Религоведение

Поликарпов B.C. История религий. Лекции и хрестоматия.
— М.: «Гардарика», «Экспертное бюро», 1997. — 312 с.
Лекиия 6

РЕЛИГИЯ КИТАЯ

ели Индия представляет собой царство религий, то в Китае значительную роль играют социальная этика и административная практика. В отличие от интровертного индийца, стремящегося путем аскезы, йоги и монашества раствориться в Абсолюте и тем самым спасти свою бессмертную душу, избавив ее от стесняющей материальной оболочки, истинный китаец ценил телесную оболочку, те. свою жизнь Величайшими пророками здесь

считались те, кто учил жить достойно и в соответствии с принятыми нормами, жить ради жизни, а не во имя блаженства на том свете или спасения от страданий. При этом этически детерминированный рационализм пронизывал нормы социально-семейной жизни китайца.

Специфика религиозной структуры и психологических особенностей мышления, всей духовной жизни в Китае проявляется во многом Здесь тоже имеется высшее божественное начало — Небо, однако не Иисус, не Яхве, не Будда, а высшая верховная всеобщность, абстрактная и безразличная к человеку Ее нельзя любить, с ней нельзя слиться, ей невозможно подражать, как и нет смысла ею восхищаться И хотя в системе религиозно-философской мысли китайцев существовали еще Будда и Дао, именно Небо всегда было центральной категорией верховной всеобщности

Важнейшей особенностью древнекитайской религии была весьма незначительная часть мифологии В отличие от других цивилизаций, где мифы и предания определяли весь облик духовной культуры, в' Китае уже с древности место мифов заняли историзованные легенды о мудрых и справедливых правителях, культивировавшие этические нормы справедливой и гармонической жизни Само религиозное восприятие мира, начиная с древности, подвергалось демифологизации и десакрализации Этически детерминированный рационализм, обрам-

56

ленный десакрализованным ритуалом, оказался основой основ китайского образа жизни, что и сказалось на характере всех религий

Религиозной структуре Китая свойственна незначительная и социально несущественная роль духовенства, жречества Ничего похожего на сословие улемов или влиятельные касты брахманов китайцы никогда не знали.

К буддийским и даосским монахам они относились без должного уважения и почтения, только конфуцианские ученые, часто выполнявшие важнейшие функции жрецов при отправлении культа Неба, составляли уважаемое и привилегированное сословие в Китае Однако они были не столько жрецами, сколько чиновниками, так что их собственно религиозные функции всегда оставались на заднем плане

Древнейшие китайские религиозные представления и культы имели очень много общего с аналогичными явлениями у других народов. На территории тогдашнего Китая происходило взаимодействие шести совершенно различных культур, а именно: северо-западной культуры, типичной для кочевых тюркских народов, западной культуры, родом из Тибета, и трех культур южного и юго-восточного происхождения, свойственных приморским районам Если первая культура принесла с собой шаманистические обряды, то три последних — такие поздние «типично китайские» элементы, как вера в дракона и мифологические образы божеств рек, гор, облаков, ветра, дождя, молний и различных мест В результате интеграции этих культур и сложилась типично китайская цивилизация с присущим только ей стилем ~

В системе наиболее древних китайских верований, сложившихся в ходе процесса амальгамации разных культур, естественно наличие различных напластований Одним из древнейших пластов является тотемизм, о чем свидетельствуют данные археологических раскопок На керамических сосудах ранних земледельческих племен Китая встречаются изображения черепахи, лягушки, рыбы, диких козлов, птиц и зоо-антропоморфные рисунки типа человека-рыбы

Исследование ритуальных символов и семантики росписи на многочисленных раскопанных в Китае неолитических сосудах позволяет говорить о существовании другого пласта — комплекса анимистических верований и обрядов, аналогичных другим евразийским культурам. Среди этих представлений и культов важное место занимали космологические культы, особенно культ Неба и Солнца Первобытные верования получили выражение и в космогонических мифах, в представлении китайцев о происхождении мира В одних мифах речь идет о существовании трех элементов (небо, земля и человек), из которых возник мир; в других мифах мир уподобляется «космическому яйцу», или Нуньдуну, — некоему образованию хаотического типа, из него-то и возник мир, в третьих мифах излагается сценарий космического гиган-

57

та Паньгу, тело которого служит основой для образования различных элементов мира, в том числе и возникновения человека.

