Культурология

Горелов А.А. Культурология: Учеб. пособие. - М.: Юрайт-М, 2001. - 400 с.
Глава 15. МУСУЛЬМАНСКАЯ КУЛЬТУРА
«Сынок мой, вижу я во сне, что закалываю тебя в жертву и посмотри, и посмотри, что ты думаешь». Он сказал: «Отец мой, делай, что тебе приказано; Ты найдешь меня, если пожелает Аллах, терпеливыми. Коран История Основу мусульманской культуры мусульманского мира составляет ислам (в буквальном переводе с арабского — предава- ние себя богу, покорность). Слово мусульманин (от муслим) также означает покорность, поклонение. Ислам был третьей по времени образования мировой религией. Его основатель Мухаммед (570—632) родился в Мекке и там начал проповедовать, но затем вынужден был уехать в Йас-риб (будущую Медину). Сподвижник Мухаммеда, ставший после его смерти халифом, т. е. главой мусульманской общины Абу-Бакр объединил Аравию вокруг Медины. При следующем халифе Омаре арабы побеждают Персию и отбирают у Византии Египет, Сирию и Палестину. Возникает Арабский халифат. Канонический текст Корана, включающий записи высказываний Мухаммеда, составлен при халифе Османе в 644—656 гг. К началу VIII в. мусульманские войска захватили Самарканд, Ташкент и дошли до берега Инда и границы Китая на востоке, поработили Карфаген, северный берег Африки, запад Испании. В IX в. Арабский халифат распался, но осталась мусульманская культура, объединявшая население многих стран. В XIV в. ислам принимают монголы. В XV в. возникает могущественная Турецкая империя, которой удалось захватить Византию. Кроме того, существовали еще два крупных мусульманских государства: империя Сефевидов в Персии и государство Великих Моголов в Индии. Христианам удалось одержать победу над мусульманами (маврами) только в XV в., когда они изгнали их из Испании. Мусульманскую культуру так же, как и средневековую европейскую, можно отнести к религиозному типу. По мнению А. Кре-—L-241 Мусульманская культура КУЛЬТУРОЛОГИЯ бера, «магическая религиозная система оказалась едва ли не единственным явлением, вокруг которого позднее сложилась мощная и богатая цивилизация. В этом отношении — а именно в том, что комплекс формул, относящихся к человеческой вере и поведению предшествовал развитию крупной культуры и стал ее стержнем, — арабская цивилизация напоминает индийскую и китайскую» (Кребер Д. Антология исследований культуры. СПб., 1997. С. 477). Как христианская религия создала христианскую цивилизацию, так ислам создал арабскую цивилизацию. Только доминирующим институтом при этом была не церковь, а политическая организация — халифат. Завоевав в средние века огромное пространство, простиравшееся от Индии до Испании, арабы всюду несли с собой ислам, десятичную систему исчисления с арабскими цифрами и сказки «Тысячи и одной ночи» с Синдбадом-мореходом. Ислам Ислам, основанный на арабских преданиях и Ветхом Завете, остался верным представлению о боговдохновлен-ных пророках, одним из которых объявил себя Мухаммед. Он не перешел принципиальной грани, которую преодолел Христос, заявивший о себе, как о Сыне Божьем. Таким образом, ислам ближе к Ветхому Завету, чем христианство. Различия между исламом и христианством определяются различием культур, в которых произошли и развивались данные религии, и они не больше, чем различия между именами Моисей и Муса. Между исламом и христианством нет принципиальных религиозных разногласий, и 1500-летняя борьба — борьба цивилизаций, государств и народов. Действительно, с религиозной точки зрения не столь важно, сколько у мужчины может быть жен — одна или четыре, и как он представляет себе рай — с гуриями или без. Не столь важно, является ли основатель религии пророком, через которого говорит с людьми Бог, или сыном Божьим и самим Богом. Если бы не национальные и социальные обстоятельства, ислам вполне бы мог «сотрудничать» с христианством. Учитывая, что ограниченный азиатским регионом буддизм не является мировой, в строгом смысле слова, религией (это, ско-рее, первая региональная религия), и что ислам можно классифицировать, как разновидность иудео-христианской традиции, христианство остается единственной мировой религией, а Христос — эталонной, образцово-показательной жертвой, приведшей религию к господству. Торжество ислама в ближневосточном мире опреде- 242 — лялось скорее всего тем, что он оказался инструментом скрепления разнообразных народов Ближнего Востока. Христианство выполнило аналогичную роль в Западной Европе, налицо элемент подражания как в содержательном, так и в организационном плане. Таким образом, хотя ислам и признает Христа одним из пророков наравне с Мухаммедом, очевидно, что значение Христа выше. По нашему мнению, это можно объяснить жертвой Христа, оказавшейся достаточной и для создания еще одной религии, похожей по форме и соответствующей национальному характеру народов, населяющих данную территорию. Ислам — усеченное христианство без жертвы. Когда в Мекке был организован заговор с целью убийства Мухаммеда, он избежал смерти с помощью хитрости — на его место лег спать его двоюродный брат Али (Пи-отровский М.Б. Коранические сказания. М., 1991. С. 65). Лишенный главного достоинства христианства — жертвы — ислам остался как бы «побочной ветвью» (Карлейль Т. Теперь и прежде, с. 65) культурного процесса. Но он имел значение для консолидации самого арабского мира и способствовал выходу его на мировую арену. Создание уже в VII в. огромного арабского государства свидетельствует о том, какое большое социальное интегрирующее значение имеет религия. В Аравии в то время существовали последователи и иудаизма, и христианства. Мухаммед создал религию, которая стала оригинальным синтезом того и другого. Э. Ренан назвал ислам в некотором роде восстановлением иудаизма в том, что в нем наиболее характерно для семитической расы (Ренан З..