<<
>>

Эфиопия: «революционная военная диктатура» майора Менгисту, марионетки социал-империализма в регионе Африканского Рога

В семидесятых годах Индийский океан стал ареной конкуренции сверхдержав. * Крупнейшие в мире легкодоступные запасы нефти находятся в регионе Персидского залива. Отсюда главные маршруты танкеров тянутся на восток и на запад, в Японию и в Европу.
* Империалисты США контролируют эти маршруты с помощью многочисленных военных баз на африканском побережье Красного моря, от Аденского залива до Оманского, и на острове Диего Гарсиа в Индийском океане. Социал-империалисты также стремятся контролировать этот регион и также создали военные базы на побережье Африки. * Так как северный судоходный маршрут между Мурманском или Архангельском на западе и Владивостоком на востоке бо?льшую часть года перекрыт льдом, основная доля (почти 70%, по западным оценкам) внутренних грузоперевозок между востоком и западом Советского Союза идет через Индийский океан. Социал-империалисты могли получить точку опоры в этом регионе, только сломив господствующее положение, которой империализм США удерживал с конца Второй мировой войны. Эфиопия — образцовый пример применения ревизионистской теории «армии как ведущей силы» в борьбе за господство над Африканским Рогом. Вышеупомянутый классический труд «Классы и классовая борьба в развивающихся странах», оказывается, как мы покажем далее, руководством для неоколониализма в стиле социал-империализма. В 1974 г. находящийся под сильным влиянием США феодальный режим императора Хайле Селассие I был свергнут. Эфиопия, многонациональная страна, «богадельня» Африки, была одной из наиболее отсталых стран мира. Примерно 90% ее населения жило в сельской местности. Капитализм был еще слабо развит. В то же время Хайле Селассие имел одну из наиболее современных армий Африки, поскольку он был лояльным вассалом империализма США на Африканском Роге. Солдатские бунты, крестьянские волнения, забастовки и демонстрации в шестидесятые и семидесятые годы выросли в бурю и смели прогнившие структуры феодального господства.
Власть принял Временный военный административный совет, первоначально составленный из избранных представителей солдат от каждой казармы. 20 декабря 1974 г. этот военный совет представил свою первую программу под лозунгом «Эфиопия прежде всего». Это была буржуазная программа, обещавшая уничтожить феодальные отношения и установить буржуазную демократию. В декларации от декабря 1974 г. мы читаем, например: ««Эфиопия прежде всего» означает «эфиопский социализм», а социализм означает: равенство, опору на собственные силы, уважение к труду, приоритет общественного благосостояния и неделимость эфиопского единства…» («Brennpunkt Nordostafrika 2» («Центр внимания — Северо-восточная Африка 2») из серии «Internationalismus-Informationen 4» («Интернационализм-информация»). — c. 12). В своем большинстве военный совет представлял, таким образом, интересы национальной буржуазии. Программа не была даже антиимпериалистической, так как обещала «по существу продолжать прежнюю внешнюю политику Эфиопии» (там же, c. 9). Свержение режима Хайле Селассие было, тем не менее, огромным прогрессом для рабочих масс и всех прочих антиимпериалистических сил страны. Оно дало им политическую свободу выражать свои классовые интересы. При поддержке прогрессивных интеллигентов крестьяне сформировали крестьянские союзы и приступили к экспроприации крупных землевладельцев. Численно слабый пролетариат также пробудился к жизни. Профсоюзы стали активной политической силой, и молодые марксистско-ленинские кружки быстро завоевали влияние в городском пролетариате и крестьянстве. Рабочий класс призвал к национализации банков, промышленных предприятий и городских земель. Развернулась борьба за ведущую роль в национально-демократической революции, а, значит, за власть. Было только две возможности. * Либо рабочий класс добьется руководства в союзе всех антифеодальных и антиимпериалистических классов и слоев общества. Тогда, под защитой диктатуры этого союза, будут условия для завершения национально-демократической революции и ориентации страны на социализм.
