Религоведение

Поликарпов B.C. История религий. Лекции и хрестоматия. — М.: «Гардарика», «Экспертное бюро», 1997. — 312 с.
Аекиия 3

РЕЛИГИЯ ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ

жизни цивилизации Месопотамии (или Древнего Двуречья, региона, расположенного между реками Тигр и Евфрат) господствующую роль играла религия. Начало этой цивилизации положили шумеры с их пантеоном богов, где главными считались бог неба ан и богиня земли Ки, породившие могущественного бога воздуха Энлиля и бога воды Эа (Энки). В Месопотамии с ее множеством сменявших друг друга государственных образований (Шумер, Аккад, Ассирия, Вавилония) не было централизованных деспотий, что сказалось и на функционировании религиозной системы Древнего Двуречья. Из-за сравнительно невысокой степени централизации политической власти и соответственно обожествления правителя достаточно легко уживались друг с другом многие боги с посвященными им храмами и обслуживавшими их жрецами. В первоначальный шумерский пантеон вступали боги и богини сменявшихся по очереди династий и этносов (шумеров сменили семитские племена аккадцев и пр.), и между ними складывались сложные взаимоотношения.

Месопотамская религия — это религия звезд, ибо божества олицетворяли стихийные силы природы и вместе с тем отождествлялись с небесными светилами (звездами и планетами). Великие боги На-ннар (по аккадски Син), Уту (Шамаш) и Инанна (Иштар), воплощенные в Луне, Солнце и Венере, господствуют над всем зодиаком, который они обходят циклами; так, бог Син изображался в виде быка, пасущегося на звездном пастбище. Наряду с этим богиня Инанна выступала богиней любви и плодородия, бог Нергал (планета Наро) отвечал за войны, болезни и смерть, а верховный вавилонский бог Мардук отождествлялся с планетой Юпитер. Неудивителен расцвет астрологии в Месопотамии.

26

Религиозная система Древнего Двуречья включала в себя и этические ценности — шумерологи перечисляют весьма длинные, не ясные по содержанию списки «ме», интерпретируемые как божественные, священные правила-законы, божественный порядок организации понятий, существования и действия предметов или их функций. Таких «ме» насчитывается свыше сотни, они относятся ко всему, что регулируется божествами в соответствии с выполняемыми ими функциями.

Для религиозного мышления обитателей Месопотамии был характерен дуализм бытия — отчетливо противопоставлялись такие два начала, как жизнь и смерть, царство неба и земли и подземное царство мертвых. И не только противопоставлялись, так как реальное бытие земледельцев с их культом плодородия и регулярной сменой времен года, чередованием пробуждавшейся и умиравшей природы не могло не привести к представлению о тесной и взаимообусловленной связи между жизнью и смертью, умиранием и воскресением. Эту закономерность природы и должны были отразить бессмертные боги; понятно, что одно из центральных мест в мифологии месопотамцев заняла история о смерти и воскресении Думузи (вавилонский Таммуз) — бога вечно живой природы.

В многочисленном и разнородном пантеоне богов господствовали определенный порядок и иерархия, начиная с высшего бога, который был первым среди нескольких «великих богов». С конца III тысячелетия до н.э. на первом месте находятся прежде всего космическая-троица (Ану, Энлиль, Эа) и астрономическая группа (Син, Шамаш и Иштар, а также Адад). Часто одно божество сливалось с другим (подобной ему природы) или связывалось с ним путем изменчивых родственных отношений, или, наконец, делилось на несколько ипостасей.

В перечислениях божеств первое место отводится Ану, чье имя вначале означало «звезда, небо», потом «бог неба», «бог» вообще. Он воплощает самое совершенное понятие бога, он — царь богов, царь неба, царь стран и покровитель царей. В мифах он представлен как верховный бог, но несколько пассивный и не очень доброжелательный к людям. Знаменитым и старым центром его культа был город Урук с его известным ансамблем святынь Эанна («дом неба»). Первый месяц года и первый день месяца были посвящены ему и Энлилю. Последний, «господин блеска, владыка, буйвол, знающий предназначение и решающий судьбы», выступает с самого начала богом земли и главным богом шумеров. Как бог земли, он высказывает в 7-м месяце каждого года устами жрецов в своем священном городе Ниппур слова предназначения для царя и страны, давая пример другим богам. Во времена царя Хаммурапи Энлиль утратил популярность и уступил место богу Мардуку.

