Философия

Радугин А. А. Философия: курс лекций. — 2-е изд., перераб.
и дополн. - М.: Центр, 2004. — 336 с.
тема14. Проблемы научнойрациональности

в современной«философии науки»

I/ Неокантианские концепции методов научного познания

(Марбургская и Баденская школы) 2/ Разработка методологии научного познания

в позитивизме и неопозитивизме

3/ Концепция науки в критическом рационализме

4/ Научная рациональность как предмет исследования

! отечественной «философии и методологии научного познания»

Рассмотрение проблем и возможностей познания, как мы убедились по изучению предыдущих тем, является одной из сквозных проблем истории философии. Однако в различ- ные эпохи эта проблема приобретает свои специфические черты, рассматривается в различных ракурсах. В совре- менную эпоху она связана, прежде всего, с характерными чертами развития научно-технической цивилизации, с по- рождаемыми ею формами осознания действительности

Ведущую роль в становлении и развитии научно-тех- нической цивилизации сыграла и продолжает играть на- ука. Бесспорные успехи научного познания привели к рас- пространению в общественном сознание неоправданно за- вышенных оценок возможностей науки, культа научного познания. Для многих людей нашего времени вера в науку в значительной мере заменила веру в Бога. Наука для этих людей стала играть роль религии, способной дать оконча- тельные ответы на все коренные проблемы устройства ми- ра и человеческого бытия.

Вместе с тем, отчетливо выявив- шиеся в наше время антигуманные последствия научно- технической цивилизации порождают и активную оппозицию культа научной рациональности. Наука неред- ко объявляется ответственной за все пороки и грехи совре- менной цивилизации.

235

В современной философии сформировалось течение, поставившее перед собой задачу определить особенности научного познания и его специфику для разных областей действительности, выявить строение и динамику научно- го знания, закономерности развития науки. Данное тече- ние получило название «философия науки». В рамках фи- лософии науки можно выделить ряд крупных школ: нео- кантианство, позитивизм и неопозитивизм, критический рационализм, «философию и методологию научного по- знания».

Неокантианские концепции методов научного познания (Марбургская и Баденская школы)

Одним из направлений «философии науки» является нео- кантианство. Неокантианство стремилось возродить неко- торые важные принципы философии Канта. Неокантиан- ство зародилось в 60-х гг. XIX столетия в Германии. Пик его популярности приходится на конец XIX — начало XX века. Однако и по сей день оно продолжает оказывать до- вольно сильное влияние на всю европейскую философию. В неокантианстве отчетливо выделяется две философские школы, получившие свое название от имени университет- ских центров, где работали их представители: Марбург- ская и Баденская (Фрейбургская). Этим школам присущи ряд общих установок: 1) положительная оценка ими на- следия Канта как учения, опираясь на принципы фило- софствования которого, можно в современных условиях решить насущные проблемы науки и общественной прак- тики; 2) ориентация на исследование методов научного по- знания, понимание философии как критической теории науки; 3) приверженность трансцендентальному методу истолкования действительности, в соответствии с кото- рым познание понимается не как отражение действитель - ности и не как описание реальности, а как деятельность по созданию предмета познания вообще, и науки, в частности. Истолкование же этих общих принципов подхода в раз- личных школах неокантианства имеет довольно сущест- венные различия.

Рассмотрим же конкретно учение Мар- бургской и Баденской школ.

236

В Марбургской школе Г. Коген (1842—1918), П. На- торп (1854—1924), Э. Кассирер (1874—1945) основные уси- лия были направлены на разработку трансцендентально- го метода познания. При разработке основных положений кантовской теории они выступили против истолкования «вещи в себе» как объективной реальности, которая, дей- ствуя на органы чувств человека, производит ощущения. «Вещь в себе», по их мнению, не может быть дана позна- нию. Однако она «задана», как задаются математической функцией числовой ряд и каждый из его членов. Следова- тельно, «вещь в себе» не объект, а цель, регулятивный принцип познания, его идея. Вместе с тем, неокантианцы отвергают субъективизм, сводящий все к односторонней активности мышления. В ортодоксальном субъективизме они видят угрозу сведения познания, мышления к психо- логическим процессам.

Трансцендентальный метод в трактовке Марбург- ской школы сводится к освобождению научного познания от психологизма, то есть от антропологического обоснова- ния единства научного знания. Источником научного зна- ния, по их мнению, является не структура сознания позна- ющего субъекта, а логическая структура науки. Природа естествознания вытекает из самих естественных наук. Следовательно, место, где природа обладает реальностью, и есть естест венные науки. В результате, теория познания превращается в логику чистого познания, то есть исследо- вание логической структуры познания независимо от ее связей не только с действительностью, но и чувственным познанием.

Однако, в отличие от неопозитивизма, неокантианцы искали пути развития логики научного познания не в фор- мально-аналитической сфере, а в содержательной. Поэто- му в их изысканиях присутствует довольно сильный налет гносеологизма. Отсюда вытекают внутренние противоре- чия неокантианцев. В чем же состоят эти противоречия? Конечной целью философии объявляется исследование логических основ точных наук. При этом утверждается, что логика исследует лишь правильность, закономерность, всеобщность и необходимость знания, но не истинность. Однако в неокантианстве постоянно возникает проблема соотношения знания с действительностью, необходимость

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 237

ответа на вопрос об объективной основе знания. «Антиме- тафизическая» направленность их философии исключала возможность идти по пути Гегеля и восстановить Абсолют как основу всего бытия, а том числе бытия культуры, одна- ко марбурщы прибегают к допущению Бога (Коген) или Логоса (Наторп) как объективной основы бытия, мышле- ния и нравственности.

Баденская школа: В. Виндельбанд (1848—1915), Г. Риккерт (1863—1936). Разделяя с представителями Марбургской школы общие установки неокантианства, философы Баденской школы сконцентрировали свое вни- мание на разработке методологии научного познания и вы- текающего из этого переосмысления роли и назначения философии. Они утверждали, что существует принципи- альное различие между естествознанием (науками о при- роде) и обществознанием (науками о культуре или о «ду- хе»). По их мнению, это различие обусловлено не предме- том познания, не онтологической основой, а методологией наук. Основную установку Баденской школы сформули- ровал В. Винделъбанд в своей речи «История и естест- вознание»: «Опытные науки ищут в познании реального мира либо общее, в форме закона природы, либо единич- ное, в его исторической обусловленности. Одни из них — суть науки о законах, другие — науки о событиях, первые учат тому, что всегда имеет место, последние тому — что однажды было. Научное мышление в первом случае есть номотетическое [законополагающее. — А. Р.] мышление, во-втором — мышление идеографическое [описывающее особенное. — А. Р.]». Отправным моментом для этого деле- ния наук служит убеждение, что ни одна наука не может отобразить действительность. Науки только по-разному преобразуют ее. Естествознание преодолевает многообра- зие действительности путем отвлечения (абстрагирова- ния) от частного и особенного, на основе упрощения дейст- вительности, формулирования общего, а, точнее, всеоб- щего закона Естествознанию не под силу знание индивидуального. Впрочем, оно его и не интересует. Одна- ко для человеческой истории индивидуальное является главным. Поэтому исторические науки, науки о культуре занимаются исследованием единичных, неповторимых яв- лений и событий.