* Или руководство захватит национальная буржуазия и установит диктатуру буржуазии. В этом случае буржуазно-демократическая революция не будет завершена. Буржуазия не может полагаться на народные массы. Так как сама она слаба, она ищет помощи империалистов для подавления масс, что вновь ставит страну в зависимость от империализма. Вследствие внутренней слабости рабочего класса, и особенно неопытности марксистов-ленинцев, борьба за власть в Эфиопии в 1975-1977 гг. закончилась установлением открыто террористической диктатуры. Менгисту Хайле Мариам, председатель военного совета, объявил в «призыве к национальной мобилизации» от 27 августа 1977 г., что всем эфиопам, которые не сотрудничали с военным советом, предстоит тюремное заключение сроком от пяти лет до пожизненного или даже смертная казнь. Угнетение трудящихся в Эфиопии сопровождалось растущим влиянием социал-империализма, который с марта 1977 г. расширил поставки оружия, чтобы помочь находящемуся в затруднении режиму. Народам мира эта поддержка военной диктатуры была представлена как «братская помощь» в рамках «пролетарского интернационализма». Давайте посмотрим, что пишет об этом советский «специалист по Африке» Г. Кокиев в статье, опубликованной 5 января 1977 г. в восточно-берлинском периодическом издании «Asien, Afrika, Lateinamerika»: «Армия, прежде надежный оплот имперской власти, возглавила появившееся в 1974 г. движение за политическое, экономическое и социальное возрождение страны. Этот факт подтверждает политическую зрелость средних и низших военных кадров». Околичностями, как будто стесняясь, этот ревизионист описывает «политическую зрелость» военных кадров в жестоком подавлении рабочего класса, при этом смело утверждая следующее: «Но следует также подчеркнуть, что политика ВВАС (Временного военного административного совета — ред.) не всегда имеет необходимую поддержку рабочего класса. Причиной, по нашему мнению, является прежде всего то, что военный совет не ведет никакой систематической работы в рабочем классе… Реакционные элементы пользуются этим, преувеличивая экономические трудности и пытаясь посеять среди рабочих недовольство новым руководством.
Это объясняет, в частности, забастовку транспортных рабочих Аддис-Абебы в октябре 1975 г., прошедшую несмотря на запрещение военных властей» (G?nter Schr?der. Brennpunkt Nordostafrika 2. — c. 107; выделение наше — ред.). Мы видим — не только по Польше, — что ревизионисты горазды оклеветать борьбу рабочих как «подстрекаемую реакционными элементами». Но Кокиев разоблачил себя в этих нескольких строчках. Мы, марксисты-ленинцы, требуем от подлинно антиимпериалистического правительства, чтобы оно полностью ставило себя на службу рабочему классу. Ревизионист Кокиев, напротив, требует, чтобы «рабочий класс поддерживал политику правительства». Кокиев умалчивает, что рабочие поднялись на забастовку в октябре 1975 г. с требованием выборов народного правительства, как было обещано в программе Временного военного административного совета. Вопреки рассудку Кокиев утверждает: «Так же, как и в других африканских странах, в которых процесс формирования классов еще не закончился и сосуществуют различные переходные уклады, и в Эфиопии никакой неэксплуататорский общественный класс не может претендовать на исключительную роль ведущей социально-политической силы в стране. Эту роль в современной Эфиопии играет скорее революционная демократия в лице национально-патриотических военных, выражающих интересы и устремления рабочих и крестьян, радикальной интеллигенции, мелкой буржуазии и ремесленников. Традиционная разобщенность и разнородность этих общественных сил сделали возможным установление в Эфиопии революционной военной диктатуры…» (там же; выделение наше — ред.). Эфиопская армия была колониальной армией на содержании у империализма. Эфиопские отряды посылались в Корею и Конго для подавления национально-освободительной борьбы. При Хайле Селассие эфиопские офицеры оплачивались по феодальной традиции земельными участками. В лучшем случае такая армия подходит для поддержки социальных реформ на капиталистической основе. По своему буржуазному классовому характеру она никогда не будет способна к действительно антиимпериалистической политике, не говоря уже о том, чтобы взять на себя руководство антиимпериалистической революцией.
Военный совет даже никогда и не рвал с империализмом. Иностранные монополии не трогали. Вместо этого «частные иностранные вложения во многих областях экономики получают широкие возможности, им гарантируется справедливая и соразмерная прибыль» («Декларация об экономической политике социалистической Эфиопии» от февраля 1975 г.). Военные базы США оставались в стране до 1977 г.; и США, и Израиль снабжали режим оружием. Борьба за власть во Временном военном административном совете была не борьбой между представителями капиталистического и некапиталистического путей, как заявляли ревизионисты, а борьбой между марионетками западных империалистов и марионетками социал-империалистов. Верх одержала клика Менгисту, ведущие представители которой, согласно сообщению радио Аддис-Абебы от 23 августа 1979 г., были тайно посланы в некую страну Восточного блока для «обучения» уже в 1976 г., чтобы затем «немедленно приступить к распространению марксизма-ленинизма» (то есть ревизионизма) «в армии и рабочем классе» («Archiv der Gegenwart», 26 августа 1979 г., c. 22 830). Война против освободительного движения в Эритрее прямо демонстрирует, как неразборчивы в средствах социал-империалисты, подчиняя борющиеся за свое освобождение народы своим социал-империалистическим целям. Они не остановятся ни перед каким преступлением — показывает эта война. С помощью режима Менгисту социал-империалисты заполучили возможность решительно расширить свои стратегические позиции на Африканском Роге и оттеснить империализм США. Это обеспечило им плацдарм для доступа к нефтяным месторождениям Аравии и контроля входа в Красное море. Но национально-освободительная борьба народа Эритреи стояла на пути этой последней цели (Эритрея — полоска побережья на Красном море, на которой находятся стратегически важные порты и опорные пункты). Пока Эфиопия была базой империализма США, национально-освободительная борьба эритрейского народа «поддерживалась» социал-империализмом и зависимыми от него ревизионистскими партиями.
