Валеология

В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с.
§ 5.
Новый образ духовной жизни: стереотип творчества и разума
Мы недовольны всепроникающей массовой культурой, вытесняющей культуру подлинную, несовместимой с какой бы то ни было духовностью и индивидуализмом в любых его проявлениях.

Мы недовольны нашей системой образования, которая порождает конформистов и вдалбливает в головы стереотипы, формируя людей с "законченным" во всех смыслах образованием, вместо того чтобы воспитывать оригинальных мыслителей.

Нам недостает инициативных, духовно свободных людей со свежими подходами к актуальным проблемам. Мы остро нуждаемся в их творческих идеях, смелых проектах и новых представлениях о жизни. Мы повсюду наталкиваемся на стереотипы: в мышлении, поведении, общественной жизни — и не умеем их преодолевать. Если бы мы могли стать чуть более открытыми и раскованными, чуть менее подверженными стереотипам, чуть более непосредственными — насколько меньше было бы у нас проблем. Нам не хватает творческого начала, творческого подхода к жизни, творчества во всех его формах.

Для творчества необходима возможность выхода за пределы "своей" системы координат, привычных способов решения задачи, своего представления о мире, возможность перехода, хотя бы кратковременного, на другую платформу, другую точку зрения, с которой человек сможет увидеть невидимое из "своего мира" решение. Однако такие переходы из одного субъективного мира в другой очень непросты, им многое сопротивляется в человеке.

В то же время существуют ситуации и условия, в которых такие перемещения существенно облегчаются.

Картиной мира мы будем называть мгновенный (на данный момент) срез модели мира.

Из каких элементов состоит картина мира? Как считают многие исследователи, основными ее компонентами являются мотивы. Мотив представляет собой психическое напряжение, обладающее не только величиной, но и направленностью. Поэтому мотив может побуждать к активности, нацеленной на удовлетворение определенных потребностей. Функция мотивации — смысло-образующая. Это оценка, взвешивание конкретных жизненных обстоятельств и предполагаемых в них действий, придание им личностного смысла. Можно сказать, что изменение мотивов преобразует, деформирует все поле готовности к различным событиям. Поэтому мотивация и порождает целенаправленное поведение. Основными функциями мотива являются инициация, селекция и переключение действия.

340

Потребности человека и социология образа жизни

Личность характеризуется не просто совокупностью мотивов, но и их организацией — системой, в которую они объединены. Среди разнообразия систем первенство принадлежит иерархии. Что выступает в роли фактора, подчиняющего мотивы друг другу? Прежде всего — конечность жизни человека. Именно осознание этого фундаментального ограничения заставляет психику организовывать себя в соответствии с некоторыми основополагающими идеями. Учет своего жизненного ресурса вынуждает выстраивать мотивы, цели и ценности в иерархию, определяя для себя их приоритеты.

Мотив определяет появление цели как чего-то желаемого в будущем. Цель — образ того, к чему направлен мотив. Поэтому цель и способна осуществлять связи между будущим и настоящим. Возникновение таких связей позволяет цели как образу будущего влиять на настоящее и формировать его. Возникает цепочка: возникновение потребности — развитие на ее основе доминирующей мотивации — целенаправленная деятельность по удовлетворению данной потребности. Здесь будущее выступает как форма опережающего отражения, посредством которого человек приспосабливается к еще не наступившим событиям.

Временная перспектива, таким образом, структурируется, в нее включаются мотивы и намерения, которые могут осуществиться в будущем.

Считается, что в физическом мире будущее не влияет на прошлое.

В психике этот принцип причинности нарушается: в нем ожидаемое (предполагаемое) будущее может воздействовать на настоящее.

Установка может быть понята как занятая личностью позиция, определенное отношение к стоящим перед ней целям, выражающееся в избирательной мобилизации и готовности к деятельности, направленной на их осуществление. Неудивительно, что если человек шел к цели многие годы и это движение обеспечивалось мощными установками, то при ее достижении могут возникать патологические состояния, "болезни реализации* — как следствие резкого падения мобилизующего напряжения.