27

Бог Эа — бог воды — был перед Мардуком самым знаменитым богом-творцом, он создал человека и относился к нему доброжелательно. Как бог мудрости он научил человечество началам науки и земледелию, покровительствовал также ремеслам, искусству и пению. Эа знает все тайны и приоткрывает будущее; весьма значима его роль в магии, ибо вода является волшебным средством очищения Центром его культа был город Эриду.

Пантеон богов Двуречья имел прямое отношение к представлениям о строении Космоса, исходным пунктом которых является зодиак.

В эпосе о создании мира земля построена наподобие неба. Зодиак — это земное царство на небе, где живут боги и открывают себя людям в образе семи великих светил. Вся Вселенная делится на три мировых царства, причем Ану владычествует над небесным миром, Энлиль — над земным, Эа живет в водном мире. Ану, Энлиль {аккадский Бел) и Эа образуют господствующую над миром триаду, управление же зодиаком они предоставили трем главным светилам: Сину, Шамашу и Иштар (Солнцу, Луне и Венере). Четвертой важнейшей частью Вселенной являлся подземный мир, «мир мертвых», откуда нет возврата; в нем царствовали богиня Эрешкигаль и бог Нергал. Этот владыка царства мертвых был двуликим — он посылал несчастья и вместе с тем дарил жизнь, выступал в роли справедливого судьи. Позднее его отождествляли с богом Солнца.

Происхождение и существование мира служит предметом различных легенд и мифов, изменяющихся с течением времени. Подобно составу пантеона богов, на них лежит печать шумерской культуры (III тысячелетие до н.э.). Знаменитая аккадская эпопея «Энума элиш» (буквально — «Когда вверху»; так начинается первая строка поэмы) возникла из слияния первоначально независимых мифов о возникновении богов, о победе бога Эа над Апсу (первобытном хаосом), о создании мира; она также содержит гимн в честь Мардука и его 50 имен. Поэма начинается описанием космических начал Апсу (мужское олицетворение подземной бездны и подземных вод), Тиамат (женское олицетворение той же бездны или первобытного океана) и Мумму — подчиненного им духа. Затем повествуется о рождении богов и их борьбе с чудовищами. Эа и прежде всего Мардук ведут эту борьбу на стороне перепуганных богов. Мардук как главный победитель становится верховным богом, получает право устанавливать судьбы, создает мир и человека. Согласно другим легендам и преданиям, роль творца часто играет богиня-мать, называемая по-разному (Аруру, Мами, Нинтуд, Нинхурсаг), иногда же бог Эа. Человека создают из глины с примесью божественной крови, т.е. он имеет в себе божественное начало. Боги создали человека для того, чтобы он заботился о них, тогда как они тем временем живут без всяких забот. Боги являются добрыми, справедли-

28

выми и страшными владыками, поэтому человек должен служить им со страхом, покорностью и доверием. Прежде всего на нем лежит обязанность содержать богов и делать приятной их жизнь, за это он имеет право ожидать от них помощи в случае необходимости. Двусторонняя связь богов и человека проявляется в жертве и молитве, в функционировании храмов с их жрецами.

В месопотамской философии религии, выработанной теологами для обозначения границ между богами и человеком, особое место занимает проблема судьбы, бессмертия человека. Мифы объясняют смертность человека завистью богов, которые сохранили бессмертие только для себя и лишь в редчайших случаях одаривают человека вечной жизнью. Мудрый Адапа потерял бессмертие, отказавшись по совету своего покровителя бога Эа от хлеба и воды жизни, предложенных ему богом Ану. Дальше и глубже размышляет автор поэмы о Гильгамеще, ставя вопрос одновременно о цели и содержании жизни. Гильгамеш, царь Урука, на Две трети бог и на одну треть человек, совершает со своим другом Энкиду сверхчеловеческие деяния, путешествуя по незнакомым странам и сражаясь с чудовищами. У трупа любимого друга он неожиданно осознает весь ужас смерти. Гильгамешу удается добраться до бессмертного героя потопа, Утнапиштима, чтобы у него найти спасение от смерти. От него он узнает историю о потопе, но своей главной цели не достигает и поэтому возвращается в свой Урук, обреченный на смерть и безрадостное существование в подземном царстве мертвых. Человеку остается, как гласит поэма, только наслаждаться в темной жизни.

