<<
>>

КОНФРОНТАЦИЯ ИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО

«Когда Ассур придет в нашу землю и вступит в наши чертоги, мы выставим против него семь пастырей и восемь князей. И будут они пасти землю Асура мечом и землю Немврода в самых воротах ее» Книга пророка Михея В своём труде «Цивилизация перед судом истории» А.
Д. Тойнби описывает около 20-ти цивилизаций, существовавших в истории человечества. У всех этих цивилизаций были периоды подъёма, рассвета и заката. Часть из них полностью прекратила своё существование, почти никак не повлияв на последующее развитие человечества. К таким цивилизациям относятся, к примеру, аборигены Американского континента доколумбовых времён. Другие, закончив своё существование, оказали значительное влияние на последующие цивилизации. Таковой можно считать греко-римскую цивилизацию (или две отдельные цивилизации: греческую и римскую), оказавшую сильное влияние на теперешнюю западную цивилизацию. Некоторые цивилизации известны уже несколько тысячелетий. Такие, как китайская или индийская. За время своего существования они претерпевали довольно серьёзные изменения. Все предыдущие цивилизации существовали на какой-то части земного шара. Даже захватывая соседние территории, в период своего расцвета, они занимали только часть материка. Так римляне захватили часть Европы, северную Африку и небольшую часть азиатского континента. Ещё большей по площади оказалась территория завоёванная монголами. Китай, Дальний Восток, южная Сибирь, часть древней Руси, Средний и Ближний Восток. И всё же, это был ограниченный участок одного континента. Цивилизации могли существовать параллельно, ничего или почти ничего не зная, друг о друге. Рим и Китай. Эти две империи, практически не общаясь, существовали в одно и то же время на одном континенте. Каждая из них считала себя центром мира. А на другом континенте индейцы Америки строили свою цивилизацию, даже не предполагая о существовании каких-то других народов на планете.
В отличие от всех предыдущих, западнохристианская цивилизация оказалась первой, проникшей во все уголки земного шара. Центр её сначала находился в Европе, а ко второй половине XX века переместился в Северную Америку. Далеко не везде она утвердилась, как в Северной Америке или Австралии, но разработанные ею средства транспорта и связи соединили между собой все народы и континенты. В последние десятилетия можно наблюдать стремление западной цивилизации, а особенно США, экспортировать свой политический уклад и культурные ценности в страны так называемого третьего мира. Этот экспорт должен служить предотвращением развития какой-либо другой цивилизации, не дай бог, враждебной западной. Конечно, с точки зрения всевозможных либералов это звучит кощунственно. Но если трезво взглянуть на этот вопрос, то как можно охарактеризовать призывы лидеров западных стран к построению демократии в странах третьего мира? Трудно сказать, насколько успешно протекает этот экспорт. С одной стороны, своя многовековая история, отличная от истории западного мира, ментальность, религия, различные другие факторы не очень-то позволяют «росткам демократии» закрепиться в почве этих стран. Даже если в таких странах и происходят «свободные» выборы власти, то до подлинных демократий, которые существуют в развитых странах, им ещё далеко. Часто у новоявленных выбранных глав торчат уж слишком большие американские уши. Так, к примеру, после военной операции США по освобождению Афганистана от талибов главой афганского правительства был «выбран» Хамид Карзай. Как тут же выяснила пресса, ранее он был платным консультантом компании «Юнокал», одной из ведущих нефтяных компаний США. С другой стороны, благодаря кино, телевидению, интернету, да и различным техническим новинкам, входящим в быт в арабских странах, молодёжь там всё больше симпатизирует хотя бы некоторым сторонам жизни на западе. Взять даже Иран, чей президент ругает запад при любой возможности и превозносит исламские ценности. Иногда по телевизору показывают репортажи с улиц Тегерана.
