Религоведение

Поликарпов B.C. История религий. Лекции и хрестоматия.
— М.: «Гардарика», «Экспертное бюро», 1997. — 312 с.
Лекиия 15

БУДДИЗМ

уддизм, как уже упоминалось, — самая древняя универсальная мировая религия, которая выступает общим религиозным компонентом различных цивилизаций Востока, от Индии до Японии. Его философия глубока и оригинальна, причем интеллектуальный потенциал философии высок даже на фоне достаточно серьезных поисков мыслителей Упанишад. Не случайно выдающийся русский востоковед 0.0. Розенберг говорил, что буддизм —

«ключ к восточной душе^, подчеркивая тем самым, что без него невозможно понять особенности культур и мышления многих восточных народов.

При рассмотрении основных концепций философии буддизма следует иметь в виду, что термины буддизма труднопереводимы — в нашем словаре нет идентичных слов, в нашей системе мышления нет идентичных понятий.

Фундаментальной концепцией философии буддизма является представление о дхарме, что переводится как качество, элемент, вещь, закон. Согласно буддизму, человек воспринимает мир как бы сквозь призму своих ощущений, но эти ощущения не субъективное представление индивида, а объективный факт, следствие волнения дхарм, частиц мироздания. Дхармы — мгновенные элементы, вступающие в мгновенные комбинации, будучи сами неизменны; но сочетаясь каждый раз по-новому, они образуют новые структуры. Дхармы здесь — нечто похожее на атомы-монады духовного начала Пуруши из Упанишад. Они непознаваемы, абсолютны, неистребимы.

Поток дхарм образует личность, и от их сочетания зависит, в какое существо переродится человек. В виде связующей и организующей силы выступает карма, располагающая элементы в соответствии с поступками человека (об этом уже шла речь ранее). Конечной целью учения буддизма является спасе-

145

10-1149

ние — избавление человека от страданий, от привязанности к своему Я, переправление через океан бытия — сансару, вступление в состояние сверхбытия, к которому стремится все сущее. Нирвана — «погашение», «покой», прекращение волнения дхарм, их новых сочетаний человек выходит из кругооборота бытия, но дхармы не исчезают, лишь прекращается их волнение. Нирвана не есть смерть, так как смерть не успокоение дхарм, а промежуточное состояние перед их новым образованием Волнение дхарм при этом продолжается. Идеал буддизма — в устранении основного противоречия между эмпирическим бытием (сансарой) и покоем (нирваной), в достижении состояния однобытия с миром Этому служит путь самосовершенствования — путь подавления страстей, порождающих страдание, путь достижения внутренней уравновешенности. Волнение, мрак происходят от неведения; мрак не рассеивается мудростью, потенциально заложенной в каждом. «Каждый человек — Будда, только не каждый понимает это», — говорят буддисты. Итак, в соответствии с философией буддизма в мире нет ничего, кроме волнующихся дхарм, что делает все сущее нереальным, иллюзорным, пребывающим в вечном непостоянстве, однако истинно сущее, абсолютное существует в самом эмпирическом бытии, проявляется в своих носителях — дхармах. Такое миропонимание объединяет буддизм всех направлений, как бы они ни различались между собой.

По мере распространения в другие страны в буддизме появляются своеобразные религиозно-философские системы, существенно отличающиеся друг от друга каноническими и догматическим особенностями. Наиболее крупными разновидностями (направлениями) буддизма, отразившими внутреннюю борьбу различных тенденций, являются Хи-наяна и Махаяна, возникшие в I в.

в результате раскола среди приверженцев буддизма. Принципом Хинаяны (буквально «узкая колесница», «малая колесница», «узкий путь спасения»), выступает отказ индивида от мирской жизни, уход в монашескую общину (сангху). Ведь чем добродетельней жизнь человека, чем больше благочестивых поступков он совершит, тем сильнее улучшит свою карму и тем больше успокоит свои дхармы. Следовательно, тем самым человек сделает немалый шаг на пути к цели — нирване. Естественно, что ближе всего к этой цели стоят отказавшиеся от всего мирского и отдавшие всю жизнь благочестивым размышлениям и поступкам монахи. Наиболее ревностные среди них, достигшие наивысшего уровня духовного развития, т.е. нирваны, причислялись к святым архатам Гораздо дальше от этой цели были буддисты-миряне, которым приходилось лишь соблюдать этические нормы учения и помогать монахам, кормя их и заботясь о них. Конечно, эти благочестивые дела тоже засчитывались и, безусловно, улучшали карму, но этого для спасения и достижения нирваны было недостаточно Поэтому буддизм в своей первоначальной форме

146

Хинаяны — это, по существу, учение монахов и в первую очередь для монахов, что заметно уменьшало его возможности и, главное, мешало его широкому распространению.