Среди целей, структурирующих модель мира, выделяются особо ценные — идеалы. Идеал занимает господствующее, верховное положение в иерархии целей, поэтому он способен подчинить все нижележащее и монополизировать поведение человека. Идеал как сверхценная идея собирает, концентрирует в себе огромную энергию. Идеалы включают представления и о желаемом будущем, и о личных перспективах в социальном и нравственном отношении. Воплощение идеалов или субъективное ощущение приближения к ним сопровождается мощнейшими положительными эмоциональными переживаниями, совершенно необходимыми каждому человеку.

На высшем уровне иерархии ценностей находится смысл жизни. Жизнь становится непереносимой для тех, кто не имеет цели, для которой стоило бы жить, которой стоило бы добиваться. Утрата смысла жизни порой равносильна смерти. Если человек плохо понимает, для чего он живет, то он не способен устоять в жизненной борьбе, оценить свои возможности. Изучая пациентов, предпринявших суицидальные попытки, психологи обнаружили, что к решению покончить с жизнью их привела негативная оценка перспектив и потеря способности управлять своими делами.

341

Валеология образа жизни

Ощущение полноты жизни возникает у человека, когда он самореализуется, то есть воплощает свои идеалы, используя свои таланты и способности, и при этом его не вынуждают поступать против своих убеждений, своей системы ценностей, против того, что имеет для него особый субъективный смысл.

Избыточная инерционность системы ценностей проявляется как косность, психическая догматизация убеждений: человек слишком многое считает для себя невозможным, отгораживая себя тем самым от изменяющейся действительности. С другой стороны, слишком подвижная, неустойчивая система ценностей отражается в обесценивании общепринятых норм, во вседозволенности.

Структура установок и мотивов осознается человеком как личные ценности и субъективные смыслы.

Если главную ценность для человека составляет он сам, то его мораль находится на низком уровне — эгоцентрическом. Когда в роли главной ценности выступает не только он сам, но и совокупность людей, объединяемая понятием "свои" (семья, община), уровень развития морали становится групповым. На следующем, более высоком уровне — социальном — главной ценностью считается не только "свой", но и любой человек как представитель человечества. В наше время общество движется к той стадии развития моральных принципов, когда главной ценностью считаются не только все люди, но и все живое, — к экологическому уровню. Ощутить свое место в мироздании можно лишь по отношению к его высшей точке. В большинстве культур в качестве такой точки отсчета выступает представление о Боге. Если человек не боится Бога, не испытывает стыда перед высшей инстанцией, перед истиной, то в его сознании не вырабатывается нормальная иерархия, не организуется система ценностей.

Часто ребенок свободен от догм, алогичен, непредсказуем и даже безудержен. Он очень легко выходит за пределы бессмысленных условностей и бурно радуется успеху самому по себе. С накоплением жизненного опыта у человека формируется система, ограждающая сознание от информации, способной разрушить его внутреннее равновесие, повлиять на его модель мира, — система защитных психологических барьеров. Цензура, как таможенник, инспектирует все поступающее на вход сознания, тщательно контролирует малейшее душевное движение и задерживает опасные сигналы. Она же препятствует удовлетворению антисоциальных инстинктивных потребностей и заставляет влечения искать обходные пути, частичные способы реализации или символические формы.

Итак, психологические барьеры представляют собой систему защиты от травмирующей информации и контроля за социально не одобряемыми побуждениями.

Совокупность целей человека, организующая мышление и поведение, определяется усвоенными ценностями, а вновь поступающие сведения могут потребовать серьезных корректив этих ценностей и даже всей иерархии в целом. Когда защита не допускает глубинных нарушений модели мира, она выступает как система стабилизации личности. Ее благотворное влияние проявляется в устранении или сведении к минимуму отрицательных эмоций —

342

to

Потребности человека и социология образа жизни

страха, тревоги, угрызений совести, неизбежных при критическом рассогласовании собственных представлений о мире с новой информацией.

