Валеология

В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с.
§ 6.
Интеллектуально-эмоциональная сторона сексуального переживания
Из сказанного об особенностях сексуального переживания и наслаждения можно сделать вывод, что чувственно-психические раздражители всегда связаны с нейрофизиологическими и интеллектуально-эмоциональными. Любое сексуальное восприятие включает в себя помимо нейрофизиологических компонентов, являющихся его основой, еще интеллектуальные и эмоциональные. Происходит это по двум причинам. Во-первых, потому что у человека чувственно-психическое неизбежно в той или иной мере связано с интеллектуальным и эмоциональным; во-вторых, в большинстве случаев чувственно-психическое трансформируется в интеллектуальную и эмоциональную направленность, переживание, мысль, цель, стремление, мечту.

Можно утверждать, что самым точным показателем и критерием уровня очеловечивания любви является отношение к сексуальному партнеру. Можно также со всей определенностью говорить о том, что по-настоящему любит тот, кто в процессе любовных отношений и особенно в сексуальной любви умеет думать больше о другом, чем о себе.

Животное потому и животное, что заботится только о себе. Человек же потому и человек, что умеет думать, переживать, страдать, бороться, приносить себя в жертву ради любимого существа. Но так вести себя может, только тот, кто сумел справиться с животными инстинктами и заставил их служить его человеческой природе.

Органически присущая внутренняя потребность жертвовать своими интересами ради любимого существа убедительнейшим образом свидетельствует о победе интеллектуального и эмоционального начала в сексуальной любви.

Прежде всего нужно подчеркнуть, что речь идет не о принесении в жертву собственных потребностей, а о способе, которым они удовлетворяются, о возвышенности собственных желаний, целей и идеалов.

Тот, кто думает прежде всего о себе, а потом уже о другом, тоже может быть счастлив в любви, может дать и часто дает такое же счастье своему партнеру.

Однако при таком на первый взгляд трезвом, реалистическом и житейски легко осуществимом подходе один из партнеров или оба сразу неизбежно замкнутся в себе больше, чем это оправдано в любовных отношениях. Спонтанные и бурные сексуальные контакты будут затрагивать у них нейрофизио-логическую сторону сексуальной потребности и отдельные, чаще всего не самые главные, сферы психической жизни. Поэтому и получаемое ими удовольствие, человеческое в своей сути, будет тем не менее не совсем полноценным, поскольку вызывается более низкими пластами физического и психического общения.

Сексуальный партнер, который больше думает о другом, чем о себе, ни в малейшей степени не отказывает себе в сексуальных и других человеческих потребностях, целях, намерениях и идеалах. Он стремится к их осуществлению, как правило, даже энергичнее и настойчивее, чем самый закоренелый эгоист. Но такой участник любовных отношений, любовной борьбы и любовно-

98

Психология любви: тайны очарованной интимности

го соревнования хорошо сознает, что любовь — это не односторонний (как, скажем, при онанизме), а двусторонний процесс, в котором сила, глубина, масштабность и эффективность переживаний зависит от силы, глубины, масштабности, перспективности и эффективности осуществляемых контактов.

В каждом человеке заложены почти в буквальном смысле слова неограниченные возможности развития. Точно такие же почти неограниченные возможности имеются и в сфере сексуальных переживаний. Однако они зависят и определяются тем количеством и качеством взаимокомбинативных отношений, в которые вступает влюбленный. Чем большей поверхностностью и ограниченностью отличаются взаимные контакты, тем более поверхностным и бледным будет испытываемое переживание, и наоборот. Поэтому умные мужчины и женщины стремятся не просто к физической эротической связи, которая немногим отличается от удовлетворения половой потребности у животных, а к возможно более разносторонним, глубоким, полноценным взаимным контактам, где каждая из сторон несет свою долю ответственности.

"Четыре пятых наслаждения заключалось для меня в том, чтобы дать счастье женщинам", — признается Казанова.

Комментируя это откровение, Стефан Цвейг писал: "Он хочет наслаждения за наслаждение, как другой требует любви за любовь, и геркулесовскими достижениями он стремится истомить и удовлетворить не столько свое собственное тело, сколько тело женщины, которую он ласкает". "Надо жить для блага женщины" (Казанова).

Можно только представить, каких высот благородства в любви способны достичь подобные натуры, если бы их страстью не руководило пусть и мощное само по себе, но все же ограниченное в своей сути стремление к одному только "плотскому" наслаждению, будь они способны оценить всю красоту человека, богатство его мыслей и чувств, нежность и тонкость отношений, благородство помыслов и намерений. Влюбленные могли бы тогда почувствовать полную меру подлинного человеческого счастья, идущего от желания и умения делать счастливыми других.

