Исторические науки

О. Субтельний. Історія України, 1993
28.
УКРАИНСКАЯ ДИАСПОРА
Сегодня свыше 2,5 млн лиц украинского происхождения живут за пределами бывшего Советского Союза. С точки зрения этнического самосознания их условно можно поделить на три группы. Первая состоит из тех, чьи предки покинули родину три, четыре или даже пять поколений назад. Как правило, они уже не говорят по-украински, мало контактируют или вообще не связаны с украинскими общественными организациями и часто имеют весьма смутное представление о своих этнических корнях. Представители второй группы, имеющие за плечами одно—два поколения эмигрантов, обычно знакомы с украинской культурой и даже неравнодушны к ней, но почти ничего не делают для ее сохранения. Третья группа — это активное меньшинство, преданное идее сохранения своего этнического наследия. Состоя в основном из политэмигрантов третьей волны и их детей (а частично — из эмигрантов предыдущих поколений), она фактически является сердцевиной украинских общин на Западе.

Американские украинцы

Вполне естественно, что наиболее многочисленные, хорошо организованные и самые динамичные украинские общины сосредоточены в США и Канаде. Если говорить об американских украинцах, то сильной стороной их общины является прежде всего ее относительная многочисленность. Большинство украинцев, оставивших родину, направляли свои стопы именно в США, и эта эмиграция была весьма продолжительной. Первые пришельцы составили организационную основу общины — церкви и братские организации, которые впоследствии уже развивали эмигранты второй волны.

Третья волна нахлынула как раз вовремя, чтобы принять эстафету у «старых» эмигрантов. Имея основу в виде уже созданных их предшественниками учреждений и организаций, они могли

694

сосредоточиться на создании новых. Таким образом, украинские эмигранты в США смогли обеспечить преемственность и прогресс в развитии своей общины. Им посчастливилось жить в обществе, предоставившем многочисленные возможности и средства для этого.

Однако тем, кто хотел сохранить свое национальное лицо, пришлось столкнуться с серьезными трудностями. Экономические условия заставляли украинцев селиться в больших городах, где очень сложно было придерживаться традиций крестьянства. Еще совсем недавно американская система образования имела ярко выраженный ассимиляторский характер. Будучи самыми многочисленными по сравнению с другими украинскими общинами Запада, американские украинцы, впрочем, составляют относительно незначительную этническую группу в США. В количественном отношении они занимают двадцать первое место в стране и девятое — в среднеатланти-ческих штатах, где они в основном и сосредоточены. Что же касается их политического влияния, то оно даже меньше, чем можно было бы ожидать. В общем довольно положительный эффект в этом отношении принес большой наплыв «перемещенных лиц» после второй мировой войны. Он значительно оживил украинскую общину и расширил число активистов. В то же время высокий уровень политизации беженцев (особенно связанный с раздорами между бандеровцами и мельни-ковцами) сделал украинскую общину в Америке одной из самых фракционных на Западе.

Какие социально-экономические характеристики отличают американских украинцев от средних американцев? Традиционно с образом украинца связывался относительно низкий уровень образования. И это не удивительно, поскольку ранняя и наиболее многочисленная эмиграция шла из самых отсталых регионов Европы, где неграмотность достигала 50 %. Поэтому еще долгое время даже родившиеся в Америке украинцы были намного больше представлены в рабочих профессиях, чем среди служащих.

В последнее время ситуация меняется. Если нынешние тенденции сохранятся, то в недалеком будущем украинская молодежь в Америке по своему образовательному уровню превзойдет средние показатели белого населения США и некоторых других восточноевропейских этнических групп. Значительных успехов в достижении более высокого профессионально-общественного статуса достигли дети эмигрантов третьей волны. Можно с уверенностью сказать, что ныне украинцы прочно утвердились как часть среднего класса Америки.

В целом украинские семьи не такие «современные», как американские: здесь меньше неполных (с одним родителем)

695

семей, многие живут вместе с родителями или более старшими родственниками. Украинцы позже вступают в брак, не спешат с детьми и более часто остаются одинокими. Будучи выходцами из крестьян, они консервативны и в политике, и в частной жизни.

Наблюдатели отмечают, что украинская община в Америке отличается необычайно большим количеством организаций. Некоторые даже говорят об их переизбытке. Объяснить этот феномен можно тем, что, во-первых, галичане и буковинцы имели высокоразвитую традицию общественной организации;

во-вторых, каждая новая волна эмигрантов создавала свои учреждения; в-третьих, послевоенные беженцы (многие из которых были общественными активистами в Галичине) пытались создать в Америке те же организации, которыми они руководили дома.

