Социология

Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. / Пер.
с англ., фр., нем., ит. Сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. — М.: Книжный дом «Университет», 2002. — Ч. 1. — 424 с.
Аккомодация*
1. Введение. Адаптация и аккомодация

Термин «адаптация» вошел в моду вместе с дарвиновской теорией происхождения видов путем естественного отбора. Эта теория была основана на наблюдении того, что нельзя найти двух абсолютно одинаковых представителей биологического вида или семейства. Повсюду мы сталкиваемся с изменчивостью и неповторимостью. Дарвиновская теория восприняла эту изменчивость и объяснила виды как результат естественного отбора. Индивиды, наиболее приспособленные к жизни в условиях, предоставляемых окружающей средой, выживали и производили существующие виды. Другие же погибали, и представляемые ими виды исчезали. Различия между этими видами объяснялись как результат накопления и продолжения индивидуальных изменений, имевших «ценность для выживания». Адаптации и были теми изменениями, которые таким образом отбирались и передавались.

* Перевод сделан по: Park R. Accomodation // Introduction to the Science of Sociology / Ed. by R. Park and E. Burgess. Chicago, L.: Chicago Univ. Press, 1969. P. 663-670.

Термин «аккомодация» — родственное понятие, но слегка отличающееся по значению. Разница заключается в том, что адапта-, ция применима к органическим модификациям, передаваемым биологическим путем; тогда как аккомодация применима к изменениям в привычках, которые передаются или могут передаваться социологически, т.

е. в форме социальной традиции. Впервые этот термин в этом смысле использовал Болдуин в «Словаре философии и психологии».

С точки зрения современной биологической теории следует различать две разновидности адаптации: а) адаптация через изменение (наследственная); б) адаптация через модификацию (приобретенная). Для функционального приспособления индивида к его среде (см. п. б) Марк Болдуин предложил понятие «аккомодация», предполагая, что адаптация при этом будет увязываться со структурным приспособлением, общим и наследственным (см. п. а). Понятие аккомодации применимо к любому благоприобретенному изменению функции, способствующему лучшему приспособлению к среде и к последующим функциональным изменениям.

Понятие аккомодации, имея ограниченную область применения в биологии, широко и разнообразно использовалось в социологии. Все социальное наследие, традиции, чувства, культура, техника — это аккомодации, т. е. приобретенные приспособления, передаваемые социально, а не биологически. Они не являются частью расового наследия индивида, но приобретаются человеком в его социальном опыте. Эти два понятия различаются еще и тем, что адаптация — это результат конкуренции, а аккомодация (или более точно — социальная аккомодация) — результат конфликта.

Итогом адаптации и аккомодаций, поддерживаемых борьбой за существование, является состояние относительного равновесия среди конкурирующих видов и их отдельных представителей. Это равновесие, устанавливаемое адаптацией, — биологическое; это означает, что оно будет передаваться путем биологического наследования, насколько оно непрерывно и закреплено в расе или в виде.

Однако равновесие, основанное на аккомодации, не биологического свойства; оно носит экономический и социальный характер и передается, если вообще передается, традицией. Природа экономического равновесия, устанавливаемого в ходе конкуренции, была достаточно полно представлена в гл.

VIII.
Сообщество растений — вот это равновесие в его абсолютной форме.

В сообществах животных и людей общность, можно сказать, стала частью индивидуальных членов группы. Индивиды адапти-.-рованы к особому типу коммунальной жизни, и эти адаптации в животном сообществе, в отличие от человеческого, представлены разделением труда между полами, инстинктами, обеспечивающими защиту и благополучие молодняка, и все это передается биологическим путем. Человеческое же общество, хотя и допускает выражения этих изначальных тенденций, организовано вокруг традиций, обычаев, коллективных репрезентаций, короче — вокруг согласия. А согласие представляет собой не биологические адаптации, но социальные аккомодации.

Социальная организация, за исключением порядка, основанного на конкуренции и адаптации, является, по сути своей, аккомодацией различий, достигаемой путем конфликтов. Этот факт объясняет, почему именно разномыслие, а не единомыслие является характерной чертой человеческого сообщества в отличие от животного. Довольно четко это положение формулирует профессор Кули: «Единство социального разума заключается не в договоре, но в организации, в том факте, что его составные части взаимно обусловливают друг друга и благодаря этому все, что происходит в нем, связано со всем остальным, и в этом — итог целого»3.

