Философия

Радугин А. А. Философия: курс лекций. — 2-е изд., перераб.
и дополн. - М.: Центр, 2004. — 336 с.
тема 15. Современныйфилософский иррационализм:решение проблем бытия,

познания, человекаи личности в различных

школах и течениях

I/ Философский иррационализм как умонастроение

и философское направление

2/ «Философия жизни» и ее разновидности

3/ Эволюция психоаналитической философии.

Структура человеческой личности.

Сознание и бессознательное

4/ Экзистенциализм: основные темы и учения. Свобода и ответственность личности

л.

Философский иррационализм как умонастроение

и философское -направление

Как уже отмечалось ранее, начиная с середины XVIII в. в европейской философии господствующее положение зани- мает рационалистическое направление. Установки рацио- нализма продолжают оказывать свое влияние на развитие философского процесса и в XX в. Ярким примером такого влияния являются различные школы «философии науки». Однако к середине XIX в. в развитии западноевропейской философии происходит серьезный сдвиг — на передний план выступают иррационалистические концепции.

Было бы существенным упрощением историко-фило- софского процесса связывать появление иррационализма в западноевропейской философии только со второй половины XIX — середины XX вв. Также как и рационализм, иррацио- нализм, как философское направление, начинает формиро- ваться еще в античную эпоху. Предпосылки иррационализ-

261

ма можно зафиксировать в некоторых важных сторонах уче- ния орфико-пифагоризма, платонизма и неоплатонизма, позднего стоицизма и т.

д. В христианской философии сред- невековья иррационалистические элементы получают наи- более широкое развитие. Французский скептицизм Ш. Монтеня, религиозно-философские искания Б. Паскаля, С. Кьеркегора и других, близких им по духу мыслителей вно- сят существенный вклад в формирование иррационалисти- ческого направления. И даже в период расцвета влияния ра- ционализма, немецкий романтизм и, прежде всего, философ- ские идеи позднего Ф. Шеллинга, существенно углубляют иррационалистическое восприятие действительности.

Однако можно согласиться с теми историками фило- софии, которые утверждают, что наиболее полное и все- стороннее развитие в светской западноевропейской фило- софии иррационализм, как философское направление, получает, начиная со второй половины XIX в. И его опре- деляющее влияние на историко-философский процесс 'ощущается на протяжении всего XX в.

С нашей точки зрения, следует отказаться от упро- щенного социологизаторского подхода, характеризующе- го иррационализм как «философию эпохи империализма », отражающего умонастроения «конца восходящей стадии развития капитализма». Иррационализм, как философ- ское направление, напрямую не может быть связан ни с какими конкретно-историческими процессами, поскольку в его концепциях, школах и течениях отражаются такие стороны бытия и мироощущения человека, которые ока- зываются не выраженными в рамках рационализма в силу его односторонности.

Однако тот факт, что иррационализм приходит на сме- ну рационализму и занимает господствующее положение в западноевропейской философии в конкретный историчес- кий период, несомненно свидетельствует о том, что для это- го имелись определенные идейные и социальные причины. Можно с полной уверенностью сказать, что утверждение философского иррационализма происходит по мере разо- чарования широких масс людей в тех идеалах, которыми оперировал философский рационализм. К середине XIX в. люди убедились в том, что прогресс науки и техники сам по себе не ведет к реализации вековых идей человечества.

Лю-

262

ди перестали видеть в мировом историческом процессе про- явление и осуществление высшего разума. Из-за это'о ут- ратила свою притягательную силу идея приоритета соци- ально-исторической активности человека. В философии, литературе, искусстве этого времени утверждается кысль о беспочвенности и тщетности всех упований Человека на то, что объективное движение мирового процесса гарянти- рует осуществление собственно человеческих целей, что познание его закономерности может дать человеку надеж- ную ориентацию в действительности. Неверие в конструк- тивно-созидательные силы человека, исторический и^оци- альный пессимизм, скептицизм — таковы основные черты умонастроения второй половины XIX—XX вв., которые лег- ли в основу иррационализма как философского направле- ния современной западноевропейской философии.

Под влиянием этого умонастроения происходит пе- реосмысление рационалистической концепции отноше- ния человека к окружающей действительности измене- ние представления о смысле, цели и назначении человече- ской деятельности и познания, пересмотр самого способа истолкования человеческого мышления и сознания. Если рационализм мистифицирует рационально-целесообраз- ные формы человеческой активности, то в иррационализ- ме духовное отождествляется со спонтанным, бессозна- тельными импульсами, эмоционально-волевыми иярав- ственно-практическими структурами субъекта. Все формы рационального, целесообразного отношения к ми- ру объявляются в иррационализме производными о! пер- воначальной, досознательной основы.

В зависимости от того, какое конкретное начало объ- является сущностной характеристикой субъекта, и }сакая дается интерпретация этому началу, в философской лите- ратуре возникают различные системы и школы иррацио- нализма: «философия воли» А. Шопенгауэра и др., «фило- софия жизни» Ф. Ницше, В. Дильтея, А. Бергсона и др-, эк- зистенциализм М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра и др.

В философской теории иррационализм выступает прежде всего против установки рационализма, что окру- жающий мир является, в принципе, родственным челове- ку, что природа и различные сферы общественной н^изни рациональны в своей основе и, следовательно, доступны

Современный философский иррационализм 263

мыслящей субстанции, и познание может дать целеуказа- ния и ориентиры для человеческой деятельности. Неус- тойчивость социального бытия индивида превращается в иррационализме в онтологическую неуравновешенность всего мироздания. Иррационализм отрицает упорядочен- ное, законообразное устройство мира. С точки зрения его представителей, основание бытия неразумно. «Неразум- ное, — как верно подметил Т. И. Оизерман, —- в иррациона- лизме не просто индифферентно разуму, но противора- зумно, противодействующе разуму. Бытие иррациональ- но, потому что бессмысленно, дисгармонично, абсурдно» (Оизерман Т. И. Рациональное и иррациональное // Во- просы философии. — 1977. — № 2. — С. 87). У. А. Шопенга- уэра, например, основополагающим началом мироздания является стихийная, ничем не ограниченная, ничем не пре- допределяемая Мировая Воля. Воля понимается в его сис- теме как бесконечное стремление. «Она безосновна», «вне причинности, времени и пространства». У А. Бергсона та- кие функции выполняют «жизненный порыв» — необуз- данный , переливающийся через край хаотичный поток ин- стинктов, которому дается то натуралистическая, то соци- альная интерпретация. Экзистенциализм сущностной характеристикой бытия объявляет пульсирующий про- цесс индивидуального переживания — экзистенцию.