Защищая собственные интересы, одни возрастные и социальные группы постоянно навязывают другим свои правила, действуя против их воли: взрослые — детям, мужчины — женщинам, белые — неграм, средний слой — низшему слою, ученые — обывателям. Тех, кто отказывается подчиняться этим правилам, превращают в отщепенцев и изгоев. Для этого существуют специальные операции, вынуждающие человека загонять несовместимые с его установками правила в подсознание, что бьет по его самооценке и приводит к глубинному конфликту. Но при этом обеспечивается стабильность общественных отношений.

Свобода как мироощущение личности — тяжкое бремя, она вынуждает принимать решения и брать на себя ответственность за них. Отказ от свободы уменьшает страдания. Борьба за свободу есть борьба против власти родового, кланового над индивидуальным. Всякая идейная группировка, подбор по "вере" посягают на свободу личности вообще и творчества в частности. Ортодоксия имеет социальную природу и означает приоритет коллектива над свободой личности.

Одной из операций, формирующих социальные барьеры, является осмеяние, которое может играть несколько важных ролей.

Во-первых, оно может привести к полной или частичной утрате социального престижа. Нередко того, кто вследствие своей незначительности не может быть ничем напуган, просто высмеивают.

Здесь смех — сознание превосходства.

Во-вторых, высмеивание выступает иногда как трансформированная культурой внутривидовая враждебность. Смешон тот, кто утратил социальный престиж и вышел из-под защиты общественных связей. Утрата достоинства происходит тогда, когда пережитое унижение достигает предела и человек вынужден примириться и делать все, что прикажут. Чтобы сломать человека, надо дать ему осознать и почувствовать собственное ничтожество.

В-третьих, смех — это оружие против известной косности ума, характера и тела, которую общество хотело бы устранить, чтобы получить возможно большую гибкость от своих членов. Здесь высмеивание предстает как социальная кара за косность.

Смех — социален. Его не может оценить тот, кто чувствует себя одиноким, так как он нуждается в отклике. Вместе с тем смех сопровождается определенной нечувствительностью. У смеха нет более сильного врага, чем переживание. Чтобы искренне смеяться, надо на время забыть о жалости, раздражении, заставить замолчать злость и зависть.

Творчество предполагает свободу. Свобода эта заключается прежде всего в умении смотреть на события с разных точек зрения, в многообразии способов взаимодействия с миром. Между тем на пути непредвзятого восприятия окружающих вещей и событий встают психологические барьеры. Они, как шоры, фильтры, линзы, ограничивают и искажают восприятие мира. Коль скоро какую-то часть мира человек не воспринимает, а другая для него деформиро-

343

Валеология образа жизни

вана, он может не усмотреть объективные закономерности во внешней среде, что резко ограничивает разнообразие гипотез, выдвигаемых при решении задач.

По мере возрастных изменений сформировавшаяся у человека модель мира становится не только все более сложной, но и более инерционной — каждая ее трансформация требует все больших усилий. Возникают не только устойчивые критерии, но и целостные сценарии, подсознательные жизненные планы, предопределяющие поведение человека. Излишняя устойчивость системы принципов и критериев препятствует дальнейшему развитию. Ведь наши мнения должны меняться — и потому, что меняется мир вокруг нас, и потому, что меняются наши способы суждения. Признание относительности своей системы ценностей расшатывает предрассудки и устраняет препятствия на пути коммуникации.

Сможет ли человек изменить свои установки и пересмотреть отношение к событиям, зависит от его психической гибкости. При ортодоксальных, плохо корригируемых взглядах обстоятельства жизни могут вызвать столь тяжелые душевные конфликты, что для того, чтобы их пережить, человеку приходится радикально реконструировать свою модель мира. Пытаясь не делать этого, избавить себя от растерянности и страданий, то есть не изменять своих критериев ценности и в то же время адаптироваться (а для этого посмотреть на мир новыми глазами), он ощущает глубинный конфликт, и приходящая на помощь защита замещает реальную жизнь — он строит удобный для себя мир фантазии, мечты и уходит жить в него, как улитка в раковину. Внешне это выглядит как самоизоляция, и чем дольше она продолжается, тем труднее в дальнейшем наладить общение с внешней средой. Для предотвращения столь непродуктив-ной реакции на перемены в окружающем мире следует развивать способность изменять отношение к самому себе, переоценивать и корректировать свой внутренний опыт, смотреть на себя новыми глазами.