Жизнь Иисуса. М., 1990. С. 165). Аравизированные до него иудаизм и христианство Мухаммед уложил в логичную схему. Из христианства были удалены такие вызывающие споры представления, как триединство Бога. В соответствии же с иудаизмом Мухаммед отрицал божественное происхождение Христа, но признавал божественное происхождение его учения. Христос превратился в пророка, наподобие Мухаммеда, но Мухаммед поднимался над Христом как более поздний и последний пророк. Сам Мухаммед признавал ислам исправлением допущенных иудеями и христианами искажений воли Аллаха, провозвещенной им Ибрахиму (библейский Авраам). Можно рассматривать ислам как попытку преодоления подмен, которые исказили первоначальный смысл иудаизма и христианства. Это своеобразная Реформация, идущая от самого Бога. -243 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Из трех мировых религий ислам наиболее рационален. Это особенно заметно по художественной литературе. Так, крупнейший мусульманский эпос «Шахнаме» начинается «Словом о разуме». Ислам — шаг на пути рационализации религии, в то же время подрывающий его господствующую роль в культуре. Споры относительно признания Мухаммеда пророком связаны с вопросом о бессмертии, который решен в христианстве признанием воскрешения Христа. Ислам, как и христианство, в отличие от буддизма, обещает человеку вечную жизнь. Мухаммед хотел, чтобы и иудеи, и христиане приняли его синтез, но этого не произошло. Иудеи отказались принять мессию из неиудеев, а место мессии в христианстве уже было занято. Ислам приобщил религию к нуждам арабов и расширил арабский мир, но не заменил ни иудаизм, ни христианство и стал одним из вариантов монотеизма. Роль, которую у греков, римлян, язычников Аравии играла судьба, рок, фортуна, в исламе перешла к единому Богу. В Коране показано, как религиозная мысль шла от возникающего к вечному. «И когда покрыла его ночь, он увидел звезду и сказал: «Это — Господь мой!» Когда же она закатилась, он сказал: «Не люблю я закатывающихся... Я обратил лицо свое к тому, кто сотворил небеса и землю, поклонясь ему, чисто, и я — не из многобожников» (Коран. 6, 76, 79). Древнеаравийский пантеон божеств образовался из куль-' та предков в соответствии с цепочкой: захоронение предков -* политеизм —> монотеизм.
Аллах (от ал-илах — божество) — имя одного из высших богов аравийского пантеона. В исламе он стал единственным богом и создателем всего. «Нет никакого божества, кроме Аллаха, и посланник его — Мухаммед». Аллах мусульман в принципе идентичен богу иудеев и христиан. Итак, имя Аллаха — от языческих арабских верований; то, что он единственный Бог — от иудаизма; а то, что Мухаммед последний пророк — от христианства. Коран (чтение) — самый ранний памятник прозы на арабском языке, воспринятый как слово Аллаха, сыграл значительную роль в формировании единого литературного языка арабских народов. Исследователи признают, что Коран был неосознанным творением Мухаммеда и помещают его между фольклором и авторским творчеством. Когда начинаешь читать Коран, то удивля- 244 — Мусульманская культура ешься, как много в нем из Библии. Многие ветхозаветные повествования перенесены с соответствующим изменением имен на арабский язык — Моисей стал Мусой, Иисус — Исой и т. п. Единственное крупное изменение — это отказ от христианского догмата троичности Бога как Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. Представление же о едином Боге, об аде, рае, дне Воскресения, Страшном Суде, некоторые заповеди («не клянись») перешли в Коран из Библии. Культурный идеал Корана по сути совпадает с христианским. Интересно, что в Коране в притче об изгнании из рая говорится о том, что Иблис (Сатана) искушал первых людей попробовать плодов с «древа вечности», чем подтверждается версия Дж. Фрэзера о мифологической первоначальности именно этого древа и стало быть желания людьми бессмертия. Райское дерево в Коране — смоковница-олива — совпадает у мусульман и гностиков. Совпадает также знание Адамом имен всех вещей, что противоречит библейскому представлению о запрете вкушения с древа познания добра и зла. Мусульманское предание о перенесении Мухаммеда в Иерусалим и о посещении им ада и рая, возможно, повлияло на сюжет «Божественной комедии» А. Данте. Представление о Страшном Суде сродни не только христианским, но и египетским: «И у кого тяжелы будут его весы — те счастливые, а у кого легки его весы, — те, которые нанесли убыток самим себе, в геенне пре будут вечно» (Коран. 23. 104—105). ., В Коране много повторов, обычных для эпоса. Отдельные части — суры — распределены по объему. Ранние суры — короткие, поскольку в начале своей деятельности Мухаммед говорил короткими, отрывочными фразами. Поздние проповеди, ниспосланные Мухаммеду в Медине, более спокойны и рассудительны. Ангелы пришли в Коран из христианства, а вот джинны — духи, которые могут быть и дружественными, и враждебными лю-дям> — исконно аравийские существа. Злые джинны, которых называли еще шайтанами, были опорой дьявола — Иблиса. Ангелы жили на небесах, джинны — на земле. Ангелы в Коране ниже человека в том смысле, что Аллах научил человека именам всех созданных вещей, а ангелы не могли назвать их, хотя человека Бог создал из глины, а ангелов из огня. Отсюда истоки неповиновения Иблиса: как можно кланяться созданным из глины людям суще- —-245 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Мусульманская культура ству, созданному из огня? Потомство людей на земле стало объектом борьбы между Аллахом и Иблисом (элемент зороастризма). Аллах предоставляетираво Дьяволу искушать людей и наказывает тех, кто поддается. Мировая.