В объективно-идеалистических разновидностях ир- рационализма производится онтологизация эмоционально- волевых структур человеческого бытия. Так, А. Шопенгау- эр наделял Волю универсально-космическими функциями. «Воля это внутренняя сущность мира». Все сущее: природа, человек, социальные институты и предметные формы куль- туры представляют собой лишь ступени объективизации Воли. У А. Бергсона «жизненный порыв» проходит через различные материальные образования, претерпевает раз- личные метаморфозы и завершает свое движение, вопло- тившись в человеке. В субъективно-идеалистической раз- новидности иррационализма человеческая субъектив- ность, индивидуальное сознание рассматривается как особый вид бытия. Так, в системе В. Дильтея «жизнь», рас- сматриваемая как основа мира, истолковывается как внут- ренний опыт переживания человеком своего существова- ния в мире, придающее миру смысловые характеристики.

264

С отрицанием законообразности и причинной обус- ловленности в иррационалистических учениях тесно свя- зано отрицание как познавательной, так и деятельно-пре- образовательной активности субъекта. Представители иррационализма решают проблему субъекта безотноси- тельно к тому процессу, в котором человек познает и преоб- разовывает мир и в котором силы и возможности природы становятся силами и возможностями самого человека. По- этому основную задачу философии они видят не в позна- нии законов объективности мира, а в определении форм и норм построения субъективного мира личности, утверж- дении ее внутренней духовно-нравственной жизни. Теоре- тико-познавательному и реально-преобразовательному отношению к миру, выраженному в системах рационализ- ма, иррационализм противопоставляет нравственно- практический. Свои усилия иррационалисты направляют, прежде всего, на выработку эмоционально-нравственных установок, служащих для ориентировки человека в меж- личностных ситуациях. На смену субъектно-объектным отношениям, характерным для рационализма, иррациона- лизм выдвигает субъектно-субъектные отношения. Чело- век рассматривается, главным образом, как субъект об- щения (коммуникации).

В философской теории иррационализм противопос- тавляет гносеологическому подходу рационализма акси- ологический. Поскольку активность субъекта, с точки зре- ния иррационализма, проявляется не в познавательной и не в реально-преобразовательной, а в нравственно-оце- ночной деятельности, поскольку снимается проблема объ- ективности познания и заменяется проблемой оценивания мира с точки зрения условий бытия в нем личности. Понять же истинную ценность того или иного явления, рассужда- ют иррационалисты,. может только человек Человека от- личает от животного не разум, не способность к понятийно- му мышлению, а, прежде всего, способность к нравствен- ной оценке. Человек — это не бесстрастно-теоретическое существо, а субъективно-заинтересованное в целях и за- дачах своей деятельности, поэтому наиболее важными для него являются ответы на вопросы не «что это такое? », а «что означает эта вещь?», «какой цели она служит?». Таким об- разом, человек становится мерилом всего бытия, а гносео-

Современный философский иррационализм 265

чогический подход уступает место аксиологическому, в ос- нове которого лежат установки антропологизма.

При решении же гносеологических проблем решаю- щее значение в иррационализме придается субъективно- психологическим, подсознательным факторам человечес- кого познания.

Отсюда вытекает главная особенность ир- рационалистической гносеологии, которая заключается в отрицании способности понятийного мышления адекватно отражать действительность и противопоставляющее ему в качестве наиболее адекватных средств постижения сущ- ности реальности: интуиция, веру и т. д. В результате тако- го подхода в наиболее крайних формах иррационализма, традиционные онтологические и гносеологические поня- тия вытесняются другими или получают новое истолкова- ние. На передний план выступают понятия, которые, по са- мой своей природе, не МОГУТ дать образов внешнего мира, а лишь отражают субъективные переживания личности: страх, отчаяние, тоска, забота, любовь, причастность и т. д. При построении философской системы рационализму, как уже отмечалось выше, свойственно стремление «снять все иррациональные остатки», уложить все знания в строго определенные логические формы, а все, что в них не уклады- вается, отбросить как незнание. Иррационализму не прису- ща отрицательная реакция на рационалистически система- тические методы философствования: понятийность, дискур- сивность, доказательность и другие научно-теоретические формы выражения знания. В своей гносеологии иррациона- лизм акцентирует внимание именно на «иррациональных остатках», заявляя, что только они являются подлинным зна- нием, а значит, требуют иных нерациональных форм выра- жения: образов, символов, аллегорий, метафор и т. д. Начи- ная с С. Кьеркегора, Ф. Ницше, иррационализм приводит форму изложения в соответствие с содержанием и начинает изъясняться с миром на языке пророчеств.

«Философия жизни» и ее разновидности

Мы дали общую характеристику иррационализму как философскому направлению. Теперь приступим к рас- смотрению конкретных учений этого направления, За-

266

метное место в западноевропейской философии второй половины XIX — начала XX в. занимает «философия жизни». «Философия жизни» — это культурно-логичес- кое течение в современной философии. Она старается по- стичь сферу культуры, исходя из тех функций, которые культура выполняет в жизни человека. Отсюда ее тесная связь с литературой и искусством. Она оказала большое влияние на творчество австрийского поэта Р. М. Рильке, австрийского писателя Гофмансталя, немецкого писате- ля Германа Гессе, немецкого композитора Рихарда Ваг- нера и др. Во Франции под влиянием этого философского направления находился крупнейший писатель Марсель Пруст.

«Философия жизни» выступила за реабилитацию жизни, против ее ущемления и обеднения рассудочным, политическим, экономическим и иными утилитарными подходами. В связи с этим, понятие «жизнь», как цент- ральное понятие этого философского течения, призвано заменить понятие «бытие». Представители этого тече- ния противопоставляют «жизнь» «бытию». Бытие это ста- тичное состояние. Жизнь — это движение, становление, «Нет бытия, есть только становление», — заявлял Ф. Ниц- ше. «Философия жизни» выступала против того, чтобы положить в основу становления что-либо устойчивое. Становление, по мнению ее сторонников, это первоосно- ва, предельное понятие. Вместе с тем, ряд ее представи- телей подчеркивали, что жизнь — это и деятельность, творческое созидание, самовыражение человека, формы объективации человека в культуре, позволяющие ему ре- ализовать и познавать самого себя. Следовательно, жизнь — это и человеческая жизнь, и основа бытия. Каждый ин- дивид ощущает себя в рамках какой-то огромной жизни, затрагивающей его и угрожающей ему. Он чувствует се- бя подчиненным каким-то потокам, потокам жизш V. Пред- ставители этого философского течения нередко при опи- сании жизни используют образ реки, атмосферных пото- ков и т. п. Жизнь, как поток, неуловима рассудочными методами познания. Ее познание осуществляется на ос- нове особых познавательных способностей: пережива- ния и сопереживания (понимания); интуиции, веры, люб- ви и т. д.

