Исторические науки

О. Субтельний. Історія України, 1993
10.
ГЕТМАНЩИНА
Когда допылала Руина и развеялся дым пожарищ, Гетманщина на левом берегу Днепра превратилась в новый центр политической, культурной и хозяйственной жизни Украины. Отныне фокус определяющих событий в истории этой страны окончательно переместился с ее крайнего запада на крайний восток.

Гетманщина была автономным, но отнюдь не независимым политическим образованием. Но во всяком случае она давала украинцам больше самостоятельности, чем они имели когда-либо со времен Галицко-Волынского княжества.

Как часть Российской империи, Гетманщина существовала в достаточно новом для большинства украинцев политическом окружении. Это не была та раздираемая на части, разваливающаяся империя польской шляхты, которая все еще носила гордое имя Речи Посполитой и с которой украинцы имели дело до сей поры. Отныне (во всяком случае после того как пришлось поставить крест на упованиях части казацкой элиты на польскую или турецкую альтернативу) украинцам предстояло поспорить с суровыми правителями набирающей силу России.

Российские цари, полные решимости сосредоточить всю власть в империи в своих руках, по самой своей сути не могли принять идеи украинского (или какого-либо иного) самоуправления. И такое положение вещей вполне соответствовало принципам и практике абсолютизма, который с начала XVIII в. устанавливается по всей Европе. Недаром такие убежденные поборники абсолютизма, как Петр I и Екатерина II — два самых выдающихся правителя России,— считали самодержавие не только самым действенным и целесообразным, но и самым просвещенным способом правления.

Подобная позиция вступала в полное противоречие с теми фортами самоуправления, основанными на самобытных учреждениях и традициях, которые существовали в Гетманщине. Отсюда главной проблемой политической жизни Украины

XVIII в. становится борьба имперского централизма России со стремлением Украины к автономии — борьба долгая и драматичная.

Казацкое управление

К концу XVII в., после отвоевания поляками Правобережья и утверждения автономии Запорожья, в непосредственном подчинении гетманов осталось лишь около трети той территории, что некогда была подвластна Хмельницкому (или около шестой части нынешней Украины). Эти земли на левом берегу Днепра украинцы называли Гетманщиной, а московиты — Малороссией. Они делились ка 10 полковых округов: Старо-дубский, Черниговский, Нежинский, Прилукский, Киевский, Гадячский, Лубенский, Переяславский, Миргородский и Полтавский. В начале XVIII в. ставка гетмана находилась в Батурине, который и считался административной столицей Гетманщины. Край этот был относительно густонаселенным и экономически развитым. Здесь было 11 больших и 126 малых городов, около 1800 сел. В 1700 г. здесь проживало около 1,2 млн. человек, т. е. примерно четверть всех тогдашних жителей Украины.

Система казацкого управления Гетманщиной мало "изменилась с 1648 г.— разве что сильно разрослась гетманская канцелярия. Сотрудники ее, состоявшие в основном из выпускников Киевской академии, отчасти уже напоминали европейских бюрократов. Что до самих гетманов, то они по-прежнему плохо отличали свое личное добро от казенного, в результате чего в финансах царил невообразимый хаос. Для борьбы с ним в штат гетманской канцелярии были введены два главных казначея («генеральш підскарбії»), но и им не под силу было разрешить главную финансовую проблему Гетманщины, а именно — остановить неуклонное падение прибылей казны из-за все расширяющейся «приватизации» общественных зе-Mfc.ib казацкой старшиной. Сами же гетманы, по-видимому, ке могли г:ли ке хотели предотвратить э'?о постоянное таяние общественных и ранговых владений, утгкатощих в частное пользование старшины.

Однако стабильность казацкого у поясняя отнюдь не означала отсутствия каких-либо измерь:!;;." в социально-экономическом укладе Гетманщины.

^•.,',-., J <,;ія были, и весьма значительные.

Уже к концу XVII в. стрршИі'а »,'г X.V.LKO вытеснила рядовое казачество с командных псстс.^ (фактически сделав их наследственными), но и полностью от': і ранила его от участия

205

в принятии решений. Чем ниже опускались рядовые казаки по социальной лестнице, тем выше громоздились их материальные проблемы. Нескончаемые войны XVII — начала XVIII в. разоряли многих казаков, которые должны были на собственный счет снаряжать себя на войну. Как и следовало ожидать, уменьшение численности боеспособного казачества самым непосредственным образом сказалось на гетманском войске, прежде всего на его количестве, составлявшем в 1730 г. лишь 20 тыс. Да и само казацкое снаряжение, как, впрочем, и стратегия и тактика ведения боя, все больше отставали от времени. Так что уже к началу XVIII в. армия Гетманщины была лишь тенью некогда грозного казацкого войска.

Изменился и, так сказать, стиль руководства. Если казацким вождям поколения Богдана Хмельницкого были свойственны политическое предвидение, смелость и решительность действий, то лидеры эпохи Гетманщины, рожденные совсем в другую эпоху, преследовали куда более скромные, сугубо практические цели. Они прежде всего старались приспособиться к существующей политической ситуации, как правило, Не пытаясь радикально изменить ее. В целом же у них было две заботы: поддерживать приличные отношения с царем и вместе с восходящей элитой укреплять свои личные права и привилегии за счет рядового казачества и крестьянства.

Переломный момент

Чуть ли не с первого дня своего протектората над Казацкой Украиной российские цари стремились как можно быстрее из формальных суверенов превратиться в безраздельных правителей этой страны. Со своей стороны казацкие лидеры, успевшие за годы Руины полностью разочароваться в польской и турецкой альтернативах, более не пытались подвергать сомнению необходимость поддерживать связи с Москвой. Тем не менее казацкие гетманьґ все еще выступали за сохранение хотя бы того немногого, что осталось от прав, гарантированных Переяславским соглашением 1654 г. Неизменно выказывая Москве свою лояльность, они таким образом надеялись убедить царей в том, что автономия Украины не угрожает прочности империи.

Иван Мазепа (16S7—1708). Отношения Гетманщины с Россией вошли в решающую 4'азу во времена гетманства Ма-чепы — одного из самых выдающихся и самых противоречивых политических деятелей Украины.