В месопотамской философии религии загробная жизнь не играла значительной роли. Вавилонянин молился о земных благах, смерть же наполняла все его существо ужасом, ибо означала существенное ухудшение условий его бытия. Дух умершего сходил в подземный мир, темное царство божественных супругов Нергаля и Эрешкигаль. Царство мертвых грустно и печально, свет не проникает в глубокий мрак ночи, все здесь тлеет, и от всего земного великолепия остается лишь жалкая жизнь теней. Одно только ужаснее путешествия в царстве теней — позорно и мучительно остаться без погребения. Нельзя причинить врагу более жестокого страдания, чем отказать ему в погребении или осквернить его могилу; нигде не найдет успокоения тот, кто не нашел покоя в гробу.

Подземное царство мертвых представляв! собой большой город с огромным дворцом; семь стен окружают великую тюрьму, откуда нет возврата Только иногда дух умершего с согласия бога или в результате побега возвращается в мир земной в виде призрака, чтобы вредить и пугать людей, не заботящихся о нем. При этом посмертные судьбы неодинаковы Счасчлив удел славно погибших в бою и с честью погре-

29

бенных по сравнению со жребием убитого, которому никто не устраивает честных похорон и о котором никто не заботится; хорошо мертвецу, наследники которого заботятся о покойнике. У вавилонян существовало также представление о рае, острове счастливых, расположенного где-то у устья реки, живут в нем избранные, получившие бессмертие. Неизвестно, действительно ли имелась вера в загробный суд, ибо упоминания о нем недостаточно ясны.

Наряду с представлениями о небесных богах и культурных героях в религии народов Двуречья крупную роль играли чрезвычайно древние верования о многочисленных низших духах, по большей части злых, губительных. Это духи земли, воздуха, воды — Аннунаки и Игиги, олицетворения болезней и всяких несчастий, поражающих человека. Для борьбы с ними жрецы составили множество заклинаний. Наиболее опасными считались «семь духов бездны», виновники всяких болезней. В заклинаниях перечисляются их имена и «специальности»: Ашакку поражал голову человека, Намтару — горло, злой Утукку — шею, Алу — грудь и т.д. Вот одно типичное заклинание против «семи духов бездны»:

Семеро их, семеро их,

в подземной бездне семеро их...

В недрах подземных бездны взращены они,

ни мужского они пола, ни женского...

Они — разрушительные вихри,

жен они не берут, детей не рождают,

жалости и сострадания они не знают,

молитв и просьб они не слышат...

Они — вскормленные на горах кони,

враждуют они с Эа,

могучи среди богов они,

становятся на дороге, приносят горе в пути.

Злые они, злые они...

Семеро их, семеро их и еще раз семеро их...

Для защиты от злых духов (демонов) помимо многочисленных за-клинательных формул широко употреблялись амулеты-апотропеи (обереги). В качестве апотропея против злого демона применялось, например, его собственное изображение настолько отвратительного вида, что, увидев его, демон должен в страхе убежать.

Практиковались и весьма разнообразные чисто магические обряды. Их описания вместе с текстами заклинаний-заговоров дошли до нас в большом количестве. Среди них известны обряды лечебной, предохранительной, вредоносной и военной магии. Лечебная магия была перемешана, как это обычно и бывает, с народной медициной, и в сохранившихся рецептах нелегко отделить одно от другого; но в некоторых случаях магия выступает вполне отчетливо. Вот пример магического рецепта против глазной болезни:

30

Из черной шерсти, из белой шерсти с этой стороны ты спрядешь, 7 и 7 узлов ты завяжешь, заговор ты прочтешь; узел из черной шерсти ты привяжешь на больной глаз, узел из белой шерсти ты привяжешь на здоровый глаз и .

От грозных последствий «черной магии» общество охраняло государственная власть, подвергая тяжким карам злодея-колдуна, любому злу противостоял жрец, который бил врагов их собственным оружием, обрядом и магическим словом. Но в то время как колдун или колдунья воздействовал как бы своей частной силой, жрец выступал от имени и как орудие или, скорее, как воплощение своих богов (Эа, Мардука). Он отгонял от себя и от других любое зло и демонические силы при помощи доброй божественной силы, которой был весь наполнен. Жрец обладал магическими способностями и его действия выражали союз религии и магии, что затрудняло совершенствование религии. Вот почему убеждение в абсолютной действенности обряда доминировало над верой во всемогущество богов, вот почему подчеркивалась обязанность неукоснительного выполнения предписаний службы богам.