В настоящее время самыми крепкими украинскими институциями в США являются те, что были основаны^первыми эмигрантами: церкви и братские ассоциации. Католическая церковь включает около 200 парафий и 285 тыс. верующих, православные организации, главой которых до своей недавней кончины был патриарх Мстислав Скрипник, насчитывают около 125 тыс. прихожан, а баптисты — около 50 тыс. Среди братств крупнейшее и самое богатое — «Український народний союз», объединяющий 85 тыс. человек. Он издает старейший и наиболее читаемый на Западе украинский еженедельник «Свобода», а также информативный англоязычный «Украинский еженедельник». Около 25 тыс. членов насчитывает «Український братський союз» (ранее известный как «Українська робітнича асоціація»), издающий газету «Народна воля» и журнал «Форум». В «Асоціацію українських католиків» входят 19 тыс. человек, она издает ежедневную газету «Америка». Список других украинских периодических изданий занял бы слишком много места.

Еще совсем недавно представительным и координирующим органом всех украинских организаций США выступал «Комітет конгресу українців Америки». Однако в 1980 г., когда контроль над ним установила бандеровская фракция, в противовес была создана другая организация — «Координаційна рада українців Америки». В результате этого раскола американские украинцы лишились единого общепризнанного органа, законно представлявшего их общие интересы.

Продолжая галицкие традиции и под давлением жизненных обстоятельств, эмигранты третьей волны наладили в США деятельность целой сети сберегательных и ссудных касс и ассоциаций, кредитных союзов. Вместе с родственными организациями Канады и других стран они объединяют около

696

120 тыс. человек и насчитывают активов на сумму, приближающуюся к 1 млрд долларов. Еще одной организацией, перенесенной из Старого Света на американскую почву, является «Українська національна жіноча ліга» (3,7 тыс. членов и 83 отделения в США). Среди многочисленных молодежных организаций выделяются скаутская — «Пласт» и более националистическая пробандеровская «Спілка української молоді» (СУМ). Обе насчитывают приблизительно по 4 тыс. членов. Среди организаций, созданных в основном восточными украинцами, следует выделить «Українську вільну Академію наук», «Об'єднання демократичної української молоді» (ОДУМ) и др. Многочисленные профессиональные общества объединяют украинских инженеров, врачей, профессоров, учителей, журналистов, бизнесменов. Действуют молодежные танцевальные ансамбли и хоры, которые можно встретить почти в каждой украинской общине.

Эмигранты всегда заботились об обучении своих детей украинскому языку, истории и культуре. Самые разнообразные программы в этой области, сочетающиеся с англоязычным обучением и религиозным воспитанием, предлагает школьная система Украинской католической церкви, которая в 1970 г.

состояла из 54 приходских школ, шести высших учебных заведений и двух колледжей, где училось 16 тыс. человек. Так называемые субботние школы имеют в программе только украиноведческие дисциплины. В 1970 г. в США насчитывалось около 50 таких школ с 200 преподавателями и 3,7 тыс. учащихся. Среди научных учреждений самыми известными являются «Наукове товариство ім. Т. Г. Шевченка» и «Українська академія мистецтв та наук», стремящиеся продолжать традиции своих львовского и киевского прототипов. Наиболее впечатляющим достижением украинской общины в Америке в деле сбережения культурного наследия стал сбор средств на основание в 1970 г. трех украиноведческих кафедр в Гарвардском университете. Затем на их основе был создан «Гарвардський інститут українських досліджень». В значительной мере успех этого начинания был обусловлен руководством Омеляна Прицака и щедростью 10 тыс. украинцев-жертвода-телей, собравших 6 млн долларов.

Еще одним выдающимся событием недавней истории американских украинцев была установка памятника Тарасу Шевченко в Вашингтоне в 1964 г., собравшая 100-тысячную аудиторию. В 1970-е годы многие американские украинцы участвовали в акциях протеста против русификации и преследования диссидентов в УССР. Освобождение и приезд в Северную Америку таких диссидентов, как Валентин Мороз, ПеФро Гри-горенко, Святослав Караванский, Нина Строката-Караван-

697

екая, Надия Свитличная, Леонид Плющ (переехал во Францию) и Раиса и Микола Руденко, значительно подняли дух украинской общины. Однако в 1980-е годы ситуация значительно ухудшилась, когда проблема военных преступлений, особенно обострившаяся в связи с делом Ивана Демьянюка, усилила напряженность в отношениях между украинской и европейской общинами. В 1983 г. украинцам, отмечавшим 50-летие голодомора, удалось познакомить американцев с обстоятельствами и самим фактом этой катастрофы. В 1988 г. они вновь объединили свои усилия во время празднования тысячелетия христианства в Украине.

Совершенно очевидно, что прошлое все еще отягощает сознание украинцев в США и не дает им с полной силой устремиться в будущее. Некоторые пытаются объяснить это тем, что будущее украинской общины как таковой не имеет особых перспектив. Приток новых иммигрантов очень незначителен. Связи с бывшей родиной только начинают налаживаться. В то же время ассимиляция усиливается. В 1980 г. из 730 тыс. жителей США украинского происхождения (сюда не входят около 500 тыс. наследников закарпатских русинов) только 123 тыс. назвали родным языком украинский. Впрочем, есть и обнадеживающие признаки. В отличие от своих предшественников эмигранты третьей волны, создав организации, ориентированные на работу с молодежью, добились больших успехов в воспитании нового поколения общественных деятелей. Большинство из них заняты в сфере бизнеса, интеллектуальных профессий и отлично ориентируются в американской среде.] К тому же в последнее время в США стали намного терпимее относиться к национальным различиям. Наконец, многие украинцы, родившиеся в Америке, начинают осознавать психологические и социальные преимущества принадлежности к определенной этнической группе. Поэтому не исключено, что украинская община Америки, насчитывающая уже столетнюю историю, имеет куда более благоприятные перспективы, чем думают некоторые пессимисты.