история предстает в Коране как цепь катастроф, происходящих с разными народами, созданными и уничтожавшимися Аллахом. Пользуясь дарованными Аллахом благами, каждый из народов забывал про веру и становился обуреваем гордыней. Аллах избирал из среды людей пророков, чтобы их проповеди обращали людей к вере. Они появились в тяжелые времена неверия и развращения и пытались вернуть людей на путь истины. Большинство людей насмехаются над ними, пророков побивают камнями, но они стараются выполнить свою миссию на языке времени: У пророка и Аллаха есть взаимные обязанности. Пророк должен быть терпелив, а Аллах должен ему помогать в выполнении его миссии. В ответ на обвинения во лжи и сумасшествии Мухаммед говорит: «О народ мой! Творите по своей возможности; я тоже буду делать, и потом вы узнаете, к кому придет наказание, унижающее его, и кто — лжец. Выжидайте же, я вместе с вами жду!» (Коран.'11. 95—96). Коран акцентирует внимание на значении немногочисленных пророков и праведников. Без них мир был бы уничтожен Богом, ниспосылающим катастрофы, в которых гибнут все, кроме уверовавших. Хотя постоянно упоминается, что Аллах милостив и милосерден, тем не менее в Коране столь же часто подтверждается тезис о неизбежности наказания для неверующих. Жестокость Аллаха оправдывается следующим: «Аллах не был таков, чтобы их тиранить, но они сами себя тиранили» (Коран. 30. 8). Итак, Коран рисует такую картину мировой истории: сменявшие друг друга народы достигали благоденствия по воле Аллаха, но затем забывали о Боге, переставали следовать указаниям посланных им пророков, и за это Бог насылал катастрофы, в которых они погибали. Данная схема хорошо сочетается с принципом жертв и подмен. Кроме Корана источником, определяющим поведение мусульман, является сунна — совокупность правил поведения, основанных на хадисах — рассказах о жизни Мухаммеда. Строгое следование Корану и суннам определило понятие мусульманский фундаментализм. 246— С самого начала в исламе господствовала теократическая точка зрения, в соответствии с которой светская и религиозная власть неразделимы. Поэтому в мусульманстве не возник религиозный институт (церковь); существующий наравне с государством. Основное разделение мусульман на суннитов и шиитов (от араб, шия — партия) связано с вопросом организации власти. Согласно суннитам имамом, т. е. верховным правителем всех мусульман, является халиф. Шииты утверждают, что имам не может быть выборным и верховная власть является наследственной в роду Али — двоюродного брата Мухаммеда, женившегося на его дочери. В настоящее время ислам — вторая по численности последователей религия. Мусульман на земном шаре 800 млн человек. Около 90% из них сунниты. Этика ислама Социальные нормы, проповедуемые исламом, свидетельствуют о попытке создания справедливого общества, которая оказалась нереализованной. Как показывает история, возникновение таких идей характерно для переломных эпох в развитии общества. Относительно конкретных бытовых предписаний Коран отличается от Библии настолько, насколько обычаи и традиции древних арабов, живших на Аравийском полуострове, отличались от обычаев народов, в среде которых возникло и развивалось христианство. Коран запрещает ростовщичество, азартные игры, вино, свинину, но разрешает многоженство. Исключалось поклонение изображениям бога и музыка в мусульманских храмах — мечетях. Пять основных моральных заповедей ислама', исповедание единобожия и признание пророческой миссии Мухаммеда, пятикратная ежедневная молитва — намаз «ключ к раю», паломничество в Мекку на родину пророка Мухаммеда, пост в течение одного месяца в году (когда разрешается есть ночью, но не днем), налог в пользу бедных (нечто вроде христианской милостыни). Когда Мухаммеда спросили, какое деяние наиболее добродетельно, он ответил: «Чтобы ты умирал, а язык твой поминал Аллаха, великого и всемогущего». Богослужения состоят из общей молитвы, чтения Корана и проповеди. Моральные предписания не сосредоточены в Коране в одном каком-либо месте, и несмотря на некоторые противоречия сре- — 247 Мусульманская культура КУЛЬТУРОЛОГИЯ ди них нет таких расхождений, как между 10 заповедями Ветхого Завета и Нагорной проповедью Христа (так и должно быть, поскольку Коран создан одним человеком — А.Г.). Кое в чем мораль Корана напоминает заповеди Ветхого Завета (например, повторяется заповедь «око за око» — Коран. 5, 49). Без Христова «непротивленчества» ислам более воинственен к тем, кого называет неверными, т. е. немусульманам — одно из предписаний ислама состоит в священной войне за веру (джихад). У мусульман есть специальное слово, обозначающее пожертвовавших собой за веру и почивших мученической смертью — шахид. Им гарантирован рай, куда они попадут, минуя испытания в аду и в мусульманском чистилище. Как писал Пушкин в «Подражании Корану»: «Блаженны падшие в сраженье: теперь они вошли в эдем и потонули в наслажденье, не отравляемом ничем». В других случаях Коран ближе к Новому Завету: заповеди «не клянись» и «невыпячивание добрых дел» соответствуют мусульманской «Если вы открыто делаете милостыню, то хорошо это; а если скроете ее, подавая ее бедным, то это — лучше для вас и покрывает для вас ваши злые деяния» (Коран. 