В Вавилоне и Ассирии издавна развивалось искусство прорицания (или мантика), которое в принципе представляет собой общение человека с божеством, чтобы информировать друг друга о своих намерениях. Часто боги сами показывали человеку будущий ход событий, обычно, однако, человек сам обращался к ним в соответствии с предписаниями и посредством жрецов, молитвой и жертвованиями склонял их к «откровению», иногда доставлял соответствующие орудия, через которое божество могло выразить свою волю. Случалось, что боги открывали завесу будущего через уста «безумца» или находящегося в экстазе жреца. В VII в. до н.э., например, славились пророчества жриц богини Иштар в городе Арбела. Большую роль играли сны, особенно сновидения святых, тем более в священном месте: в них божество либо появлялось само, либо показывало некие знаки, которые нужно было истолковать.

Вавилонское искусство прорицания славилось на всем Древнем Востоке и оказывало сильное влияние даже на отдаленные народы, о чем свидетельствует широкое распространение обычая ворожбы по печени. В эпоху эллинизма «халдей» попросту значило то же, что и «астролог» или «волхв». В отличие от других народов вавилоняне стремились в основном постичь будущее и только тогда обращались к богу, когда в судебном процессе необходимо было выяснить действительное положение вещей, невозможно было решить спор между сторонами. В этом случае зачастую от одной из сторон требовали принесения присяги или испытания, в убеждении, что оскорбленный бог покарает виноватого

Уже в древнейшую эпоху в связи с объединением общин и образованием первых государств в Месопотамии складывается обособленное сословие жрецов Жрецы считались посредниками-между богами и

31

людьми, учителями науки, ибо всякое знание есть религиозное откровение; они — хранители священной литературы, ибо искусство писать - божественного происхождения. Жрецы были служителями храмов, владевших значительными богатствами, поэтому они представляли весьма влиятельный общественный слой. Происходили они из знатных фамилий, причем звание жреца было наследственным. Внешность жреца должна быть безупречна, даже в отношении роста и веса: телесные недостатки делают человека непригодным для выполнения жреческих функций.

Наряду со жрецами существовали и жрицы, а также храмовые прислужницы. Многие из них были связаны с культом богини любви Иштар, практиковали храмовую проституцию (иеродулы) и предавались оргиастическим культам. Наряду с этим Иштар служили жрецы-евнухи, носившие женские платья и исполнявшие женские пляски. Культ был строго регламентирован и совершался в храмах. Вавилонские храмы, обычно в форме ступенчатых башен (зиккураты), представляли собой внушительное зрелище; они и послужили поводом к созданию библейской легенды о построении Вавилонской башни.

Жречество имело столько же обликов, сколько их было у богов (известны, например, боги о четырех лицах). С позиций сегодняшних представлений весьма трудно считать цельным человека, возносящего молитвы солнечным богам — и одновременно строящего обсерваторию, чтобы наблюдать за Солнцем, вычислять его траекторию и моменты затмения; проповедующего этические нормы — и тут же плетущего политические интриги; излагающего в храмовой школе божественные правила «ме» — и одновременно составляющего собственные правила арифметики, уравнений геометрии; правоведа — и того, кто нарушает законы в своих целях; образца чистоты нравов — и опекуна храмовых проституток...

Тем не менее этот особый продукт цивилизации — жречество — в Двуречье достиг могущества, которого не знали древнеегипетские жрецы.

Во время культового празднования нового года царь должен был становиться на колени перед статуей бога Мардука по распоряжению главного жреца, который отбирал у владыки знаки царской власти, бил его по щекам и таскал за волосы, и тот покорно рассказывал о своей невинности и любви к богам.