Канадские украинцы

Из всех украинских общин Запада канадские украинцы находятся в самом благоприятном положении. Насчитывая около 750 тыс. человек (из которых 530 тыс. имеют обоих родителей-украинцев), они по численности приближаются к украинцам США. Однако общее состояние украинской общины в Канаде намного лучше, а ее влияние больше. Поскольку население Канады в 10 раз меньше населения США, украинцы

698

чувствуют себя здесь, как большая рыба в меньшем пруду. Если в США украинцы по численности занимают двадцать первое место среди этнических групп, то в Канаде — пятое, составляя 3 % всего населения. Как люди, заселившие канадские прерии, они могут считать себя пионерами этих земель. Некоторые украинцы даже полагают, что они являются одной из наций — основательниц Канады. Расселяясь компактными группами, первые эмигранты в Канаде более успешно противостояли ассимиляции, чем их братья по крови в США. В результате немало здешних украинцев третьего, четвертого и даже пятого поколений эмиграции говорят на языке своих предков и принимают участие в делах украинской общины.

Однако будущее украинских канадцев также далеко не безоблачно: их относительной монолитности угрожает модернизация. Глобальная тенденция к урбанизации разрушает компактные поселения в прериях — эти бастионы украинской жизни в Канаде. В 1931 г. свыше 80 % канадских украинцев жили в сельской местности, сегодня же свыше 75 % являются городскими жителями. Центрами украинской жизни в Канаде являются Эдмонтон, Виннипег и особенно Торонто, где осело много эмигрантов третьей волны. Хотя в каждом из этих городов есть большая и активная украинская община в 70—80 тыс. человек, городская жизнь в Канаде мало содействует сохранению этнической самобытности. Самые разнообразные данные подтверждают это. Вот некоторые из них: в 1921 г. свыше 90 % канадских украинцев назвали родным языком украинский, в 1971 г. такой ответ дали уже 49 %, с тех пор их доля еще уменьшилась. В 1931 г. свыше 80 % браков заключалось только между украинцами, сейчас удельный вес внутриэтниче-ских браков едва составляет 50 %. Даже у церкви будущее весьма неопределенно. В 1931 г. украинские католическая и православная церкви охватывали 82 % украинцев, сейчас эта цифра составляет всего 52 %.

Однако если канадские украинцы и сталкиваются с теми же проблемами, что их братья по южную сторону границы, они имеют куда лучшие возможности их разрешения. Прежде всего они намного крепче организованы. Например, канадским украинцам удалось сохранить единую, признаваемую всеми представительскую организацию — «Комітет українців Кана-ди» (КУК). Кроме того, Торонто является базой «Всесвітнього конгресу вільних українців». В Канаде также действуют многие из организаций, созданных «перемещенными лицами» в США, и связи между ними довольно крепкие. Если в США многие из организаций, основанных эмигрантами первой волны, пришли в упадок (кроме церквей и братств), то в Канаде они продолжают действовать. К тому же в Канаде хорошо раз-

699

вита сеть украинских профессиональных и бизнес-клубов, объединяющих молодых энергичных украинцев, занятых в сфере престижных и современных профессий. Особой популярностью у внуков и правнуков первых эмигрантов пользуются многочисленные танцевальные ансамбли. Только в Западной Канаде существует 150 таких коллективов, в которых занято около 10 тыс. человек. Впрочем, не следует преувеличивать степень организованности канадских украинцев. В общественных организациях их объединено только 10—15 %. Желая привлечь новых членов, многие из них стараются избежать политической или националистической окраски и сосредоточиваются на просветительской и культурной деятельности.

В отличие от своих собратьев в США канадские украинцы развили собственную культурную традицию. Писатели, такие как Илля Кирияк, дали мастерские литературные версии (на украинском и английском языках) истории освоения^укра-инцами диких прерий. Известный всей стране художник Вильям Курылык часто использует в своем творчестве национальные мотивы. Архитектор Радослав Жук сочетает традиционные и модернистские элементы в архитектуре украинских церквей. Однако недостатком канадских украинцев, особенно живущих на западе страны, является то, что в своих подходах к развитию национальной культуры они слишком ориентированы на фольклорность и патриархальность, не присущие украинцам'США. Возможно, это обусловлено тем, что Канаде досталась меньшая, чем США, доля украинской интеллигенции.