В основе Хинаяны лежат тексты южного буддизма, написанные на языке пали в I в. на Цейлоне и образующие знаменитый канон «Трипитака» («три корзины») — «корзина дисциплины» (сборник правил и предписаний, относящихся к общинам монахов), «корзина проповедей» (свод принципов буддийской доктрины) и «корзина схоластической догматики» (поздние комментарии к доктрине буддизма). Хинаяна — это достаточно замкнутое и ортодоксальное направление элитарного характера в буддизме.

Более широкое распространение получает другое направление — Махаяна («большая колесница», «широкий путь спасения»). Махаяна отказывается от замкнутости буддизма, предоставляя возможность спасения всем верующим. Любой мирянин может достигнуть нирваны; именно это позволило буддизму стать мировой религией. "Получившей большое распространение на севере Индии Махаяне пришлось ввести в обиход институт бодисатв. В учении северного буддизма, как иногда называют Махая-ну, бодисатва — это будущий будда, это святой подвижник, достигший берега спасения. Стать буддой и уйти в небытие, в нирвану, для него — последний и логически подготовленный шаг. Но бодисатва не делает этого шага, он остается с людьми, чтобы помочь им, облегчить их страдания, повести за собой по пути спасения.

Трудно сказать, замечает Л С Васильев, как и под воздействием чего на классической индо-буддийской основе с ее явственным культом интровертивного индивидуализма, откровенного эгоизма, ищущего спасения для самого себя, возник альтруистический институт бодисатв. Не исключено, что здесь сказалось влияние иных культурных традиций, в том числе и ближневосточно-средиземноморских, включая зороастризм и иудео-христианские секты с их верой в спасителя, мессию. Принимая во внимание, что параллельно с институтом бодисатв в буддизме Махаяны появилась концепция о рае и аде, не известная раннему буддизму и не принятая в Хинаяне, можно (даже учитывая существование представления о подземном мире с его владыкой Ямой) предположить, ч-ю эта концепция тоже проникла в северный буддизм извне. Можно сказать, что буддизм Махаяны был шагом в превращении религиозно-философского учения Будды в более обычную и понятную людям религию В ней наряду с великим Буддой (Шакьямуни) появились и многие другие будды, начиная с мистической фигуры Адибудды, будды будд, стоящего в начале цепочки перерождений. Эти будды, как и многочисленные бодисатвы, были персонифицированы, приобрели имя, облик, биографию, заслуги и функции, превратились в объекты почитания и культа Появление всех их повлекло за собой необходимость разработать более обстоятельную космогонию с множеством небес, на которых они

147

ю"

могли бы разместиться и исполнять свои патронажные функции. Возникла также практика поклонения их изображениям, а следовательно, искусство каменной скульптуры. В пещерных храмах Индии (Аджанта и др.), в монастырях Шри Ланки (Цейлон), Камбоджи, Таиланда, Индонезии и других стран Востока до сего дня сохранились высеченные в скальных породах фигуры будд и бодисатв, а также изображения различных сцен из их жизни.

Эволюция Махаяны и сближение народной религии буддизма с индуизмом привело к тому, что начиная с середины I тысячелетия в буддизме четко обозначилась тенденция к возрастанию значимости обрядов и церемоний. В результате наряду с Хинаяной и Махаяной возникло третье направление — Важдраяна («колесница магических заклятий», «алмазная колесница»). Оно появилось как следствие проникновения в буддизм магических приемов из индуизма и народных верований. Вместо того чтобы стремиться к спасению на пути соблюдения нравственных принципов Будды или в обращении за помощью к бодисатвам, здесь в основном занимаются магической деятельностью — совершают обряды (тантры) и произносят заклятья (мантры) с целью получения власти над богами и достижения спасения. В Важд-раяне допускалось существование женских бодисатв и будд, а также оргиастических форм культа. Таким образом, буддийское учение значительно преобразовалось и приблизилось к индуистскому тантризму и шактизму (культу женской силы). Важдраяна получила популярность в основном в Тибете и Китае.