238

Итак, с точки зрения философов Баденской школы, естественные науки изучают общее, повторяющееся, за- кономерное в явлениях, руководствуясь генерализирую- щим (обобщающим) или номотетическим (законополага- ющим) методом, а науки о культуре — индивидуализиру- ющим, идеографическим (описывающим) методом.

Главная проблема, которую предстояло решить этим философам, заключалась в следующем: как возможна на- ука об индивидуальном, а не об общем. Г. Риккерт предло- жил такое решение: индивидуальное следует осмысливать через соотнесение с ценностями. Многообразие событий по- лучает свое единство через ценностное восприятие. Однако, по Риккерту, ценности не следует путать с оценкой. Оценка — это субъективное отношение, не выходящее за пределы установленных фактов. Ценности же — это независящая от субъекта реальность. Они действуют сами по себе Ценности априорны, трансцендентальны, общезначимы.

В каком-то смысле Риккерт прав. Ценности — это ха- рактеристика не индивидуального, а общественного созна- ния — идеальные социальные формы, функционирующие в социальном взаимодействии, но через индивидуальное сознание, личность. И здесь требуется тщательно разо- браться, как процесс соотношения индивидуального и об- щественного сознания реализуется в исторических науках, науках о культуре. Неокантианцы такой проработки не сде- лали. Они лишь констатировали отнесение к ценностям как важнейшее условие индивидуализирующего метода. Вме- сте с тем, Риккерт признает, что, конечно, и история упро- щает и преобразует действительность, но она делает это иначе, чем естествознание. Она относит ее к общезначимой культурной ценности. При такой переработке действитель- ности индивидуальность не утрачивается.

Руководствуясь проведенным Кантом различием тео- ретического и практического разума, неокантианцы уста- навливают различие между наукой и философией. Науки опираются на теоретические суждения и эмпирические дан- ные о сущем. Философия — это нормативное учение, учение о ценностях — аксиология. Ее предмет — изучение отноше- ния субъекта и ценности. Ценности, по Риккерту, образуют совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторо- ну субъекта и объекта — «мир трансцендентального смыс-

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 239

ла». Неокантианцы устанавливают определенную иерархию ценностей, символизирующую, по их мнению, прогрессивное развитие в процессе самоопределения человека. Риккерт вы- числяет шесть сфер духовной жизни: логику, эстетику, мис- тику, этику, эротику, религию и устанавливает соответству- ющие им типы ценностей: истину, красоту, надличностную святость, нравственность, счастье, личную святость.

Неокантианство положило начало разработке новой отрасли философского знания — науки о ценностях — акси- ологии. Сформулированные в Баденской школе принципы методологии научного познания активно используются в со- временном обществознании, прежде всего, в истории и соци- ологии. На этих принципах в значительной мере базируется течение «понимающей социологии», связанное с творчест- вом Г.

Зиммеля, М. Вебера, В. Дильтея и их последователей.

Разработка методологии научного познания в позитивизме и неопозитивизме

Видное место в разработке методологии научного позна- ния принадлежит позитивизму. Понятие «позитивизм» (производное от лат. розйхуиз — положительный) обозна- чает призыв к философам отказаться от метафизических абстракций и обратиться к исследованию позитивного зна- ния. Позитивисты считают, что философия увлеклась ни- кому не нужными, оторванными от реальной жизни мета- физическими изысканиями и спорами. Сейчас, в век рас- цвета позитивной науки, возрастающей роли во всех сферах жизнедеятельности человека точных и конкрет- ных знаний, необходимо сосредоточить свое внимание на «позитивном» в человеческом знании и познании.

Позитивизм исходит из признания существования некой реальности, которая со всей очевидностью непосред- ственно дана человеку. Понятия позитивное и данное тож- дественны. Данное — это то, что поддается проверке эмпи- рическими или логико-математическими средствами. Эта проверка должна носить общезначимый характер.

Позитивизм возникает в 30—40 годах XIX в. во Фран- ции. Родоначальником этого философского течения явля- ется Огюст Конт (1798—1857). Идеи Конта заимствовали и

240

развили в Англии Герберт Спенсер и Джон Стюарт Милль, в России — П. Л. Лавров, Н. К Михайловский и др. О. Конт, в определенной мере, является продолжателем идей французского Просвещения. Вслед за Сен-Симоном и Да- ламбером, он сформулировал закон о трех последователь- ных стадиях интеллектуальной эволюции человека, ко- торые свойственны ему как в филогенетическом, так и в онтогенетическом развитии: теологической, метафизиче- ской и позитивной (научной). Первая, теологическая, ста- дия все явления объясняет на основе религиозных пред- ставлений, вторая — метафизическая, заменяет сверхъе- стественные факторы в объяснении природы сущностями, причинами. Задача этой стадии критическая: разрушая прежние представления, она подготавливает третью ста- дию — позитивную, научную. Позитивизм понимает свое предназначение как критику ненаучного знания, основное острие этой критики направлено против метафизического подхода. В данном случае под словом метафизика понима- ется традиционный, философский подход («Метафизи- ка» Аристотеля). История «тяжбы» философии с наукой, считает Конт, показала, что всякие попытки приспособить метафизическую проблематику к духу научности заведо- мо обречены на провал. Поэтому следует отказаться от ме- тафизики. Наука больше не нуждается в стоящей над ней философии, а должна опираться сама на себя.

Позитивистский подход предполагает два коренных преобразования. В сфере науки он означает ее отказ от ме- тафизических наслоений. К таким наслоениям Конт отно- сил претензии науки на раскрытие причин явлений и про- никновения в их сущность. Он утверждал, что наука не объясняет действительность, а лишь описывает явления. Она не отвечает на вопрос «почему?», а отвечает на вопрос «как? ». Последовательное проведение данного тезиса Кон- та означало бы отказ науки от принципа причинности, от- рицание возможности раскрытия объективных, законо- мерных связей. Конт не делает таких крайних выводов, он пытается сохранить эти бесспорные составные элементы, научного подхода, что создает внутренние противоречия в позитивистском подходе к науке и философии.