В толпе, идущей по улице можно увидеть немало людей одетых на западный манер. Одежда женщин довольно яркая. Их обязательные платки надеты чисто символически - на макушке, хотя обычай предписывает им полностью закутывать голову. На их лицах можно разглядеть косметику. Один из депутатов иранского парламента от религиозных консерваторов, Али Мотахари, обвинил президента страны Махмуда Ахмадинеджада в том, что он потворствует фривольному поведению среди жителей страны. В интервью Agence France-Presse, он пожаловался на Ахмадинеджада. Заявил, что многие иранские женщины разгуливают по улицам в неподобающей одежде, а президента это совсем не заботит. - Это же настоящая сексуальная провокация! Следующим шагом, похоже, будет открытие ночных клубов и кабаре, - возмутился Мотахари. Он также рассказал журналистам о высказываниях Ахмадинеджада по поводу действий полиция нравов. Президент считает, что полиция нравов проявляет чрезмерное усердие, наказывая женщин, одевающихся в соответствии с собственными представлениями о красоте и игнорируя местные обычаи. А ведь был уже в истории, своего рода, экспорт уклада и культурных ценностей от более развитой цивилизации к менее развитой. Было это в эпоху Римской империи. Римляне воевали и заключали мир с различными германскими племенами. А с некоторыми из этих племён даже договаривались об охране собственных границ. В качестве гарантии соблюдения договора у римлян было принято брать в заложники детей, родственников вождя племени. Дети эти жили лет 10 в Риме. Их кормили, одевали, учили языку. Они наслаждались всеми прелестями развитой цивилизации, росли и взрослели в цивилизованной среде. А позже возвращались в свои племена, живущие на порядок или на несколько порядков хуже. Германцы из племён, служивших на границах империи, так же могли приобщаться к прелестям римской цивилизации. Продолжалось это почти 3 века. В итоге, германцы вторглись на территорию империи и, в конце концов, завоевали её. В последнее время начинает крепнуть и обратный процесс – исламизация западного мира.
Об этом уже говорилось выше. Когда поток эмигрантов в страны западного мира только начинался, была надежда на то, что если не сами эмигранты, то их дети интегрируются в западном обществе. Эта надежда себя не оправдала. Если первое поколение эмигрантов лояльно относится к принявшей их стране, то во втором, а особенно в третьем поколении можно наблюдать растущую радикализацию. В целом, вместо растворения в среде европейцев, можно наблюдать всё расширяющиеся анклавы компактного проживания мусульманских общин в Европе. Всё больше новых мечетей можно встретить в европейских городах. В 2007 году в Британии было проведено социологическое исследование в среде иммигрантов. Согласно результатам этого исследования, треть британских мусульман заявили, что им ближе братья по вере из других стран, нежели сограждане-англичане. Кроме того, социологическое исследование показало существенные изменения настроения иммигрантов. В их среде «уменьшается престижность образования, растет конфессиональная составляющая в определении идентичности, учащаются проявления их активного сопротивления государственной власти». К 2011 году количество англиканских церквей (1700) и количество мечетей (1689) в Британии практически сравнялось. В том же году в стране действовало 85 шариатских судов в параллельном мусульманском обществе. Премьер-министр Дэвид Кэмерон, озвучивая эти данные, назвал всё это испорченными плодами мультикультурализма. В результате гарантированной свободы предпринимательства деньги исламских лидеров проникают в демократические страны и дают их хозяевам возможность влиять экономически, политически и морально (через средства массовой информации) на западный мир. Западную цивилизацию не может не тревожить тот факт, что коренные европейцы и американцы, разочаровавшись в ценностях западного мира, принимают ислам. Более того, они начинают принимать участие в исламской террористической деятельности. Исламский терроризм это ещё один действенный путь влияния на западное общество. Затрачивая на проведения терактов относительно небольшие средства, он вынуждает западные страны вкладывать очень значительные средства на свою защиту.