Исследователи считают, что это направление эволюции буддизма ускорило его упадок в Индии, облегчая распространение индуизма и ислама. Между XI и XIII вв. буддизм в Индии почти полностью исчезает, однако благодаря происходящей на протяжении многих столетий миссионерской деятельности он проникает в соседние азиатские страны. На Цейлоне (Шри Ланка) он появился уже во время царствования Ашоки, в I в. обосновался в Китае, в III—V вв. доходит до Камбоджи, Бирмы и Индонезии, в IV в. до Кореи, в VI в. до Японии, в VII в. до Сиама и Тибета. Все эти страны восприняли буддизм преимущественно в форме Махаяны (за исключением Цейлона и с Х столетия Бирмы).

В Тибете на базе как хинаянистского индо-буддизма, так и—в большей степени — махаянистского буддизма, в том числе и в его китаизиро-ванной модификации, а также на основе тантрической Важдраяны возникла еще одна форма этой мировой религии — ламаизм. Можно сказать, что именно в этой своей наиболее поздней, развитой и весьма специфической модификации буддизм как мировая религия достиг наиболее завершенного облика. Во всяком случае вплоть до сегодняшнего дня культ его главы — тибетского далай-ламы — является своего рода символом, центром притяжения, высшей ценностью буддизма не только

148

для самих ламаистов, но и для многих буддистов из числа приверженцев Хинаяны и Махаяны. Обратим внимание на то новое, что было внесено в доктрину буддизма ламаизмом, впитавшим в себя местную религию бон с ее преимущественно анимистическим культом божеств, духов и сил природы. Ламаизм, следуя наметившейся уже в Махаяне тенденции, отодвинул на задний план нирвану как высшую цель спасения и заменил ее богато разработанной космогонией, в пределах которой оказалось достаточно места для всех — для верующих и неверующих, мирян и монахов, людей и животных, для святых, богов, будд и бодисатв. Гигантская космогоническая система в ламаизме строго упорядочена. Вершина ее — будда будд Адибудда, владыка всех миров, творец всего сущего, своеобразный ламаистический эквивалент индийского Брахмы или даосского Дао. Главный его атрибут — великая пустота (шуньята). Именно эта пустота, которая, есть духовная сущность, духовное тело будды, пронизывает собой все, так что все живое, Каждый человек несет в себе частицу будды и именно в силу этого обладает потенцией для достижения спасения. Поскольку эта частица в той или иной мере подавлена материей, то не все могут приблизиться к состоянию бодисатвы; это доступно немногим.

Поэтому для большинства главное — добиться удачного перерождения или возродиться в Западном рае будды Амитабы. Идея об аде и рае в ламаизме идет от буддизма Махаяны, хотя не исключено и влияние ислама, о чем свидетельствуют некоторые красочные детали. Но существенно, что ад и рай — лишь временное местонахождение, не-исклю-чающее человека из колеса перерождений, из мира кармической санса-ры, причем это касается почти всех, даже богов. Лишь немногим уготована нирвана, а что же остальным? Главное — это возродиться человеком, а еще важнее — родиться в стране ламаизма, где добрый друг и учитель лама поведет тебя по пути спасения. Так что не упускай своего шанса и стремись к спасению.

В раннем буддизме религиозный культ был очень простым — он ограничивался чтением текстов, проповедей и исповедью, а также почитанием реликвий и предметов, использовавшихся Буддой. В принципе единственным периодическим культовым актом общины монахов можно признать церемонию, называемую пошадха («постный день»). И обряд, и сам термин были известны давно, но Будда придал им новый смысл — превратил этот день культа в день покаяния. Монахи тогда оглашали реестр прегрешений, которые необходимо было избегать;

.этого рода духовные упражнения очищали совесть и вместе с тем удерживали индивида от совершения преступлений в будущем. Таким образом, обряд свидетельствовал о принадлежности к общине монахов и выступал в качестве контроля за соблюдением предписываемых обязанностей.