Подобно американским украинцам канадские также создали сеть субботних и так называемых «рідних шкіл», посещаемых в основном детьми эмигрантов третьей волны. Кроме того, украинский язык можно изучать в обычных государственных школах, и около 10 тыс. учеников используют эту возможность. Не так давно в западных провинциях реализуется идея двуязычного англо-украинского обучения. Еще одно отличие от США касается украинских исследований на университетском уровне. В отличие от основанного на частные пожертвования «Гарвардського інституту українських досліджень» его канадский двойник — «Канадський інститут українських студій» (созданный в 1976 г. и поначалу возглавленный Мано-лием Лупулом) в значительной степени финансируется администрацией провинции Альберта. Украинские исследования в университетах Торонто, Виннипега, Саскатуна и других местах также финансируются государством.

Наиболее впечатляющей чертой украинской общины Канады является то, что относительно большое количество ее представителей принимают активное участие в политической жизни

700

страны. Украинцы были мэрами таких больших городов, как Эдмонтон и Виннипег. Приблизительно 100 украинцев избирались в законодательные органы провинций (в основном западных). Около 30 были депутатами федерального парламента. Пятеро входили в сенат, с десяток — в кабинеты министров страны и провинций. Конечно, украинцы далеки от того, чтобы представлять собой одну из ведущих политических сил Канады, однако из всех украинских общин Запада канадская пользуется наибольшим политическим влиянием.

Во время второй мировой войны приблизительно 35— 40 тыс. украинцев (около 15 % их общей численности) пошли добровольцами в канадскую армию. До сих пор это является предметом особой гордости канадских украинцев. Однако после войны вновь начались раздоры между ними. С новой силой в конце 1940-х — начале 50-х годов разгорелась борьба между националистическими и прокоммунистическими силами. Позиции украинских прокоммунистов укрепились главным образом благодаря их связям с победившими Советами.* Количество членов «Українського трудового союзу» в 1946 г. достигло 13 тыс. человек. Они даже пытались блокировать иммиграцию националистически или антисоветски настроенных беженцев. ^Эти попытки провалились, за ними последовали и другие неудачи. С приходом послевоенного процветания и началом «холодной войны» коммунизм утратил притягательную силу. Отрезвляющее впечатление на многих истинных украинцев — патриотов, настроенных прокоммунистическими, оказали русификация Украины и советское вторжение в Чехословакию 1968 г. Со временем на передний план в украинской общине выдвинулись энергичные и деятельные «перемещенные лица»^ В последние годы коммунистов представляла горстка пожилых украинцев, втянутых в коммерческие связи с СССР,— это было все, что осталось от когда-то мощного движения.

В 1960-е годы возникла еще одна проблема, сильно занимавшая украинцев: проблема многокультурности. Под впечатлением активных выступлений франко-канадцев в провинции Квебек этнические группы, принадлежавшие к так называемому «третьему элементу» (т. е. не англо- и франкоязычные), выдвинули правительству свои требования в области культуры. Украинцы были в первых рядах тех, кто добился успехов в давлении на правительство, заставив его выработать основные принципы политики мультикультурализма и в 1987 г. внести их в конституцию.

К успехам украинской общины в Канаде периода 1970— 80-х годов можно отнести развитие украинских исследований в университетах и публикацию англоязычной «Энциклопедии

701

Украины» «Канадським інститутом українських студій». В основу этого издания был положен 10-томный украиноязычный труд под общей редакцией Володимира Кубиновича. Акции поддержки диссидентов советской Украины помогли освободить из лагерей Данила Шумука и Йосипа Терелю, в 1987 г. приехавших в Канаду. К 50-летию голодомора канадские украинцы создали получивший широкую известность документальный фильм об этой катастрофе. Как и в США, в 1980-е годы проблема военных преступлений привела к обострению взаимоотношений между украинцами и евреями в Канаде.

Украинские общины за пределами Северной Америки

Эти общины можно резделить на две группы. В одной преобладают ассимилированные «старые» эмигранты с небольшой примесью «перемещенных лиц». Сюда входят украинцы Бразилии, Аргентины и других латиноамериканских стран. В той или иной степени эти общины пребывают в худшем социально-экономическом положении, чем другие. Даже сейчас они состоят главным образом из бедных фермеров. Несмотря на свою многочисленность, они очень слабы организационно. Главным, а часто и единственным средоточием общественной жизни в них является церковь. В эту группу можно включить и украинцев Франции, поскольку они представлены в основном эмигрантами второй волны. Впрочем, французские украинцы отличаются от латиноамериканских, поскольку в основном заняты в промышленности и наработали относительно высокий уровень жизни. Франция также стала домом для части так называемой «петлюровской» эмиграции и «перемещенных лиц», составивших весьма важное средоточие эмигрантских интеллектуальных сил. Благодаря этому после второй мировой войны одним из основных научных центров беженцев стал городок Сарсель под Парижем. Здесь была подготовлена (под руководством Володимира Кубийовича и при финансовой поддержке украинской диаспоры всего Запада) знаменитая «Енциклопедія українознавства».