Гибкость развивается через понимание того, что если на отдельных этапах жизни многие виды защиты играют положительную, приспособительную роль, то на других они могут оказаться нерациональными, особенно когда приобретают характер привычной стратегии поведения.

Например, человек, не имея должных ресурсов, мог устранить в свое время неприемлемое для себя влечение только вытеснением, так как был слишком слаб, чтобы справиться с собой осознанно. Но когда он стал зрелым, сильным, он оказался способен заменить вытеснение сублимацией; если же он продолжает использовать привычную стратегию, то тормозит развитие собственной личности. Особенно часто бывает, что, добившись большого успеха на каком-то поприще, человек боится свернуть с этого пути, начинает думать, что должен продвигаться и дальше в том же направлении. Японский врач Морита в 1921 году разработал оригинальный метод изменения ориентиров поведения. В начале курса терапии он предлагает отключение от социальной среды, а завершая курс, предполагает полноценное возвращение в нее. Метод ориентирован на помощь людям, страдающим главным образом от трудностей общения, переживающим, что их не понимают окружающие, но не осознающим, что их страдания явля-

344

to

Потребности человека и социология образа жизни

ются следствием того, что они сами не приемлют общепринятых ценностей. Девиз этого метода: "Вы должны жить хорошо, а не чувствовать себя хорошо". Перестройте поведение, тогда и чувствовать себя будете нормально.

Поведение человека в значительной мере определяется его моделью мира. Взаимодействие людей протекает нормально, если их модели мира в значительной мере совпадают или по крайней мере не противоречат друг другу. Иначе поведение одного может показаться другому неправильным, нелогичным, не соответствующим ситуации — отсюда желание поправить партнера, дать ему совет. Это, в свою очередь, может быть воспринято партнером как непрошеное вторжение в его внутренний мир и вызвать сопротивление. Теперь понятно, почему советы следует давать только тогда, когда их настоятельно просят, когда человек самостоятельно пришел к выводу, что надо изменить свою позицию (скорректировать свою модель мира), но не знает, как это сделать; если такая потребность еще не сформировалась, давать советы преждевременно, бесполезно, а иногда и вредно. Вместе с тем лучшие советы — те, которые не имеют притязаний на безусловную обязательность и при этом своевременны.

Напряженность можно преодолеть и с помощью юмора. Это хороший способ разрешения противоречий, средство осмеяния преград, вызывающих ярость, страх и тревогу, помогающее избавиться от беспокойства за счет пони-жения значимости табуированных действий. Смех и слезы — универсальные механизмы разрядки, поскольку в обоих случаях реакция переключается на процессы с существенными вегетативными компонентами, в которых и разря-жается напряжение.

Смех — это особая комическая оценка действительности, построенная на контрасте или неожиданности. Как считал Фрейд, смех возникает потому, что шутки и остроты обладают способностью обходить те барьеры (внутреннюю цензуру), которые культура возвела в психике человека. Юмористическое отношение к событию несовместимо с повышенной тревожностью по поводу его влияния на нашу жизнь. Поэтому смех и защищает нас от чрезмерного напряжения и тем самым продлевает жизнь тем, кто обладает достаточным чувством юмора. Последователи одного из современных религиозных течений даже развили специальную технику восстановления душевного равновесия, в которой используются совместный смех или крик.

Ироничное отношение к себе и к значимости занятой позиции помогает здравому смыслу выйти из своего окостенения. Тогда и удается увидеть, что за тем, что часто встречается, к чему все притерпелись и мимо чего проходят не задумываясь, нередко скрываются наиболее глубокие проблемы. Юмор дает возможность человеку увеличить дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, то есть облегчает самоотстранение. Смех — это отдушина. Посмеявшись над чем-то, человек чувствует себя свободнее. Он осво-бождается от страха перед проблемой, которая начинает выглядеть простой и преодолимой, а следовательно, ситуация становится более управляемой. Человек начинает ощущать себя хозяином положения.