149

Поскольку учение Будды не содержит идеи бога, постольку мы не встречаем здесь молитвы. Ее место занимает медитация — упражнение, способствующее усилению внимания, концентрации мысли, овладению своей волей и разумом. Система медитации подробно описана Буддхогхошей в его трактате «Висуддхинагга». Неофит учится меди-тировать под руководством наставника, который изучает его способности и определяет предмет медитации. Занятия медитацией — это путь к спасению, хотя необходимо и моральное поведение. Человек только нравственный (не занимающийся медитацией) не сможет выйти из колеса перерождений, но и сама по себе медитация (без нравственного поведения) тоже не даст желаемого эффекта. Будда указал четыре места для паломничества и четыре места для реликвий. Паломничеству определены место рождения Будды; место, где он стал просветленным; место его первой проповеди; место смерти. В отношении своих останков он отдал распоряжение, чтобы их сожгли, а пепел разместили в четырех гробницах, возведенных на перекрестке четырех главных дорог. Гробница так и называется — ступа. Со временем в Индии началось строительство множества таких ступ (без всяких останков Будды), представляющих собой центры медитации и культа, причем их форма становилась все сложнее и художественнее.

Живому Будде поклонялись, после смерти начали почитать его реликвии, причем их считали талисманами. Община монахов, однако, не обращалась к нему вообще, ибо в нирване он не мог никого услышать, а молитвы ранний буддизм не знал. Вначале избегали изображений Будды, обозначая его присутствие следами ног, пустым троном, поломанным фиговым деревом (дерево бодхи) или округом учения». Со временем, возможно, с I в., ему начали ставить статуи и постепенно культ реликвий и статуй широко распространился.

Махаяна способствует значительному расцвету обрядов, относящихся к буддам и бодисатвам. Наконец, в текстах Важдраяны описываются обряды, выполнение которых должно обеспечить бесконечное благословение деятельности; медитация перед мандалой (мистической комбинацией квадратов и кругов, представляющей и картину человеческой личности, и Вселенную) и произношение священных звуков (мантр) должны помочь в достижении просветления и избавления от всех грехов. Появляются также церемонии посвящения и тайные обряды.

Объединявшаяся в рамках того или иного монастыря буддийская монашеская община именовалась сангхой. Вначале в сангху принимались все желающие, затем были введены некоторые ограничения: не принимали преступников, рабов, несовершеннолетних без согласия родителей. В послушники часто шли подростки: сочувствовавшие буддизму миряне нередко посылали в монастырь сыновей. Вступивший в

150

сангху должен был отказаться от всего, что его связывало с миром, — от семьи, от касты, от собственности, во всяком случае на время пребывания в монастыре. Он принимал на себя первые пять обетов (не убий, не укради, не лги, не прелюбодействуй, не пьянствуй), сбривал волосы и облачался в монашеские одежды. Членство в сангхе не было обязательным: в любой момент монах или послушник мог выйти из нее и вернуться к мирской жизни.

Те же, кто решался посвятить религии всю жизнь, готовились к обряду посвящения — ординации. Обряд этот представлял довольно сложную процедуру. Послушника подвергали суровому экзамену, испытывали дух и волю, порой вплоть до сжигания пальца перед алтарем Будды1. Выдержавшего этот экзамен молодого монаха принимали в число полноправных членов сангхи, что накладывало на него еще пять важных обетов-обязательств: не пой и не танцуй, не спи на удобных постелях; не ешь в неположенное время; не стяжай; не употребляй вещей, имеющих сильных запах или интенсивный цвет.

Правила жизни монахов и появившихся потом монахинь регулировались текстами «корзины дисциплин» — одной из частей «Трипитаки».