Мазепа родился, по одним данным, в 1639 г. на Правобе-

206

режье, в украинской дворянской семье, пользовавшейся самой высокой репутацией в Войске Запорожском. Он получил прекрасное образование — сначала в Киево-Могилянской коллегии, а после в иезуитской коллегии в Варшаве. Затем он служил при дворе польского короля и в качестве придворного много путешествовал по Западной Европе, а позднее исполнял обязанности королевского эмиссара в Казацкой Украине.

В 1669 г., вернувшись на Правобережье, Мазепа поступает на службу к гетману Правобережной Украины Дорошенко. Однако первая же его дипломатическая миссия здесь заканчивается тем, что он попадает в плен к запорожцам, которые выдают его левобережному гетману Самойловичу. Мазепе грозила смертельная опасность — но, будучи тонким политиком, он и из этой ситуации вышел победителем. Покорив Самойловича своими безупречными манерами и дипломатическим опытом, он сделался доверенным лицом левобережного гетмана. Те же самые качества вскоре помогли Мазепе установить тесные связи с высокопоставленными царскими чиновниками. И когда в 1687 г. Самойлович был смещен, то заменил его не кто иной, как Мазепа, поддержанный российскими вельможами.

^Мазепа был гетманом в течение почти 21 года, и все эти годы его политика, собственно, ничем не отличалась от традиционной политики левобережных гетманов. С еще большей последовательностью, чем его предшественники, он укреплял положение старшины, раздав ей более тысячи земельных наделов. В еще большей степени, чем у предшественников, у нового гетмана был развит «хватательный рефлекс». Благодаря щедрым дарам царей и неустанной заботе о собственном благе Мазепа стал обладателем около 20 тыс. поместий, т. е. одним из богатейших людей в Европе. При этом, как и большинство таких людей, он был интеллектуал и меценат, жертвовавший весомую часть своих богатств на нужды культуры и церкви.

Ревностный поборник православия, Мазепа по всей Гетманщине построил множество храмов, выдержанных в том витиеватом стиле, который иногда называют казацким, или мазепинским, барокко. На его же средства были возведены новые корпуса Киевской академии, а количество ее студентов достигло при нем 2 тыс. Кроме того, он основал много новых школ и типографий, .«дабы украинское юношество в полную меру своих возможностей пользовалось благами просвещения». Недаром киевские «епудеЬ» (студенты) и духовенство слагали в его честь восторженные панегирики.

Что же до простых крестьян и казацкой черни, те они

207

вряд ли смогли бы делать что-либо подобное — даже если бы знали латынь. )Дело в том, что Мазепа, как никто другой, дал мощный толчок старшинскому элитаризму и чем дальше, тем больше восстанавливал против себя рядовых казаков Гетманщины, а также принципиальных эгалитаристов — запорожцев. В 1692 г. Украина уже стояла на грани социального взрыва, когда писарь Петро Иваненко-Петрик, обладавший широкими связями среди казачества, бежал на Сечь, чтобы поднять там восстание против гетмана. Объявив, что настало время разделаться с кровопийцами-старшинами и вызволить Украину из-под власти Москвы, Петрик заручился поддержкой татар и вступил в борьбу за «независимое украинское княжество». Однако татары вместо того чтобы сражаться с «московскими прихвостнями», стали грабить украинское население. Популярность Петрика сразу пошатнулась и восстание сошло на нет.

Отношения с Москвой. Удивительное превращение пленника в гетмана, умеющего держать в руках ненасытную и коварную старшину, вступление Украины при новом гетмане в эпоху культурного расцвета и хозяйственного подъема — уже всего этого было бы вполне достаточно, чтобы имя Ивана Мазепы прославилось в веках.

Но главное искусство Мазепы-политика состояло, пожалуй, в той ловкости, с которой он устраивал как свои, так и общеукраинские дела, сохраняя при этом добрые отношения с Москвой.

Когда на российский престол вступает молодой и деятельный Петр I, Мазепа в очередной раз обнаруживает свой сверхъестественный дар очаровывать сильных мира сего. Гетман оказывает самую энергичную помощь юному царю в осуществлении первого из его далеко идущих планов — выбить ключ к Азовскому морю из рук турецкого султана. Кульминацией азовского похода на турок и татар стало взятие крепости Азов в 1696 г. Опытный гетман также постоянно снабжал своего политически неоперившегося суверена мудрыми советами, особенно насчет поляков. Так между ними возникает близкая дружба. Как острили казацкие полковники, «цар скоріше не повірить ангелові, ніж Мазепі». А российские чиновники заявляли, что никогда еще не было столь полезного и выгодного для царя гетмана, как Иван Степанович Мазепа.

^Именно благодаря своей дружбе с Петром Мазепа сумел извлечь, пользу из большого казацкого восстания, которое разразилось в 1702 г. на контролируемом поляками Правобережье. Во главе восстания стоял любимый в народе полковник Семен Палий (напуганные польские чиновники доно-

2U8

сили, что он собирается «пойти по стопам Хмельницкого»), а основной его причиной явилось то, что после нового заселения правобережных земель шляхта вновь попыталась вытеснить оттуда казаков.

Войско Палия насчитывало уже 12 тыс., когда к нему присоединились новые силы восставших под предводительством Самийла Самуся, Захара Искры, Андрия Абазина. Вскоре восставшие взяли Немиров, Бердичев и Белую Церковь. Польская шляхта в панике бежала на запад, и уже действительно начинало казаться, что сценарий 1648 г. может (пусть не полностью, а в меньших масштабах) повториться на правобережных землях. Однако в 1703 г. поляки сумели вернуть себе большую часть утраченной территории, а Палий в своей «столице» Фастове был взят в осаду.

В это самое время закоренелый враг царя Петра шведский король Карл XII вторгся в Польшу. Воспользовавшись политическим замешательством, Мазепа убеждает Петра дать ему, гетману, санкцию на оккупацию Правобережья. Так вновь соединились две части Надднепрянской Украины. Кроме того, дабы обезопасить свой авторитет от возможных посягательств популярного Палия, Мазепа с согласия Петра арестовал его и отправил в Сибирь.