Центром религиозной жизни и одновременно экономической и научной организацией был храм. Вокруг него часто концентрировались различные жреческие братства, которые выполняли и определенные светские функции. Поэтому шумерское слово «санга» — возможно, наиболее общее название всего жреческого сословия — выражается тем же самым знаком, что и «считать». Жрец обычно жил в пределах храма и кормился пожертвованиями, дарами для божеств и пр.; у него было

32

право иметь собственное имущество. Жрецу принадлежал храм, который как жилище богов представлял собой воспроизведение небесного мира. В святая святых храма имелось изображение главного божества этого храма, в часовнях — изображения других богов, почитаемых наряду с ним. В покоях рока (судьбы), Упсукинаку, соответствующих покоям рока на мировой горе богов, боги собираются в день нового года перед лицом царя богов. Существование такого покоя доказано для храма Нингирсу, построенного царем Гудеа, и для храма Мардука в Вавилоне. Здесь, в храме, приносятся дары и совершаются обряды жертвоприношения; рядом с «домом Бога» возвышается башня с-уступами (зиккурат), которых бывает три — олицетворение тройного Космоса, или семь — в соответствии с семью ступенями мирового пространства. Башня имеет четыре угла, соответственно четырем направлениям двух солнцестояний и осеннего и весеннего равноденствий. Семь этажей воспроизводят последовательность небесных~ступеней семи" планетных сфер; снизу вверх цвета ее этажей чередуются в таком порядке:

черный (Сатурн), темно-красный (Юпитер), светло-красный (Марс), золотой (Солнце), бело-желтый (Венера), синий (Меркурий) и серебряный (Луна). Ступенчатая башня Борсиппы носит название «дом семи передатчиков приказаний Неба и Земли», т.е. речь идет о планетах, которые своим движением в круге зодиака возвещают волю богов.

О функциях, выполнявшихся жрецами, имеется не очень много сведений. В шумерском городе-государстве (III тысячелетие до н.э.) духовный руководитель, так называемый «энси», выполнял и функции светского правителя. Документы говорят о жреце, титулованном как «господин», с течением времени получившем первенство среди других жрецов. Он занимался не только литургическими делами, но и доходами святыни. При главном храме Эсангиля в Вавилоне соответствующее положение занимал жрец, называемый «уригаллу», играющий главную роль во время празднества нового года. Различные братства «певцов» участвовали в храмовом пении, жрец «калу» при этом играл на музыкальных инструментах, исполнял похоронные песни (во время погребения, по поводу уничтожения святыни и т.д.), молитвы для умиротворения богов и совершал магические обряды. Этот жрец играл также важную роль при реставрации храмов, освящении статуй, новых зданий, каналов и пр. В святынях осуществляли свою деятельность заклинатели, маги, вещуны, толковавшие обычно будущее и приоткрывавшие завесу прошлого.

Иными словами, храмы в Древнем Двуречье действительно выступали центрами религиозной жизни тогдашних людей.

Мифология Двуречья богата и весьма разнообразна: здесь можно встретить и космогонические сюжеты, истории о создании земли и ее обитателей, в том числе вылепленных из глины людей, и легенды о

33

3 1149

подвигах великих героев, прежде всего Гильгамеша, и, наконец, рассказ о великом потопе. Главным героем предания о потопе является легендарный царь Утнапиштим (или Атрахасис). Имя Утнапиштим означает «он видел жизнь», тогда как в конце повествования он принимает имя Атрахасис, или «очень разумный». Утнапиштим рассказывает Гильгамешу о потопе как о мистерии, тайне богов. На совете богов решено было устроить потоп по предложению Бела (владыки земли), чтобы наказать за грехи жителей Суруппака, легендарного города Ут-напиштима. При помощи сновидений Эа (бог океана) без ведома богов выдает Утнапиштиму их решение; по его совету и указаниям царь строит ковчег, нагружает его всяким добром, приводит на него всевозможных животных и в определенный момент с сердцем, исполненным страха, он с мастерами, строившими ковчег, и с семьей запирается в нем. Жителей же Суруппака он, по совету Эа, вводит в заблуждение относительно своего странного поведения: будто бы Бел гневается на него и поэтому он хочет жить у Эа. Жителям Суруппака он обещает благотворный дождь, который ниспошлют боги, как благословение стране.