Отрицая прежнюю «метафизическую» философию, Конт не отказывается от философии как таковой. Он пола- Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 241

I

гает, что для адекватного познания действительности от- дельных частных наук недостаточно. Существует объек- тивная потребность разработки общенаучных методов по- знания, а так нее раскрытия связи между отдельными на- уками, создания системы научного знания. Решение этих задач и является прерогативой «новой философии». А для этого «старая философия» должна быть коренным обра- зом переосмыслена, «очищена от всех метафизических пе- режитков». Таким образом, позитивизм претендует на роль «философии науки». По замыслам Конта, конкрет- ные науки должны выявлять частные закономерности раз- личных предметных областей знания, философия же должна направить свои усилия на познание наиболее об- щих закономерностей, на систематизацию научного зна- ния. При этом в своей систематизаторской деятельности философия должна ориентироваться на строгие образцы естественнонаучного знания, философские системы О. Конта, Г. Спенсера, Дж. Ст. Милля носили характер эн- циклопедических классификаций имеющегося научного знания. Большое количество томов говорило о богатой эру- диции их авторов, но не давало ничего нового для науки, не носило характер творческих изысканий.

Позитивистские системы Конта, Спенсера, Милля создавали определенную научную картину мира, опираю- щуюся на принцип механистического истолкования дей- ствительности. Процесс естественнонаучного знания на рубеже XIX—XX вв. связанный с развитием квантовой физики, поставил под вопрос механистическую методоло- гию, основанную на принципах ньютоновской физики и разрушил прежнюю картину мира. Вместе с этим, под во- просом оказалась и эмпирическая методология научного познания, поскольку в ходе исследований выявилась за- висимость результатов научных опытов от приборов и ор- ганов чувств человека. Интенсивное развитие психологи- ческих исследований поставило на повестку дня вопрос о связи этой науки с другими науками, изучающими челове- ка и окружающий его мир. В этих условиях философия, опирающаяся на принципы позитивизма, переживает се- рьезный кризис. Она вынуждена поставить в центр своего внимания такие вопросы, которые приверженцы контов- ского учения считали сугубо метафизическими: о природе

242

познания, об отношении субъекта и объекта, о взаимоот- ношении психического и физического, о характере и исто- ках «опыта» и т. д. Возникает вторая стадия в развитии по- зитивизма — эмпириокритицизм (критика опыта) Э. Ма- хом (1838—1916), Р. Авенариусом (1843—1896) и др.

Эмпириокритицизм сохраняет основную установку позитивизма на описание позитивного, опытного знания. Его представители настаивают на необходимости борьбы в на- уке с засильем метафизических подходов, на изъятие из науки таких «метафизических» понятий как «субстанция», «причинность», «материальное», «идеальное» и т. п. Прин- ципиальное отличие данной стадии развития позитивизма от предшествующей состоит в том, что основную задачу фи- лософии ее представители видели не в построении всеобъ- емлющей системы научного знания, а в создании теории научного знания. На практике же разработка этой теории научного знания означала возврат философии к традици- онной гносеологической проблематике, решаемой с пози- ций субъективного идеализма Д. Беркли и Д. Юма.

Третий этап в развитии позитивизма — неопозити- визм — начинается в 20-х гг. XX в. Его родоначальниками являются австрийский физик-теоретик М. Шлик (1882— 1936), австрийский философ, логик и математик Л. Витген- штейн (1880—1951), немецкий философ и логик Р. Карнап (1891—1970), английский философ, логик и математик Б. Рассел (1872—1970) и др. Как и две предшествующие ста- дии позитивизма, неопозитивизм начинает свою борьбу за «подлинную философию» с критики метафизики. Неопози- тивисты упрекают традиционную философию в неясности рассуждений, в излишней усложненности языка, в опериро- вании полумистическйими понятиями типа «чистый разум», «абсолютная идея» и т. д. Философия, по мнению неопозити- вистов, должна быть коренным образом преобразована. К ней необходимо предъявить строгие требования, которые сло- жились в современном естествознании и математике.

Следует отметить, что неопозитивизм неоднороден: как философское течение он состоит из ряда философских школ и прошел в своем развитии ряд последовательных эта- пов. Исторически первый и основной вариант неопозити- визма — логический позитивизм. Представитель логичес- кого позитивизма исходил из предпосылки, что предметом

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 243

философии не может быть и теория познания, поскольку ее решения вынуждены выходить на мировоззренческую про- блематику, а это неизбежно выталкивает философское мы- шления в сферу «метафизических» проблем. По их мнению, философия вообще не имеет предмета исследования, пото- му, что она не является содержательной наукой о какой-то реальности, а представляет собой род деятельности, осо- бый способ теоретизирования.

В чем же состоит этот способ теоретизирования, с точки зрения неопозитивистов? Представители логичес- кого позитивизма считают, что задача философии сводит- ся к логическому анализу научных высказываний и обоб- щений. При этом неопозитивисты исходят из предпосы- лок, что все знания выражаются с помощью языка, в виде каких-то высказываний. Центральная задача философии — разработать принципы проверки этих высказываний на соответствие их опыту человека, позитивному данному. Б. Рассел выдвинул положение о том, что все высказывания делятся на три основных категории: 1) логико-математиче- ские (аналитические); 2) эмпирические (синтетические); 3) метафизические (научно-неосмысленные). Философия, по мысли неопозитивистов, должна проанализировать вы- сказывания, имеющие хождение в науке, на основе анализа изъять из науки все научно-неосмысленные высказывания, обеспечить построение идеальных логических моделей ос- мысленного научного рассуждения.

Естественно встает вопрос: как можно определить, являются те или иные высказывания научными или нена- учными? Каков критерий научности? Для этого логичес- ким позитивизмом была выдвинута «верификационная концепция знания» или принцип верификаций высказы- ваний (от лат. уегйаз — истина). Согласно этому принципу, любое высказывания в науке, практике, философии под- лежит опытной проверке на истинность. Только те выска- зывания имеют научный смысл, которые допускают, в ко- нечном счете, сведение их к высказываниям, фиксирую- щим непосредственный чувственный опыт индивида, к «атомарным высказываниям».

Неопозитивизм, как мы видим, истолковывал истину как совпадение высказываний с непосредственным опы- том человека. Но он не мог не учитывать специфику науч-

244

ного и философского знания, которое соприкасается с опы- том не непосредственно, а опосредованно, через целую цепь рассуждений Эти непосредственно не связанные с опытом высказывания, неопозитивисты предложили на- звать «молекулярными высказываниями». И подобно то- му, как молекулы состоят из атомов, так и молекулярные высказывания могут быть составлены из «атомарных вы- сказываний», то есть тех, которые могут напрямую сопос- тавлены с подтверждающим или опровергающим их опы- том. При проверке на истинность необходимо пройти весь путь построения молекулярных предложений и свести их до «атомарных» или «протокольных высказываний».