Насколько «искренней» была эта поддержка, демонстрирует вышеупомянутая статья Кокиева, в которой об Эритрее говорится следующее: «Приняв власть, новое правительство целеустремленно работало на обеспечение всем эфиопским гражданам равных прав, независимо от их национальности и религиозных убеждений… В ответ некоторые круги раздували еще существующие глубоко укоренившиеся религиозные и этнические различия и политически спекулируя на них. Это вело к росту напряжения, особенно на севере страны, где, начиная с 1962 г., когда Эритрея была лишена своего — в некоторых отношениях автономного — специального статуса решением ООН и прямо включена в эфиопское государство в качестве провинции, националистические элементы предпринимали вооруженные действия, направленные на отделение… Эфиопское правительство, однако, полно решимости укрепить единство страны и защитить ее территориальную целостность» (G?nter Schr?der. Brennpunkt Nordostafrika 2. — c. 113). Чтобы замаскировать свои социал-империалистические цели, советские ревизионисты помогают скрывать все свидетельства колониальных преступлений империализма. Но у лжи короткие ноги. Мы приводим здесь точку зрения по вопросу Эритреи, представленную социалистическим Советским Союзом на 5-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1950 г. Она так же приложима к сегодняшнему социал-империалистическому Советскому Союзу: «Аргументы, выдвигаемые против предложения предоставить Эритрее немедленную независимость, те же самые, что обычно выдвигаются в защиту колониальной системы… Логически последовательно, что делегация СССР отклоняет предложение о федерации Эритреи с другим государством, так как такая федерация игнорировала бы право эритрейского народа на самоопределение, препятствуя Эритрее в осуществлении этого права. Делегация Советского Союза основывает свою позицию на факте, что такое решение было бы навязано эритрейскому народу без его согласия и поэтому нарушило бы фундаментальное право народа на самоопределение… Конечно, этот вопрос ни в коем случае не может быть решен соглашением между колониальными державами. Федеративное решение действительно было выдвинуто колониальными державами во главе с Соединенными Штатами» (цит. по: Memorandum Eritreische Volksbefreiungsfront (EPLF) (Меморандум Народного фронта освобождения Эритреи (НФОЭ)), март 1979 г., c. 16). С подачи империализма США «федерация» тогда была одобрена ООН, притом, что социалистические и народно-демократические страны голосовали против. С точки зрения социал-империалистов, сегодня «эфиопская революция», «гарантирующая всем эфиопским гражданам равные права», делает право самоопределения для народов в Эфиопии ненужным. Это — также явное искажение марксизма-ленинизма, это — настоящий буржуазный национализм. Неоднократно звучавшее возражение социал-империалистов, что эритрейское освободительное движение удобно для империализма США — даже если бы оно было верно — вовсе не причина ставить под вопрос право народов на самоопределение. «То обстоятельство, что борьба за национальную свободу против одной империалистической державы может быть, при известных условиях, использована другой «великой» державой в ее одинаково империалистских целях, — так же мало может заставить социал-демократию отказаться от признания права на самоопределение наций…» (В.И. Ленин. Социалистическая революция и право наций на самоопределение. — В.И. Ленин. ПСС, т. 27, c. 258). Как бы ни юлили социал-империалисты, из-за убого сляпанного ими «социалистического» фасада все более выходят на свет их бесстыдные великодержавные устремления. С 1977 г. эфиопская армия вела жестокую кампанию против эритрейского народа с помощью кубинских наемников, советского оружия и военных советников. Эритрейская ассоциация помощи обратилась к миру 5 января 1982 г.: «Военная машина накатывается и уничтожает без числа людей и имущество на своем пути. Люди пытаются бежать от ужасов войны, но теряют жизни при бегстве, а «удачливые», которые смогли убежать, окажутся в лагерях беженцев в страшной бедности… Есть существенные признаки, что эфиопское правительство готовит новое наступление против Эритреи. Столь тревожным и пугающим предстоящее наступление делает введение в использование эфиопской армией нового смертоносного оружия. Известно, что эфиопское правительство недавно пришло к решению использовать нервно-паралитический газ в очередном наступлении на Эритрею» (листовка Эритрейской ассоциации помощи от января 1982 г.). Кто выгоняет волка через переднюю дверь, должен быть очень осторожен, чтобы не впустить тигра через задний ход. Эфиопия — предупреждение и урок народам, борющимся за свое освобождение от империализма.
<< | >>
Источник: Дикхут В.. Реставрация капитализма в Советском Союзе. 1988

Еще по теме Эфиопия: «революционная военная диктатура» майора Менгисту, марионетки социал-империализма в регионе Африканского Рога:

  1. Эфиопия: «революционная военная диктатура» майора Менгисту, марионетки социал-империализма в регионе Африканского Рога