Разницу между аккомодацией и ассимиляцией можно проиллюстрировать на примере различия между одомашниванием и приручением. Путем одомашнивания и выведения породы человек изменил изначальные наследуемые черты растений и животных. Он изменил характер видов. Когда отдельные представители вида, естественно находящиеся в конфликте с человеком, приручаются, они становятся аккомодированными к нему. Евгенику можно рассматривать как программу биологической адаптации рода человеческого в ходе осознанной реализации социальных идеалов. Образование, в свою очередь, представляет собой программу аккомодации, или организации, модификации и культуры изначальных черт.

Любое общество представляет собой организацию элементов, более или менее антагонистичных по отношению друг к другу, но соединенных на какое-то время, по крайней мере так, что определены взаимные отношения и соответствующие сферы действия каждого ; из элементов. Такая аккомодация, этот modus vivendi*, может быть относительно постоянным, как в состоящем из каст обществе, или же переходным состоянием, как в обществе, состоящем из классов. В любом случае аккомодация, покуда она сохраняется, обеспечивает индивиду или группе признанный статус.

* Способ существования. —Прим. ред.

Аккомодация — это естественный исход конфликтов. В аккомодации антагонизм враждебных элементов регулируется в данный момент, и конфликт как открытое, явное действие исчезает, хотя и сохраняется как потенциальная сила. С изменением ситуации приспособление, успешно контролировавшее антагонистические силы до этих пор, не срабатывает. Начинаются смятение и волнения, которые могут перейти в открытый конфликт. Конфликт, будь то война, забастовка или просто обмен вежливыми инсинуациями, неизменно заканчивается новой аккомодацией, или социальным порядком, который в общем включает и измененный статус в отношениях между участниками [конфликта]. И только ассимиляция полностью стирает этот антагонизм, скрытый в организации групп или индивидов. ,

2. Классификация материалов

Отбор материалов по аккомодации осуществлен по следующим разделам: а) формы аккомодации; б) подчинение и главенство; в) конфликт и аккомодация; г) конкуренция, статус и социальная солидарность.

А. Формы аккомодации. Существует множество форм аккомодации. Одной из наиболее тонких является та, которую социальные географы называют акклиматизацией — «аккомодацией к новым климатическим условиям». Последние исследования, вроде тех, что описаны у Хантингтона в его «Климате и цивилизации», подчеркивают воздействия климата на человеческое поведение. Отобранные в материалах по акклиматизации работы Бринтона ставят проблемы, возникающие в ходе приспособления расовых групп к различным климатическим условиям. Ответы, которые он дает на поставленные вопросы, не должны рассматриваться как исчерпывающие, но лишь как представления одной школы иссле- / дователей, которые могут оспариваться другими авторитетами в этой области.

Натурализация, которая в своем исходном смысле означает про^ цесс, посредством которого человека делают «естественным», т. е. знакомым и своим в чужой социальной среде, в Америке является понятием, используемым для описания юридической процедуры, посредством которой иностранец получает права гражданства. Натурализация как социальный процесс — конечно же, нечто более фундаментальное, нежели юридическая процедура натурализации. Она предполагает аккомодацию к обычаям, нравам, соглашениям и к социальному ритуалу (sittlichkeii). Она предполагает также участие, пусть лишь в какой-то мере, в воспоминаниях, в традиции, в культуре новой социальной группы. Поговорка «В Риме делай все так, как делают римляне» — это основной принцип натурализации. Космополит — это человек, охотно приспосабливающийся к правилам поведения новой социальной среды.

Все трудности социальной аккомодации к новой социальной среде не всегда вполне осознаются. Литература, описывающая тоску по дому и ностальгию, указывает на эмоциональную зависимость человека от знакомого окружения и от давних, близких личных отношений. Первое расставание с домом, глубокое одиночество деревенского парня в городской толпе, смятение иммигранта перед непонятными, чужими и для него необъяснимыми обычаями — вот те расхожие примеры личностных и социальных барьеров на пути к натурализации. Однако препятствия для большинства социальных приспособлений человека к новому социальному миру еще более обескураживают, поскольку по природе своей они неосязаемы и подспудны.