Современный философский иррационализм 267

В «философии жизни» можно выделить три основ- ных школы:академическую «философию жизни» (В. Диль- тей, Г. Зиммель), «творческую эволюцию» А. Бергсона (1859—1941) и его последователей, «философию воли» Ф. Ницше (1844—1900) и его последователей.

Академическая философия жизни. Б. Дильтей и Г. Зиммель определяют жизнь как факты воли, побуждений, чувств и переживаний. С этой точки зрения, действитель- ность — это то, что содержится в опыте самой жизни. Следо- вательно, действительность — это чистое переживание, вне которого действительности не существует. Очевидный субъ- ективизм этой позиции, приводящий к солипсизму, застав- ляет их уточнить свою позицию. В. Дильтей говорит о необхо- димости веры в реальность внешнего мира, основанную на волевом, «практическом» отношении человека к миру. Г. Зиммель также видит в «жизни» центр, от которого, с од- ной стороны, идет путь к душе, к «Я», а с другой — к идее, Ко- смосу, абсолюту. Тем не менее, определяющие характерис- тики жизни — это переживание, «жизненный опыт».

«Жизненный опыт» и выступает объектом позна- ния. «Жизненных опыт», подчеркивают Дильтей и Зим- мель, не сводим к разуму. Он иррационален. Жизнь — это поток, изменение, творчество. Поэтому представители «философии жизни» отрицают возможность знания как отражения закономерного, всеобщего. Жизнь не может быть постигнута только через индивидуальное. И здесь мы встречаем родственные неокантианству установки. Неокантианцы, как отмечалось ранее, также говорили о необходимости индивидуализирующего метода позна- ния в истории. Однако неокантианцы, следуя рационали- стической традиции, хотя и отвергали понятия «законо- мерности» применительно к истории, все же считали не- обходимым применение в историческом исследовании рационального метода, основанного на отнесении к цен- ности. Представители академический «философии жиз- ни» провозглашают методом «наук о духе» непосредст- венно переживание исторических событий. В их систе- мах «науки о духе» принимают форму герменевтики — искусства истолкования, искусства «понимания» пись- менных текстов, «зафиксированных жизненных откро- вений. По Дильтею, историк должен не просто воспроиз-

268

вести истинную картину событий, но и «пережить» ее за- ново, «истолковать и воспроизвести в ее жизненности».

Следует отметить, что здесь «философией жизни» ставится вполне реальная проблема. Если путем изучения памятников материальной культуры можно с объектив- ной достоверностью констатировать изменения, происхо- дящие в материальных условиях жизни людей — в произ- водстве, технике, быту и т. д. — то иначе обстоит дело при изучении побудительных мотивов поведения людей. Вы- явление этой субъективной стороны исторического про- цесса имеет немаловажное значение уже потому, что без него невозможно понять ту или иную материальную фор- му их выражения. Тем более это важно для изучения исто- рии духовной культуры. Это изучение действительно под- разумевает «вживание» исследователя в предмет своего исследования — в картину, в скульптуру, симфонию и т. д.

Однако следует иметь в виду, что раскрытие субъек- тивных сторон деятельности людей, их побудительных мо- тивов, идей и эмоций, оказывается значимым в научном отношении лишь в тех случаях, когда субъективные моти- вы оцениваются в свете объективных фактов истории. Иначе наука превращается в беллетристику.

«Творческая эволюция» А. Бергсона. В отличие от других представителей «философии жизни» А. Бергсон в своих работах опирался на естествознание. На основе кон- цепции «жизни» он стремился построить картину мира, которая по новому бы объяснила эволюцию природы и раз- витие человека, обосновала бы их единство. Центральное понятие философского учения А. Бергсона — жизненный порыв. С точки зрения Бергсона, жизнь — это непрерыв- ное творческое становление. Материя—косное начало бы- тия, хотя и оказывает сопротивление, но все же подчиня- ется жизни. Благодаря этому, эволюция мира природы ста - новится творческой эволюцией. В результате мир в изображении Бергсона предстает как единый, непрерыв- но и необратимо развивающийся, спонтанный и непред- сказуемый. Рождая все новые и новые формы, он находит- ся в состоянии непрерывного становления.

Бергсон считал, что человек довольно успешно при- способился к миру материи с помощью интеллекта. Ин- теллект, по Бергсону — это разумное и рассудочное по-

Современный философский иррационализм 269

знание, достигшее высших форм в методах физико-мате- матических наук. Интеллект разлагает целостность мира на тела, тела на элементы и т. д., а затем конструирует из них искусственные единые картины мира. Бергсон не от- рицает познавательных возможностей интеллекта. Но он считает, что мир и его движение «схватываются» интел- лектом примерно также, как он «схватывается» в кинема- тографе, где естественное течение жизни заменяется ис- кусственным с помощью движения кинопленки, состоя- щей из отдельных мертвых кадров. Интеллект утверждает сходное, повторяющееся, общее ценой утраты уникально- го, неповторимого. Он обретает способность предвидеть аналогичные процессы в будущем.Однако интеллект сов- сем не создан для того, чтобы осмыслить эволюцию, в соб- ственном смысле этого слова, то есть непрерывность изме- нения.

Интеллекту принципиально недоступен «жизнен- ный порыв». Его познание возможно только на основании интуиции. Интуицией, по Бергсону, называется род ин- теллектуальной симпатии, посредством которой человек переносится внутрь предмета, чтобы слиться с тем, что есть в нем единственного, и следовательно, невыразимого. Интуиция позволяет проникнуть в саму суть вещей. Берг- сон характеризует интуицию как основу Духа, в извест- ном смысле, как самое жизнь. Это тождественное с Духом состояние он называет первоначальной интуицией. С гно- сеологической точки зрения, эволюция представляет со- бой процесс, в ходе которого первоначальная интуиция разделяется на инстинкт и интеллект. В первом случае она лишается самосознания, во втором — способности прони- кать в сущность реальности. У человека интуиция почти целиком отдана в жертву интеллекту. Однако, считает Бергсон, утрата человечеством первоначальной интуиции не была полной. В «пограничных» ситуациях, когда речь идет о жизненных интересах первостепенной важности, интуиция освещает человеческое «Я», его свободу, судьбу и место во Вселенной. К остаткам интуиции Бергсон отно- сит так же эстетическую способность, с наибольшей силой проявляющуюся у творцов произведений искусства. За- дача философии, на его взгляд, состоит в том, чтобы по- мочь человеку овладеть рассеивающимися интуициями.