2. 273). Большое значение в Коране уделяется понятию благочестия. «Не в том благочестие, чтобы вам обращать свои лица в сторону востока и запада, а благочестие — кто уверовал в Аллаха и в последний день, и в ангелов, и в писание, и в пророков, и давал имущество, несмотря на любовь к нему близким и сиротам, и беднякам, и путникам, и просящим, и на рабов, и выстраивал молитву и давал очищение, — и исполняющие свои заветы, когда заключат, и терпеливые в несчастье и бедствии и во время беды, — это те, которые были правдивы, это они — богобоязненные» (Коран. 2. 172). Коран, как и Библия, обещает исполняющим моральные заповеди вечное блаженство. «И устремляйтесь к прощению от вашего Господа и к раю, ширина которого — небеса и земля, уготованному для богобоязненного, которые расходуют и в радости и в горе, сдерживающих гнев, прощающих людям» (Коран. 3. 127— 128). «А те, которые уверовали и творили благое, те — обитатели рая, они в нем вечно пребывают» (Коран. 2. 75—76). Тем же, кто делает зло, Коран грозит возмездием. «Да! Тот, кто приобрел зло и кого окружил его грех, то они — обитатели огня, они в нем вечно пребывают». Возмездие рассматривается 248- Кораном, как способ воспитания и формы его могут показаться очень жестокими уже здесь на земле, не говоря о небе. «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что ни приобрели, как устрашение от Аллаха. Поистине Аллах — великий, мудрый» (Коран. 5. 42). Женщина, по Корану, как и по Библии, должна повиноваться мужчине, но опять-таки в Коране это выражено в более сильной форме. «А тех, непокорности которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их» (Коран. 4. 38). В Коране еще больше, чем в Библии подчеркивается вред сомнения. «Истина — от твоего Господа. Не будь же сомневающимся» (Коран. 3. 43). Неизбежное противоречие монотеистических религий между всемогуществом Бога и наличием зла в мире Коран разрешает следующим образом: зло Аллах посылает для испытания человека. Зло — произведенное Богом и стало быть объективно существующее искушение человека пороком, которому он, обладая свободой воли, может поддаваться или нет. Проводником зла выступает свободная воля человека. «Что постигло тебя из Хорошего, то — от Аллаха, а что постигло из дурного — то от самого себя» (Коран. 4. 81). Все послано Богом, но ответственность за свои поступки несет сам человек. О соотношении божественной предопределенности и свободной воли человека мусульманские теологи спорили столь же рьяно, как и христианские, но в целом ислам более фаталистичен, чем христианство. В Коране неоднократно повторяется, что Аллах воздает всем по заслугам и сообщает благодать тем, кого любит. «Быть благословенным на бытие правым и добрым составляет часть человеческого счастья, равно как часть его несчастья — непрекращающиеся ошибки» (Роузентал Ф. Торжество знания. М., 1978. С. 85). «Вложи в его руку меч, избавь его от бессилия. Пусть он станет либо борцом за веру, либо грабителем. Мы оказали милость человеку, дав ему свободу воли. Половина стала пчелами, половина змеями» (Коран. 24. 35). Зачем испытывать человека? Целомудрие ничего не стоит, если отсутствует искушение пороком. Среди добродетелей, почитаемых в исламе, можно назвать разум, рвение, скромность, богобоязненность, праведность, верность, искренность, смирение, негневливость, прощение, а среди отрицательных свойств характера — склонность к мирским ук- 249 Мусульманская культура КУЛЬТУРОЛОГИЯ рашениям, жадность, ненасытность, похотливость, которые в символической форме представлены четырьмя птицами: павлином, уткой, вороной и петухом. Как в любой религии, основополагающее значение в исламе имеет вера. Но в отличие от христианства мусульманство высоко ценит и знание. Решая вопрос о сущности веры мусульманские богословы ссылаются на слова пророка: «Вера есть знание в сердце». Веру в Аллаха связывали в исламе с признанием его истинным. Отсюда уважение к знанию. В определенном смысле ислам является синтезом греческой философии и христианской веры: обучение рассматривается в мусульманстве как религиозный долг и путь в рай, а ученый человек превосходит благочестивых верующих, насколько полная луна превосходит звезды. «Знание есть самое исключительное счастье и наивысшее совершенство и достоинство» (Роузентал Ф. Торжество знания. С. 240). Али говорит: «Знание лучше собственности, ведь знание защищает тебя, тогда как собственность должен защищать ты сам. Тратя собственность мы теряем ее, тогда как знание от траты процветает», «Человек, который не способен ценить историю и поэзию, который засыпает, слушая стихи или рассказы из истории, подобен ослу в обличье человека» (Там же. С. 250—251). «Знание —• высшее благородство, так же как любовь — сильнейшая из уз». Пророк Мухаммед сравнивал «ученых на земле со звездами в небесах» — «Твое знание принадлежит твоей душе. Твое богатство принадлежит телу». Отсюда рекомендация: «Сын, сиди у ног мудрецов, поближе к ним, ибо Бог дает сердцам жизнь через свет мудрости, подобно тому, как Он дает жизнь мертвой почве посредством небесного дождя». Овладеть знанием, однако, не просто. «Знание