Точно так же, как в биологии равновесие представляет собой «состояние относительно хорошей приспособленности благодаря структурной адаптации организма в целом», так и аккомодация, когда она соотносится с группами, а не с индивидами, означает их удовлетворительную координацию с точки зрения вбирающей их в себя социальной организации.

Исторически организация более охватывающего общества —-государства, конфедерации, империи, социальных и политических образований, состоящих из аккомодированных, но полностью не ассимилированных групп, — представляет четыре типа констелля-( ций составляющих групп. Первобытное общество было организацией кровнородственных групп. Античное общество составляли хозяева и рабы, допуская как особую форму аккомодацию для свободных людей и чужаков, которые, несомненно, не были гражданами, но и не были рабами.

Средневековое общество покоилось на системе классов, напоминающих касты по устанавливаемым ими дистанциям. Во всевозможных ситуациях конкуренция имела место только между индивидами одного статуса.

В противоположность этому современное общество строится из экономических и социальных классов, где предполагается свобода экономической конкуренции и тем самым свобода перемещения из одного класса в другой.

Б. Подчинение и главенство. В сфере личных отношений аккомодация обычно принимает форму подчинения и главенства. Даже если аккомодация была навязана силой, как в случае с рабством, личные отношения хозяина и раба неизменно поддерживаются соответствующими установками и чувствами. Выбранные «Отрывки из журнала Вес-тиндского рабовладельца» представляют убедительный образчик того, как установки на главенство и на подчинение находят свое выражение в добросовестном и самодовольном патернализме со стороны хозяина и в заискивающем и почтительном верноподданстве со стороны раба. В той же манере выборка из «Мемуаров старого слуги» демонстрирует тот естественный способ, каким чувства подчиненности, воспитанные в согласии с принимаемыми обстоятельствами, постепенно становятся основой жизненной философии человека.

Рабство и касты являются вполне наглядными примерами аккомодации. Факты подчиненности не менее реальны, хотя и менее очевидны в других сферах социальной жизни. Особенная близость между любовниками, например, между мужем и женой, или между врачом и пациентом также подразумевает отношения подчинения и главенства, хотя и не признаваемые как таковые. Личное господство, которое осуществляет капитан команды над игроками, пастырь над приходом, политический лидер над последователями его партии, представляет собой примеры тех же явлений.

Зиммель, весьма интересно трактуя эту тему, отмечает тот факт, что отношения подчинения и главенства являются обоюдными. Чтобы навязывать свою волю своим же рабам, хозяину необходимо располагать их уважением. Никто так рьяно не защищал аристократию и так презрительно не отзывался о «беднягах белых», как негры-рабы с Юга в довоенный период.

Главарь банды, хоть и кажется абсолютно всемогущим в принятии решений, все же чувствует отношение своих соратников.

Поэтому удачливый политический лидер, которому иногда и случается брать на себя риск, защищая новые подходы, «держит ухо востро», прислушиваясь к широкому общественному мнению.

В «Психологии подчинения и главенства» Мюнстерберг толкует о суггестии, имитации и симпатии в понятиях господства и подчинения. Личное влияние, престиж и авторитет, в какой бы форме они ни выражались, основываются в большей или меньшей мере на подспудном влиянии внушения.

Естественные привязанности — это социальные связи, которые нередко принимают форму пут. Многие матери оказываются доведенными до состояния униженного подчинения своей привязанностью к сыну или к дочери. То же самое еще более верно применительно к отношениям полов. Именно в такого рода социальных образованиях, а не в формальных процедурах правительств следует искать основные механизмы социального контроля.

Конфликты и аккомодации, происходящие между отдельными людьми и между группами, имеют своими прототипами конфликты и аккомодации, происходящие между желаниями человека. Конфликты и аккомодации в ментальной жизни человека получили в психоанализе название сублимации. Сублимация желания означает, что оно находит свое выражение в форме, представляющей собой аккомодацию к другому, конфликтующему, желанию, которое подавило изначальную реакцию на первое желание. Развитие организации личности зависит от успешного функционирования этого процесса сублимации. Желания человека при рождении еще не развиты; по мере умственного развития эти желания начинают конфликтовать друг с другом и с окружающей социальной средой. Юность — это время «бури и натиска». Юнцы живут в гуще ментальных конфликтов, необузданных и вдохновенных желаний.

Перемена убеждений — это внезапное изменение жизненных установок путем реорганизации или трансформации желаний.