Однако в ходе исследований довольно скоро выяви- лось, что многие высказывания науки невозможно свести к «эмпирическому данному», к непосредственному опыту. Особенно наглядно это проявлялось в отношении научных высказываний о фактах прошлого и высказываний, нося- щих широкий, обобщающий характер, формулирующих законы природы. Логический позитивизм встал перед ди- леммой: либо исключить эти высказывания из науки, либо дать новое истолкование принципа верификации. Они за- явили, что требование необходимости осуществления эм- пирической проверки касается только частных высказы- ваний. В большинстве же случаев эмпирическая проверя- емость должна подразумеваться только принципиально. Ученые должны исходить из установки о том, что верифи- кация всегда логически возможна, мыслима по отношению ко всем высказываниям.

Это отступление от принципа верификации сущест- венно поколебало устои неопозитивизма. Но не только вну- тренние трудности процесса верификации ставили под со- мнение учение неопозитивизма. Его критики вскоре весь- ма аргументированно показали, что сам принцип верификации не может быть верифицируем и, следова- тельно, его провозглашение является высказыванием, не имеющим смысла, то есть относящимся к разряду мета- физических высказываний. Так обнаружилась глубокая внутренняя противоречивость исходных установок нео- позитивизма. Вместе с тем, была выявлена и противоречи- вость принципа верификаций самой научной теории. Дей- ствительно шгука, как утверждают неопозитивисты, опи-

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 245

рается на опыт. Но она не может развиваться только на ос- нове опыта. Большое значение для развития науки имеет творческое, конструктивное мышление. Это мышление поднимается над опытом и создает новый результат, кото- рый напрямую не содержится в эмпирических данных, чи- сто экспериментальных действиях. Внутренняя противо- речивость неопозитивистских установок, критика этих установок представителями других философских направ- лений привели к утрате неопозитивизмом своего влияния в философии науки и разработке проблем методологии на- учного познания с позиций постпозитивизма

Однако прежде, чем приступить к рассмотрению постдозитивизма следует отметить, что усилия неопози- тивистов не были бесплодны для науки и философии. Они дали определенные положительные результаты. Следует согласиться с неопозитивизмом в том, что процесс мышле- ния, процесс познания становится доступным логическо- му исследованию лишь в языковой форме. Отождествле- ние форм языка и форм логики открывало новые возмож- ности для комплексного анализа знания, в частности, для логико-лингвистического анализа. Движение от языковой формы к формально-логической, а также от математико- логической формы к более общему логическому формооб- разованию открывает возможность, с одной стороны, дви- жение «восхождение», ко все более широкой формализа- ции, с другой стороны, нисхождение от более общих логических форм к более конкретным языковым высказы- ваниям. На пути «восхождения» возможно построение множества относительно обособленных или взаимосвязан- ных языковых, формально-логических, математико-логи- ческих систем: достаточно взять в качестве отправной точ- ки какие-либо языковые образования (имена, предложе- ния, их комплексы), договориться (заключить конвенцию) и родятся новые системы исчисления высказываний.

Таким образом, неопозитивисты создали новые лег- ко формализующиеся типы анализа языка. На этой основе были созданы предпосылки формализации огромной об- ласти гуманитарного знания, проникновение в это знание математических методов и аппарата. Эти предпосылки бы- ли реализованы в структурализме. Структурализм — это течение на стыке современной науки и философии, выра-

246

жающее стремление придать гуманитарным наукам ста- тус точных наук. Авангардную роль в этом процессе сыг- рала лингвистика. Введение лингвистических моделей в этнографию привело к превращению этой описательной науки в этнологию.

Концепция науки в критическом рационализме Постпозитивистскую стадию в разработке проблем мето- дологии научного познания наиболее ярко представляет критический рационализм. К. Поппер (1902—1988), Т. Кун (род 1922 г.). И. Лакатос (1922—1974), П. Фейерабенд (род. 1924 г.). Критический рационализм не просто пересмотрел исходные принципы неопозитивизма в отношении методо- логии научного познания, но радикальным образом изме- нил сам предмет изучения. С точки зрения критического ра- ционализма предметом изучения являются не высказыва- ния, а наука как целостная, динамичная, развивающая система Критические рационалисты считают, что научное значение является целостным по своей природе. Его нельзя разбить на отдельные высказывания или на независимые друг от друга уровни: уровень наблюдений (эмпирический) и уровень теории (теоретический). Любое эмпирическое вы- сказывание обусловлено какой-то теорией. В научном зна- нии философские концепции тесно переплетаются, взаи- мосвязаны с собственно научными. А это значит, что фило- софия не только оказывает стимулирующее (негативное или позитивное) воздействие на науку, философские поло- жения органически входят в «тело» науки. Наука, как цело- стное явление, требует к себе разносторонних подходов: ис- торико-научного, методологического, науковедческого, психологического, логического и т. д.

Основоположник критического рационализма К. Поп- пер исходил из предпосылки, что законы науки не выража- ются аналитическими суждениями и в то же время не сво- димы к наблюдениям. А это означает, что эти законы не ве- рифицируемы. Науке, по мнению К. Поппера, нужен другой принцип — не принцип верификации, а фальсификация, то есть не подтверждение на истинность, а опровержение неистинности. Фальсификация, по Попперу, это принци-

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 247

пиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого учреждения, относящегося к науке. Принцип фальсифи- кации используется К. Поппером как разграничительная линия в отделении научного знания от ненаучного.

Принцип фальсификации, в каком-то смысле, непо- средственно направлен против принципа верификации. К. Поппер утверждал, что истинным можно считать такое высказывание, которое не опровергнуто опытом. Если най- дены условия, при которых хотя бы некоторые базисные «атомарные высказывания» (теории, гипотезы) ложны, то данная теория, гипотеза опровержима. Когда же опытное опровержение гипотезы отсутствует, то она может счи- таться истинной, или, по крайней мере, оправданной. Но истолкование принципа фальсификации как антиверифи- кации является неточным. У К. Поппера этот принцип име- ет гораздо более широкое и принципиально иное значение. С точки зрения Поппера, научное знание не сводимо к опыт- ному, эмпирическому. Эмпирическое знание — это только один уровень научного знания. Наряду с ним, существует и другой — теоретический. Эмпирический и теоретический уровни органически связаны между собой. Поэтому прин- цип фальсификации — это не способ эмпирической про- верки, а определенная установка науки на критический анализ содержания научного знания, на постоянную необ- ходимость критического пересмотра всех его достижений. Таким образом, К. Поппер утверждает взгляд на науку как на постоянный динамический процесс, в котором непре- рывно происходят какие-то изменения. Причем, развитие научного знания, по Попперу, не следует представлять как прогрессивный, «кумулятивный» процесс, т. е. процесс до- бавления, накопления новых истинных знаний. Научные теории независимы друг от друга. Они в своем развитии не дополняют, а развивают друг друга. В науке постоянно про- ходит процесс перестроек теории.