Для китайской мифологии характерно то, что мир отнюдь не появился из ничего в едином акте творения; такая идея чужда китайской мысли.

Древние китайцы соответствующее место в своих примитивных религиозных верованиях отводили культу мертвых и культу плодородия и размножения.

Уже в яншаоских и луншаньских захоронениях археологи встретились с существованием развитого погребального обряда, отражавшего верования неолитических земледельцев в загробный мир. Смысл этого обряда, хорошо известный всем народам, заключался в том, что умерший, покидавший мир живых, не исчезал вовсе, а его душа продолжала жить и после смерти. Данный обряд свидетельствует также о том, что у протокитайцев существовала вера в возможность реинкар-нации, т.е. воскрешения, возрождения. В дальнейшем культ обожествленных предков получил развитие и практически заменил культ великих богов, характерных для других развитых земледельческих народов. В неолитическом Китае существовал и культ плодородия и размножения, связанный прежде всего с культом женского и мужского начал. Об этом свидетельствуют не только мужские и женские символы, но и большие праздники в честь плодородия (достаточно обратиться к песням «Шицзин», а также к исследованиям синологов М. Гране и Л.С. Васильева).

Религия китайцев в эпоху Чжоу (X—III вв. до н.э.) представляла собой связь культов природы и почитания предков. Считалось, что некоторые элементы и явления природы являются сверхъестественными существами, духами и демонами, поэтому пытались умилостивить этих духов и души своих предков при помощи молитв и жертв. Люди были уверены, что эти духи могут им помочь или навредить в зависимости от их расположения и желания. Они старались заручиться их поддержкой, вознося к ним молитвы о счастье, об отвращении от себя зла и несчастья, и приносили им жертвы в знак благодарности за оказанное добро, за поддержку в трудных ситуациях.

Главными божествами, почитаемыми в эту эпоху, были: 1) небо и небесные тела: Солнце, Луна и звезды. Среди последних первое место занимали пять планет и двадцать восемь крупных звездных констелляций, в том числе Большая Медведица и Полярная звезда; 2) Земля и находящиеся на ней горы и реки, почва и растущее на ней зерно, а также такие связанные с ней явления, как землетрясения, наводнения и засухи; 3) ветер и дождь, тепло и холод, гром и молния; 4) четыре времени года и четыре стороны света; 5) пять частей дома: ворота, двери, стены, домашний очаг и двор.

Небо как божество часто называлось императором или небесным императором; так же именовались и некоторые планеты — голубой,

58

красный, желтый, белый и черный император. Звезды и созвездия выступали в качестве министров и чиновников Неба и планет; все эти божества не имели какого-либо четкого лица, однако они показывают на истоки своего происхождения. Более индивидуализированы такие божества, как князь ветров, властитель дождей, громовержец, дух домашнего очага, бог дверей и пр. Духи почвы и зерна вначале, очевидно, ничем не отличались от иных духов природы и только позже два человека после смерти были обожествлены в качестве опекунов земли и зерна — Коу Лунь и Кхи.

В Древнем Китае была прекрасно развита мантика со своими техническими методами; некоторые из них отличались от применяемых в Европе способов. Первоначальная техника гадательного обряда состояла в следующем: на лопаточной кости животного (обычно барана) или на панцире черепахи гадатель в строго определенном для данного случая порядке наносил несколько углублений; затем на кости или панцире выцарапывалась надпись, содержащая вопрос по типу «да» или «нет». Затем с помощью специально нагретой бронзовой палочки углубления на кости прижигались; по трещинам на обратной стороне гадатель (иногда им был сам правитель — ван) толковал результат гадания.

Весьма развит был в Китае также другой метод гадания — астрология, имеющая определенные черты, сходные с халдейской астрологией. Специфически китайским был метод фунг-шуи (дословно «ветер и вода»), при помощи которого указывалось наиболее подходящее место для строительства дома и расположения семейных могил. Это — вид геомантики, причем прежде всего учитывались рельеф местности и течение вод, а также положение и форма уже существующих зданий, дорог и мостов. Интересно, что для целей геомантики использовался изобретенный в Китае магнитный компас.