Вторая группа украинцев-эмигрантов почти полностью состоит из «перемещенных лиц» и их потомков. Сюда входят общины Германии, Великобритании, Италии и Австралии.

Германия. Украинская община в Германии состоит в основном из небольшого числа политических беженцев и их детей, которые по разным причинам не приняли участия в массовом исходе «перемещенных лиц» из лагерей в конце 1940-х. Неко-

702

торые были уже не в том возрасте, чтобы начинать новую жизнь. Часть была связана с политическими партиями, решившими основать свои штаб-квартиры именно в Германии из-за ее приближенности к Украине. Роковым стало решение остаться в Германии для Степана Бандеры — лидера ОУН—Б — и другого видного националиста — Льва Ребета. В 1957 г. советский агент Богдан Сташинский убил Ребета, а через два года — Бандеру.

В Мюнхене и сегодня продолжает работу «Український вільний університет», основанный еще в 1920-е годы. Таким образом, Германия стала вторым домом для значительного (хотя и постоянно убывающего) числа политических лидеров, общественных деятелей и ученых из эмиграции третьей волны, не желавших покидать Европу. Тем не менее украинская община не имеет здесь широкой демографической базы.

Великобритания. Положение украинцев в этой стране в определенной степени противоположно ситуации с их собратьями в Германии. Большинство из них были бойцами дивизии СС «Галичина», сдавшейся англичанам и перевезенной в Великобританию после войны. Многие переехали впоследствии в Северную Америку, однако часть осталась работать в крупных индустриальных центрах страны: Манчестере, Ковентри, Бредфорде, Ноттингеме. Здесь, в отличие от Германии, среди украинцев было очень мало интеллигенции. Из-за отсутствия женщин-украинок многие эмигранты женились на здешних. Несмотря ни на что, среди бывших бойцов дивизии СС «Галичина» и до сих пор силен дух воинствующего национализма.

Италия. Небольшим, но важным центром украинской диаспоры является Рим. После запрета Советами в 1946 г. Украинской греко-католической церкви многие ее учреждения были перенесены в «вечный город». Здесь находятся штаб-квартиры монашеских орденов, связанных с Украиной: василиан, студитов и др. В 1959 г. здесь открылась так называемая Малая Семинария. Во многом благодаря стараниям кардинала Слипого, главы Украинской католической церкви с 1944 по 1984 г., в конце 1960-х годов в Риме начал действовать Украинский католический университет, а в 1969 г. построен собор Св. Софии. Наличие этих институций в столице Италии служило напоминанием, что усилия Советов уничтожить Украинскую греко-католическую церковь тщетны. Этот факт проявился с особенной силой, когда летом 1988 г. тысячи украинцев-католиков со всего мира собрались в Риме отпраздновать тысячелетие христианства в Украине. Здесь стоит упо-

703

минуть и о том, что советские власти избрали центром празднования этого эпохального события Москву, а не Киев, который имел куда больше прав на эту роль.

Австралия. Украинцы Австралии также ведут свое происхождение от «перемещенных лиц». Несмотря на свою географическую отдаленность, здешняя община — одна из наиболее организованных и активных в диаспоре. К 1951 г. сюда прибыло примерно 10 % (около 21 тыс.) всех беженцев. В отличие от предыдущих этапов эмиграции здесь было приблизительно одинаковое количество восточных и западных украинцев — в основном молодых мужчин, энергичных и активных. Большинство составляли рабочие, однако и интеллигенция была представлена в достаточном количестве.. Располагались эмигранты главным образом в крупных городах — Сиднее, Мельбурне и Аделаиде. Как всегда, начинающим было очень тяжело, и даже представителям интеллигенции пришлось работать простыми рабочими. Впрочем, оказавшись в стране с высокоразвитой экономикой, эмигранты постоянно улучшали свое социально-экономическое положение. Сейчас 30-тысячная украинская община Австралии может похвастаться достаточно высоким уровнем жизни и многочисленными представителями престижных профессий.

В отличие от США и Канады, где к моменту приезда «перемещенных лиц» уже существовали «староэмигрантские» организации, в Австралии в этой области приходилось начинать с нуля. Тем не менее за короткое время удалось добиться серьезных успехов. Небольшие размеры общины и относительная ее изолированность вынудили австралийских украинцев к объединению и организованности. В 1953 г. был создан координирующий и представительный орган — «Союз українських організацій Австралії», которых насчитывалось на это время уже 17. Традиционно самыми мощными украинскими институциями стали католическая и православная церкви. Среди других выделялись женская ассоциация (около 700 членов), «Пласт» и СУМ (в каждой приблизительно по 800 человек) и различные профессиональные и культурно-просветительные объединения. Система субботних школ знакомит молодежь с украинским языком и культурой. Еще недавно их ежегодно посещало около 1 тыс. учеников, однако в последнее время они приходят в упадок. Первоначально центром исследований в области украинистики было «Наукове товариство ім. Т. Г. Шевченка». В конце 1970-х годов программы украинистики были развернуты в университетах Монаша (Мельбурн) и Макквори (Сидней).