345

Валеология образа жизни

Способность в неловкой или болезненной ситуации увидеть нечто смешное помогает предотвратить внедрение защиты. Недаром считается, что чувство юмора по отношению к собственным проблемам — главный способ защиты одаренного человека. Многие великие ученые обладали им в полной мере. Так, в 1919 году, когда девятнадцатилетний сын А. Эйнштейна — Эдуард спросил отца: "Папа, а почему, собственно, ты так знаменит?", тот рассмеялся, а потом серьезно ответил: "Видишь ли, когда слепой жук ползет по поверхности шара, он не замечает, что пройденный им путь изогнут, мне же посчастливилось заметить это".

Чувствуя, что совершил нечто нехорошее, согрешил, человек переживает собственное ничтожество, морально слабеет, исполняется к себе недоверием — а значит, становится готовым к совершению нового аналогичного поступка, нового греха, как только закончится самобичевание. Специальные обряды исповеди, утешения и отпущения грехов смягчают боль, снижают вероятность рецидивов, но вместе с тем порождают зависимость от тех, кто снимает эту боль и отпускает грехи. Облегчая душевный конфликт, исповедь требует от исповедующегося значительного усилия для преодоления препон, связанных со стыдом, страхом быть превратно понятым, трудностью выражения словами своих переживаний. В то же время исповедь, как хорошо построенный и доброжелательно осуществленный психологический дренаж, дает человеку возможность описать не только совершенные поступки, но и рассказать об отброшенных возможностях.

Когда человек говорит о своих проблемах — это уже определенная форма реагирования (замещение), уменьшающая для исповедующегося диссонанс между внутренним состоянием и реальными поступками. Кроме того, говоря о себе, человек поневоле становится и слушателем. Возникающая обратная связь помогает ему лучше разобраться в себе, переоценить свои поступки.

Эффективность исповеди определяется не только снятием напряжения путем разделения ноши с другим, но и за счет переложения на него части ответственности. Исповедь вызывает своего рода духовный взрыв, который очищает и обезболивает. Возникающее после удачной исповеди состояние освобождает от отрицательных эмоций, а перестройка системы ценностей, сопровождающаяся душевным подъемом и нормализацией самооценки, снижает риск рецидива и дает надежду на лучшее поведение в будущем.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. § 2. Различные подходы к оценке здоровья - Валеология
  2. ТЕМА 6. Мир человека как культура - Культурология
  3. Краткий терминологический словарь - Культурология
  4. § 1. Жизнь человека как форма существования одухотворенной материи - Валеология
  5. тема 16Общество и культура как предметы философского анализа - Философия
  6. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с. - Валеология
  7. 16.2. Ценностные отношения как содержание воспитательного процесса - Педагогика
  8. 18.1. Понятие метода воспитания - Педагогика
  9. Вильфредо Парето. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ* - Социология
  10. Лекиия 15 БУДДИЗМ - Религоведение
  11. Лекиия 16 ХРИСТИАНСТВО - Религоведение
  12. Лекиия 18. «Новые религии» XX столетия и будущее религии - Религоведение
  13. Бультман Р. НОВЫЙ ЗАВЕТ И МИФОЛОГИЯ - Философия
  14. Ортега-и-Гассет Х. ВОССТАНИЕ МАСС - Философия
  15. ВВЕДЕНИЕ - Исторические науки
  16. Глава 17. РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVIII в. - Исторические науки
  17. Глава 4. ИСКУССТВО КАК СТАНОВЛЕНИЕ ВИДИМОЙ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ - Культурология
  18. Глава 14. ЕВРОПА И ВИЗАНТИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА - Культурология
  19. Глава 16. НАУКА КАК УНИВЕРСАЛЬНАЯ КУЛЬТУРНАЯ СИСТЕМА - Культурология
  20. Глава 17. ОКЕАНИЧЕСКИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЕВРОПЫ В НОВОЕ ВРЕМЯ - Культурология

Другие научные источники направления Валеология:

    1. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга первая.. 1998

    2. В.П. Петленко.. Основы валеологии. Книга вторая. 1998