Казалось бы, дружба гетмана с царем Bbirqqna им обоим, а умение гетмана поддерживать эту дружбу не оставляет сомнений в ее прочности. И тем не менее уже с самого начала XVIII в. в их отношениях появляются некоторые черты напряженности,

Северная война, начавшись в 1700 г., продолжалась в течение 21 года. Главным противником Петра в этой изнурительной схватке за выход к Балтийскому морю был его ровесник, молодой шведский король Карл XII — одаренный полководец, но неважный политик. На первом этапе войны он нанес Петру ряд сокрушительных поражений. Но Петр, ярый «западник», сумел извлечь из этих поражений хороший урок и рьяно взялся перестраивать по западной модели армию, управление и общество в целом. От всех своих подданных Петр требовал безоговорочного подчинения центральной власти, его чиновники контролировали все аспекты жизни людей, а все «старомодные» местные обычаи отменялись. В таких условиях оказалась в опасности и старинная автономия Гетманщины, неприкосновенность которой обещал украинцам в 1654 г. отец Петра.

Теперь, во время войны, царь предъявил Украине неслыханные требования. Казаки — впервые за всю свою историю — должны были воевать исключительно за интересы суверена. Вместо того чтобы защищать собственную землю

209

от своих исконных врагов — поляков, татар и турок, они должны были сражаться со шведами в далекой Ливонии, Лифляндии и Центральной Польше. Во время этих кампаний стало до боли ясно, что казакам не справиться с регулярной европейской армией. Год за годом возвращались домой казацкие полки, оставляя в северных землях 50, 60, а то и 70 % своих бойцов. К тому же и моральный дух казацкого войска значительно упал после того, как в 1705 г. Петр I, чтобы лучше координировать действия своих армий, поставил во главе казацких полков русских и немецких офицеров. Эти чужеземные командиры мало ценили казацкую армию, зачастую используя ее просто как пушечное мясо. Поползли слухи о готовящейся царем полной реорганизации казацкого войска. Старшина, чье положение прямо зависело от занимаемых ею военных постов, забеспокоилась.

Украинские крестьяне и мещане также отказывались существовать «на военном положении». Они жаловались, что российские войска, расквартированные в их городах и селах, их же жестоко притесняют. Мазепа писал царю, что отовсюду получает жалобы на бесчинства российских войск, сам начиная уже верить слухам о том, что Петр собирается заменить его иностранным генералом или одним из своих русских фаворитов.

Но последней каплей, что переполнила чашу гетманских обид и заставила его искать альтернативу царскому покровительству, стал вопрос защиты от поляков. Когда над Украиной вплотную нависла угроза оккупации войсками Станислава Лещинского (польского союзника Карла XII), Мазепа обратился к Петру за помощью. Но царь, в то время ожидавший наступления шведов, ответил: «Я не могу дать и десяти солдат. Защищайся как знаешь».

Нарушив царское обещание защищать Украину от ненавистных поляков — обещание, составлявшее самую основу соглашения 1654 г.,— Петр тем самым освободил и украинского гетмана от его обязательств. 28 октября 1708 г., когда Карл XII отклонился от прямого пути на Москву и повернул войска на Украину, Мазепа, прежде всего надеясь сохранить свою страну от опустошения, переходит на сторону шведов. За ним последовали 3 тыс. казаков и многие видные старшины.

Следующей весной был подписан пакт, закрепляющий условия, на которых украинцы вступили в союз со шведами. Взамен на военную помощь и провизию Карл обещал защищать Украину и не идти на мир с царем до тех пор, пока Гетманщина полностью не освободится от власти Москвы и не восстановит свои давние права.

Петр і «зеле удивился», узнав о поступке «нового Иуды»

218

Мазепы. А несколько дней спустя командующий российскими войсками в Украине князь Меншиков напал на гетманскую столицу Батурин и вырезал все 6 тыс. ее жителей, включая женщин и детей. Слухи о батуринской резне и устроенная российскими войсками по всей Украине кампания террора (по малейшему подозрению в симпатиях к «бунтовщику» любой мог быть подвергнут аресту и казни) изменили планы многих предполагаемых сторонников Мазепы. Тем временем Петр I приказал той старшине, что не пошла за Мазепой, избрать себе нового гетмана, и 11 ноября 1708 г. им стал Иван Скоропадский.

Так или иначе, многие украинцы за Мазепой не пошли. Ужасная участь Батурина напугала их. Русские по-прежнему стояли в Украине и наводили страх. Но и протестанты-шведы не вызьшали особых симпатий. В общем, большая часть украинского населения предпочитала пока ни во что не вмешиваться и подождать, как развернутся события. Единственной крупной силой, которая сразу и безоговорочно перешла на сторону гетмана, как ни странно, были запорожцы: ненавистный элитарист Мазепа представлялся им все же меньшим злом, чем еще более ненавистный царь. И они дорого поплатились за свое решение. В мае 1709 г. российские войска разрушили Сечь. Царь издал постоянно действующий указ: каждого пойманного запорожца казнить на месте.

На всем протяжении осени, зимы и весны 1708—1709 гг. враждующие армии маневрировали в поисках стратегически выгодных позиций и пытались заручиться поддержкой украинского населения. Наконец 28 июня 1709 г. они сошлись под Полтавой. Полтавская битва — одно из самых решающих сражений во всей европейской истории — была выиграна Петром I. В результате попытки Швеции ' подчинить себе всю Северную Европу провалились, а Россия, получив выход к Балтийскому морю, начала превращаться в одну из великих европейских держав. Относительно украинцев, то Полтавская битва положила конец их попыткам порвать с Россией. Отныне полное поглощение Гетманщины набирающей силу Российской империей становилось лишь делом времени. Тем более что Петр считал покорение Англией Ирландии подходящим образцом для осуществления своих планов в отношении Украины.

Едва спасшись от преследования российской конницы, Мазепа и Карл XII нашли прибежище на молдавской земле, бывшей в то время частью Оттоманской империи. Здесь-то, близ города Бендеры, 21 сентября 1709 г. и умер 70-летний Иван Мазепа, удрученный постигшимя его под конец жизни несчастьями.

211

было еще и саму старшину держать в узде тем же способом, т. е. угрозами в случае неповиновения натравить на нее простой народ, крестьянство. Любой просчет украинской администрации, любая жалоба «голоты» на старшину использовались центральным правительством как повод для введения административных реформ по общероссийскому образцу. И все эти нововведения неизменно сопровождались благочестивыми заявлениями о том, что в основе их лежит исключительно монаршая забота о подданных.

