого обезоруживающего удара в современных условиях пока еще довольно велика. Разумеется, в более отдаленной перспективе вероятность такого удара может увеличиться вследствие навязываемого Соединенными Штатами дальнейшего наращивания числа боеголовок, повышения их точности и поражающей способности*, а также в результате появления новых средств стратегической противолодочной борьбы. Но это лишь дополнительный аргумент за то, что существует настоятельная необходимость для принятия решительных мер по предотвращению такой ситуации, в которой первый удар становится все более соблазнительным.

Одной из действительно эффективных мер по предотвращению создания потенциалов первого удара было бы прекращение наращивания ядерных вооружений в количественном и качественном отношениях как первый шаг на пути значительных его сокращений, вплоть до полной ликвидации к 2000 г. Важнейшим шагом в этом направлении было бы полное запрещение и прекращение всех ядерных взрывов. Такие действия сторон предотвратили бы, в частности, рост оснащенности сторон ядерным оружием высокой точности, способным поражать высокозащищенные цели, т.е. наносить «обезглавливающие» и «обезоруживающие» удары. Необходимо было бы также предпринять согласованные шаги по ограничению противолодочной активности, увеличивающей стратегическую нестабильность, как и ряд других мер, уменьшающих вероятность и возможности первого обезоруживающего удара. Соответствующие предложения настойчиво выдвигаются Советским Союзом. В этих предложениях учитываются интересы безопасности всех сторон и конструктивные идеи, выдвигаемые на Западе.

Наконец, разработка зональных противоракетных систем для прикрытия установок МБР вне пределов, оговоренных Договором о ПРО 1972 г. и Протоколом к нему 1974 г., как одного из важнейших средств материального обеспечения обсуждаемых американскими военными концепций «затяжной» и «ограниченной» ядерных войн, оказала бы дестабилизирующее действие.

Вашингтонскими стратегами рассматривается «ограниченный», «контролируемый» обмен ударами по пусковым шахтам МБР без нанесения ущерба промышленным объектам и административным центрам, без крупных потерь среди мирного населения, в результате которого военные действия прекращались бы «на условиях, более предпочтительных для США». Советская военная доктрина, базирующаяся на реалистических представлениях о природе и характере ядерной войны, отвергает идею ее «ограниченности» как несостоятельную – иллюзорную и исключительно опасную.

В то же время СССР и его союзникам приходится учитывать и такого рода концепции американского военно-политического и военно-стратегического мышления, какими бы нереалистичными они ни были.

До наступления ядерной эры принятие на вооружение государством нереалистичных схем ведения войны означало, в первую очередь, повышение вероятности поражения этого государства в войне. В известной мере, с чисто военной точки зрения, это было выгодно его противникам. Сегодня к этому приходится относиться по-иному. Государственное руководство, которое берет на вооружение концепции и доктрины, не учитывающие реальную природу войны и системный характер стратегического баланса, исходящие из возможности «управляемости» и «ограниченности» военного противоборства с применением оружия массового уничтожения, окажется в случае начала войны перед непредвиденным ходом событий, что вынудит его ввести в действие такие средства, которые приведут к всемирной катастрофе.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов... Москва, Мир, 1986 - Технические науки
  2. 7.з. Ограниченные варианты противоракетной системы и военно-стратегическое равновесие - Технические науки
  3. Введение - Технические науки
  4. 7.1. Общие военно-политические вопросы, связанные с созданием противоракетной системы - Технические науки
  5. 7.2. Ядерный паритет, противоракетное оружие и вопросы устойчивости военно-стратегического равновесия - Технические науки
  6. 7.4. Противоракетное оружие и европейская безопасность - Технические науки
  7. 7.5. Заключение - Технические науки
  8. Заключение - Технические науки
  9. Потенциальные боевые компоненты космического эшелона широкомасштабной противоракетной системы - Технические науки
  10. Использование средств поражения космического эшелона для ударов по воздушным и наземным объектам - Технические науки
  11. 8.2. «Стратегическая оборонная инициатива» и международное право - Технические науки
  12. Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  13. 2.2. Оперативная надежность боевых космический станций - Технические науки
  14. 5.2.1. Архитектура подсистемы боевого управления и проблема уязвимости - Технические науки
  15. 6.2. Развитие стратегических ядерных вооружений как мера по сохранению способности к адекватному ответному удару - Технические науки
  16. Глава 20. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. - Исторические науки
  17. 8.2. Соотношение развития индивидуальности и воспитания личности - Педагогика
  18. Глава 14. ЕВРОПА И ВИЗАНТИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА - Культурология
  19. 6.1 Киевская Русь (IX - ХИ вв.) - Исторические науки
  20. 16.2. Экономические кризисы второй половины XX в. - Исторические науки

Другие научные источники направления Технические науки: