Валеология

В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга первая. 1998.- 433 с.
§ 4.
Генная терапия
Принципиальная схема этиологического лечения пока сориентирована на болезни, вызванные мутацией в одном гене и сопровождающиеся отсутствием продукта деятельности гена.

Требования к генной терапии довольно серьезные. Если вводить генетический материал в организм, то надо быть уверенным, что он достигнет нужных клеток. Большая часть материала ведь будет разрушена химически в крови или иммунной системой как чужеродный материал. Любое включение новых генов в клетки будет случайным. Даже и зародышевые клетки могут воспринять вводимый генетический материал. Современная генная терапия должна добиваться того, чтобы встройка здорового гена в генотип организма имела место вне тела. Для этого надо извлечь соответствующие клетки из организма, обработать их в лаборатории и вернуть обратно пациенту. Пока таким образом можно манипулировать только с двумя типами клеток: с клетками костного мозга и кожи.

Вот какие ограничения и требования крайней осторожности существуют при отборе болезней для проведения генной терапии — ее можно осуществить, если:

• болезнь угрожает жизни и неизлечима без генной терапии;

• пораженные болезнью орган, ткань и клетки идентифицированы;

• нормальный аллель дефектного гена изолирован и клонирован:

• нормальный ген может быть введен в существенную часть клеток из пораженной ткани, или введение гена доступно в такую ткань-мишень, как костный мозг; при этом введение гена будет изменять болезненный процесс в пораженной ткани:

• введенный ген будет функционировать адекватно, то есть будет прямая продукция достаточного количества нормального белка;

• генноинженерные методики приемлемы для уточнения безопасности процедуры.

Генная терапия через соматические клетки — это пока единственный метод, приемлемый для применения на человеке.

Включение одиночного гена в соматические клетки индивида с угрожающей жизни наследственной болезнью определяется с единственной целью — исключить клинические последствия болезни. Включенный в клетки ген не передается будущим поколениям. В США 22 мая 1989 года были начаты атипические исследования генноинже-нерных методов лечения опухолей.

Первая часть клинических испытаний, или первый этап такой работы, заключается в том, чтобы определить, какое количество подвергнутых генной обработке лимфоцитов проникает в опухолевую ткань, с какой скоростью они

162

Биологический потенциал здоровья

там станут воспроизводиться. С этой целью лимфоциты "пометили", введя в них ген устойчивости к антибиотику-неомицину, токсичному для нормальных клеток. Клинические исследования первого этапа проводятся на 10 добровольцах — больных раком в последней стадии с прогнозируемой продолжительностью жизни менее трех месяцев. Им внутривенно вводят лимфоциты с геном устойчивости к неомицину. Затем берут образцы крови и биопсию кусочков опухоли и обрабатывают их неомицином. В изучаемых образцах погибают лимфоциты пациента, а остаются живыми только "генноинженерные". Они ведь имеют ген устойчивости к препарату.

Изучив распределение лимфоцитов в опухоли и в организме, исследователи приступают к новому этапу уже с введением других "генноинженерных" лимфоцитов, в геном которых будут включены такие "противоопухолевые" гены, как интерлейкин-2, интерферон, фактор некроза опухоли.

Более радикальные методы этиологического лечения должны касаться изменения генома зиготы.

Условно называется это новое направление "демута-ционизация". Жизнь покажет, какой метод для этого будет наиболее эффективным. Уже сейчас эксперименты проводятся в нескольких направлениях. Пока же, исходя из этических и научных соображений, подобные исследования надо проводить на животных, расширяя тем самым фундамент биологии развития в широком смысле слова.
Ибо последствия вмешательства в геном человека трудно прогнозируемы, и, стало быть, исследования должны пока ограничиваться экспериментальными моделями.

Генная терапия через зародышевые клетки успешно осуществлена на животных. Суть ее в том, что нормальный ген встраивался в оплодотворенное яйцо от аномального животного. В оплодотворенные яйцеклетки мышей с бета-талассемией вводился ген нормального глобина. Эти яйцеклетки пересаживались в самок-рецепиентов, было получено несколько мышей со здоровыми по форме и функциям клетками крови. Нормальные гены передавались в нескольких поколениях при скрещиваниях. Для обобщенного понимания действия му-тантных генов, способных изменять наследственность, ученые ввели в генетику специальный термин "груз мутаций". Этот груз может заявлять о себе двояко: во-первых, перекомбинацией уже имеющихся мутантных генов (перекомбинация осуществляется при образовании гамет). В таком случае речь пойдет о так называемом сегрегационном грузе. И посредством образования новых мутаций (мутационный груз).

В настоящее время биологические, медицинские и социальные эффекты груза мутаций выражаются строго определенными понятиями. Отдельные мутации или их сочетания могут увеличивать генетическое разнообразие человеческих популяций (балансированный полиморфизм), вызывать летальные (смертельные) эффекты, сниженную фертильность (плодовитость), социальную дисадаптацию, большую потребность в медицинской помощи, сниженную продолжительность жизни. Груз мутаций проявляется в гаметах, зиготах у эмбрионов, плодов, а также в самые разные периоды жизни индивида.

Попробуем составить представление о величине и тяжести мутационного груза по такому объективному критерию, как распространенность наслед-

"* 163

Человек - Храм Тела и Царство Духа

ственных болезней. Мы уже упоминали о 5 % новорожденных с наследственной патологией. Разница в частоте проявления этих болезней очень большая. Некоторые заболевания чрезвычайно редки: 1:50 000 — 1:100 000 и даже реже (например, ахондроплазия). Другие встречаются чаще — приблизительно 1:10 000 (фенилкетонурия, гемофилия), а муковисцидоз (поражение дыхательной и пищеварительной системы) — 1:2500. Более всего распространена болезнь Дауна — 1:700 — 1:1000 новорожденных. К сожалению, поскольку адекватной статистики по наследственной патологии в целом пока не существует, говорить об общей распространенности наследственных болезней среди народонаселения мира с достаточной достоверностью не приходится.

Мнение, будто человечество только в наши дни столкнулось с необходимостью решать глобальные проблемы, довольно прочно вошло в людское сознание. Между тем глобальные проблемы существовали всегда. Они, как говорится, сопровождали нас испокон веков. Разумеется, каждый раз менялась "окраска", ракурс и острота постановки в полном соответствии с конкретным периодом истории. Одни из них "угасали", терялись в прошлом, другие переживали века. Так случилось, например, с проблемой загрязнения окружающей среды, занявшей в наши дни особое место. Колоссальный "айсберг", веками скрывавшийся в пучинах необъятной природы, всплыл, наконец, на поверхность. Между тем прозорливые люди и по его "макушке" еще в середине прошлого века могли судить о будущей беде.

Формирование Homo Sapiens в фило- и онтогенезе неразрывно связано со средой. А его наследственность в эволюционном, популяционном и индивидуальном планах — не что иное, как результат взаимодействия исходной наследственности и окружающей среды.

Да иначе и не могло быть, ведь человек как биологический вид формировался в процессе длительной эволюции путем изменения генотипа, обретавшего под постоянным воздействием факторов окружающей среды все новые качества. К тому же развитие (или онтогенез) каждого человека в отдельности также результат взаимодействия генотипа и среды. Отсюда, следуя логике рассуждений, нетрудно прийти к заключению, что к нарушению, к сбою в развитии человеческого организма могут в равной степени привести как изменения наследственности, так и многочисленные трансформации среды его обитания.

Существует более трех десятков лекарственных препаратов, способных спровоцировать действие мутантного гена. При приеме их быстро разрушаются эритроциты. Болеют преимущественно мужчины, потому что этот признак рецессивный, сцепленный с Х-хромосомой. Женщины, являясь носительницами только одного такого гена из двух, не страдают от препаратов, потому что нормальный ген в другой хромосоме компенсирует необходимые биохимические реакции. Крайне редко осложнения возникают и у женщин, но это больше предмет для специалистов. Механизм таких осложнений у женщин так же понятен, как и у мужчин.

Разумеется, это далеко не единственная мутация, вызывающая повышенную чувствительность к лекарствам. Другие мутации провоцируют остановку дыхания, гипертермические реакции, аллергии и другие серьезные осложнения.

164

Биологический потенциал здоровья

Не менее важно знать патологические реакции на атмосферные загрязнения. Как известно, загрязнение атмосферы выхлопными газами транспортных средств, многочисленными заводами и фабриками в крупных городах — серьезная гигиеническая проблема глобального масштаба. К тому же многие люди усугубляют и без того достаточно драматичную ситуацию еще и курением, в силу профессиональной специфичности некоторые вынуждены работать в условиях повышенной запыленности (например, в шахтах, мукомольной, деревообрабатывающей промышленности).

Медицине известны и весьма курьезные случаи экогенетических реакций, например, на вещества, которые у большинства из нас ассоциируются только с положительными эмоциями. У некоторых людей (все они носители мутаций) шоколад и определенные сорта сыра вызывают тяжелейшую мигрень. Биохимический механизм этой странной реакции, вызывающий спазм сосудов, уже расшифрован.

Примеров "рассекречивания" генетической чувствительности к пищевым продуктам достаточно много. Взять хотя бы ту же непереносимость молока. У тех, кто страдает данным дефектом, после употребления этого, казалось бы, диетического продукта возникает "дискомфорт" в кишечнике. Объясняется это тем, что их желудочно-кишечный тракт не продуцирует фермент лактазу, в результате чего молочный сахар (его биохимическое название — лактоза) не расщепляется. Им начинает "подкармливаться" гнилостная микрофлора, образуются газы, усиливается перистальтика. Отсюда и дискомфорт, вызванный вздутием кишок.

В связи с актуальностью проблемы борьбы с алкоголизмом во многих развитых странах ведется активная работа по изучению генетических различий реакции на алкоголь. Его всасывание и превращение в организме осуществляется с помощью определенных ферментов, синтез которых генетически контролируется. Механизм этого контроля на сегодня достаточно хорошо изучен. Больше того, есть сведения и по частотам разных вариантов в популяциях.

Не вызывает сомнений и факт существования индивидуальных, семейных и популяционных различий в устойчивости (или повышенной восприимчивости) к алкоголю. Наиболее четко эти особенности прослеживаются в проявлении так называемой острой реакции на алкоголь: в покраснении лица, жжении в желудке, мышечной слабости, тахикардии (учащенном сердцебиении). Но вот что интересно и, можно сказать, неожиданно: у лиц монголоидной расы быстрая реакция отравления алкоголем наблюдается гораздо чаще, чем у лиц европеоидной расы. Так, абсолютное большинство китайцев, японцев, вьетнамцев реагирует на принятие алкоголя быстрее и в более острой форме, чем это свойственно европейцам и североамериканцам.

Профессор Ю.

А. Филипченко сформулировал свою точку зрения по вопросам вмешательства в наследственность человека. Его позиция отличалась гуманными рекомендациями, отрицающими любые принудительные меры негативной евгеники.

Нельзя сказать, что тогда не существовало других мнений о значении наследственности и среды в развитии человека. Они, конечно, были, к тому же

165

Человек — Храм Тела и Царство Духа

прямо противоположные тем, которых придерживался Ю.А.Филипченко. Так, если формирование идеологии развития личности в Советском государстве во второй половине 20-х и в 30-е годы шло под углом зрения определяющего унифицирующего влияния социальных мер, то ряд немецких генетиков и антропологов в то же время обосновывали примат биологического фактора, дабы подвести фундамент под расовую гигиену, взятую нацистами на идеологическое вооружение при проведении геноцида против лиц неарийского происхождения.

Но давайте обратимся к авторитетнейшему генетику того периода, одному из самых блистательных ее представителей — Томасу Моргану, получившему Нобелевскую премию за свои исследования. И хотя он проводил их на дрозо-филе, вот к каким выводам по поводу человека пришел ученый: "У человека, таким образом, два процесса наследственности: один вследствие материальной непрерывности (половые клетки), другой — путем передачи опыта одного поколения следующему поколению посредством примера, речи и письма. Способность человека общаться с себе подобными и воспитывать свое потомство является, вероятно, основным фактором быстрой социальной эволюции человека".

Сказано достаточно определенно, но это положение спустя примерно 10 лет уточнил С.Н. Давиденков. Соглашаясь со смыслом сказанного Т. Морганом, он писал: "Может быть, было бы лучше, ради ясности, не говорить вместе с Морганом о "двух процессах наследственности", а называть их различно. Пусть "наследственностью" остается то, что передается из поколения в поколение через половые продукты, то же, что передается посредством выучки будем называть "преемственностью".

Но может ли кто-либо всерьез отрицать факт наличия в каждом человеке биологически наследуемых свойств, заложенных природой?

Конечно, не может. Но вот значение среды обитания для биологического развития организма оценивается далеко не так однозначно, особенно значение социальных факторов, ведь это тоже среда обитания человека! Одни считают биологическое развитие жестко детерминированным, другие полагают, что возможна его коррекция, пусть пока эмпирически найденная, но в перспективе, по мере прогресса генетики, методы вмешательства в развитие человека, в его биологию станут все более прицельными.

Что касается социально приобретаемых свойств человека, то значение среды (окружение, школа, воспитание) в их развитии не вызывает сомнения. Споры, однако, шли по вопросу значения биологических предпосылок для развития личности путем социальной преемственности. Можно выделить, пожалуй, три ключевых момента в этих спорах:

• влияет ли ген напрямую на развитие личности;

• влияет ли социум также напрямую на развитие личности (школа, семья, коллектив);

• влияет ли социум на развитие личности опосредованно, через гены. Вот что по этому поводу сказал выдающийся генетик Д. К. Беляев в своем докладе "Генетика, общество, личность" на XV Международном генетичес-

166

Биологический потенциал здоровья

ком конгрессе (Дели, 1983): "Однако социальная среда, в решающей степени формируя общественное сознание, не отменяет и не может отменить межличностную генетическую изменчивость и генетическую уникальность индивидуума. Социум не может играть роль абсолютного деспота в формировании человеческой личности, поскольку его императивы, под воздействием которых человек находится независимо от собственного желания, сталкиваются с императивами генов, которые человек также не выбирает по своему желанию. Следовательно, идущая от Аристотеля идея, что каждый ребенок представляет собой "tabula rasa", не находит подтверждения".

Генетика поведения делает большие успехи, главные открытия в ней еще впереди. Понимание процессов развития человека осложняется тем, что пока в этих целях используют в качестве модели лишь его наследственно обусловленные особенности поведения (часто психические болезни), а это не позволяет сделать адекватные заключения о формировании умственного развития в норме. Так что основная работа еще, как я уже отмечал, нас ждет.

В связи с рассмотренными выше соображениями о природе человека возникает много и этических вопросов. Открытия в области биологии (в генетике, в частности) и медицине затрагивают не только интересы общества в целом, но и каждого человека. В генетике человека легко проследить непосредственную связь научных исследований с этическими вопросами (или даже проблемами). Часто зависимость научных поисков, их конечных результатов от этического смысла, как говорится, лежит на поверхности. В то же время нередко именно ошибки этического плана тормозили развитие науки. Так, евгенические попытки улучшения природы человека, предпринимавшиеся в начале нашего века и в 30-е годы, имели крайне нежелательные как социальные, так и научные последствия.

Многие этические проблемы возникали, возникают и будут возникать в связи с прогрессом генетики. Но решать их всегда необходимо только на основе общих принципов гуманизма. Это особенно важно подчеркнуть в связи с международной программой "Геном человека", реализация которой даст большие возможности управления наследственностью человека. Современная ва-леология опирается на достижения современной генетики. Генетика — базисная основа учения о конституции.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. § 4. Генная терапия - Валеология
  2. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга первая. 1998.- 433 с. - Валеология
  3. 22.3. Распад СССР. Посткоммунистическая Россия. Трудности перехода к рыночной экономике - Исторические науки
  4. 13.4. Неуспеваемость учащихся - Педагогика
  5. § 13. Креативная валеология* и софотерапия - Валеология
  6. § 2. Азбука генетики - Валеология
  7. § 10. Проблемы эндоэкологии: чистый организм - Валеология
  8. § 3. Ритмы Солнца и энергетика организма - Валеология
  9. § 14. Хронофармакология и хрономедицина - Валеология
  10. ЛИТЕРАТУРА - Валеология
  11. К. Бреле-Руэф1 САКРАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА - Религоведение
  12. Талкот Парсонc. ПОНЯТИЕ ОБЩЕСТВА: КОМПОНЕНТЫ И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ* - Социология
  13. Ирвинг Гоффман. ПОРЯДОК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ* - Социология
  14. § 3. Резервы и адаптация организма: адаптация и здоровье - Валеология
  15. § 2. Физиология и психология: психосоматический детерминизм - Валеология
  16. § 7. Креативная психотерапия - Валеология
  17. § 1. Психотерапия как наука: апостолы психоанализа и их уроки - Валеология
  18. § 6. Основные положения учения Райха: жизненная энергия человека - Валеология
  19. § 7. Основные положения учения Перлса: идеи гештальт-психологии - Валеология
  20. § 14. Основные этапы развития психосоматической медицины - Валеология

Другие научные источники направления Валеология:

    1. В.П. Петленко.. Основы валеологии. Книга вторая. 1998

    2. В.П. Петленко.. Основы валеологии. Книга третья. 1999