Шесть дней и шесть ночей неистовствует стихия потопа, все люди гибнут, затем наступает спокойствие, и тогда, на седьмой день, Утнапиштим открывает люк и через него выпускает сперва голубя, потом ласточку. Однако они возвращаются, ибо им негде приземлиться. Посланный после них ворон не возвращается, и тогда Утнапиштим и все обитатели ковчега выходят наружу. На вершине горы, где перед этим остановился ковчег, Утнапиштим совершает жертвоприношение, боги вдыхают запах и кружатся в пляске вокруг приносящего жертву. Иштар поднимает драгоценное ожерелье, которое ей подарил Ану (возможно, это дождевая радуга), в торжественной клятве, что она никогда не забудет этих дней. Подходит Бел и в гневе видит, что один человек с семьей спасся; спасителем же может быть только Эа. Но тот успокаивает Бела, говоря, что нужно наказывать только грешников, а не всех людей. Тогда Бел благословляет Утнапиштима и его жену и дарует им бессмертие. Интересно, что сохранившийся во фрагментах шумерский рассказ о потопе не только в общих чертах, но и в деталях напоминает библейскую легенду о Ное.

Справедливости ради следует отметить, что отнюдь не все стороны жизни, не вся система идей и институтов Древнего Двуречья обусловливалась религиозными представлениями. Например, тексты законов Хаммурапи убеждают в том, что нормы права были практически свободны от них. Определенных успехов народы Месопотамии достигли в научном познании мира. Особенно велики были достижения вавилонской математики, первоначально возникшей из практических потребностей измерения полей, сооружения каналов и различных зданий.

34

Еще в древности вавилоняне воздвигали зиккураты, с верхних этажей которых ученые вели из года в год наблюдения за движением небесных тел. Таким образом вавилоняне собирали и записывали эмпирические наблюдения за Солнцем, Луной, расположением различных планет и созвездий. В процессе таких многовековых наблюдений возникла вавилонская математическая астрономия, чей уровень не уступал уровню европейской астрономии в эпоху раннего Возрождения. Древнегреческие астрономы приобщились в течение короткого времени к тысячелетним достижениям вавилонской науки и добились блестящих успехов.

Все это свидетельствует о том, что религиозная система Древнего Двуречья, по образу и подобию которой впоследствии формировались аналогичные системы других ближневосточных государств, не была тотальной, т.е. не монополизировала всю сферу духовной жизни. Она оставляла место для взглядов, поступков и действий, не связанных непосредственно с религией, и именно эта практика могла повлиять на характер религиозных представлений народов восточного Средиземноморья, начиная от семитических племен Сирии и Финикии и кончая античными греками (и их крито-микенскими предшественниками). Не исключено, что она сыграла определенную роль в появлении свободомыслия в античности. На это стоит обратить внимание потому, что другой вариант древнейшей религиозной системы мира, древнеегипетский, существовавший практически одновременно с месопотамским, привел в этом смысле к иным результатам. Вместе с тем не следует забывать, что до сих пор широкое распространение имеет астрология — дитя древней месопотамской религиозной системы, что многие магические представления той эпохи оказали влияние на культуру многих народов как в пространстве, так и во времени

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Аекиия 3 РЕЛИГИЯ ДРЕВНЕЙ МЕСОПОТАМИИ - Религоведение
  2. 2.1. Эпоха ранней Древности (конец IV - конец П тыс. до н.э.) - Исторические науки
  3. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец П - конец I тыс. до н.э.) - Исторические науки
  4. 3.2. Античный Рим (Vffl в. до н.э. - V в. н.э.) - Исторические науки
  5. 7.5. Арабский халифат (V - XI вв. н.э.) - Исторические науки
  6. Лекиия 4 РЕЛИГИИ ДРЕВНЕГО ИРАНА - Религоведение
  7. РАЗВИТИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ В МИРОВОЙ ПРАКТИКЕ; ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ - Педагогика
  8. Глава 2. СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ДУХОВНОГО - Культурология
  9. Глава 7. ЦИВИЛИЗАЦИИ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА - Культурология
  10. Техника как социокулыурное явление - Культурология
  11. тема I.Религия как предмет исследования - Религоведение
  12. тема V Национальные религии - Религоведение
  13. Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  14. Исторические науки Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  15. Философия Портал Изба-Читальня - электронные книги и бесплатные учебники по всем научным направлениям!
  16. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. -В84 Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. - 496 с. - Исторические науки
  17. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга вторая. 1998.- 360 с. - Валеология
  18. К читателю - Исторические науки
  19. Вводная глава - Исторические науки
  20. 1.1. Варианты периодизации древнейшей истории - Исторические науки

Другие научные источники направления Религоведение:

    1. Радугин А.А.. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций. 1999