В своей централизаторской политике в Украине российское правительство руководствовалось в основном тремя целями:

1) полностью подчинить себе как украинскую элиту, так и население в целом; 2) перестроить всю систему управления, хозяйства и культуры в Украине по российским образцам;

3) выжать максимум из ее людских и хозяйственных ресурсов. Следует заметить, что в этом отношении Украина не составляла исключения, ибо подобную политику царское правительство проводило и в других землях, присоединенных к империи, и в самой России.

Иван Скоропадский (1708—1722). Хоть Скоропадский был замешан в мазепинском заговоре и поддерживал идею украинской автономии, однако, по мнению Петра I, он был уже слишком стар и не опасен. Потому-то царь согласился с избранием Скоропадского новым гетманом Украины — ив общем не ошибся. Новый гетман мало сопротивлялся петровским реформам. Впрочем, даже если бы он и попытался оказать какое-то сопротивление, то вряд ли смог ба это сделать, ибо сразу после избрания царь приставил к гетману своего наместника Измайлова с двумя полками и секретной инструкцией: немедленно арестовать гетмана со всей его старшиной, если их действия вызовут подозрение.

Примерно в это же время Петр I подтверждает договор 1654 г., но лишь в самых общих чертах. На просьбу же Скоропадского подтвердить и «особые» права украинцев царь ответил резким отказом в том смысле, что украинцы и так имеют больше вольностей, чем какой-либо иной народ на земле.

«Уравнивание в правах» не заставило себя долго ждать. Резиденция гетмана была перенесена из Батурина в Глухов, поближе к России. Казацкая армия получила русского главнокомандующего. Во главе полковых округов также были поставлены русские или иностранцы. Новоиспеченная российская знать, и прежде всего Меншиков — любимец Петра, палач Батурина,— впервые получила огромные земельные владения в Украине. Жестко контролировалось даже книго-

214

издание, «дабы малороссийские книги не противоречили великорусским».

Эксплуатация украинских ресурсов принимала различные формы. С 1709 по 1722 г. украинцы должны были содержать 10 российских полков, размещенных на их земле. Между тем десятки тысяч казаков отправлялись на север. Они рыли Ладожский канал, строили царю его новую столицу Санкт-Петербург. Там, в условиях сурового климата и жесточайшей эксплуатации многие из них погибли.

В 1719 г. украинцам было запрещено экспортировать зерно прямо на Запад. Вместо этого они должны были доставлять его в российские порты Ригу и Архангельск, где оно продавалось по ценам, установленным правительством. И в довершение российским купцам создавались льготные условия для торговли в Гетманщине — украинцы же должны были платить громадные пошлины за товары, которые они везли продавать на север.

Последним ударом было учреждение в 1722 г. так называемой Малороссийской коллегии из шести российских чиновников: постоянно находясь в Украине, они должны были разделять с гетманом высшую исполнительную власть. Это уж было чересчур и для многотерпеливого Скоропадского, и он отправился в Санкт-Петербург просить царя пересмотреть свое решение. Петр отказался наотрез — и старый гетман, ни с чем вернувшись в Глухов, в скором времени скончался.

Павло Полуботок (1722—1724). После смерти Скоропадского старшина обратилась к царю за разрешением на выборы нового гетмана. Тем временем наказным гетманом они избирают черниговского полковника Павла Полуботка — человека уважаемого и умеющего за себя постоять.

Полуботок тут же предпринимает энергичные меры, чтобы избавиться от Малороссийской коллегии, вновь обращаясь к цррю с просьбой об избрании гетмана. Раздраженный его настойчивостью, Петр отвечал, что все гетманы были предатели и что никаких выборов не будет, пока не отыщется такой кандидат, которому можно верить. Но Полуботок бьіл не из пугливых и продолжал добиваться своего. Пока Петр вел войну в Иране, наказной гетман сумел заручиться указом имперского Сената, запрещавшим Малороссийской коллегии предпринимать что-либо без ведома гетмана и без согласования с украинской администрацией. А поскольку коллегию Учреждали якобы для рассмотрения жалоб украинцев на администрацию, особенно на коррумпированную систему судопроизводства, Полуботок заявляет, что сам со всем этим

215

разберется,— и действительно начинает разбираться. Он реорганизует суды по принципу коллегиальности, борется с «хабарниками», назначает инспекторов для наблюдения за исполнением его указов на местах. Чтобы уменьшить количество крестьянских жалоб, наказной гетман всячески убеждает старшину хотя бы не так откровенно издеваться над людьми.

Нововведения ретивого гетмана, решившего обойтись без помощи сверху, весьма разозлили царя. Летом 1723 г. наказной гетман и его единомышленники затребованы в столицу и вынуждены давать объяснения о том, почему они «мешают» работе коллегии. В то же время президент коллегии Вельяминов, почуяв, что пришло время покончить с Полуботком, уговорил нескольких украинцев написать на него доносы и просить введения в Украине общеимперских порядков. В ответ на эти доносы наказной гетман посылает в Украину своего эмиссара, чтобы организовать кампанию петиций, которая засвидетельствовала бы поддержку украинского самоуправления подавляющей частью населения. И тогда окончательно взбешенный царь бросает за решетку и самого Полуботка, и всех, кто подписал петицию. Лишь смерть Петра I в начале 1725 г. спасла всех этих людей от Сибири.

В 1725 г. большая часть украинской старшины вернулась домой, но уже без своего наказного гетмана. Павло Полуботок скончался за несколько месяцев до Петра I — в каземате Петропавловской крепости.

влияние Меншикова вкупе со стратегическими соображениями привело к тому, что имперский сенат объявил о роспуске первой Малороссийской коллегии и издал декрет, разрешавший «для блага и спокойствия» местного населения избрать гетманом человека «достойного и преданного».

В октябре 1727 г. гетманом выбирают 70-летнего миргородского полковника Данила Апостола. Всеобщее торжество по поводу этого события несколько затушевывало тот факт, что имперское правительство не только отказалось на сей раз подтвердить все статьи Переяславского соглашения 1654 г., но и навязывало гетману новые ограничения. Отныне российский наместник должен был наблюдать за всеми внешнеполитическими связями гетмана, российский фельдмаршал — за его военными распоряжениями, а царь получал право даровать земли в Гетманщине. Единственным утешением было то, что Гетманщину вывели из подчинения Сената и передали в ведение министерства иностранных дел.