Существенный вклад в разработку идей критическо- го рационализма внес профессор Принстонского универ- ситета США Т. Кун. Он считает, что не следует представ- лять науку как собрание истинных или ложных идей, высказываний, теорий, развивающихсяпо своим собствен- ным законам — законам познания. В науке действует че- ловек-ученый как субъект научной деятельности. При

248

этом Кун подчеркивал, что научное познание осуществля- ется не учеными-одиночками, а сообществом ученых-про- фессионалов, действующих по неписаным правилам, ко- торые регулируют их взаимоотношения друг с другом и обществом, в целом. Например, таким правилом является запрет обращаться к властям или широким массам, чтобы они выступили в качестве арбитров для разрешения науч- ных споров. Таким арбитром может быть только компе- тентная профессиональная группа.

Таким образом, Кун исходит из представления о науке как социальном институте, в котором действуют опреде- ленные социальные группы и организации. Однако главным, объединяющим началом сообщества ученых, с точки зрения Куна, являются не нормы профессиональной этики, а еди- ный стиль мышления, признание данным сообществом оп- ределенных фундаментных теорий и методов исследования. Эти положения, объединяющие сообщество ученых, Кун на- звал парадигмой. «Под парадигмой, —'• писал Т. Кун, — я под- разумеваю признанные всеми научные достижения, кото- рые в течение определенного времени дают научному сооб- ществу модель постановки проблем и их решения» (Кун Т. Структура научных революций. — М., 1971. — С. 11). Из этих моделей, по мнению Куна, возникают конкретные тра- диции того или иного направления в исследовании.

Парадигмы имеют как познавательную, так и норма- тивную функции. Они дают ученым основные принципы их познавательной деятельности и формы реализации этих принципов. Парадигмы, по словам Куна, являются источником методов, проблемных ситуаций, стандартов решения проблем, принятых в тех или иных сообществах ученых. Более низким уровнем организации научного зна- ния, по сравнению с парадигмой, является научная тео- рия. Каждая теория создается в рамках той или иной пара- дигмы. Теории, существующие в рамках различных пара- дигм, не сопоставимы. Поэтому одна и та же теория не может входить в разные парадигмы без предварительного ее серьезного переосмысления. А это означает, что при сме- не парадигм невозможно осуществить преемственность теорий, то есть какие-то теории перенести из старых па- радигм в новые. В контексте новых парадигм старые тео- рии получают новое содержание, иную интерпретацию.

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 249

Позднее Кун называет парадигмы дисциплинарны- ми матрицами. Они дисциплинарны, потому что принуж- дают ученых к определенному поведению, стилю мышле- ния, а матрицы — потому что состоят из упорядоченных элементов различного рода, причем, каждый из них требу- ет дальнейшей спецификации. Дисциплинарная матрица, по Куну, состоит из четырех основных элементов: 1) симво- лические обобщения или формализованные конструкции, используемые членами сообщества ученых без сомнений и разногласий; 2) «метафизические» общеметодологические представления, концептуальные модели; 3) цементирую- щие данное научное сообщество ценности. Наиболее уко- ренившимися ценностями являются ценности, касающие- ся предсказаний. Они должны быть точны, количественно обоснованны, просты, логичны, с высокой степенью веро- ятности; 4) «образцы» —признанные примеры.

Развитие науки представляется Куном как скачко- образный, революционный процесс, сущность которого выражается в смене парадигм или дисциплинарных мат- риц. На каждом конкретном историческом отрезке в рам- ках сообщества ученых складывается определенная пара- дигма. Развитие науки какой-то период идет в рамках дан- ной парадигмы: происходит накапливание эмпирического материала, обработка данных, совершенствуются методи- ки исследований и т. д. Этот период развития знания Кун называет «нормальной наукой».

Однако спокойное развитие науки не может длиться вечно. Постепенно возникают причины для сомнения в яс- ности, очевидности и обоснованности общепринятых тео- ретических положений. Парадигма как привычный стиль мышления расшатывается, и на каком-то этапе наступает кризис основных исходных понятий в данной науке. Кун описывает этот кризис как с содержательной стороны раз- вития науки (противоречия новых данных методик выво- дам и методикам устоявшейся парадигмы), так и с эмоцио- нально-волевой (утрата доверия к исходным принципам действующей парадигмы со стороны какой-то значитель- ной части научного сообщества). И в переходе к новой па- радигме действуют эти же факторы. Переход от старой к новой парадигме, отмечает он, не может основываться на чисто рациональных доводах, хотя этот элемент значите-

250

лен. Здесь необходимы волевые факторы — убеждение и вера. «Требуется выбор между альтернативными способа- ми научного исследования, причем, в таких обстоятельст- вах, когда решение должно опираться больше на перспек- тивы будущего, чем на прошлые достижения. Тот, кто при- нимает парадигму на ранней стадии, должен часто решаться на такой шаг, пренебрегая доказательством, ко- торое обеспечивается решением проблемы. Другими сло- вами, он должен верить, что новая парадигма достигает успеха в решении большего круга проблем, с которыми она встретится, зная при этом, что старая парадигма потерпе- ла неудачу при решении некоторых из них. Принятие ре- шения такого типа может быт основано только на вере» (Там же.—С. 207).

Однако Кун — не сторонник иррациональных осно- ваний смены парадигм. Подчеркивая эмоционально-воле- вой характер принятия решения, он указывает, что это ре- шение, эта вера опираются на определенные рациональ- ные основания, которые заложены в логике научного исследования в тех требованиях, которые предъявляют к стилю и способу мышления новые научные данные. Посте- пенно эти рациональные основания углубляются, и новая парадигма завоевывает в сообществе все большее количе- ство сторонников до тех пор, пока она не займет доминиру- ющие позиции и не превратится в «нормальную» науку. Затем цикл снова повторяется. Итак, для Поппера наука — это перманентная революция, постоянный критический пересмотр знаний, для Куна — развитие науки — это сме- на парадигм, периодические скачкообразные изменения в стиле мышления, методологии и методике научного иссле- дования.