Высказанные выше соображения дают нам основание сделать одно из основных заключений. Как видно, любовь вообще и сексуальная любовь в частности не есть какая-то постоянная, неизменная величина. Она зависит от уровня развития личности, от ее индивидуального, в том числе и любовного, опыта, культуры, привычек, нравственного облика, интересов, от отношения к миру.

Значение сексуальной любви и сексуального наслаждения в жизни индивида зависят также от жизненного опыта, привычек, культуры, интересов и возможностей его партнера. Третьим важнейшим фактором, влияющим на масштабность воздействия (положительного или отрицательного) сексуальной любви и сексуального удовольствия является, по нашему мнению, характер установившихся между влюбленными взаимоотношений.

Чем глубже взаимопонимание, чем лучше влюбленные дополняют друг друга и чем богаче их интеллектуально-эмоциональное общение, чем больше сближаются их желания, намерения, образ действий, направление мечтаний, тем сильнее будет испытываемое ими сексуальное влечение и тем большее удовлетворение они получат от физической близости друг с другом.

?* 99

Валеология любви

Сексуальное удовольствие пытались определить и как специфический, унаследованный от животного мира атавизм, и как сильнейший наркотик, и как физическое и психическое опьянение, и как временное умопомрачение, и как судьбоносный акт счастливой или роковой связи, и как высшее на земле удовольствие, и как праздник всех чувств, и как ничем не заменимый стимулятор физических и психических сил, и как показатель и стимул самочувствия личности, и как причину творческих свершений и жертвенности.

С другой стороны, сексуальное удовольствие определяется и как биологический феномен, и как социальный, и как физический, и как психический, и как явление материальное, и как идеальное, и как стандартно-стереотипное, и как неповторимо-индивидуальное, и как нечто возвышенное, и как нечто низменное, даже как подвиг и как преступление.

В каждом из столь разнообразных и часто взаимоисключающих определений есть известная доля истины, в каждом отражаются определенные функции и проявления сексуального наслаждения — при определенных конкретных условиях.

В силу этого они не могут считаться полными, всеобъемлющими или универсальными. Поэтому мы можем рассчитывать лишь на то, что сумеем более определенно раскрыть некоторые существенные его особенности, показать их роль в различных ситуациях, в общих чертах наметить сложную диалектику и динамику взаимного перехода составляющих его компонентов.

Взгляд на сексуальное удовольствие как на своеобразный атавизм, каким бы односторонним он ни был, имеет известные основания. Состояние и поведение людей во время сексуального удовлетворения действительно иногда напоминают об аналогичном поведении и состоянии животных в такой же ситуации, — прежде всего высших животных. Видимо, именно на этом основании чересчур строгие моралисты объявляют сексуальную связь и сексуальное удовольствие проявлением животного, даже звериного начала.

вернуться к содержанию
вернуться к списку источников
перейти на главную страницу

Релевантная научная информация:

  1. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга третья. 1999.- 433 с. - Валеология
  2. 2.1. Сущность мотивационной сферы и мотивации учения - Педагогика
  3. 8.2. Соотношение развития индивидуальности и воспитания личности - Педагогика
  4. Искусство как феномен культуры - Культурология
  5. § 6. Две модели состояния влюбленности - Валеология
  6. § 4. Сексуальное переживание: одухотворенный акт - Валеология
  7. § 5. Чувственно-психическая сторона сексуального переживания - Валеология
  8. § 6. Интеллектуально-эмоциональная сторона сексуального переживания - Валеология
  9. § 11. Эмоциональная палитра обаяния - Валеология
  10. § 1. Психогигиена пола: сексология и медицинская психология детства и юности - Валеология
  11. § 5. Эмоции: оценка жизненных ситуаций - Валеология
  12. тема I.Религия как предмет исследования - Религоведение
  13. тема 15. Современныйфилософский иррационализм:решение проблем бытия, познания, человекаи личности в различных школах и течениях - Философия
  14. 1.3. Структура педагогической науки - Педагогика
  15. 6.4. Функции обучения - Педагогика
  16. 16.2. Ценностные отношения как содержание воспитательного процесса - Педагогика
  17. Макс Вебер. ОСНОВНЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ* - Социология
  18. Макс Шелер Социология знания* - Социология
  19. § 9. Здоровые потребности и потребность в здоровье - Валеология
  20. § 7. Конституция и эмоции - Валеология

Другие научные источники направления Валеология:

    1. В.П. Петленко. Основы валеологии. Книга первая.. 1998

    2. В.П. Петленко.. Основы валеологии. Книга вторая. 1998