Новый гетман быстро осознал тщетность любых попыток реставрации прежних политических прерогатив и все свое внимание сосредоточил на социально-экономических вопросах. Он продолжил судебные реформы и учредил казначейство, составившее первый за БСІО историю Гетманщины расчет годового бюджета. Поскольку фонд общественных и ранговых зелчель серьезно истощился, Б 1729—1731 гг. была проведена тщательная ревизия и многие земли были возвращены в общественное пользование. Особенно успешно Апостол отстаивал украинские торговые интересы. Он добился отмены многочисленных пошлин, которые были установлены имперскими чиновниками для украинских купцов и ставили последних в неравноправные условия с их российскими конкурентами.

«Правление гетманской канцелярии» (1734—1750). Это подобное новой «коллегии» учреждение было изобретено в окружении новой императрицы Анны Иоанновны исключительно для того, чтобы после смерти Данила Апостола не позволить украинцам выбрать себе нового гетмана. Что поделать: российские императоры в наступившую эпоху меняются с калейдоскопической скоростью — и вместе с ними меняется имперская политика в отношении Украины...

Новый орган управления Гетманщиной состоял из трех русских вельмож и трех украинских старшин, а возглавлял его князь Шаховской. Делая вид, что его коллегия создается временно, Шаховской на самом деле имел тайную инструкцию всячески распространять слухи о том, что в непомерных налогах и во всех грехах предыдущего управления виноваты одни лишь гетманы и что с отменой Гетманщины украинцы сразу заживут значительно лучше. В секретную миссию Шаховского входили даже такие вещи, как расстройство браков представителей украинской старшины с польской, белорусской и правобережной шляхтой и в то же время всемерное поощрение брачных связей той же старшины с русским дворянством.

Пришедший на смену князю Шаховскому князь Барятинский также предпринимал все меры к тому, чтобы лишить украинцев их самобытности. Так, например, в 1734 г. он арестовал киевский магистрат в полном составе и конфисковал давние хартии его прав, надеясь, что содержание их вскоре забудется, а если и вспомнится, то, не имея документов, киевляне все равно ничего не смогут доказать... В том же самом году имперский Сенат дважды отказывался утвердить в должности киевского мэра («посадника») кандидата-украинца и сдался лишь после того, как было доказано, что в городе нет ни одного русского, который мог бы претендовать на столь высокий пост.

При Анне Иоанковне и ее всемогущем фаворите, немце Бироне, элига Гетманщины окончательно изуверилась и, махнув рукой на политику, с головой ушла в частную жизнь. Столь фаталжгским настроениям весьма способствовало введение пресловутой российской политики «слова и дела», когда не только за «дело», но и за «слово» критики в адрес властей запросто можно было попасть в лапы всемогущей Тайной канцелярии, ід,е пытали, а после казнили или ссьілали в Сибирь. Более ".Of о, п;-;.пщип «слова и дела» требовал доносительства не только от близких друзей, но ч от членов семьи, так что страх и взаимное недоверие становятся в эту эпоху в порядке вещей.

Крестьянам и простым казакам при бироновщине при-

218

ходилось тоже не сладко. Тяжким бременем свалилась на них российско-турецкая война 1735—1739 гг., в которой Левобережье использовалось императорской армией в качестве основного плацдарма. За четыре года войны были мобилизованы десятки тысяч казаков и крестьян, а потери украинцев достигли 35 тыс.— цифра поистине огромная для страны с населением 1,2 млн. К тому же в 1737—1738 гг. Украина вынуждена была на собственный счет содержать от 50 де 75 российских полков. Это стоило Гетманщине 1,5 млн рублей, что десятикратно превышало ее годовой бюджет. Едва оправившись от столетней казацко-польско-российско-турецкой войны, Украина вновь стала ареной опустошительного конфликта. К 1740 г. страна была совершенно обескровлена. Русские офицеры из своих украинских походов вынесли впечатление о выжженной земле. А украинская старшина еще на протяжении нескольких десятилетий будет жаловаться на то, что край никак не может оправиться от военных потерь.

В поисках хотя бы одного «государственного достижения» той эпохи остановимся на создании в 1728 г. специальной комиссии, которой было поручено разобраться в царившем в Украине правовом хаосе. Дело в том, что до этого времени нормы права в Украине формально продолжали основываться на Литовском Статуте XVI в. И вот в 1744 г. 18 членов комиссии выдали результат своего 16-летнего труда — новый кодекс законов, или «Права, по которым судится малороссийский народ».

Кирило Розумовский (1750—1764). Собственно говоря, судьбы Украины XVIII в. зависели не столько даже от российских императриц, сколько от их фаворитов. И если любовник Анны Иоанновны немец Бирон принес украинцам мало добра, то этого нельзя сказать о фактическом супруге следующей императрицы — Елизаветы Петровны.

Смазливый казачок с Гетманщины Олекса Розумовский добился взаимности будущей императрицы еще тогда, когда был простым хористом придворной капеллы. К чести его, Олексий всегда избегал политики, но до конца дней хранил самые пылкие чувства к своей родине. Возможно, эти чувства отчасти передались и его супруге, в особенности после того как ее восторженно встречали в Киеве в 1744 г.

Воспользовавшись приездом императрицы, старшина уже в который раз обратилась с просьбой о новом гетмане — и Елизавета дала свое согласие. Однако «выборы» все откладывались, ибо кандидатом Елизаветы был не кто иной, как младший братишка Олексия Розумовского, Кирило,— а тому бьіло всего 16, и надо было поднабраться ума-разума, прежде

219

чем стать украинским гетманом. И вот юношу посылают учиться на Запад, а по возвращении назначают президентом Императорской Академии наук. Тем временем с Гетманщины выводятся российские войска, и все «коллегии» и .«канцелярии», навязанные Украине при предыдущем правлении, постепенно сворачиваются. В 1750 г. в Глухове с большой помпой новый 22-летний гетман наконец получает булаву.