Близкую по смыслу, хотя и в ряде положений отли- чающуюся от концепции Куна, теорию развития науки представил профессор Лондонской экономической школы И. Лакатос. Основной структурно-динамической едини- цей его модели науки является научно-исследователь- ская программа. По характеристике Лакатоса, исследова- тельские программы являются величайшими научными достижениями и их можно оценивать на основе прогрес- сивного или регрессивного сдвига проблем. Прогрессив- ный «сдвиг проблем» — означает по Лакатосу, — научную

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 251

революцию. Каков же критерий прогресса исследователь- ских программ? Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, т. е. когда она с не- которым успехом может предсказать новые факты. Рег- ресс наступает тогда, когда она дает запоздалое объясне- ние научных открытий или фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей исследовательской про- граммой. Если данная исследовательская программа объ- ясняет больше, нежели конкурирующая, то она вытесняет последнюю из оборота сообщества ученых.

Каждая исследовательская программа, считает Ла- катос, представляет собой сложную и структурированную систему, состоящую из ряда элементов: «жесткого ядра» — совокупности суждений, которые явно или неявно яв- ляются теоретической основой данного стиля мышления, «запретного пояса» — суждений, связывающих исследо- вательскую программу с эмпирическими данными, «нега- тивной эвристики», указывающей, каких путей исследо- вания следует избегать, и «позитивной эвристики», ре- комендующей наиболее предпочтительные пути исследо- вания.

Утверждения, составляющие «жесткое ядро» в рам- ках данной программы, принимаются как неопровержи- мые. «Защитный пояс» предохраняет «жесткое ядро» от опровержения, но изменяется и совершенствуется благо- даря правилам «позитивной эвристики», а также с помо- щью процедур фальсификации и верификации.

История развития науки, по Лакатосу, — это исто- рия борьбы и смены конкурирующих исследовательских программ, которые соревнуются на основе их эвристичес- кой силы в объяснении эмпирических фактов, предвиде- нии путей развития науки и принятии контрмер против ослабления этой силы. По сути дела здесь И. Лакатос вос- производит в иных терминах в более дифференцирован- ном виде куновскую концепцию развития науки на основе парадигм. Однако при интерпретации движущих причин смены исследовательских программ, конкретных меха- низмов развития науки Лакатос не разделяет взгляды Ку- на. Он видит в науке внутреннюю и внешнюю историю. Вну- тренняя история науки базируется на движении идей, ме- тодологии, методик научного исследования, то, что, по

252

словам Лакатоса, составляет собственное содержание на- уки. Внешняя история —- это формы организации науки и личностные факторы научного исследования. Кун подчер- кивал огромное значение этих «внешних факторов», Лака- тос же отдает им второстепенное значение.

Наиболее радикальные позиции в критическом ра- ционализме занимает американский философ П. Фейера- бенд. Опираясь на разработанное Поппером и Лакатосом положение о том, что при столкновении научных теорий с некоторым фактом для их опровержения необходима еще одна теория (придающая факту значение опровергающего свидетельства). Фейерабенд выдвинул методологический принцип пролиферации (размножения) теорий. Согласно этому принципу, ученые должны стремиться создавать теории, несовместимые с уже существующими и признан- ными. Создание таких альтернативных теорий способст- вует их взаимной критике и ускоряет развитие науки. По- знание в таком случае представляется океаном постоянно увеличивающихся альтернатив, каждая из которых при- нуждает другие уточнять свои исходные позиции, и все вместе они, благодаря процессу конкуренции, развивают мощь человеческого мышления.

Принцип пролиферации в методологии Фейерабенда базируется на критике принципа инвариантности, от кото- рого отталкивается неопозитивизм. Фейерабенд отвергает существование в науке теоретически нейтрального эмпи- рического языка, считая, что все научные термины «теоре- тически нагружены», их значение находится в зависимости от соответствующего теоретического контекста. Разные те- ории имеют разные наборы постулатов, и значения их тер- минов не только инвариантны, но и вообще несопоставимы друг с другом. Отсюда Фейерабенд приходит к выводу о не- соизмеримости конкурирующих и сменяющих друг друга альтернативных теорий. Их нельзя сравнивать как в отно- шении к общему эмпирическому базису, так и с точки зре- ния логико-методологических стандартов и норм, так как каждая теория устанавливает свои собственные нормы.

Соединение у Фейерабенда плюрализма теорий с те- зисом об их несоизмеримости порождает анархизм. Каж- дый ученый, по Фейерабенду, может изобретать и разраба- тывать свои собственные теории, не обращая внимания на

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 253

несообразности, противоречия и критику. Деятельность ученого не подчиняется никаким рациональным нормам. Поэтому развитие науки, по Фейерабенду, иррационально: новые теории побеждают и получают признание не вслед- ствие рационально обоснованного выбора и не в силу того, что они ближе к истине или лучше соответствуют фактам, а благодаря пропагандистской деятельности их сторонников. В этом смысле наука, считает Фейерабенд, ничем не отличается от мифа и религии и представляет собой одну из форм идеологии. Поэтому следует освободить общество от «диктата науки», отделить науку от государства и пред- ставить науке, мифу, религии одинаковые права в общест- венной жизни.

Научная рациональность как предмет исследования

в отечественной «философии и методологии научного познания»

В нашей отечественной философии проблемы научной ра- циональности разрабатываются в рамках исследователь- ских программ философии и методологии научного по- знания. В. С. Степиным, В. С. Швыревым, П. Ф. Юдиным и др. Отечественные представители «философии науки» опираются на достижения философской мысли Запада, и в то же время вносят свой вклад в осмысление закономерно- стей развития научной рациональности. Характерным для отечественной «философии науки» является рассмотре- ние научного познания как исторически меняющейся дея- тельности, которая детерминирована, с одной стороны, ха- рактером исследовательских объектов, а с другой — соци- альными условиями, свойственными каждому исторически определенному этапу развития цивилизации.

Современная наука, отмечает В. С. Степин, дисцип- линарно организована. Она состоит из различных облас- тей знаний, взаимодействующих между собой и, вместе с тем, имеющих относительную самостоятельность. Это поз- воляет рассматривать науку как сложную самоорганизу- ющуюся систему, которая в своем развитии порождает все новые относительно автономные подсистемы и новые ин- тегративные связи, управляющие их взаимодействием.

254

В каждой отрасли науки — подсистеме развивающе- гося научного знания — можно выделить два основных уровня: эмпирический и теоретический. Они различают- ся друг от друга по трем основным критериям: 1) характе- ру предмета исследования; 2) типу применяемых средств исследования; 3) особенностями методов.

Эмпирическое и теоретическое исследование имеют дело с разными средствами одной и той же действительно- сти. Эмпирическое исследование изучает явления и их взаимодействие. На уровне эмпирического познания сущ- ностные связи не выделяются еще в чистом виде. Задача теоретического уровня познания состоит в познании сущ- ности явлений, их закона. Следует различать эмпиричес- кую зависимость и теоретический закон. Эмпирическая зависимость является результатом индуктивного обобще- ния опыта и представляет собой вероятностно-истинное знание. Теоретический же закон — это всегда знание до- стоверное. Получение такого знания требует особых раци- ональных исследовательских процедур.