270

Наиболее сильное влияние «философии жизни» об- наруживается не в онтологии и гносеологии, а в этике. Со- здателем этической интерпретации «философии жизни «является немецкий философ Ф. Ницше. Он развивал кон- цепцию «воли к власти» на основе «воли к жизни».

Понятие Воли, как основы всего существенного, Ниц- ше заимствует у Шопенгауэра. Однако если для Шопенга- уэра Воля служит основанием бытия, то Ницше придает этому понятию социально-нравственный оттенок. «Жизнь, по его словам, стремится к максимуму чувства власти». «Во- ля к власти» — это наиболее значимый критерий любого типа поведения, любого общественного явления. «Что хо- рошо?» — вопрошает Ницше. — Все, что укрепляет созна- ние власти, желание власти и саму власть человека. «Что дурно?» — Все, что вытекает из слабости. Способствует ли познание как рациональная деятельность повышению «во- ли к власти?» — Нет, ибо преобладание интеллекта пара- лизует волю к власти, подменяя активность, деятельность рассуждениями. Общепринятая мораль также подрывает «волю к власти», проповедуя любовь к ближнему.

«Воля к власти» — основа права сильного. Это пре- вышение всех моральных, религиозных и иных норматив- ных установлений. Именно таким правом должен руковод- ствоваться подлинный человек во всех сферах своей жиз- недеятельности. В том числе, право сильного — основа власти мужчины над женщиной. Известен афоризм Ниц- ше: «Идешь к женщине — бери плетку». Всякое стремле- ние к уравнению прав мужчины и женщины — показатель упадка и разложения власти. Такая же характеристика распространяется Ницше и на другие демократические институты, и на демократию, как институт в целом, по- скольку, по его мнению, в условиях демократии масса со- ставляет оппозицию праву сильного.

Из права сильного, «воли к власти» Ницше выводит все основания морали. Он утверждает, что мораль, опреде- ляющими понятиями которой являются понятия добра и зла, возникает как следствие чувства превосходства одних людей над другими: аристократов (лучших) над рабами (худшими). На протяжении всей истории рабы в виде ду- ховной мести пытались навязать свою мораль господам. На- чало этому процессу положили евреи в Ветхом Завете. На-

Современный философский иррационализм 271

ивысшее развитие этот процесс получил в христианстве, прежде всего, в Нагорной проповеди Иисуса Христа. По сло- вам Ницше, аристократическое уравнение ценностей (хо- роший = знатный = могучий = прекрасный = счастливый = любимый Богом).евреи сумели с ужасающей последова- тельностью вывернуть наизнанку и держались за это зуба- ми безграничной ненависти, ненависти бессилия. По их ло- гике, только одни несчастные, бедные, бессильные, низкие — хорошие, только страждущие, терпящие лишения, боль- ные, уродливые — благочестивы, блаженны. Только им предназначено вечное блаженство, а знатные, могущест- венные — злые, жестокие и похотливые — отвергнуты Бо- гом, и им навсегда быть проклятыми и отверженными.

Ницше считал, что иудео-христианская мораль пре- пятствует полному самовыражению человека и. поэтому необходимо провести переоценку ценностей. Смысл этой переоценки состоит в упразднении результатов «восста- ния рабов в морали» и возрождении «морали господ». В ос- нове «морали господ», с точки зрения Ницше, должны ле- жать следующие принципы: 1) «ценность жизни» есть единственная безусловная ценность; 2) существует при- родное неравенство людей, обусловленное различием их жизненных сил и уровнем «воли к власти»; 3) сильный че- ловек свободен от моральных обязательств, он не связан никакими моральными нормами.

Всем этим требованиям, по Ницше, удовлетворяет субъект морали господ — сверхчеловек. Сверхчеловек — «белокурая бестия» — центральное и наиболее спорное по- нятие в этике Ницше. Это понятие, наряду со многими ан- тисемитскими и антихристианскими идеями, было заим- ствовано у Ницше идеологами фашизма. Учение Ницше было объявлено чуть ли не официальным философским учением фашизма. И для этого, как мы видим, были опре- деленные основания. Наряду с генетической характерис- тикой сверхчеловека, как Человека арийской расы, с оп- ределенными фенотипическими признаками («нордичес- кий тип»), Ницше пропагандировал двойную мораль сверхчеловека. По отношению друг к другу — это снисхо- дительные, сдержанные, нежные, гордые и дружелюбные люди. Но по отношению к «чужим» они немногим лучше необузданных зверей. Здесь они свободны от моральных

272

тормозов и руководствуются в своих действиях инстинк- тами. Внешней особенностью сверхчеловека Ницше счи- тал «врожденное благородство», «аристократичность». Он презирал современных господ — буржуа — за их проис- хождение или занятие, а прежде всего, за недостаток у них этих качеств, способных, по его мнению, автоматически обеспечивать власть над людьми. Ницше считал, что массы готовы повиноваться, если господин доказывает право по- велевать уже своей внешностью, манерой держаться. Если же аристократический облик отсутствует, то массу легко навести на мысль, что только случай и нечаянное счастье возвышает одного над другим. А коли так, попытаем и мы однажды счастье и случай, бросим и мы жребий — отберем богатство, построим социализм. Обладатель власти, сверх- человек становится не в силу рождения членом определен- ного сословия или класса, а предназначен к этому самой природой. И эта антибуржуазная направленность учения Ницше, конечно, находилась в полном противоречии с иде- ологией и практикой фашизма. Ницше был категоричес- ким противником любых форм господства массового созна- ния, которое наивысшим образом проявилось в фашист- ской Германии. Его сверхчеловек — это гармонический человек, в котором сочетаются физическое совершенство, высокие моральные и интеллектуальные качества.

Ницше нередко заявляет, что в действительности сверхчеловека еще не было, его необходимо вырастить. И в этом состоит цель человечества. Заратустра — это не сверхчеловек, а «мост» к сверхчеловеку. Обычные люди нашего времени — это исходный материал, «навоз», необ- ходимый для того, чтобы создать плодородную почву. для выращивания сверхчеловека. Сверхчеловек, по сути дела, занимает у Ницше место Бога. Бог умер, мы его убили — возвещает Ницше устами Заратустры, и на его место долж- ны прийти сверхчеловеки.