Эпоха Кирила Розумовского — золотая осень Гетманщины. И хотя большую часть времени молодой гетман проводил в Петербурге, со страстью отдаваясь придворным интригам, он все же не забывал о своем Левобережье. Понимая, что общество в Гетманщине стало слишком сложным, чтобы старшина могла исполнять в нем судебные, административные и военные функции, Розумовский приступает ко введению отдельной судеб но-административной системы. В 1763 г., после длительной подготовки, вся Гетманщина была разделена на 20 уездов («повітів») и каждый уездный суд получал в свое ведение все местные уголовные, гражданские и имущественные дела. Судьи выбирались, как правило, из местных дворян. Мещане, как и в прежние времена, в каждом большом городе имели свои собственные суды.

Кроме того, Розумовскому снова удалось восстановить гетманскую власть над Киевом и запорожцами. Он даже предпринимает некоторые попытки модернизации казацкого войска,— впрочем, весьма поверхностные: вводит строй, униформу, совершенствует артиллерию. В планы Розумовского входило и создание университета в старой мазепинской столице Батурине, и введение обязательного начального образования для всех казацких сыновей — но последующие политические события не позволили гетману осуществить эти планы. И все же при нем и Глухова коснулся дух Европы. Столицу Гетманщины украсили изящные дворцы с английскими парками, в театре сменяли друг друга итальянские оперные труппы, и местная знать, одетая по последней парижской моде, заполняла многочисленные кофейни... А поскольку всем этим прелестям своей столицы гетман все же предпочитал достоинства столицы имперской, не досаждая своей старшине мелочной опекой,— глуховской и всей прочей элите в Гетманщине дышалось при нем необычайно легко. Сбывалась, наконец, ее заветная, еще с конца XVII в. затаенная мечта о превращении в «нормальное» дворянство. Именно дворянством, или шляхтой, эти бывшие корпусные офицеры отныне и стали себя называть.

Елизавета довольно снисходительно наблюдала за всеми преобразованиями молодого гетмана, но лишь до тех пор пока в своем увлечении он не переходил определенных границ.

220

Петиции Кирила с просьбами высочайше дозволить ему дипломатические сношения с европейскими дворами или освободить украинское войско от участия в войнах, прямо не связанных с украинскими интересами, неизменно и решительно отклонялись.

Более того, даже в эту весьма благоприятную для украинской автономии эпоху имперское правительство вовсе не отказалось от прежних централизаторских планов и продолжало потихоньку их осуществлять. Так, например, в 1754 г. бюджет Гетманщины был поставлен под контроль Петербурга, а таможенные границы между Украиной и Россией упразднены. Когда же Розумовский стал добиваться пра&а по собственному усмотрению распределять земли в Гетманщине, ему ответили, что земли в империи дарует одна лишь императрица. Короче говоря, во всех подобных случаях ясно давалось понять: существуют установленные рамки, вне которых украинцам никогда не будет позволено самим разбираться в своих делах.

Когда же к власти в 1762 г. пришла Екатерина II, Кирило Розумовский приехал в Глухсв, и на сей раз надолго. Во всяком случае заниматься его делами ему пока еще никто не мешал — ив 1763 г. он собрал старшину на важный совет. Поводом для него было объявлено обсуждение судебных реформ. Однако разговор быстро перешел на проблему увядания былой славы, усечеккя былых прерогатив Гетманщины. В коще концов делегаты так распалились, что отправили новой императрице составленную в сильных выражениях петицию, в которой потребовали возвращения утраченных прав и созыва дворянского парламента Левобережья на манер польского сейма. Глуховская петиция была проникнута убеждением гетмана и старшины в том, что их страна — отдельное политическое и экономическое целое, связанное с Россией лишь в лице монарха. По мнению американского историка Зе^оьа Когута, со времен Мазепы автономистские взгляды не вьісказ.дівалгісь публично в столь резкой форме, в какой они выражены в Глуховской петиции. А вслед за ней Екатерина получает ін.яое смелое і.р&дложение Розумоаского: признать Гсін'іа;». •;1<о наследственной прерогативой его семьи. И.-b..M'.i словам-.і, украинц'-i! просили у Екатерины постоянных гарантий их авгогЮмин.

Но уф--'!ин,;--ая элита просчиталась. Как раз в это самое врсг, я под а^'^-.ггием едких нападок ьа украинскую автономию і. !,;^-7 у. ;.i.--.'^ уі.^-сля Розумовского) г; ...ііср»ща ре-ціает вовсе упразднить ее. Ока вызвала Розу-i.i,:».-,.221

Российская экспансия в Украину в конце XVIII я.

Ликвидация Гетманщины. Екатерина II довершила в Украине начатое Петром I. Эта немецкая принцесса, вошедшая в династию Романовых благодаря своему браку с Петром III, оказавшаяся на троне ценой дворцового переворота (который ее супругу стоил жизни), оказалась убежденной сторонницей русификации и централизации. Подобно многим правителям эпохи просвещенного абсолютизма Екатерина нисколько не сомневалась в том, что наиболее разумной и эффективной является та власть, что основана на принципах самодержавия и не обременена такими «феодальными реликтами», как особый статус отдельных земель. Отсюда ее неприятие не только украинской, но и ливонской, финской и любой другой автономии. Задача русификации всех этих «провинций» представлялась ей не только вполне ясной, но и легко осуществимой: следует только, говорила она, поставить там умных губернаторов. И она нашла такого губернатора — выдающегося российского полководца и политика Петра Румянцева, поставив перед ним четкую задачу: любыми средствами стереть из памяти жителей Левобережной Украины гетманов и Гетманщину.

В помощь Румянцеву была сформирована вторая Малороссийская коллегия, состоявшая из четырех российских чиновников и четырех доверенньїх членов старшины. В своде секретных инструкций Румянцеву Екатерина предупреждала его о том, чтобы он действовал осторожно, не вызывая ненависти местного населения к имперской администрации. Новоназначенный генерал-губернатор должен был постепенно готовить почву для упразднения украинской автономии, всячески подчеркивая и повторяя, что постоянное ухудшение доли простого народа есть прежде всего результат отсталых «малороссийских обычаев». По отношению к старшине губернатору следовало проводить политику кнута и пряника: сурово наказывая любое проявление автономистских тенденций, поощрять тех, кто «не заражен болезнью самоволия», щедро обещая им посты в местной администрации и в имперском правительстве, полное уравнение в статусе с русским дворянством и полную свободу в отношении крестьян.