Широкое распространение уже в Древнем Китае получило толкование снов. В одной из песен «Шицзин» повествуется о том, как ван увидел во сне медведей и змей, а гадатель растолковал этот сон в том смысле, что у вана будет много сыновей и дочерей. В другой песне упоминается, что заснувшему пастуху приснились стаи рыб и толпы людей, множество змей и соколов. Призванный для объяснения сна гадатель сказал, что рыб и людей в столь большом количестве следует воспринимать как предвестника плодородного года, а змей и соколов — как символ увеличения рождаемости. С течением времени практика гадания совершенствовалась, гадатели обрастали все новыми пособиями, сонниками, книгами, астрологическими картами и т.п. Уже к концу эпохи Чжоу гадание в Древнем Китае представляло собой хорошо оснащенную отрасль деятельности, которой занимались, часто из поколения в поколения, многие тысячи «специалистов». С течением времени мантика, игравшая ведущую роль в делах общества и в силу этого

59

являвшаяся первостепенным по значению государственным ритуальным актом, превратилась в довольно обычный ритуал, исполнявшийся в сфере суеверий.

Исследования показывают, что мифология и религия в Древнем Китае находилась на заднем плане, на первом месте находились ритуализован-ная этика и проблемы социальной политики. Вершиной и символом этого было учение Конфуция, конфущюнство, которое стократно усилило императив: «Небо, как символ высшего порядка, — земное общество, основанное на добродетели», осененное личностью правителя как сына Неба. Именно этот императив на тысячелетия определил важные стороны жизни Китая, в том числе структурную прочность государства и общества и ограничение роли личности с ее эмоциями и страстями, хотя определенную роль играли и другие направления культуры.

Конфуций (Кун-цзы, 531—479 гг. до н.э.) родился и жил в эпоху сильных социальных потрясений и поэтому в своей деятельности большое значение придавал организации мощного и гармоничного государства, опирающегося на принципы этики и обычаи. Идеал таких государств он искал в эпоху первых династий Жан-Инь и раннего Чжоу. В частично уже забытой древности Конфуций видел священное, счастье, всеобщую гармонию, порядок и мир. Гарантией такого мира для него служило Небо, влияющее на судьбы, счастье и положение человека и являющееся источником моральных и политических ценностей.

Конфуций в качестве модели, эталона для подражания сконструировал идеал высокоморального индивида (цзюнь-цзы). Последний должен обладать определенными чертами: гуманностью (жэнь), включающей в себя скромность, справедливость, сдержанность, достоинство, бескорыстие, любовь к людям и пр., чувство долга (и), обусловленное знаниями и высшими принципами, а также благопристойность и соблюдение этикета (ли). Идеал «благородного человека» Конфуция подвергался эволюции и в образе цзюнь-цзы стал не столько выражением внутренней цельности и благородства, сколько внешним оформлением благопристойности. Здесь уместно привести слова А. Виноградова:

В. Милн в предисловии к «Священному эдикту императора Канси» отмечает отрицание конфуцианством религиозного значения своих принципов; Он пишет, что «Китай представляет весьма замечательное зрелище обширной и древней империи, с цивилизацией вполне политической, ставящей главной потребностью — держаться внутри собственных пределов, с обществом, строго и постоянно сформированным в единое целое, обязанным самими законами интересоваться всего более индивидуальною, нежели общественною жиз-нию...» Древние китайцы никогда не признавали системы религии, как предназначенной служить для охраны общественной нравственности, а потому отрицательно относились ко всякому религиозному культу...1

' Виноградов А. История Библии на Востоке. СПб., 1889-1895. С. 847. 60

Постепенно в средневековом Китае сложились и были канонизированы нормы и стереотипы поведения, получившие в Европе полуироническое название «китайские церемонии». На основе своего учения Конфуций сформулировал картину социального порядка в Поднебесной: все должны знать свои права и обязанности и делать то, что им положено, причем верхи обязаны думать и управлять, а низы — трудиться и повиноваться.

Одной из фундаментальных основ социального порядка, согласно конфуцианской системе, было строгое повиновение старшим — любой старший (отец, чиновник, государь) является беспрекословным авторитетом для младшего, подчиненного, подданного. Не случайно Конфуций напоминал, что государство — это большая семья, а семья — малое государство. Вплоть дЬ недавнего времени в Китае основой семьи считалось беспрекословное повиновение 'младших старшим, детей — родителям. И в этом нет ничего удивительного, ибо система конфуцианства впитала в себя культ предков и культ семьи и клана.