V V

Эволюция психоаналитической философии. Структура человеческой личности. Сознание и бессознательное Иррационалистические тенденции «философии жизни» продолжает и углубляет психоаналитическая филосо-

I Фшос1.фия Современный философский иррационализм 273

фия. Эмпирической базой психоаналитической филосо- фии являет психоанализ. Он возник в рамках психиатрии как своеобразный подход к лечению неврозов методом ка- тарсиса или самоочищения Постепенно из медицинской методики он вырос до уровня философского течения, стре- мящегося объяснить личностные, культурные и социаль- ные явления.

Основоположник психоанализа австрийский врач — психопатолог и психиатр Зигмунд Фрейд (1856—1939). Ос- новные идеи психоанализа изложены в его работах: «По ту сторону принципа удовольствия» (1920 г.), «Массовая психология и анализ человеческого "Я"» (1921 г.), «"Я" и "Оно" » (1923 г.) и др. Классическая психология до Фрейда изучала явления сознания, как они проявлялись у здоро- вого человека. Фрейд, как психопатолог, исследуя харак- тер и причины неврозов, натолкнулся на ту область чело- веческой психики, которая раньше никак не изучалась, но которая имела большое значение для жизнедеятельности человека — это бессознательное.

Открытие бессознательного, исследование его структуры, влияния на индивидуальную и общественную жизнь было главной заслугой 3. Фрейда. Бессознательны, по Фрейду, многие наши желания и побуждения. Доволь- но часто прорывается бессознательное наружу в гипноти- ческих состояниях, сновидениях, в каких-либо фактах на- шего поведения: оговорках, описках, неправильных дви- жениях и т. д. Согласно Фрейду, психика человека представляет собой взаимодействие трех уровней: бес- сознательного, предсозна-тельного и сознательного. Бес- сознательное он считал центральным компонентом, соот- ветствующим сути человеческой психики, а сознательное — лишь особой интуицией, надстраивающейся над бес- сознательным. Созданная Фрейдом модель личности предстает как комбинация трех элементов. «Оно» — глу- бинный слой бессознательного влечения — психическая самость, основа деятельности индивидов, «Я» — сфера со- знательного, посредник между «Оно» и «внешним миром», в том числе, природными и социальными институтами. «Сверх-Я» (зирег — е§о) внутриличностная совесть, ко- торая возникает как посредник между «Оно» и «Я» в силу постоянно возникающего конфликта между ними.« Сверх-

274

Я» является как бы высшим существом в человеке Это внутренне усвоенные интериоризированные индивидом социально значимые нормы и заповеди, социальные за- преты власти родителей и авторитетов.

Глубинный слой человеческой психики, по мысли Фрейда, функционирует на основе природных инстинк- тов, «первичных влечений» с целью получения наиболь- шего удовольствия. В качестве основы первичных влече- ний Фрейд сначала рассматривал чисто сексуальные вле- чения. Позднее он заменяет их более общим понятием «либидо», которое охватывает уже всю сферу человечес- кой любви, включая родительскую любовь, дружбу и даже любовь к Родине. В конечном счете, он выдвигает гипотезу, что деятельность человека обусловлена наличием как би- ологических, так и социальных влечений, где доминирую- щую роль играют так называемые «инстинкт жизни» — эрос и «инстинкт смерти» — танатос.

Поскольку в удовлетворении своих страстей индивид сталкивается с внешней реальностью, которая противосто- ит в виде «Оно», в нем выделяется «Я», стремящееся обуз- дать бессознательные влечения и направить их в русло со- циально одобренного поведения при помощи «сверх-Я». Фрейд не абсолютизировал силу бессознательного. Он счи- тал, что человек может овладеть своими инстинктами и стра- стями и сознательно управлять ими в реальной жизни. За- дача психоанализа, по его мнению, как раз и состоит в том, чтобы бессознательный материал человеческой психики пе- ревести в область сознания и подчинить своим целям.

Фрейд считал, что психоанализ может быть исполь- зован и для объяснения и регулирования общественных процессов. Человек не существует изолированно от дру- гих людей, в его психической жизни всегда присутствует «Другой», с которым он вступает в контакт. Механизмы психического взаимодействия между различными инстан- циями в личности находят свой аналог в культурных про- цессах общества. Люди, подчеркивал он, постоянно нахо- дятся в состоянии страха и беспокойства от достижений цивилизации, поскольку таковые могут быть использова- ны против человека. Чувство страха и беспокойство уси- ливаются от того, что социальные инструменты, регули- рующие отношение между людьми в семье, обществе и го- Современный философский иррационализм 275

сударстве, противостоят им как чуждые и непонятные си- лы. Однако при объяснении этих явлений Фрейд концент- рирует внимание не на социальной организации общества, а на природной склонности человекак агрессии и разру- шению. Развитие культуры — это выработанная челове- чеством форма обуздания человеческой агрессивности и деструктивности. Но в тех случаях, когда культуре это уда- ется сделать, агрессия вытесняется в сфере бессознатель- ного и становится внутренней пружиной человеческого действия. Противоречие между культурой и внутренними устремлениями человека ведут к неврозам. Поскольку культура является достоянием не одного человека, а всей массы людей, то возникает проблема коллективного не- вроза. В этой связи Фрейд ставил вопрос о том, не являют- ся ли многие культуры, или даже культурные эпохи «не- вротическими», не становится ли все человечество под влиянием культурных устремлений «невротическим»?

Идеи психоанализа развивал ученик Фрейда, а впос- ледствии один из его критиков Карл Густав Юнг (1875— 1961). Существо расхождений Юнга с Фрейдом сводилось к пониманию природы и формам проявления бессозна- тельного. Юнг считал, что Фрейд неоправданно свел всю человеческую деятельность к биологически унаследован- ным инстинктам, тогда как инстинкты имеют не биологи- ческую, а чисто символическую природу. Он предполо- жил, что символика является составной частью самой пси- хики и что бессознательное вырабатывает формы или идеи, носящие схематический характер и составляющие основу всех представлений человека. Эти формы не имеют внутреннего содержания, а являются, по мнению Юнга, формальными элементами, способными оформиться в кон- кретное представление только тогда, когда они проникают на сознательный уровень психики. Этим формальным эле- ментам, неотъемлемо присущим всему человеческому роду, Юнг даетназвание «архетипы». Архетипы представ- ляют собой формальные образцы поведения или символи- ческие образы, на основе которых оформляются конкрет- ные, наполненные содержанием, образы, соответствую- щие в реальной жизни стереотипам сознательной деятельности человека. Архетипы действуют в человеке инстинктивно. В своей знаменитой работе «Архетип и сим-