При всех своих достижениях украинцы в Австралии стал-

704

Женская фигурка из бивня мамонта (поздний палеолит)

Трипольская керамическая фигурка

2.-J Субтельный

Впервые .

истории-Всемирный форум украинцев. Киев. август 1992 г.

киваются с теми же проблемами, что и их собратья по всему Западу. Молодежь, родившаяся здесь, быстро ассимилируется. Старшие поколения эмигрантов уходят, нового притока почти нет, поэтому будущее украинской общины в Австралии представляется все более туманным.

Украинцы в Восточной Европе

Положение приблизительно 450 тыс. украинцев стран Восточной Европы существенно отличается от того, в котором находятся их соотечественники как на Западе, так и в бывшем СССР. Те, что живут в Словакии и Румынии, населяют свои исторические территории, по разным соображениям не присоединенные Сталиным к советской Украине. В Польше, как мы видели, украинцев выселили с их земель, но они продолжают жить в границах этого государства. В бывшей же Югославии украинцы стали ранними предвестниками миграционных процессов новейшего времени.

Республики бывшей Югославии. Еще в середияе XVIII в., когда австрийцы изгнали оттоманских турок из современных территорий Бачка и Банат (Сербия), они способствовали переселению в эти обезлюдевшие места крестьян из Закарпатья. В результате в районе Бачки, особенно возле городов Руски Крстур и Нови-Сад, а также в Хорватии возникли украинские колонии. В начале XX в. количество украинцев в Югославии увеличилось, когда в Боснию переселилось около 10 тыс. украинцев из Галичины, избравших местом жизни район Баня-Луки. Почти все эмигранты были крестьяне, жили они замкнутыми сельскими общинами. Это позволило их наследникам в большинстве своем греко-католикам, сохранить достаточно высокий уровень украинско-русинского национального самосознания и донести его до наших дней, насколько это возможно в условиях военного лихолетья последнего времени.

Румыния. Судя по всему, украинская община в Румынии, насчитывающая около 70 тыс. человек, находится в самом тяжелом положении из всех украинских эмигрантских сообществ в Восточной Европе — как в социально-экономическом отношении, так и в национальном. Рассеянные по районам Южной Буковины, Добруджи, Марамороша и Баната, они изолированы друг от друга и не имеют связи с украинцами на Западе и на родине. В основном это неимущие крестьяне. Поскольку Румыния является одной из беднейших стран Восточной Европы, у здешних украинцев очень мало шансов улучшить свое социально-экономическое положение.

26 Субтельыый

705

Ситуация ухудшается дискриминационной политикой румынского правительства. Вплоть до 1947 г. оно вообще отказывалось признавать украинцев отдельным народом. Состояние дел улучшилось в относительно либеральный период 1948—1963 гг., когда в деревнях разрешалось открывать украинские школы: их возникло около 120 и училось в них почти 10 тыс. человек. В Бухарестском университете открылось отделение украинского языка и литературы. Однако в 1964 г. началась реакция, и все достижения предыдущего периода были аннулированы правительством. В настоящее время украинское меньшинство Румынии не располагает ни одной общественной организацией.

Словакия. Украинцы (или украинцы-русины) в Словакии находятся в несравненно лучшем положении, чем в Румынии. Насчитывая почти 100 тыс. человек (по официальной статистике — лишь 40 тыс.), они населяют приблизительно 300 деревень в районе г. Прешов у подножья Карпат (в украинской интерпретации — Пряшивщина). Хотя этот район является территорией Словакии, исторически он вседда был тесно связан ;' с Закарпатьем, ныне входящим в состав Украины.

Нельзя сказать, что история, особенно недавняя, плохо обошлась с украинцами-русинами Пряшивщины. Существова- ;

ние автономной Карпатской Украины создало прецедент, | который трудно было проигнорировать. После окончания й второй мировой войны была создана региональная «Україн- j ська національна рада» Пряшивщины, представлявшая интересы украинцев и добивавшаяся автономии этого района. И чехи в Праге, и словаки в Братиславе ответили отказом на это политическое требование, пойдя, однако, на значительные уступки в области образования и культуры.

К 1948 г. украинцы-русины имели свою школьную систему, газеты, издательство, молодежную организацию и театр. Поскольку русофильство еще владело умами здешней интеллигенции (во многом благодаря изолированности Прешовского региона), многие из указанных организаций использовали русский язык. В начале 1950-х годов новое коммунистическое правительство Чехословакии развернуло программу украинизации, выдвинувшую на первый план украинский литературный язык и национальную ориентацию. Одновременно начала действовать новая, аполитичная организация, представлявшая интересы украинцев-русинов,— «Культурна спілка українських трудівників» (КСУТ).

С превращением Чехословакии в коммунистическое государство пришла коллективизация. Место греко-католической церкви заняла православная, тесно связанная с Москвой. Одна-

706

ко в конце 1960-х, когда правительство Дубчека попыталось придать коммунизму «человеческое лицо», греко-католическая церковь вновь получила право на существование. Вместе с тем значительно возросло словацкое влияние на церковь.