Эмпирическое исследование базируется на непо- средственном практическом взаимодействии исследова- теля с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществ- ление наблюдения и экспериментальную деятельность. В теоретическом же исследовании отсутствует непосредст- венное практическое взаимодействие с объектами реаль- ности. На этом уровне объект может изучаться только опо- средственно, в мысленном эксперименте.

Научное познание на обоих уровнях осуществляется на основе оперирования абстракциями. Для эмпирическо- го уровня характерно оперирование эмпирическими объ- ектами. Эмпирические объекты — это абстракции, выде- ляющие в действительности некоторый набор свойств и от- ношений вещей. Они отличаются от реальных объектов, которым присуще бесконечное число признаков. В эмпири- ческом же познании реальные объекты представлены в об- разе идеальных объектов, обладающих жестко фиксиро- ванным и ограниченным набором признаков. Идеализиро- ванные теоретические объекты, или, как их еще называют теоретические конструкты, в отличие от эмпирических объектов, наделены не только теми признаками, которые мы можем обнаружить в реальном взаимодействии, но и

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 255

признаками, которых нет ни у одного реального объекта. Например, материальную точку определяют как тело, ли- шенное размера, но сосредоточивающее в себе всю массу. Таких тел в природе нет. Они выступают как результат на- шего мыслительного конструирования, когда мы абстраги- руемся от несущественных (в том или ином отношении) свя- зей и признаков предмета и строим идеальный объект, ко- торый выступает носителем только сущностных связей.

Эмпирический и теоретический типы познания раз- личаются по методам исследовательской действительнос- ти. Основными методами эмпирического исследования яв- ляются наблюдения, реальный эксперимент, описание и др. В теоретическом же исследовании применяются такие ме- тоды как идеализация — построение идеализированного объекта, методы построения теории: аксиологический, ги- потетико-дедуктивный, метод восхождения от абстрактно- го к конкретному и т. д. На основе эмпирического и теорети- ческого исследований в каждой отрасли науки формируют- ся различные формы знания: эмпирические факты, законы, гипотезы, теории различного типа и степени общности.

Представители отечественной философии и методо- логии научного познания подчеркивают большое эвристи- ческое значение научной рациональности Вместе с тем, не- которые из них соглашаются с П. Фейерабендом, что науч- ная рациональность является потенциальным носителем догматизма и авторитаризма и при определенных социаль- ных условиях может выступить как средство укрепления всевластия авторитарной догмы, от имени которой опреде- ленные социальные силы осуществляют свое господство над людьми. Эти возможности, по мнению В. С. Швырева, связаны с тем, что собственно представляет собой специфи- ку рациональности науки как формы рационального аппа- рата, моделирования реальности в системе понятийных конструкций, стоящих над обыденными представлениями о мире. Обеспечивая проникновение человеческой мысли в слои реальности, недоступные неспециализированному обыденному сознанию, рациональное сознание в то же вре- мя создает особый мир идеальных конструкций, «теорети- ческий мир», как его называют в философско-методичес- кой литературе. А в результате, вполне возможным стано- вится «отчуждение» этого «теоретического мира» от мира, в

256

I

котором существуют живые индивиды с их личностным со- знанием, замыкание теоретического мира на самого себя, превращение его в некую «самостоятельную суперструк- туру». Свойственная рациональному сознанию установка на фиксации в этих идеальных конструкциях действитель- ности в ее сущностном бытии («сущность», «закон», «объек- тивная необходимость» и т. д.) может приводить к претензи- ям на приоритет по отношению ко всем другим формам ос- воения действительности: (нравственным, эстетическим, религиозным, философским и т д.).

Отчужденные от многообразной многокрасочной дей- ствительности с противоречивыми тенденциями и от живых людей в полноте их реального существования идеальные конструкции, независимые от их возможных рациональных источников; при определенных социальных условиях пре- вращаются в догму, которая выступает в качестве «идеаль- ного плана», программы, проекта тотального преобразова- ния действительности —общества людей, природы. И опять- таки универсальная обязательность, принудительность, тотальность этого преобразования пытаются оправдать ра- циональной обоснованностью лежащих в основе соответст- вующих программ представлений о всеобщих законах раз- вития общества, об объективной необходимости и т. д.

Опасность отрыва научно-теоретического сознания, научной рациональности от живой деятельности, а затем опасность подавления авторитетом научной рационально- сти многообразия личностного мировосприятия и миро- ощущения, превращения теоретических конструкций из средств адекватного постижения мира в догматическую преграду такого постижения, по мнению В. С Швырева, может проявиться в двух тесно связанных между собой формах: в форме тоталитаристской идеологии и в форме конформистского сознания.

О перерождении научной рациональности под влия- нием тоталитаризма речь шла выше, теперь же следует по- казать, что представление о рациональности акцентирует внимание на точном, объективном познании действитель- ности, вполне вписывается в конформистское сознание, ста- новится средством его самоутверждения и самооправда- ния. Конформист рассуждает: «действительность, откры- ваемая нам в рациональном познании такова, какова она

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 257

! 2 9 Философия

есть, и поэтому остается только понять и принять ее, при- способиться определенным образом к ней, существовать в ее рамках». Рациональным поведением, с точки зрения по- добного типа сознания, является наиболее успешное реше- ние возникающих перед людьми задач в непреложно задан- ных рамках внешней социальной детерминации. Рацио- нальность при этом связывается исключительно с адаптивным, приспособительским поведением (см.: Швы- рев В. С. Рациональность как ценность культуры // Во- просы философии. — 1992. — №6.— С. 91—94).

Преодоление негативизма в отношении научной ра- циональности, как считают представители отечественной философии и методологии научного познания, возможно при широком всестороннем осмыслении закономерности формирования и функционировании научной рациональ- ности. Такой подход, по их мнению, обеспечивает анализ этой рациональности с позиций концепции «оснований науки». Эта концепция является модификацией учения Т. Куна о парадигме.

Активно разрабатывающий и пропагандирующий эту концепцию В. С. Степин считает, что эти основания на- уки организуют все разнородные знания в некоторую це- лостность, определяет стратегию научного поиска и во мно- гом обеспечивают включение его результатов в культуру соответствующей эпохи. (См.: Степин В. С. Научное по- знание ценности техногенной цивилизации //Вопросы философии. — 1989. — №10. — С. 3—18).