276

вол» Юнг следующим образом разъясняет суть этого по- нятия: «Под архетипами я понимаю коллективные по сво- ей природе формы и образцы, встречающиеся практичес- ки по всей земле как составные элементы мифов и в то же время являющиеся автохтонными индивидуальными про- дуктами бессознательного происхождения. Архетипичес- кие мотивы берут свое начало от архетипических образов в человеческом уме, которые передаются не только по- средством традиции и миграции, но также с помощью на- следственности. Эта гипотеза необходима, так как даже самые сложные архетипические образцы могут спонтанно воспроизводиться без какой-либо традиции. Прообраз или архетип является сформулированным итогом огромного технического опыта бесчисленного ряда предков. Это, так сказать, психический остаток бесчисленных пережива- ний одного и того же типа»

Понятие «архетипы» Юнг разъясняет на основе уче- ния о коллективном бессознательном. Юнг проводит чет- кое разделение между индивидуальным и коллективным бессознательным. Индивидуальное бессознательное от- ражает личностный опыт отдельного человека и состоит из переживаний, которые когда-то были сознательными, но утратили свои сознательный характер в силу забвения или подавления. Коллективное бессознательное — это об- щечеловеческий опыт, характерный для всех рас и наро- дов. Оно представляет собой скрытые следы памяти чело- веческого прошлого, а также дочеловече-ское животное состояние.

Оно зафиксировано в мифологии, народном эпо- се, религиозных верованиях и проявляется, то есть выхо- дит на поверхность у современных людей через сновиде- ния. Поэтому для Юнга главным показателем действия бессознательного являются сновидения, и его психологи- ческая деятельность, в том числе и как врача-психоневро- лога, концентрировалась на основе сновидений.

Основоположники психоаналитической философии Фрейд и Юнг ставили перед собой задачу прояснить инди- видуальные поступки человека. Их последователи нео- фрейдисты А. Адлер (1870—1937), К. Хорни (1885—1952), Э. Фромм (1900—1980) на основе базовых идей этой фило- софии стремились объяснить социальное устройство жиз- ни людей. Так, если Фрейд в объяснении мотивов поведе-

Современиый философский иррационализм 277

ния личности сосредоточивал свое внимание на выявле- нии причины действия человека, то А. Адлер считал, что для этого необходимо знать конечную цель его устремле- ний, «бессознательный жизненный план», при помощи ко- торого он старается преодолеть напряжение жизни и свою неуверенность. Согласно учения Адлера, индивид из-за дефектов в развитие своих телесных органов (несовер- шенства человеческой природы) испытывает чувство не- полноценности или малоценности. Стремясь преодолеть это чувство и самоутвердиться среди других, он актуали- зирует свои творческие потенции. Эту актуализацию Ад- лер, используя понятийный аппарат психоанализа, назы- вает компенсацией или сверхкомпенсацией. Сверхком- пенсация — это особая социальная форма реакции на чувство неполноценности. На ее основе вырастают круп- ные личности, «великие люди», отличающиеся исключи- тельными способностями. Так,замечательная карьера На- полеона Бонапарта на основе этой теории объясняется по- пыткой человека за счет своих успехов компенсировать физический недостаток — низкий рост.

На творчество Карен Хорни оказала серьезное влия- ние ситуация социальных потрясений, в которые вошел мир в период второй мировой войны, связанных с установ- лением фашистского господства в Германии и фашистской оккупации Европы. Как и другие последователи Фрейда, она придавала важное значение бессознательным процес- сам в психической жизни личности. Своеобразие К. Хорни проявилось в том, что основным побудительным мотивом она считала стремление к безопасности, постоянно рож- дающееся из состояния боязни и страха индивида. Чувст- во тревоги и беспокойства, которые Хорни считала базо- выми для поведения индивидов, по ее мнению, сопровож- дают человека на протяжении всей жизни. Оно может быть вызвано недостатком уважения, враждебной атмосферой и насильственным подавлением желаний посредством власти или авторитета.

В книге «Наши внутренние конфликты» (1945 г.) К. Хорни формирует три типа направленности поведения личности по отношению к окружающим ее людям: 1) к лю- дям, 2) от людей, 3) против людей. При стойком доминиро- вании в поведении индивида одного из этих векторов скла-

278

дываются три типа невротической личности: 1) услужли- вая, ищущая любви и одобрения любой ценой; 2) пытаю- щаяся отрешиться от общества; 3) агрессивная, жажду- щая престижа и власти. Поскольку все эти формы реакций являются неадекватными, создается порочный круг: тре- вожность не устраняется, а нарастает, порождая все но- вые и новые конфликты.

Один из крупнейших представителей неофрейдизма Э. Фромм попытался соединить идеи психоанализа, марк- сизма и экзистенциализма. Он считал, что в личности нет ничего прирожденного. Все ее психические проявления — это следствие погруженности личности в различные соци- альные среды. Однако в отличие от марксизма, Фромм выводит характер формирования того или иного типа лич- ности не из прямого воздействия социальной среды, а из двойственности человеческого существования: «экзистен- циальной» и «исторической». К экзистенциальной состав- ляющей человеческого бытия он относит два факта: 1) че- ловек, по его словам, изначально находится между жиз- нью и смертью, «он брошен в этом мире в случайном месте и времени» и «выбирается из него опять же случайно»; 2) существует противоречие между тем, что каждое чело- веческое существо является носителем всех заложенных в нем потенций, но не может реализовать их в результате кратковременности своего существования. Человек не мо- жет избежать этих противоречий, но реагирует на них раз- личными способами, соответственно своему характеру и культуре.

Совершенно иную, по Фромму, природу имеют исто- рические противоречия. Они не являются необходимой частью человеческого существования, а создаются и раз- решаются человеком или в процессе его собственной жиз- ни, или в последующие периоды истории. Устранение ис- торических противоречий Фромм связывал с созданием нового гуманистического общества. В книге «Революция надежды» (1968 г.) Фромм излагает свои представления о путях гуманизации современного общества. Он возлагал большие надежды на введение «гуманистического плани- рования», «активизацию индивида путем замещения ме- тодов «отчужденной бюрократии» методами «гуманисти- ческого управления», изменения способа потребления в

Современный философский иррационализм 279

направлении увлечения «активации» человека и устране- ния его пассивности, распространения новых форм психо- духовной ориентации», которые должны быть «эквивален- тами религиозных систем прошлого». Одновременно Фромм выдвигает идею создания небольших общностей, в которых люди должны иметь свою собственную культуру, стиль жизни, манеру поведения, основанную на общих «психодуховных ориентациях», напоминающих резуль- таты и символы церковной жизни.

Экзистенциализм: основные темы и учения.