Нововведения Дубчека вызвали во всей Чехословакии и среди украинцев-русинов вспышку активности и энтузиазма. Весной 1968 г. планировался созьів «Української національної ради». Украинские газеты буквально пестрели призывами к политической, экономической и культурной автономии. Литературное творчество нового талантливого поколения украинской русинской интеллигенции вышло на небывалый уровень. Патриотический тон украинского радио в Прешове беспокоил не только Прагу и Братиславу, но и Киев. Однако все эти процессы были грубо и беспардонно прерваны в августе 1968 г., когда почти полумиллионная армия СССР и его союзников вторглась в Чехословакию, чтобы удушить многообещающую «революцию» Дубчека.

Репрессии, охватившие Чехословакию в 1970—80-е годы, не привели к полной ликвидации украинско-русинских культурных организаций и учреждений. По-прежнему действовали музей в Свиднике, украинское отделение в Прешовском университете, пресса и КСУТ,— правда, под бдительным надзором словацкого правительства. Возросло ассимиляторское давление со стороны словаков на украинцев-русинов. Если обращать большее внимание на положительные моменты, то следует отметить, что материально украинцы-русины стали жить намного лучше. В последние десятилетия усилиями государства преодолена изолированность и отсталость Прешовского региона. Здесь действуют промышленные предприятия, проложены новые дороги, налажена система энергоснабжения. Сейчас уже менее половины здешних украинцев занято в сельском хозяйстве. Большинство составляют работники промышленности, сферы обслуживания и государственные служащие. Тем не менее, как и в 1968 г., средний доход украинцев-русинов на 40 % меньше аналогичного по стране. Таким образом, как в материальном, так и в национальном плане украинцы Словакии находятся в неравном положении с государственной нацией.

Польша. Из всех украинских общин польские украинцы пережили, пожалуй, самые тяжелые истытания. В 1947 г. польское правительство насильно выселило около 170 тыс. украинцев, в основном лемков, с их исконные земель в предгорьях Карпат и рассеяло по всей Польше. Большинство было размещено на бывших немецких территориях, отошедших к Польше. Таким образом, в настоящее время почти 60 тыс.

26<

7П7

украинцев живут в Ольштынском воеводстве (бывшая Восточная Пруссия), еще 40 тыс.—в Кошалинском воеводстве на северо-западе страны, и примерно 20 тыс.—в окрестностях Вроцлава на юго-западе. Поскольку еще около 20 тыс. остались на землях своих предков вокруг Люблина и Перемышля (Пшемысля) на юго-востоке, очевидно, что украинцев целенаправленно распределяли по всем четырем углам Польши.

Правительство следило, чтобы в местах нового расселения украинцы не сформировали компактных общин. В каждой деревне размещали только несколько семей. Поначалу они не получали земли и должны были работать на польских фермеров. В начале 1950-х им разрешили приобрести худшие из бывших немецких земель. Положение осложнялось острой украинофобией, особенно характерной для поляков, выселенных из Западной Украины. Под угрозой дискриминации и постоянных нападок украинцам приходилось скрывать свою национальность, избегать употребления родного языка и даже утаивать свое происхождение от собственных детей. Можно сказать, что небольшому беззащитному украинскому меньшинству в Польше пришлось расплачиваться за вековечный польско-украинский антагонизм.

Все же в 1956 г. Варшава пошла на некоторые уступки украинцам. Может быть, правительство решило, что єни уже не представляют угрозы безопасности государства. Или, может, оно наконец извлекло уроки из опыта предвоенных правительств и поняло, сколь накладна нетерпимость в национальной политике. Так или иначе, но в этом году начала выходить украияоязычная газета «Наше слово» и возникло ^Українське суспільне-культурне товариство» (УСКТ). Не стоит говорить, что они находились под бдительным надзором министерства внутренних дел. Это, впрочем, не мешало правительству субсидировать их деятельность. В настоящее время «Наше слово» насчитывает около 8 тыс. подписчиков, а УСКТ — приблизительно 4,5 тыс. членов.

Тщательно избегая политики, УСКТ занята в основном спонсированием деятельности приблизительно 50 украинских хоров и танцевальных ансамблей. Ежегодно ова устраивает пользующиеся популярностью фестивали украинской неени и музыки. Однако успехи УСКТ в области расширения украинского образования весьма невелики. В 1970 г. только 5 % украинских детей в Польше обучались на родном языке. В Легнице также действует украинский лицей, а в Бартошице — педагогический лицей, большинство выпускников которого не мввут найти работу по специальности из-за малого количества украинских школ. Украинские отделения открыты на филологических факультетах Варшавского и некоторых ировинциаль-

708

ных университетов. Здесь работают хорошо подготовленные украинские ученые и преподаватели. Кроме того, вопросами украинистики занимаются на хорошем уровне некоторые польские ученые.