Румянцев не обманул ожиданий императрицы. Поначалу он избегал крутых перемен, стараясь завоевать расположение подчиненных. Он принял в свою канцелярию множество укра-инцев, учредил почтовую службу и приступил к тщательному изучению социальных и хозяйственных условий в крае. Но не все шло по плану. Когда в 1767 г. Екатерина, мечтая показать всему миру «просвещенный» характер своего режима, учредила знаменитую Комиссию по составлению нового уложения,

223

собрав в нее делегатов от всех сословий (за исключением крестьянства) и земель, то, к превеликой досаде Румянцева и самой императрицы, ряд украинских делегатов во главе с Григорием Полетикой воспользовались случаем, дабы еще раз заявить о своем стремлении восстановить гетманство и вернуть давние вольности Украины. Сходные настораживающие мнения были высказаны и делегатами других «окраин». Под предлогом надвигающейся войны с Турцией императрица отложила заседание комиссии «до лучших времен».

Лишь по окончании российско-турецкой войны 1768— 1775 гг. Румянцев приступил к решительным действиям. Первый удар был нанесен по Запорожской Сечи: российские войска в 1775 г. неожиданно явились на Сечь и разрушили ее. А в 1781 г. пришел черед самой Гетманщины. В это время была проведена всеимперская административная реорганизация, в связи с чем привычные 10 полковых округов Левобережья были упразднены, а на их месте появились три наместничества — Киевское, Черниговское и Новгород-Сиверское, аналогичные российским губерниям. Так на территории бывшей Гетманщины внедрялся указ Екатерины от 7 ноября 1775 г., согласно которому вся империя, по словам В. О. Ключевского, «была разрезана на 50 губерний... исключительно по количеству народонаселения, без всякого внимания к пространству и к прежнему историческому делению страны, к местным бытовым связям и особенностям населения». Соответственные ответвления имперской бюрократии («губернские учреждения») заменили все прежние украинские административные, судебные и финансовые органы. Затем последовало и упразднение знаменитых казацких полков — в 1783 г. их заменили регулярные части, в которые на шестилетний срок рекрутировались крестьяне (причем не только украинские). Так отдельная украинско-казацкая армия прекратила свое существование.

Вопреки утверждениям правительственной пропаганды введение на Левобережье общеимперских порядков не облегчило, а еще более осложнило положение местного крестьянства. В 1783 г. украинские крестьяне были лишены права уходить от своего помещика — права, которого русские крестьяне не имели с незапамятных времен. Иными словами, крестьянство Левобережья отныне официально объявлялось крепостным.

Зато украинская знать от всех этих перемен только выиграла. Крестьяне наконец-то оказались в ее полной власти — сама же она была уравнена в правах с русским дворянством и согласно екатерининской «Жалованой грамоте дворянству» 1785 г. освобождалась от обязательной государственной и

2?4

Йенной службы. Вот почему бывшая верхушка Гетманщины восприняла ликвидацию автономии без особых страданий. Можно назвать лишь считанные проявления какого-либв вюотеста — например, тайную попытку Василя Капниста в 1791 г. заручиться поддержкой Пруссии для реставрации Іфежней Гетманщины. Но одиночки вроде Капниста были уїке не в силах предотвратить поглощение Казацкой Украины Российской империей.

Имперская экспансия

Начиная еще с XV в. экспансия Москвы становится.доминантой истории всей Восточной Европы и в частности Украины. Цифры говорят сами за себя: если в 1462 г. восходящее Московское государство занимало всего лишь 24 тыс. кв. км, то в 1914 г. территория Российской империи составляла 23,8 млн кв. км, т. е. шестую часть всей земной суши. По подсчетам историков, империя росла со средней скоростью 80 кв. км в день!

В конце XVIII в. Российская империя собрала все свои силы для великого завоевания Юга. Ее главными целями стали широкие степи Причерноморья, находящиеся под властью крымских татар, а также контролируемые Турцией морские пути — ключ к Средиземноморью и ко всей мировой торговле.

Покуда империя для осуществления указанных планов нуждалась в помощи украинцев, она позволяла им сохранять свою автономию (Гетманщину). Но как только Россия подписала с Турцией Кючук-Каина рджийский мирньїй договор 1774 г., закрепивший военный успех екатерининской империи и признавший ее присутствие на Черном море и сюзеренитет над Крымским ханством,— стало ясно, что Гетманщина обречена. Та же судьба ожидала и все другие земли, лежавшие между Россией и Черным морем.

Разрушение Запорожской Сечи. После возвращения под власть России в 1734 г. запорожцы получили обратно свои прежние земли. Неподалеку от места старой Сечи (разрушенной в 1709 г. войсками Петра) они построили Новую Сечь. Впрочем, имперское правительство особой радости от этого возвращения не испытывало.

С одной стороны, запорожцы, конечно, незаменимы в войнах с турками — в этом смысле Екатерина не могла ими нахвалиться и не жалела для них медалей. С другой же.

8 Субтельный

225

стороны, с этими запорожцами у «государыни императрицы» вечные хлопоты. Настоящий рай для беглых крестьян, Сечь не знала крепостного права и имела вдоволь непаханой земли для новых поселенцев. И только где вспыхнет антидворянский бунт — запорожцы тут как тут. В 1768 г. они играют первую скрипку в кровавой Гайдамаччине на Правобереж- ;

ной Украине. И они же в 1772 г. укрывают от гнева царицы многих участников не менее кровавой уральской Пугачевщины.

Впрочем, и среди самих запорожцев насилие и социальные конфликты стали к тому времени обычным делом. С быстрым заселением запорожских земель (а к 1770 г. здесь проживало уже 200 тыс. человек, в основном казаков) интенсивное развитие получают земледелие, скотоводство и торговля. Всю эту хозяйственную деятельность контролировали запорожские старшины. Последний кошевой атаман Запорожья Петро Калнышевский имел 14 тыс. голов скота. Его старшины мало уступали ему в богатстве. На Запорожье, как и в Гетманщине, все более углублялась социальная и имущественная пропасть между казацкой старшиной и голотой, и бедные часто шли войной на богатых. В 1768 г. запорожская старшина едва не стала жертвой казацкого погрома: переодевшись монахами, казацкие начальники бежали с Сечи и искали спасения в близлежащих российских гарнизонах. И лишь вмешательство имперских войск помогло восстановать порядок.