Свобода и ответственность личности

Одним из крупнейших и влиятельных течений современ- ной философии является экзистенциализм (философия существования). Экзистенциализм представлен в совре- менной философии многочисленными учениями и школа- ми. По геосоциокультурному признаку все эти учения и школы можно классифицировать как немецкий, француз- ский, русский, японский и другие экзистенциализмы. По решению одного из важных мировоззренческих вопросов — отношение к сверхъестественному, выделяются рели- гиозная и секулярная формы экзистенциализма.

Экзистенциализм сформировался в Западной Евро- пе в период между двумя мировыми войнами. Он опирает- ся на антрополого-персоналистскую традицию, которая берет свое начало от Сократа и софистов. Наибольшее вли- яние на идеи экзистенциализма оказали работы датского религиозного философа середины XIX в. С. Къёрке-гора и немецкого философа начала XX в. Э. Гуссерля. Непосред- ственными родоначальниками экзистенциализма явля- ются немецкие философы Мартин Хайдеггер (1889—1976), К. Ясперс (1883—1969); французские философы и писате- ли Жан-Поль Сартр (1905—1980), Габриэль Марсель (1889—1973), Альбер Камю (1913—1960).

Экзистенциализм характеризуется в отечественной литературе как философское выражение глубоких потря- сений, постигших западноевропейскую цивилизацию в со- временную эпоху. У поколения западной интеллигенции, пережившей первую мировую войну, обманчивую стаби-

280

лизацию 20—30-х годов, приход фашизма, гитлеровскую оккупацию, эта философия вызвала интерес прежде всего потому, что она обратилась к проблеме критических и кри- зисных ситуаций, в которые зачастую попадает человек в период жестоких исторических испытаний. Экзистенциа- лизму даже был приклеен ярлык «философии кризиса».

Экзистенциализм, действительно, отталкивается от наиболее типичных форм радикального разочарования в истории, которые приводят к истолкованию современного общества как периода кризиса цивилизации, кризиса ра- зума и кризиса гуманности. Но экзистенциализм не высту- пает в качестве защитника и оправдателя этого кризиса. Напротив, он протестует против капитуляции личности перед этим кризисом. Экзистенциалисты считают, что ка- тастрофические события новейшей истории обнаружили неустойчивость, хрупкость не только индивидуального, но и всякого человеческого бытия. Индивиду, чтобы устоять в этом мире, необходимо, прежде всего, разобраться со сво- им собственным внутренним миром, оценить свои возмож- ности и способности. На передний план они выдвинули про- блему человека. Крупный французский философ-персо- налист Э. Мунъе в книге ((Введение в экзистенциализмы» так характеризует это течение: «Наиболее общим образом — это мышление можно было бы охарактеризовать как ре- акцию философии человека против крайностей филосо- фии идей или философии вещей».

Экзистенциализм сосредоточивает свое внимание на духовной выдержке человека перед лицом враждебного ему мира. Его представители отказываются превращать человека в инструмент, которым можно манипулировать: в инструмент познания или производства. Человек, по их мнению, не объект, а субъект, свободное, самодеятельное, ответственное бытие. Первый призыв этой философии: «Человек, пробудись!». То есть займи активную жизнен- ную позицию, действуй в этом мире и противодействуй ему всеми своими силами.

Однако если в различных школах философского ра- ционализма человек осмысливает себя, прежде всего, как полномочный представитель человеческого рода, суверен- ная личность, то экзистенциализм переносит акцент на по- знание качественной специфичности, индивидуальной не- современный философский иррационализм 281

повторимости личности. Преимущественным объектом философского осмысления в экзистенциализме выступа- ет бытие индивидуальности, смысл, знания, ценности, об- разующие «жизненный мир» личности. Жизненный мир, с позиций экзистенциалистов, — это не фрагмент пред- метного материального мира, а мир духовности, субъек- тивности.

Одна из главенствующих установок экзистенциализ- ма — это противопоставление социального и индивиду- ального бытия, утверждения радикальной разорванности этих двух сфер человеческого бытия. Это противопостав- ление выливается в способ решения проблем человеческо- го существования в форме антитез и парадоксов. Развер- нутые в различных плоскостях — сущности и существова- ния, бытия и обладания, познания и понимания — они отражают трагизм положения человека в мире.

Экзистенциалисты утверждают, что человек не оп- ределяется никакой сущностью: ни природой, ни общест- вом, ни собственной сущностью человека, ибо такой сущ- ности, по их мнению, не существует. Имеет значение толь- ко его существование. (На французском языке слово существование звучит как экзистенция. Отсюда пошло и название этого философского течения.) Основная установ- ка экзистенциализма, по словам Ж.-П. Сартра, существо- вание предшествует сущности. Это означает, что человек сначала существует, появляется в мире, действует в нем, а уж потом определяется как личность.

В немецком языке термин «существование» обозна- чается словом Вазет (буквальный перевод «здесь — бы- тие»); вводя этот термин, немецкий экзистенциалист М. Хайдеггер хотел подчеркнуть, что человека можно рас- сматривать как историческое существо, пребывающее «здесь и теперь» в этом остановленном моменте времени. Следовательно, и задача философии определялась им как анализ наличного бытия человека, застигнутого «здесь и теперь», в непроизвольной сиюминутности переживаний. Исследования сиюминутного переживания, опыта време- ни — одна из ведущих тем основной работы М. Хайдеггера «Бытие и время». В этой работе М. Хайдеггер ставит во- прос о создании новой онтологии. Исходный пункт этой он- тологии «здесь — бытия» — экзистенция. Экзистенция, по

282

М. Хайдеггеру, определяется конечностью человека, его положением в мире и коммуникацией (общением) с други- ми людьми.

Согласно экзистенциализму, человек — это времен- ное, конечное существо, предназначенное к смерти. Пред- ставление о смерти как самоочевидной, абсолютной гра- нице любых человеческих начинаний занимает в экзис- тенциализме такое же место, как и в религии, хотя большинство представителей этой философии не пред- лагают человеку никакой потусторонней перспективы. Экзистенциалисты считают, что человек не должен убе- гать от сознания своей смертности, а потому высоко це- нить все то, что напоминает индивиду о суетности его практических начинаний. Этот мотив ярко выражен в эк- зистенциалистическом учении о «пограничных ситуаци- ях» — предельных жизненных обстоятельствах, в кото- рые постоянно попадает человеческая личность. И глав- ная «пограничная ситуация» — это ситуация перед лицом смерти, «ничто», «быть или не быть» — в секулярной раз- новидности экзистенциализма или перед миром транс- ценденции — Бога — в религиозной разновидности экзи- стенциализма.