есть нечто такое, что не дается тебе даже частично, пока ты не предашься ему полностью, а когда ты целиком предашься ему, то обретешь лишь надежду, но не уверенность, что тебе достанется эта частица». Зависит это и от намерений человека. «Искать знания — хорошо, и распространять знание — хорошо, если делается с праведными намерениями». Люди, лишившиеся определенных нравственных качеств, могут лишиться и знания. Знание — свет, который может исчезнуть от сутяжничества и препирательства. Первый признак исчезновения знания — потеря смирения. Человек знает до тех пор, пока 250 —-^^— ищет знания и продолжает учиться. Когда же он считает, что уже знает, он превращается в невежду. Мухаммед выделял четыре порока знания: хвастовство своими знаниями; ощущение превосходства перед признанными учеными; использование знания в соревнованиях с дураками или с целью привлечения людей на свою сторону; попытки добиться посредством знания благосклонности со стороны людей, занимающих влиятельное положение. Ученый не пользуется знанием ради денег. Преисполненное достоинства спокойствие ученого вызывает у людей желание учиться. Человек может заслужить любовь Бога, если он, будучи ученым, в то же время ведет себя так незаметно и скромно, как если бы был невежественным. Вслед за верой, знанием, благочестием идет действие. Мусульманская этика зиждется на неразрывном единстве знания, веры и действия. Мало верить, чтобы попасть в рай. Нужны еще добрые деяния. Знаменитый принцип Али: человек ценится по тому, что он знает или умеет делать. «Как воину бессмысленно тратить всю жизнь на экипировку, так и ученому — на накопление знания», «Знание без действия — что лук без тетивы», «Знание есть начало действия, а действие есть конец знания; начало без конца бесплодно, а конец без начала абсурден». Собственные деяния, например, раздача милостыни, обеспечивают божественную защиту, если это усваивается окружающими. Распространение знания так же, как действие, рассматривается как долг ученого (подобно тому, как долг каждого человека — учиться). В мусульманской литературе существует понятие ада-ба как воспитания, соединяющего в себе обучение основным представлениям всех наук плюс овладение кодексом поведения, основанным на соблюдении обычаев и благочестия. Прививаемые при таком образовании качества — застенчивость, стремление избегать дурного общества, способность к упорному труду, выносливость, бесстрашие, серьезность. Условия приобретения знания — проницательный ум, избыток времени, способности, упорный труд, опытный учитель, желание. Среди требований, которым должен удовлетворять учитель — благочестие, чувство собственного достоинства и другие, а среди обязанностей ученика особо подчеркивается подчинение авторитетам и соблюдение дисциплины. Плод такого образования: адиб — всесторонне образованный человек, в отличие от алима — человека, овладевшего знанием в какой-либо 251 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Мусульманская культура одной области. Адиб мог заниматься государственными делами и создавать литературные произведения на любую заданную тему. Он был прообразом европейского творца эпохи Просвещения. Как в христианстве, в исламе в дополнение к ориентации на общепринятые нормы поведения существует мистическое направление на индивидуальное Я и бесконечное внутреннее самосовершенствование. Мусульманских мудрецов-мистиков называли суфиями (от араб, суф — шерстяной плащ) и есть много общего между ними и христианскими мистиками. Внутреннее самосовершенствование признается в исламе бесконечным. «Нет, мне до цели не дойти, и, видно, нет конца пути» (Коран. 17.46). Этика суфиев предусматривает соблюдение основных заповедей ислама, но в более сильной степени: больше молитв и паломничеств (причем и в места, связанные с жизнью суфийских святых, что может рассматриваться как еретичество), пост вплоть до каждого второго дня. Что же касается налога в пользу бедных, то он отпадает, поскольку монахи-дервиши и суфии обрекают себя на добровольную нищету. Мусульманская Ислам — это попытка соединения веры и философия разума, что подтверждают частые ссыл ки мусульманских авторов на греческую философию. В мусульманской философии выделяют два направления: аристотелизм как попытка рационального объяснения истин Откровения (Аль-Фараби (870—950), Авиценна (980— 1037)) и суфизм как мистическое истолкование Корана (Аль-Га-зали (1058-1111), Ибн-Араби (1165-1240)). Арабы первые осуществили синтез религии с философией Аристотеля, который затем продолжил Фома Аквинский. Таким образом, они внесли крупный вклад в мировую культуру и подготовили европейское Возрождение. Как мистико-аскетическое течение в исламе суфизм сформировался на территории нынешнего Ирака и Сирии в середине VIII в. Его относят к мистико-пантеистическим учениям, возникшим как протест против ортодоксального ислама. Цель — слиться с Богом путем внутреннего очищения и самосовершенствования. Каждый, по учению суфиев, содержит в себе божественную субстанцию. В суфизме существует несколько течений — от под- 252 — нимающих человека до уровня Бога до призывающих людей к непротивлению злу. У суфиев было представление о «божественном свете», исходящем от Аллаха, который несет в себе часть души человека — «тайник сердца», обращенный к Богу. В суфийском учении есть и концепция предвечного договора, заключенного между Аллахом и людскими душами до их появления в материальном мире.