В буддизме весьма силен этический аспект, ибо на долгом пути к спасению («освобождению») необходимо следовать основным заповедям, прежде всего так называемым четырем благородным истинам, высказанным Буддой. К ним относятся: 1) истина о страдании: все есть страдание — рождение, старость, разлука с тем, что мило, и соединение с немилым; 2) истина о происхождении страдания: оно является следствием желания жизни, стремления к наслаждениям, к изменениям;

3) истина о преодолении страдания: его можно уничтожить путем подавления всех желаний, особенно желания жить; 4) истина о пути к уничтожению страданий — так называемый «восьмеричный путь».

Традиция приписывает Будде и слова о том, что, подобно тому как вода в океане имеет привкус соли, так и его учение имеет «вкус освобождения». Жизнь — страдание, которое возникает в связи с желанием, стремлением к земному существованию и его радостям. Поэтому нужно отказаться от желаний и следовать заповедям «восьмеричного пути» — праведным взглядам, праведному поведению, праведным уси-

«Лламжи обернул тряпочкой средний палец правой руки, надел па него чашечку из теста, палил и нес масла и поднес к огню Тесто и тряпочка, смоченные маслом, вспыхнули < .) Пламя на конце пальца стало круглым Капалось, оно вращается и ввинчивается в тело. Аламжи уже не мог смотреть ни на богов, ни на отца, он глядел только на этот бешено крутящийся огонь Голова его качалась, лицо покрылось темными пятнами. Теряя сознание, он упал лицом вперед, ударился лбом о божницу, отчего статуя Будды дрогнула.

Надвигался вечер, а два человека - один у порога юрты, другой у очага — но-преж-нему лежали Они сделали все, что требовали от них обычаи предков, предписания желтой норы» (КатожбайД Похищен нос счастье. М., 1973 С 53-54)

151

лиям, праведной речи, праведному образу мыслей, праведной памяти, праведному образу жизни, праведному самоуглублению. Учение Будды во многом следовало тем принципам и практике отхода от всего материального, стремления к слиянию духовного начала человека с Абсолютом в поисках освобождения, которые в середине I тысячелетия до н.э. были уже основательно разработаны и широко известны в Индии. Однако в буддизме было и нечто новое. Так, исстрадавшимся людям не могло не импонировать учение о том, что наша жизнь — страдание (аналогичный тезис, как известно, в немалой степени обеспечил успех раннему христианству) и что все страдания проистекают от страстей и желаний. Умерить свои желания, быть добрым и благожелательным — это перед каждым (а не только перед брахманами) открывает путь к истине, а при условии длительных дальнейших усилий, в основном нравственного характера, и—к нирване.

Не случайно огромное значение в буддизме играла этическая сторона. Нравственный аспект в поведении человека должен был занять особое место. Следуя «праведным путем», человек должен полагаться на самого себя, а не искать помощи, защиты и спасения извне. Наиболее полно сущность буддийской морали раскрывается в концепциях непротивления злу насилием и благоговения перед жизнью. Жизнь подтвердила действенность и необходимость этих концепций на практике, когда человеку угрожает глобальная катастрофа.

Буддизм немалое место уделяет любви человека к природе. По преданию, Гаутама Будда был рожден деревом ашока, «достиг просветления» под деревом пипал, проповедовал свое новое учение в манговых рощах и в тени гигантских фикусов — баньянов, а умер среди зарослей дерева сал. Никакая другая религия не была так тесно связана с растительным миром, с красотой природы, как буддизм. Буддийские монахи разводили вокруг своих монастырей целые рощи. Для этого у них было достаточно досуга, и жили они в окружении мирной природы, столь благоприятствующей душевному покою. Вот почему садовое искусство того времени тесно связано с храмами и монастырями. Из Индии буддийский храмовый сад перекочевал в другие страны, в Китае, Корее, Японии дал жизнь садам нового типа.

Буддизм оказал влияние не только на развитие искусства садов, но и наложил глубокий отпечаток на восточное искусство. Прежде всего следует отметить тесную связь между незавершенностью в восточном искусстве и фллософско-религиозным сознанием Востока. Именно буддизм с его учением о вечно изменяющемся чувственном мире дал художнику важный методологический принцип, позволивший ему создать неповторимый мир образов восточного искусства. Суть художественного творчества в дальневосточном регионе прекрасно выражает афоризм Су Ши: «Когда рисуешь дерево, нужно чувствовать, как оно

152

растет». Благодаря буддизму на Востоке незавершенность есть универсальный принцип, пронизывающий как традиционное, так и современное искусство, причем художники исходят из принципа «природа — мера красоты» в противоположность европейскому «человек — мера красоты».