Пограничные ситуации ставят человека перед необ- ходимостью выбора. Человек постоянно должен выбирать ту или иную форму своего поведения, ориентироваться на те или иные ценности и идеалы. Для религиозного экзис- тенциализма главный момент выбора: «за» или «против» Бога. «За» — значит путь веры, любви и смирения. В ре- зультате, человека ждет бесконечное блаженство. «Про- тив »—означает отречение от Бога, чреватое божественной карой.

В секулярной разновидности экзистенциализма главный момент выбора связан с формой самореализации личности Эта самореализация определяется фактом слу- чайности человеческого бытия, его заброшенностью в этот мир. Заброшенность означает, что человек никем не со- здан, не сотворен. Он появляется в мире по воле случая, и ему не на что опереться. Бога нет, Бог умер — утверждают представители секулярного экзистенциализма. Ни хрис- тианская мораль, ни любая другая светская мораль не ука- жет человеку, как ему действовать, «в мире нет знамений».

Современный философский иррационализм 283

Мы не можем опираться ни на какие предписания, кото- рые бы оправдывали наши поступки. Человек сам их фор- мирует в ходе своей деятельности и общения. Выбирая те или иные ценности и идеалы, делая те или иные поступки, индивид формирует себя как личность. Ничто не опреде- ляет и не может определить характер его выбора. Как вы- ражается Ж.-П. Сартр: «Человек сам себя выбирает». Но выбирая себя, он выбирает всех людей. Каждое наше дей- ствие создает образ человека, каким он должен, по нашим представлениям, быть. Выбирать себя одновременно озна- чает утвердить те ценности, которые мы выбираем. Отсю- да вытекает чувство тревоги за будущее всего человечест- ва. Поскольку каждый человек делает свой выбор сам, и у него нет никаких целеуказаний, нет никаких знамений, то для каждого человека все происходит так, как будто взоры всего человечества обращены к нему, и будто все сообра- зуются с его поступками.

Способность человека творить самого себя и мир дру- гих людей, выбирать образ будущего мира является, с точ- ки зрения экзистенциализма, следствием фундаменталь- ной характеристики человеческого существования — его свободы. Человек — это свобода. Экзистенциалисты под- черкивают, что человек свободен совершенно, независимо от реальных возможностей существования его целей. Сво- бода человека сохраняется в любой обстановке и выра- жается в возможности выбирать, делать выбор. Речь идет не о выборе возможностей для действия, а выражении сво- его отношения к данной ситуации. Таким образом, свобода в экзистенциализме — это, прежде всего, свобода созна- , ния, свобода выбора духовно-нравственной позиции инди- вида.

Следует признать сильную сторону в постановке про- блемы свободы у экзистенциалистов. Она заключается в стремлении подчеркнуть, что деятельность людей направ- ляется, главным образом, не внешними обстоятельствами, а внутренними побуждениями, что каждый человек в тех ' или иных обстоятельствах мысленно реагирует не одина- ково. От каждого человека зависит очень многое, и не надо, в случае отрицательного развития событий, ссылаться на «обстоятельства». Люди обладают значительной свободой в определении целей своей деятельности. В каждый кон-

284

кретно-исторический момент их существует не одна, а не- сколько возможностей. При наличии реальных возможно- стей развития события не менее важно и то, что люди сво- бодны в выборе средств для достижения поставленных це- лей. А цели и средства, воплощенные в действия, уже создают определенную ситуацию, которая сама начинает оказывать влияние.

Слабость же экзистенциалистского подхода состоит в неумении или нежелании увязать субъективные цели и намерения людей, субъективную позицию с внешними ис- торическими детерминантами, с тем фактом, что каждый человек, рождаясь на свет, застает готовым, сложившим- ся определенный уровень материальной и духовной куль- туры, систему социальных институтов и т. д. Он включен в это и ему приходится действовать в тех рамках, которые они диктуют.

Со свободой теснейшим образом связана и ответ- ственность человека. Без свободы нет и ответственнос- ти. Если человек не свободен, если он в своих действиях постоянно детерминирован, предопределен какими-ли- бо духовными или материальными факторами, то он, с точки зрения экзистенциалистов, не отвечает за свои действия. Но если человек поступает свободно, если су- ществует свобода воли, выбора и средств их осуществ- ления, значит, он в ответе и за последствия своих дей- ствий.

Учения экзистенциалистов носит ярко выраженный нравственно-этический характер, мобилизует людей на формирование активной жизненной позиции. В трудные времена второй мировой войны, в условиях немецкой ок- купации оно стимулировало участие многих тысяч людей во Франции и других странах Европы на участие в движе- нии Сопротивления, на противостояние тоталитаристской идеологии. В послевоенное время под влиянием экзистен- циализма находились различные леворадикальные дви- жения. С уходом из жизни основных представителей этого течения влияние экзистенциализма существенно ослабло. Однако его основные идеи были освоены другими направ- лениями современной философии и по сей день продолжа- ют оказывать свое воздействие на людей через филосо- фию, литературу и искусство.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Радугин А. А. Философия: курс лекций. — 2-е изд., перераб. и дополн. - М.: Центр, 2004. — 336 с. - Философия
  2. тема 15. Современныйфилософский иррационализм:решение проблем бытия, познания, человекаи личности в различных школах и течениях - Философия
  3. тема 16Общество и культура как предметы философского анализа - Философия
  4. Хайдеггер М. ПИСЬМО О ГУМАНИЗМЕ - Философия
  5. Энтони Гидденс. НОВЫЕ ПРАВИЛА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МЕТОДА* - Социология
  6. Пьер Бурдье. ОПЫТ РЕФЛЕКСИВНОЙ СОЦИОЛОГИИ* - Социология
  7. ТЕМА 4. Социокулътурная динамика - Культурология
  8. ТЕМА 6. Мир человека как культура - Культурология
  9. ТЕМА 7. Искусство как феномен культуры - Культурология
  10. ТЕМА 9. Техника как социокулътурное явление - Культурология
  11. Краткий терминологический словарь - Культурология
  12. тема I.Религия как предмет исследования - Религоведение
  13. тема XIII Секуляризация и свободомыслие в западноевропейской культуре - Религоведение
  14. ТЕМА 3. Античная философия - Философия
  15. ема 9Немецкая классическая философия - Философия
  16. тема 11. Человек во Вселенной.Философская, научнаяи религиознаякартина мира - Философия
  17. тема 12. Природа человека и смыслего существования - Философия
  18. 2.3. Логика педагогического исследования - Педагогика
  19. Макс Вебер. ОСНОВНЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ* - Социология
  20. Макс Шелер Социология знания* - Социология

Другие научные источники направления Философия:

    1. А.Р. Абдуллин. Хрестоматия по философии: Учебное пособие для высших учебных заведений. 2003