По мнению В. С. Степина, можно выделить, по край- ней мере, три главных соответствующих блока оснований науки: идеалы и нормы исследования, научную картину мира и философские основания. Каждый из них, в свою очередь, имеет достаточно сложную внутреннюю струк- туру. Как и всякая деятельность, научное познание регу- лируется определенными идеалами и нормативами, кото- рые выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопрос: для чего нужны те или иные познава- тельные действия, какой тип продукта (знание) и каким способом получить этот продукт. Этот блок включает сле- дующие идеалы, «нормы научного познания»: 1) доказа- тельности и обоснованности знания; 2) объяснения и опи- сания; 3) построения и организации знания.

258

Первый уровень идеалов и норм характеризует спе- цифический подход научной деятельности, в отличие от других форм, например, искусства и т. д. Второй уровень представляет собой конкретизацию требований первого в различных конкретно-исторических эпохах. Система та- ких установок (представлений о нормах, объяснения, опи- сания, доказательность, организации знания и т. д.) выра- жает стиль мышления этой эпохи. Например, идеалы и нормы описания, принятые в науке средневековья, ради- кально отличны от тех, которые характеризуют науку Но- вого времени. В средневековой науке опыт не рассматри- вается в качестве главного критерия истинности знания. Ученый средневековья различал правильное знание (про- веренное наблюдениями и приносящее практический эф- фект) и истинное знание (раскрывающее символический смысл вещей), позволяющее через земные предметы со- прикоснуться с миром небесных сущностей. И в содержа- нии идеалов и норм каждого исследования можно выде- лить третий уровень. В нем установки второго уровня ха- рактеризуются применительно к специфике предметной области каждой науки (физике, химии, биологии и т. д.).

Второй блок оснований науки составляет научная картина мира. Она складывается в результате синтеза зна- ний, получаемых в различных науках и содержит общие представления о мире, вырабатываемые на соответствую- щих стадиях исторического развития науки. Научная кар- тина мира выступает не просто как форма систематизации знания, но и как исследовательская программа, которая целенаправляет постановку задач эмпирического и теоре- тического поиска и выбора средств их решения.

Третий блок обоснований науки образует философ- ские идеи и принципы, которые обосновывают как идеалы и нормы науки, так и содержательные представления на- учной картины мира, а также обеспечивают включение на- учного знания в культуру. Любая новая идея, новый мето- дологический подход нуждается в своеобразной со-сты- ковке с господствующим мировоззрением той или иной исторической эпохи, с ценностями ее культуры. Такую со- стыковку обеспечивают философские основания науки.

Философские основания науки не следует отожде- ствлять с общим массивом философского знания. Филосо-

Проблемы научной рациональности в современной «философии науки» 259

фия базируется на всем культурном материале человека. Наука — лишь отдельная область этой культуры. Поэтому из большого поля философской проблематики и вариантов ее решения, возникающих в культуре каждой историчес- кой эпохи, наука использует в качестве обосновывающих структур лишь некоторые ее идеи и принципы.

Соединение трех главных оснований научного знания в системном изучении развития науки позволяет отечест- венным представителям «философии науки» рассматри- вать науку как цивилизованный феномен. Согласно этому подходу, в процессе исторической эволюции в европейском регионе возник особый тип цивилизации, который обладает свойственным только ему типом социальной динамики в не- виданной для традиционных обществ способностью к про- грессу. Цивилизацию этого типа В. С. Степин называет тех- ногенной. Ее характерная черта — это быстрое изменение техники и технологий благодаря систематическому приме- нению в производстве научных знаний. Следствием такого применения являются технические, а затем и научно-тех- нические революции, меняющие отношение человека к при- роде и его место в системе производства. Наука превраща- ется в мощную производительную социальную силу.

По мнению В. С. Степина, предпосылка техногенной цивилизации в культуре Западной Европы закладывалась со времен античности. Однако только в XVII—XVIII вв. складывается все специфические основания науки: идеа- лы и нормы, научная картина мира, философско-мировоз- зренческие установки. Базируясь на этих основаниях, тех- ногенная цивилизация прошла стадию индустриального развития и социальных революций XIX—XX вв. Возник- шие в ходе этого процесса различные социальные систе- мы, несмотря на полярность многих мировоззренческих установок, сохраняли в шкале своих фундаментальных ориентации веру в ценность научно-технического прогрес- са и науки как основы управления социальными процесса- ми. Эти ценности не подвергались сомнению до последней трети XX столетия, пока техногенная цивилизация не столкнулась с глобальными проблемами, порожденными научно-технологическим развитием. О сущности глобаль- ных проблем современности и путях их решения речь пой- дет в специальной теме.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. тема14. Проблемы научнойрациональности в современной«философии науки» - Философия
  2. Радугин А. А. Философия: курс лекций. — 2-е изд., перераб. и дополн. - М.: Центр, 2004. — 336 с. - Философия
  3. Основы экологии и природопользования. Учебное пособие / Дикань В.Л., Дейнека А.Г., Позднякова Л.А., Михайлов И.Д., Каграманян А.А. — Харьков: ООО «Олант», 2002.- 384 с. - Экология и природопользование
  4. ПЕДАГОГИКА. Учебное пособие для студентов педагогических вузов и педагогических колледжей / Под ред. П.И. Пидкасистого. - М: Педагогическое общество России, 1998. - 640 с. - Педагогика
  5. Рекомендуемая литература по всем темам - Философия
  6. Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  7. Социология Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  8. Валеология Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  9. Религоведение Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  10. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. -В84 Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. - 496 с. - Исторические науки
  11. Космическое оружие: дилемма безопасности. Автора- А.Г.Арбатов, А.А.Васильев, Е.П.Велихов... Москва, Мир, 1986 - Технические науки
  12. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга первая. 1998.- 433 с. - Валеология
  13. Богуславский М. М. Международное частное право: Учебник.— 2-е изд., перераб. и доп.— М.: Междунар. отношения, 1994.— 416 с. - Международное частное право
  14. Гребенюк О.С., Гребенюк Т.Б. ОСНОВЫ ПЕДАГОГИКИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ - Педагогика
  15. Культурология: Учеб. для студ. техн. вузов / Н.Г. Багдасарьян, Г.В. Иванченко, А.В. Литвинцева и др.; Под ред. Н.Г.Багдасарьян.—.4-е изд., испр.— М.: Высш. шк., 2002.— 511 с. - Культурология
  16. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с. - Валеология
  17. 6.3. Формирование и возвышение Московского государства (ХШ - XV на) - Исторические науки
  18. 7.4. Япония (Ш - XIX вв.) - Исторические науки
  19. Глава 8. Европа: переход к Новому времени - Исторические науки
  20. 14.3. Россия во второй половине XIX в. - Исторические науки

Другие научные источники направления Философия:

    1. А.Р. Абдуллин. Хрестоматия по философии: Учебное пособие для высших учебных заведений. 2003