Конфуцианская система не включала в себя никаких сверхъестественных, внеземных санкций и кар за несоблюдение принципов этики. Конфуцианцы главной, если не единственной, этической санкцией считали молчаливое общественное мнение. В определенных случаях полное общественное осуждение могло выступать весьма действенным средством, благодаря которому индивид или не совершал аморальных поступков, или сам себе определял наказание вплоть до самоубийства, достаточно частого в Китае.

Конфуцианство, в общем, представляет собой эквивалент той слепой и окрашенной мистикой, порой даже экстазом веры, которая лежит в основе других религий. Конфуцианство больше, чем просто религия, оно в качестве регулятора жизни было квинтэссенцией китайской цивилизации.

Однако природа человека такова, что он не может быть полностью закован в мундир конфуцианства с его догматизмом и рационализмом. Ведь без мистического и иррационального, не говоря уже о древней мифологии, человек порой испытывает чувство духовного дискомфорта. В этом случае экзистенциальная функция религии выпала на долю даосизма — учения, ставившего своей целью раскрыть перед человеком тайвы мироздания, вечные проблемы жизни и смерти. Даосизм возник одновременно с конфуцианством, его адепты тоже призывали возвратиться назад, к «золотому веку» прошлого. Однако идеалом даосов была не мудрость древних с их человеколюбием и справедливостью в социальных отношениях, а сама природная простота, естественность, уход от всяческой суетности, страстей и желаний, извращающих натуры людей. Простота и чистота помыслов, смирение и сострадание, даже

61

просто недеяние («увэй») — вот что проповедовали первые адепты даосизма.

Основные положения даосизма изложены в трактате «Дао дэ цзин», чьим автором считается Лао-цзы, старший современник Конфуция. Согласно учению Лао-цзы, основой основ природы и общества, всей Вселенной является великое Дао (путь, истина, порядок), или всеобщий закон природы, начало и конец творения. В общем можно сказать, что Дао — это все и ничто, никто не создал Дао, но все происходит от него и возвращается к нему. Оно никому не ведомо, оно недоступно для органов чувств, оно постоянно и неисчерпаемо, не имеет ни имени, ни названия, хотя всем дает имя и название. Дао вне времени и пространства, это бесконечность и абсолют, порождающий все; даже Небо следует Дао, а само Дао следует лишь естественности, природе. Конкретным выражением Дао служит «дэ» (буквально «добродетель») — если Дао все рождает, то дэ вскармливает.

Философия даосизма Лао-цзы и других даосских мыслителей послужила основой для возникшей в эпоху Хань (III в. до н.э. — III в.) религии даосов. В нее вошли следующие моменты: учение о Дао и все связанные с ним проблемы натурфилософии и космогонии; учение об относительности бытия, жизни и смерти и в связи с этим о возможности длительной жизни, достижения бессмертия; принцип увэй.

Горячая проповедь идей долголетия и бессмертия снискала даосским магам и проповедникам большую популярность в народе и у императоров, позволила им не только заложить фундамент новой религии, но и развить алхимию и другие средства, чтобы получать пилюли и эликсиры бессмертия.

Даосы также занимались астрологией, гаданием, геомантикой, магией и медициной, способствующей излечению больного. На создание всей даосской доктрины (и на формирование структуры даосской церкви) весьма большое влияние оказал буддизм, имевший ряд общих моментов с ним.

В начале нашей эры буддизм начал распространяться в Китае, причем его даже считали ветвью даосизма. Развитие буддизма здесь прошло четыре фазы: 1) период инфильтрации буддизма при династии Хань, когда на китайский язык переводились с санскрита и языка пали краткие и простые сутры (поучения). Китайских^ученых притягивала глубокая философия этих текстов, простой же народ ценил дивность и мистицизм этой новой религии. Чтобы добиться у общества доверия, пропагандисты буддизма объясняли его как некую разновидность даосизма; 2) период адаптации к китайским условиям в эпоху раздела страны на север и юг и до нового объединения при династии Су. Даосы, наконец, разглядели опасность буддизма и начали конкурировать с ним, даже преследовать его, тогда как конфуцианцы на это смотрели спокойно, 3) период расцвета буддизма во время господства династии

62

Тан (618—906 гг), когда военная экспансия и развитие культуры не мешали религиозной терпимости Буддизм тогда был полностью поглощен китайской жизнью и цивилизацией. В конце эпохи Тан некоторые конфуцианцы объявили войну буддизму, стали его преследовать, что не принесло ему значительного ущерба; 4) период компромисса, начавшегося в конце Х столетия, — большинство конфуцианцев приняло ряд буддийских философских воззрений, к тому же буддисты старались приспособить свои доктрины к принципам конфуцианства. Возникли различные религиозно-философские школы, основанные на идеях как буддизма, так и конфуцианства, и все чаще между ними находилась плоскость взаимопонимания. С этого времени буддизм нашел свое место в китайском обществе: среди его школ заслуживает внимания чань-буддизм, о котором речь пойдет далее.