Присягнув на верность Аллаху, души, обретя телесную оболочку, забыли о договоре. Цель суфия — вернуться к своему предвечному состоянию путем внутреннего самосовершенствования. Суфизм широко представлен в исламе не только потому, что мистицизм свойственен любой религии, но и в силу специфических причин, к которым следует отнести запрет на видимое изображение Бога. Бог как бы уходил из поля зрения людей, затрудняя его рациональное истолкование, и мистика приобретала исключительные права. В литературе есть притча об изучении слона в темноте. Дотронувшись до хобота, один человек решил, что слон похож на шланг. Второй ощупал ухо и пришел к выводу, что слон похож на опахало. Третьему попалась нога и он уподобил слона живой колонне. Четвертый, положив руку на спину, решил, что слон — это трон. Все по-своему правы, но никто не смог адекватно оценить Единое. Так стоит ли быть непримиримыми друг к другу, когда изучается столь сложный объект? В суфизме имеется представление о «стоянках» на «мистическом пути». В отличие от «мистических состояний», которые даруются Богом помимо воли человека, достижение «стоянки» требует постоянного самосовершенствования, самоконтроля и неукоснительного соблюдения соответствующих правил и ограничений. Только полное выполнение требований предшествующей «стоянки» гарантирует обретение последующей, причем добродетели, обретенные на низшей «стоянке», сохраняются на более высокой. Первой «стоянкой» является раскаяние. Вслед за раскаянием следует осмотрительность и благочестие. Оно влечет воздержание и аскетизм. Затем идет бедность — «плащ благородства». Бедность предполагает терпение, а оно — упование на Аллаха. Упование некоторые суфии связывают с «гибелью души» (т. е. своего «Я»). За упованием идет удовлетворенность, под которой понимается отказ от собственной воли и спокойствие, даже ликование сердца при ощущении мистической близости к —__253 Мусульманская культура КУЛЬТУРОЛОГИЯ Богу, слияния к ним. «Стоянки» обретаются путем подвижничества, служения и благочестивых упражнений. «Состояние» же нисходит на сердце, но не длится долго. К «состояниям» относятся наблюдение, любовь, страх, надежда, успокоение и т. д. .У суфийской практики много общего с православным старчеством — беспрекословное подчинение учителю, правила внутреннего распорядка и т. п. Суфийские братства с их иерархической организацией и определенным уровнем дисциплины напоминают христианские монастыри. Но в отличие от монашеских орденов на Западе, они не так строго организованы и не имели централизованного управления. Известный мусульманский мыслитель Ибн-Араби создал учение о «единстве бытия», включающее в себя суфийскую теософию, мусульманскую метафизику, неоплатонизм и другие компоненты. Оно основано на примате боговдохновенного интуитивного знания^ Ибн-Араби считал, что душа, воплощаясь в объекты материального мира, от мутности материальных з-лементов подвергается искажениям «низкой природы» материального бытия. Так объясняются жертвы, к которым принуждается культура, и , подмены, которые происходят, когда соответствующая отрасль культуры достигает материального господства. Искусство и научные знания Философские вопросы решались и в произведениях искусства. Проблему закона ставит «Шахнаме»: «Ты правый суд зовешь, но где же он? Что — беззаконье, если смерть — закон?» (Фирдоуси. Низами. Руставели. Навои. М., 1996. С. 15). Последовательность развития мусульманской культуры напоминает средневековую европейскую: сначала создается религия, а затем эпос, в котором присутствует религия, дорелигиозная мифология данного народа и частично подлинная история, которая еще не более важна, чем мифология и религия. К наиболее прославленным поэтам мусульманского мира относятся Фирдоуси (ок. 940—1020/1030) — автор грандиозного эпоса «Шахнаме»; О. Хайям (ок. 1048—после 1122) — математик и философ; Низами (1141—1203) — автор знаменитой поэмы о любви «Лейли и Меджнун »;Саади (1203/1208—1292) —егоперу принадлежит поэма «Бустан». Мусульманский эпос — это прежде всего «Шахнаме» («Книга о царях»), написанная на рубеже X—XI вв. Исследователи делят «Шахнаме» на три части: мифологическую, эпико-ге-роическую и историческую, что соответствует трем ступеням в развитии искусства: мифологической, эпической и реалистической. Сюжеты «Шахнаме» не новы. Если в «Царе Эдипе» сын убивает отца, не зная, что это его отец, то в «Шахнаме» отец убивает сына, не ведая, что это его сын. В египетской сказке о двух братьях жена одного из них обвиняет в насилии другого брата, отвергнувшего ее домогательства. В «Шахнаме» сын отвергает домогательства жены отца и за это она мстит ему. Поединок богатыря Сухраба с Гурдафарид напоминает сказание об амазонках и бой Зигфрида с Брунхильдой в «Песне о Нибелунгах». В «Шахнаме» включен мотив подвигов героя. Здесь их не двенадцать, как у Геракла,а семь в соответствии с иранской традицией. Как в любом эпосе видим противоречия и логические нестыковки. В одном повествовании шах Кей-Кавус выглядит заурядным человеком, в другом он — богатырь. Низами в самом начале поэмы «Лейли и Меджнун» утверждает необходимость свободы писательского творчества: «Изящество и легкость — вот узда, Чтоб речь была отважна и тверда, А от печали рабской и цепей Она звучит трусливей и слабей. И если нет на волю мне пути, Откуда слово ценное найти!»