В буддизме, самой древней мировой религии, особенно ярко проявляется изначальное значение образного слова, которое придает его фи-лософско-этическим абстракциям эмоциональную убедительность и «достоверность». И вообще для буддизма характерно тяготение к притчам, к образной метафоре и сравнению. Доминирующее значение образного слова в буддизме неизбежно требовало его реализации в действии, поэтомуон очень активно использует различные формы национальных, народных художественных традиций, в том числе театр. Например, в Японии буддизм почти полностью ассимилировал древний театр «Но», наполнив его своим содержанием.

Современные исследователи отмечают, что под влиянием древних традиций и буддизма в искусстве Востока очень сильны декоративные принципы. Декоративность особенно проявляется в изображении сцен из жизни куртизанок знаменитой школы Матхура средневековой Индии, в бесконечных вариациях знаменитого скульптора японского средневековья Энки, создавшего пять тысяч скульптурных изображений Будды, в движениях и одеждах танцовщиц и танцовщиков ритуальных танцев и т.д.

Заслуживает внимания и существование определенных аналогий и параллелей между традициями и мировоззренческими установками мудрости древнего буддизма и концепциями новейшей науки. Данная проблема требует специального исследования, поэтому мы только весьма кратко коснемся ее. Прежде всего такая фундаментальная теория XX в., как общая теория относительности, доказала, что характер времени и пространства определяется формой существования материи. Буддийское учение проповедует безграничное время и пространство, но из текстов и сутр ясно, что буддизм стоит не на позициях ньютоновской механики с ее независимыми абсолютными пространством и временем, а на позициях теории «пространства и времени», которое неотделимо от всей Вселенной. Не менее интересна проблема эволюции Вселенной, возникновения и гибели крупных космических структур, взаимосвязи человеческого мира с Вселенной. Буддизм учит, что закономерности, охватывающие Вселенную и человека, являются высшим законом Будды. Все живое в Космосе есть проявление высшего закона Будды или одной из фаз его скрытого состояния. Иными словами, все живое рассматривается как смена и повторение фаз рождения и уничтожения. В учении Будды имеется иносказательное выражение, в котором «Сутра Лотоса» объясняет конечность. В нем содержится намек на

153

то, что течение времени в бесконечности указывает на грандиозность масштабов Космоса. В этом плане просматривается аналогия с представлением современной науки о Вселенной и ее эволюции. Наконец, сейчас некоторые ученые считают, что вероятность существования в нашей Галактике разумных существ, имеющих высокоразвитую цивилизацию, очень велика. В буддизме есть выражение «Везде и всегда — мир Будды», т.е. в прошлом, настоящем и будущем во всех мирах огромного Космоса рождаются и живут разумные существа, подобные людям, перед которыми является Будда и проповедует свое учение. Действительно, проблема существования жизни в Космосе — это чрезвычайно важная мировоззренческая и научная проблема, порождающая массу новых проблем в плане реалий и нравственности.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Поликарпов B.C. История религий. Лекции и хрестоматия. — М.: «Гардарика», «Экспертное бюро», 1997. — 312 с. - Религоведение
  2. Лекиия 1. РЕЛИГИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ - Религоведение
  3. Лекиия 4 РЕЛИГИИ ДРЕВНЕГО ИРАНА - Религоведение
  4. Лекиия 5 РЕЛИГИИ ИНДИИ - Религоведение
  5. Лекиия 6 РЕЛИГИЯ КИТАЯ - Религоведение
  6. Лекиия 7 РЕЛИГИЯ ЯПОНИИ - Религоведение
  7. Лекиия 15 БУДДИЗМ - Религоведение
  8. Лекиия 16 ХРИСТИАНСТВО - Религоведение
  9. Лекиия 18. «Новые религии» XX столетия и будущее религии - Религоведение

Другие научные источники направления Религоведение:

    1. Радугин А.А.. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций. 1999