Конфуцианство, даосизм и буддизм, сосуществуя на протяжении долгих веков, постепенно сближались между"собой, причем каждая из доктрин находила свое место в складывающейся всекитайской системе религиозного синкретизма. Об этом свидетельствуют пословицы и высказывания самих китайцев, например: «Три религии являются по сути одной религией», «Три религии можно свести к одному принципу» или «Подобно тому, как цветок лотоса, его листья и плоды вырастают из одного корня, так и три великие религии происходят из одного и того же источника» Из этих пословиц следует, что эти три религиозно-этические системы, каковыми, без сомнения, были конфуцианство, даосизм и буддизм, действительно в сознании китайцев понимались скорее в качестве школ или ответвлений одной системы.

Рождение ребенка освящалось при участии даосских монахов и жрецов. Свадебные обряды совершались, как правило, в соответствии с конфуцианскими принципами, которые подробно изложены в «Книге этикета». Погребение умершего не могло происходить без участия буддийских монахов, совершавших необходимые церемонии, а позже в зависимости от пожертвований молившихся за благополучие души покойника. Таким образом, китаец на протяжении всей своей жизни одновременно считал себя конфуцианцем, даосистом и последователем буддизма.

Вообще параллельное существование даосизма и буддизма рядом с конфуцианством, считает Л.С. Васильев, всегда создавало и в образе мышления, и в политике Китая своего рода биполярную структуру-рационализм конфуцианства, с одной стороны, и мистика даосов и буддистов — с другой. И эта структура не была застывшей, она находилась в состоянии динамичного равновесия В периоды функционирования крепкой централизованной власти конфуцианский полюс действовал сильнее и он же определял характер общества В периоды кризисов и восстаний на передний план выходил, как правило, даосско-буддий-

63

ский полюс с его бунтарскими эгалитарно-утопическими призывами, магией и мистикой явно религиозного свойства Эта биполярность сыграла определенную роль и в сложный период трансформации традиционного Китая в XIX—XX вв. В настоящее время руководство Китая опирается на некоторые традиции, само существование которых (вспомним хотя бы конфуцианскую традицию государственной раздачи крестьянских наделов, когда владельцы их платили ренту-налог в казну) заметно облегчило как проведение новой экономической политики после Мао, так и обоснование этой политики и практику ее осуществления.

Китайское религиозное миропонимание служит ключом к искусству этого великого народа. Китайцы никогда не верили, что бог создал человека по своему образу и подобию. Единственной аксиомой для китайца является признание своей ничтожности перед лицом Природы, а его единственным катехизисом служит стремление найти во Вселенной уголок для созерцания величия всего созданного. В основе концепции китайского искусства лежит фактически следующая максима знаменитого даосского мыслителя Чжуан-цзы:

Жизнь существ подобна галопу коня, нет движения, которое бы не изменялось, и нет момента, который бы не был преобразованием Что делать, а чего не делать7 Следует твердо держаться законов естественного развития

Из этой максимы и следует исходить при восприятии китайского искусства.

В искусстве Китая мы не обнаружим никаких следов героизма в европейском понимании, пока за героизм не признаем положение верной жены, отца или брата, покорно принимающих любые превратности судьбы. Все остальное — это героизм Природы и только самой Природы, даже если она принимает полубожественные формы, коих так много в китайском искусстве. Это гадалки и призраки сновидений, полных намеков, появляющихся из магических бутылок и ваз, тоже полных иллюзий. Это архаты, бодхисаттвы, бессмертные, символы одной или многих религий, одинаково почитаемых народом, чьи верования вызывают к жизни мир фантазий. Истинной целью китайского художника является показ через выписанные на картине горы, реки и деревья бесконечности и величия Природы в неожиданном вдохновении. Не следует забывать и то, что поэзия, каллиграфия и живопись (три важнейших области китайского искусства) культивировались прежде всего среди образованных людей и для образованных людей, а в некоторых случаях только для забавы самого художника. Ведь в Китае художественной и литературной деятельностью занимались ученые чиновники-конфуцианцы, и это считалось вкладом, приносящим дивиденды в виде прогресса культуры.