В. Конфликт и аккомодация. Внутреннее отношение между конфликтом и аккомодацией устанавливается Зиммелем в отрывке о войне и мире и о проблемах компромисса. «Ситуации, существующие во время мира, — это как раз те ситуации, из которых возникает война». Война же, с другой стороны, порождает приспособления в отношениях соперничающих и конфликтующих групп, которые дают возможность мира. Таким образом, проблема должна найти свое разрешение в неком методе, с помощью которого конфликты, скрытые в состоянии мира или развивающиеся из него, могли бы быть улажены без войны. В той мере, в какой война является просто результатом запретов, налагаемых условиями мира, предотвращение войны должно, по мнению Уильяма Джеймса, обеспечить выход экспансивным силам людей и народов таким образом, чтобы способствовать процветанию сообщества и тем самым — всего человечества. Стремление состоит в том, чтобы сделать жизнь интереснее и в то же время безопаснее.

Вся трудность в том, что средства, делающие жизнь более безопасной, зачастую делают ее и менее интересной и более невыносимой. Конкуренция, борьба за существование и, что еще более важно, чем существование, за статус может стать настолько яростной, что мир становится непродолжительным.

Более того, в условиях мира народы с обычаями и традициями, сформированными войной, зачастую так размножаются, что война, в конечном счете, становится неизбежной. Численность коренных жителей Южной Африки со времени окончания межплеменных войн настолько увеличилась, что превратилась в растущую опасность для белого населения. Любое улучшение условий жизни человечества, способное нарушить расовое равновесие, может повредить и миру между народами. Когда представители Рокфеллеровского медицинского фонда предложили ввести европейскую систему медицины в Китае, некоторые умудренные китайцы, как говорят, с сомнением покачивали головами, думая о последствиях возможного большого сокращения смертности, имея в виду, что Китай уже перенаселен.

Точно так же образование, которое теперь становится завоеванием всего человечества, а не привилегией так называемых более развитых народов, безусловно имело своим результатом то, что сильно возросла мобильность и беспокойство народонаселения мира. И это, насколько оно верно, сделало задачу сохранения мира более сложной и опасной.

С другой стороны, образование и распространение интеллектуальных ценностей, несомненно, увеличило возможность компромисса и замирения, которые, как отмечает Зиммель, представляют собой иные способы восстановления и поддержания мира, нежели полная победа и подчинение завоеванного народа. Именно такого рода соображения приводят людей, как, например, фон Мольтке, к мысли о том, что «всеобщий мир — это лишь сон и даже не счастливый сон», а людей, как Карнеги, заставляют строить дворцы мира, в которых народы мира могли бы решать свои разногласия, приходя к компромиссам и в соответствии с законом.

Г. Конкуренция, статус и социальная солидарность. Под этим названием собраны материалы, подчеркивающие отношение конкуренции к аккомодации. До сих пор мы рассматривали лишь отношение конфликта к аккомодации. Но ясно, что экономическая конкуренция зачастую становится осознанной и тем самым переходит в некие смягченные формы конфликта. Кроме того, очевидно, что конкуренция, поскольку она определяет призвание человека, определяет косвенным образом и его статус, так как она определяет и его принадлежность к определенному классу. Точно так же конкуренция косвенно отвечает и за организацию общества, поскольку она определяет характер аккомодации и взаимопонимания, имеющего место между конфликтующими группами. Социальные типы, как и статус, косвенным образом обусловлены конкуренцией, поскольку большинство их связано с профессией. Социальные типы современного города, как это видно из приведенной работы «Личная конкуренция и эволюция индивидуальных типов», представляют собой результат разделения труда. Дюркгейм отмечает, что разделение труда, увеличивая число профессий, увеличило, а не уменьшило и единство общества. Взаимозависимость дифференцированных индивидов и групп обусловила и социальную солидарность, вряд ли возможную в противном случае.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. / Пер. с англ., фр., нем., ит. Сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. — М.: Книжный дом «Университет», 2002. — Ч. 1. — 424 с. - Социология
  2. 4.4. Становление личности в процессе социализации - Педагогика
  3. Конкуренция* - Социология
  4. КОНФЛИКТ* - Социология
  5. Аккомодация* - Социология
  6. АССИМИЛЯЦИЯ* - Социология
  7. Искусство как феномен культуры - Культурология

Другие научные источники направления Социология:

    1. С. П. Баньковская. Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. . 2002