Тем не менее совершенно очевидно, что старые раны еще не зажили. Среди польской интеллигенции произошли некоторые примечательные положительные сдвиги в отношении к украинцам, однако украинофобия еще очень распространена в обществе. Многочисленные книги, статьи, фильмы бичуют «варварство банд У ПА» (отождествляя их с украинцами в целом). Украинец может сделать карьеру, но при условии, что он «забудет» о своем происхождении. Все попытки украинцев вернуться на земли предков неуклонно блокируются.

Довольно болезненным остается вопрос о греко-католической церкви, к которой принадлежит половина из 200— 250 тыс. украинцев, живущих в Польше. Поляки преднамеренно допустили упадок или даже разрушение множества украинских церквей на Лемковщине, многие из которых насчитывали многовековую историю, а это вызывает сильнейшее раздражение украинцев в Польше и на Западе. Не меньше беспокоит украинцев упорное нежелание польской католической иерархии поддержать назначение епископа для украинских католиков. Говоря обо всем этом, в оправдание полякам (так же, как и чехам и словакам) следует заметить, что они не всегда самостоятельно определяли политику по отношению к украинским меньшинствам. За украинскими общинами в Восточной Европе следило бдительное око Москвы. А она всегда была готова дать настоятельный «совет» своим сателлитам, как им следует решать украинский вопрос.

Главной функцией украинских общин за рубежом, в особенности на Западе, было сбережение политических и культурных ценностей и традиций несоветской Украины. Не менее важной задачей была защита украинских национальных интересов в условиях, когда украинцы в УССР вынуждены были молчать. Если бы не йеустанная деятельность диаспоры, Украина могла остаться совершенно никому за пределами СССР не известной землей. Не удивительно, что взаимоотношения между советской Украиной и диаспорой были в целом антагонистическими. Эмигранты первой волны оставались привя-занньїми к своей церкви, последующие поколения— особенно «перемещенные лица» — сохранили приверженность национализму. И те, и другие имели основания по меньшей мере с подозрением относиться к Советам. Тем временем пропаганда,

709

извергаемая из УССР, неизменно изображала зарубежных украинцев «лакеями капитализма, фашизма и Ватикана». Таким образом, отношения между родиной и диаспорой, которые могли бы быть взаимовыгодными (прекрасный пример — Армения), не принесли никакой пользы украинцам ни той, ни другой стороны. Советские украинцы не могли воспользоваться украинскими общинами за рубежом как окном на Запад, столь необходимым для них, а украинская диаспора оставалась без культурной и демографической подпитки, в которой она отчаянно нуждалась.

Несмотря на то, что украинцы диаспоры с головой окунулись в поток жизни обществ, где им приходится жить, и растворились в нем, они все же осознают преимущества принадлежности к своей этнической группе. Однако время работает не на диаспору. Украинцы, не видевшие своей исторической родины и не поддерживающие с ней контактов, все более отчуждаются от нее. Процессы ассимиляции набирают силу. Остается только надеяться, что с утверждением независимости Украины украинцы в диаспоре и на родине найдут силы и время для плодотворных взаимовыгодных отношений.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. 28. УКРАИНСКАЯ ДИАСПОРА - Исторические науки
  2. 29. НОВАЯ ЭРА - Исторические науки
  3. 27. ЭМИГРАЦИЯ - Исторические науки
  4. 9.2. XVII век в истории России - Исторические науки
  5. 21.2. Основные этапы развития страны Советов в довоенный период (X. 1917 г. - VI. 1941 г.). - Исторические науки
  6. ВВЕДЕНИЕ - Экология и природопользование
  7. 6.3. Народнохозяйственная и хозрасчетная эффективность использования отходов материального производства - Экология и природопользование
  8. 10.1. Социально-экономическое значение экологического аудита - Экология и природопользование
  9. 10.2. Экологический аудит за рубежом - Экология и природопользование
  10. 16.2. Ценностные отношения как содержание воспитательного процесса - Педагогика
  11. Українське національно-культурне відродження - Культурология
  12. 2. Экономические районы - География
  13. Словарь терминов - География
  14. Использованная литература - География
  15. § 2. ЗВЕРТАННЯ - Деловой язык
  16. § 2. ПОЯСНЕННЯ до ФОРМ РОДОВОГО ВІДМІНКА однини ІМЕННИКІВ ДРУГОЇ ВІДМІНИ - Деловой язык
  17. Лекция 14 РЕЛИГИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН - Религоведение
  18. Лекиия 16 ХРИСТИАНСТВО - Религоведение
  19. Глава 7. РУССКИЕ ЗЕМЛИ И КНЯЖЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХІП - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XV в. МЕЖДУ ОРДОЙ И ЛИТВОЙ - Исторические науки
  20. Глава 13. РУССКАЯ КУЛЬТУРА XIII-XVII вв. - Исторические науки

Другие научные источники направления Исторические науки:

    1. Г.Б. Поляк, А.Н. Маркова. Всемирная история: Учебник для вузов. 1997

    2. Плохих С. В. Ковалева З. А.. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА. ВЛАДИВОСТОК - 2002 г.. 2002