Постоянные конфликты на Сечи, упрямое сопротивление запорожцев правительственным попыткам колонизации Причерноморья — все это убеждало Екатерину в том, что проблема требует радикального решения. Война с турками закончилась победой, татарской угрозы больше не существовало — теперь уже ничто на мешало императрице разрушить Сечь вторично.

4 июня 1775 г., когда большинство запорожцев все еще находилось на турецком фронте, возвращающаяся оттуда же российская армия под командованием генерала Текели окружила Сечь, захватила ее и сравняла с землей. Калнышевский и старшина, несмотря на свою пророссийскую ориентацию, были арестованы и сосланы на Соловки. Большой отряд запорожцев из 5 тыс. человек нашел приют на турецкой территории, недалеко от устья Дуная. Около половины запорожских земель были поделены между российскими вельможами, остальные переданы немецким и сербским колонистам. Объявив о ликвидации Сечи, Екатерина пыталась стереть ее даже из памяти народа, заявляя, что само употребление слов «запорожец», «запорожский казак» впредь будет рас-

226

сматриваться как оскорбление ее императорского величества.

История Запорожской Сечи имеет свой эпилог. Те 5 тыс. запорожцев, что ушли за турецкий кордон, получили разрешение султана поселиться в устье Дуная. Чтобы создать им противовес, правительство в 1784 г. переселяет остаток бывших запорожцев в междуречье Буга и Днестра. В 1792 г. «бугских» казаков переименовывают в «черноморских» и переводят на Кубань. В 1828 г. часть задунайских казаков во главе с Йосипом Гладким возвращается в Российскую империю и вскоре присоединяется к своим побратимам на Кубани. Так что кубанские казаки — прямые потомки запорожцев.

Покорение Крымского ханства. После неудачной кампании 1686 г. Российская империя в течение почти целого столетия пыталась завоевать Крым. Во время войны 1734—1739 гг. российские и украинские войска прорвались на полуостров, но эпидемии и нехватка продовольствия заставили их отступить. Однако в 1774 г. они вернулись в Крым, захватили весь полуостров и заставили турецкого султана в Кючук-Кайнар-джийском договоре отречься от своего сюзеренитета над Крымским ханством. Ханству этому, впрочем, оставались считанные годы: в 1783 г.— одновременно с Гетманщиной — оно прекратило свое существование.

Трудно переоценить значение этого события для истории Украины да и всей Восточной Европы. Крымское ханство было последним в Европе бастионом тюркских кочевников, и еще совсем недавно, в 1769 г., десятки тысяч татар совершили свой последний опустошительный набег на Украину. Теперь с набегами было покончено — равно как и со всей тысячелетней угрозой Великой степи. Перестав быть смертельно опасной для оседлых жителей порубежья, степь отныне и навсегда покорилась крестьянскому плугу.

Разделы Речи Посполитой. Даже некогда мощная Речь Посполита, чье население в описываемую эпоху составляло 11 млн, а территория простиралась на 733 тыс. кв. км, не была защищена от российской экспансии. «Златые вольности» довели эту страну до шляхетского беспредела, и она стала практически неуправляемой. В состоянии почти полной анархии, поощряемой и местными магнатами, и иностранными державами (тем и другим анархия была на руку), провела она, пожалуй, весь XVIII век. И, конечно, соседняя Россия, извлекая максимум политической выгоды из своего традиционного статуса защитницы православия и православных

8*

227

Речи Посполитой, с особым успехом расстраивала все планы яоляков по реформированию и оживлению государственной власти в их стране.

Наконец, агрессивные соседи Речи Посполитой — Россия, Ируссия и Австрия — решили открыто воспользоваться ее ялачевным состоянием. В результате трех разделов—1772, 1793 и 1795 годов—польско-литовское государство исчезло с карты Европы. Львиная доля бывшей Речи Посполитой — 62 % территории и 45 % населения — досталась России;

К8 % территории и 32 % населения отошли к Австрии и соответственно 20 и 23 % — к Пруссии.

На Украине все эти радикальные перемены в Восточной Европе сказались самым непосредственным образом:

в 1772 г. украинцы Галичины и Буковины попали под власть Австрии, а Правобережная Украина в 1795 г. вошла в состав Российской империи. История Украины отныне вступала в новую фазу.

На протяжении почти целого столетия Гетманщина была центром политической жизни Украины. Хотя московские, а затем и петербургские цари не только контролировали ее внешние связи и военные кампании, но и постоянно вмешивались во внутренние дела, однако гетманская администрация, суды, финансы, армия, социально-экономическая политика — все это создавалось, осуществлялось и поддерживалось самими украинцами.

Самоуправление способствовало появлению новой украин-' ской дворянской элиты. Новое дворянство было предано своим традициям и гордилось ими. Даже на закате Гетманщины представители казацкой старшины, делегированные в имперскую законодательную комиссию, были искренне убеждены в превосходстве своих законов и обычаев над всеми прочими — и с этих позиций открыто отвергли екатерининские реформы. Таким образом, значение Гетманщины как исторического прецедента украинского самоуправления поистине трудно переоценить — вплоть до начала XX в., когда вопрос о самоопределении украинской нации будет поставлен ребром.

Более чем через полвека после ликвидации Гетманщины 'їарас Шевченко писал:

Була колись Гетьманщина, Та вже не вернеться! Було колись панували, Та більше не будем. Тої слави козацької Вовік не забудем.

228

Гетманщину не только не забыли - память о ней помопя начать новую эру в украинской истории. Многое укр^нсЇ

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. 10. ГЕТМАНЩИНА - Исторические науки
  2. 11. ОБЩЕСТВО, ЭКОНОМИКА И КУЛЬТУРА - Исторические науки
  3. 12. УКРАИНА В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ И АВСТРИЙСКОЙ ИМПЕРИЙ - Исторические науки
  4. 16. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ - Исторические науки
  5. 20. СОВЕТСКАЯ УКРАИНА: НОВАТОРСКИЕ 20-е - Исторические науки

Другие научные источники направления Исторические науки:

    1. Г.Б. Поляк, А.Н. Маркова. Всемирная история: Учебник для вузов. 1997

    2. Плохих С. В. Ковалева З. А.. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА. ВЛАДИВОСТОК - 2002 г.. 2002