64

Понятно, что три великие китайские религии оказали огромное влияние на искусство, литературу и архитектуру — пещерные храмы, великолепные пагоды, замечательные фрески, сокровища письменной литературы и пр Так, буддизм, особенно чань-буддизм, сыграл немалую роль в расцвете классической китайской живописи; учение чань сложилось в Китае на рубеже V—VI вв. Его адепты находили спасение в погружении в абсолют, каковым считалась Великая пустота, причем единственным средством этого был медитационный экстаз. Чтобы ничто извне не нарушало этого процесса, чань-буддизм пропагандировал простоту в жизни и выворачивал мир словно наизнанку. Мир чань-ской философии и искусства — это своеобразный антимир: в нем действует антилогика, антимотивы. «Развитие гротеска в поведении и искусстве. Пафос выворачивания ценностей наизнанку, антиинтеллектуализм и высокая оценка физического труда, психотехника ошеломления» — так чань характеризует японский исследователь Р. Сасаки.

Чань оказал значительное влияние на современную культуру Запада. Ограничимся лишь перечислением фактов этого воздействия. Прежде всего чаньская философия смерти и личности просматриваются в трудах западных экзистенциалистов (М. Хайдеггера, Ж.-П. Сартра, А. Камю), в теориях психоанализа 3. Фрейда и К. Юнга; чаньская этика является источником этики благоговения перед жизнью крупного гуманиста XX в А. Швейцера. Идеи чань многообразно проявляются в западной литературе, их можно обнаружить и в творчестве Г. Гессе, прежде всего в его романе «Игра в бисер» и в повестях Дж. Сэлинджера и др.

Чань оказал серьезное влияние и на западную живопись, особенно на творчество А. Матисса и В Ван Гога. Это влияние проявляется в подходе к таким центральным проблемам, как соотношение завершенности и незавершенности художественного произведения; пределы достоверности живописного образа, секрет действенности картины, декоративность живописи и границы жанров и видов искусства и пр. Произведения А Матисса и В Ван Гога, как и искусство великих чаньских мастеров, отличает естественность, весьма редкая для искусства нашего времени.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Лекиия 4 РЕЛИГИИ ДРЕВНЕГО ИРАНА - Религоведение
  2. Лекиия 6 РЕЛИГИЯ КИТАЯ - Религоведение
  3. Лекиия 7 РЕЛИГИЯ ЯПОНИИ - Религоведение
  4. Лекиия 18. «Новые религии» XX столетия и будущее религии - Религоведение
  5. Поликарпов B.C. История религий. Лекции и хрестоматия. — М.: «Гардарика», «Экспертное бюро», 1997. — 312 с. - Религоведение
  6. 1.3. Разложение первобытно-общинного строя - Исторические науки
  7. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец П - конец I тыс. до н.э.) - Исторические науки
  8. 2.3. Эпоха поздней Древности - Исторические науки
  9. 7.3. Китай (Ш - XVD вв.) - Исторические науки
  10. 7.4. Япония (Ш - XIX вв.) - Исторические науки
  11. 7.5. Арабский халифат (V - XI вв. н.э.) - Исторические науки
  12. 13.3. Формирование индустриальной цивилизации - Исторические науки
  13. 15.1 Первая мировая война - Исторические науки
  14. 15.3. Вторая мировая война - Исторические науки
  15. 18.1. Образование мировой системы социализма - Исторические науки
  16. 18.3. Распад мировой системы социализма - Исторические науки
  17. 21.3. Великая Отечественная война (1941-1945 гг.) - Исторические науки
  18. 22.3. Распад СССР. Посткоммунистическая Россия. Трудности перехода к рыночной экономике - Исторические науки
  19. КУЛЬТУРА ЄГИПТУ - Культурология
  20. Лекиия 1. РЕЛИГИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ОБЩЕСТВЕ - Религоведение

Другие научные источники направления Религоведение:

    1. Радугин А.А.. Введение в религиоведение: теория, история и современные религии: курс лекций. 1999