*. Написать поэму предложил Низами шах, и он сомневается, .что сможет выполнить работу по заказу. А дальше о том, как относиться к словам: «Цени слова дороже всех жемчужин, Чтоб голос твой услышан был и нужен». «Лейли и Меджнун» — одна из лучших поэм о любви в мировой культуре. Любовь Меджнуна и Лейли поднимается над чувственным желанием. Как писал позже Л. Джами (1414—1492), «любви чистота, в коей жажды слияния нет». Это напоминает су- ' Цитируется по: «Фирдоуси. Низами. Руставели. Навои». 255 254- КУЛЬТУРОЛОГИЯ фийскую любовь к Богу, которая в свою очередь близка к платонической любви. Наиболее известной из мусульманской персидско-таджик-ской поэзии (ее основоположник — Рудаки, живший в IX—XX вв.) присущи такие малые формы, как газель — лирическое стихотворение, в котором рифмуются первая, вторая и четвертая строчки каждого четверостишия; касыда — аналог европейской оды; рубай — рифмованное афористическое четверостишие. Наиболее известный автор рубай О. Хайям — последовательный критик ислама. Результат этого — безутешность и безнадежность, проглядывающая сквозь чашу с вином. В поэзии Хайяма преобладает скептицизм. «Приход наш и уход загадочны — их цели Все мудрецы земли осмыслить не сумели. Где круга этого начало, где конец, Откуда мы пришли, куда уйдем отселе?»* Слышны у Хайяма и буддистские мотивы: «Жестокий этот мир нас подвергает смене Безвыходных скорбей, безжалостных мучений. Блажен, кто побыл в нем недолго и ушел, А кто не приходил совсем, еще блаженней». К этому выводу приходит тот, кто считает: «Я душу получил на подержанье только И возвращу ее, когда настанет срок». Сзади почти повторяет Конфуция: «Муж благородный радостей нигде не ищет, коль народ его в беде». Притчи Д. Руми (1207—1273) напоминают «Притчи Соломоновы». Непритязательные, но глубокие стихотворные рассказы о мудрости писал А. Джами, последний из славной плеяды мусульманских поэтов, который был и суфийским шейхом. В рассказе о городе людей, чистых нравом, он создал утопический образ страны, в которой нет ни богатых, ни бедных, ни господ, ни рабов. О себе Джами написал, что он нанизывает «ожерельем жемчуг слова на нитку строк». ' Цитируется по: «Классическая восточная поэзия». 256- Мусульманская культура Перенесший ирано-эллинистическую традицию обрамленного повествования на арабскую почву, прозаик Ибн аль-Мукаф-фа (723/724—759/760) в «Калиле» и «Димне» провозгласил принцип «забавляя — поучай», ставший основным в арабской дидактической прозе — «облек он мудрость в одеяние смеха». Крупным памятником арабской культуры и по значению, и по объему является «Тысяча и одна ночь». Древнейшую основу ее составляет арабский перевод VIII в. с персидского индо-иранских сказок, входивших в сборник «Тысяча сказок». Составленный в IX—X вв. арабский сборник «Тысяча ночей» содержал помимо индо-иранских арабские материалы. В XII—XIII вв. собрание обогатилось новыми текстами азиатского и египетского происхождения и получило окончательное название. По мере увеличения арабского ареала росло разнообразие сказок. Форма произведения—так называемая обрамленная повесть, рассказ в рассказе, — восходит к древнеиндийской литературе. «Тысяча и одна ночь» напоминает и европейский «Декамерон». Широко известны сказания о Ходже (что значит духовный наставник) Насреддине — тюркском народном герое, похождения которого широко распространены в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Историческим прототипом его был турок-сельджук, живший в XIII в. Впервые рассказы о Насреддине записаны в XVI в. Несколько неожиданна знаменитая «Книга попугая» Нах-шаби (поел. чете. XIII в. — 1350), законченная в 1330 г., которая по форме обрамленного рассказа напоминает «Тысячу и одну ночь», но содержит много стихотворных включений. Книга написана характерным для Востока изысканным вычурным слогом, с необыкновенно тонким юмором. Общее направление развития мусульманской литературы напоминает европейское средневековое: от героического эпоса «Шахнаме» через куртуазный эпос газелей Сзади и Хафиза к сатире «Книги попугая», в чем-то аналогичной прозе Ф. Рабле, в свою очередь восходящей к Лукиану. Мусульмане унаследовали от иудаизма запрет на изображение живых существ, и поэтому из изобразительных искусств особое рззвитие в исламе получила орнаменталистика преимущественно растительного характера. Одной из форм орнамента была каллиграфия. Знаки и слова имели символическое религиозное значение. Слово «Аллах» обозначзлось четырьмя верти-кзльными линиями, которые символически изображали буквы, 9 Культурология 257 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Мусульманская культура входящие в данное слово. Два пересеченных квадрата образовывали восьмилучевую звезду — самый распространенный элемент мусульманской орнаментики. Треугольник изображал око Бога, пятиугольник символизировал пять заповедей ислама и т. п. В VI в. сложился тип арабской мечети, напоминающий крепость с глухими стенами и квадратным или прямоугольным двором. Рядом воздвигался минарет — башня, с которой специальный служитель — муэдзин обращался с призывом правоверных к молитве. Минарет мог быть квадратным или круглым. Замечательными примерами мусульманского зодчества являются мечеть «Купол скалы» в Иерусалиме, построенная в 687—691 гг. на месте разрушенного римлянами храма царя Соломона; мечеть Омейя-дов, возведенная в 705—715 гг. в Дамаске (она была перестроена из христианской базилики Иоанна Крестителя, воздвигнутой на месте римского храма Юпитера Дамасского, основанием которого послужило святилище арамейского бога Хадада); мавзолей Тадж-Махал в Индии; дворцы Альгамбра в Испании и др. То, что в Коране не славили «нищих духом», дало возможность исламу овладеть духовными богатствами других народов. В отличие от христианства, которое завоевывало себе место под солнцем, борясь с высокоразвитой языческой культурой Рима, ислам полемизировал с христианством и не отрицал значения рациональных отраслей культуры. Через христиан арабы познакомились с греческой наукой. Центр научной деятельности перемещался на берега Тигра и Евфрата в Куфу и Басру. Все научные знания делились на науки о природе, науки о боге и математические науки. К последним относились арифметика, геометрия, астрономия и музыка, т. е. те из «семи свободных искусств», которые в средневековой Европе составили квадривиум. Математические науки вместе с логикой считались подготовительными для изучения естествознания и богословия. Кроме этих наук, относящихся к теоретической философии (четкого разделения науки и философии не было), выделяли практическую философию, куда входили этика, экономика и политика. Из европейского тривиума риторика и диалектика входили в логику, а грамматика — в богословие. Кроме греческой на мусульманство оказала влияние индийская наука. Арабы использовали возникшие в Индии цифры, которые под именем арабских попали в Европу через Персию и Египет. Европейцы взяли и арабское название алгебры (алджебр). 258 — В целом мусульманской культуре благодаря глубокому освоению ею греческой культуры и прежде всего философии удалось в 1-м и начале 2-го тыс. осуществить культурный синтез, к которому европейская культура пришла в конце XIII в. Европейская культура восприняла от арабов греческую философию (особенно весьма почитаемого ими Аристотеля), что повлияло на приход Возрождения. Взаимопроникновение средневековой европейской и арабской культур было весьма плодотворным. ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ Каково происхождение ислама? Каковы его основные особенности? Расскажите о Коране. Как связан Коран с Библией? Как связан ислам с христианством? Какова этика ислама? Каково значение знания в исламе? Каковы основные направления мусульманской философии? Что такое суфизм? Какие виды искусства развивались в мусульманской культуре? Что такое *Шахнаме»? Каких мусульманских поэтов вы знаете? Что такое арабские цифры? Каковы научные знания мусульманской культуры? Каково значение мусульманской культуры в целом? РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Зийа ад-Дин Нахшаби. Книга попугая (Тути наме). М., 1982. 2. Ибн аль-Мукаффа. Калила и Димна. М., 1986. 3. Ислам: Энциклопедический словарь. М., 1991. 4. Классическая восточная поэзия. М., 1991 5. Коран. 6. Пиотровский М .Б. Коранические сказания. М., 1991. 7. Родник жемчужин. М., 1982. 8. Роузентал Ф. Торжество знания. М., 1978. 9. Фирдоуси. Низами. Руставели. Навои. М., 1996. 10.Хрестоматия по исламу. М., 1994.
вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. 7.5. Арабский халифат (V - XI вв. н.э.) - Исторические науки
  2. Лекиия 4 РЕЛИГИИ ДРЕВНЕГО ИРАНА - Религоведение
  3. Глава 2. СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ДУХОВНОГО - Культурология
  4. Глава 14. ЕВРОПА И ВИЗАНТИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА - Культурология
  5. Глава 15. МУСУЛЬМАНСКАЯ КУЛЬТУРА - Культурология
  6. Культурология Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  7. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. -В84 Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. - 496 с. - Исторические науки
  8. Авторы учебника Всемирная история - Исторические науки
  9. Вводная глава - Исторические науки
  10. Глава 2 История государств Древнего Востока - Исторические науки
  11. 2.1. Эпоха ранней Древности (конец IV - конец П тыс. до н.э.) - Исторические науки
  12. Глава 3. История античных государств - Исторические науки
  13. Глава 5. Становление европейской цивилизации - Исторические науки
  14. 5.1 Общая характеристика западноевропейского Средневековья (V - XVH вв.) - Исторические науки
  15. 6.2. Становление цивилизации в Русских землях (XI - XV вв.) - Исторические науки
  16. 7.1. Особенности развития стран Востока в Средние века - Исторические науки
  17. 7.2. Индия (VB - ХУШ вв.) - Исторические науки
  18. 7.4. Япония (Ш - XIX вв.) - Исторические науки
  19. Глава 8. Европа: переход к Новому времени - Исторические науки
  20. Глава 13. Ведущие страны мира в XIX веке - Исторические науки

Другие научные источники направления Культурология:

    1. Греченко В. А., Чорний І. В., Кушнерук В. А., Режко В. А.. Історія світової та української культури: Підруч. для вищ. закл. освіти.. 2000
    2. Н.Г. Багдасарьян, Г.В. Иванченко, А.В. Литвинцева и др. Культурология: Учеб. для студ. техн. вузов. 2002