Кроме того, терроризм вызывает страх у простого обывателя. Я знаком с жителями Нью-Йорка, которые после теракта 11 сентября, целый год боялись появиться на Манхэтэне. Примером такого страха может служить факт отказа 62-х французских издательств напечатать книгу Елены Чудиновой "Мечеть Парижской богоматери”, о чём уже упоминалось ранее. Другим примером может служить действия Европейского центра мониторинга расизма. Этот центр подготовил 112-страничный доклад об антисемитизме в Европе, но признал его публикацию нецелесообразной. Хотите узнать, в чём причина? Они побоялись породить болезненную реакцию мусульман Европы. В своём доме европейцы живут с оглядкой на пока ещё относительно немногочисленную, поселившуюся у них, мусульманскую диаспору. Уже сегодня они бояться пользоваться той свободой слова, которой так гордятся. Что же будет, когда число мусульман увеличится хотя бы вдвое от теперешнего их количества? Современное западное общество, даже осознав явный провал политики мультикультурализма, не сильно продвинулось в изменении этой политики. Ниже приводятся выдержки из прессы западных стран сегодняшнего дня: Германия: «Высший суд Берлина отпустил на свободу Замира М. (Samir M.) и Хани Н. (Hani N.), задержанных 8 сентября по подозрению в подготовке теракта. Прокуратуре не хватило доказательств для начала судебного процесса в их отношении, пишет Spiegel. 24-летний гражданин ФРГ ливанского происхождения и 28-летний уроженец сектора Газа попали в поле зрения правоохранительных органов, когда пытались закупить крупную партию химикатов, из которых можно сделать взрывное устройство. Прокуратура заподозрила, что они занимались подготовкой теракта в Берлине. Предварительное расследование по этому делу продолжалось два месяца и только в начале сентября завершилось задержанием. Однако судья посчитал, что полиция поторопилась с операцией по захвату, так как собранных доказательств недостаточно, чтобы начать судебный процесс. Задержание подозреваемых произошло в преддверии десятой годовщины терактов 11 сентября, а также визита папы Римского в Германию.
У Замира М. и Хани Н. не нашли готового взрывного устройства, но то, что они закупили большую партию необходимых для этого реактивов, а также их связи с радикальными исламистами позволили полиции выдвинуть против них подозрения. В квартире Замира М. полиция уже проводила обыски в 2009 году и нашла у него джихадистскую литературу. В сентябре того же года берлинские власти не выпустили его из страны, опасаясь, что он собирается примкнуть к боевикам на афгано-пакистанской границе. Во время слежки за Хани Н. полиция раскрыла его тесные контакты с радикальными салафитами.» Голландия: «В Гааге владельцы собак внезапно оказались в центре межконфессионального спора. Местные мусульмане выразили недовольство огромным количеством четвероногих в городе. По их мнению, жить бок о бок с животными негигиенично и даже оскорбительно. Дошло до того, что владельцев собак в открытую называли преступниками. "Мусульмане Гааги требуют запретить собак", — заголовки в голландской прессе шокировали европейцев. Все же столица Нидерландов — один из самых "собачьих" городов в Европе, а службы выгула питомцев даже в кризис — процветающий бизнес. Каждое утро на пляже под надзором специалистов резвятся десятки псов. "Мы, мусульмане, считаем, что это негигиенично — держать собаку в доме, — отметил представитель городского совета Гааги от партии ''Исламские демократы" Хасан Кучук. — Заблуждение западной цивилизации в том, что люди относятся к собакам, как к своим игрушкам.» Великобритания: «В ближайшие дни в британской столице ожидается массовая кампания по введению традиционного исламского закона. На въезде в районы с преимущественно мусульманским населением будут развешены постеры и плакаты, сообщающие о границах дозволенного. Лидеры исламистов заявили, что доступ "неверным" в эти районы будет закрыт, а следить за соблюдением всех норм шариата будет собственная полиция.» Такого рода новости сегодня встречаются в прессе любой западной страны. Может ли читатель представить подобные требования христиан в Иране или Саудовской Аравии? А как действовала бы судебная система этих стран, рассматривая дело своих граждан, выходцев из христианских стран, связанных с экстремистами и закупающих материалы, из которых можно создать бомбы? Чтобы сделали бы коренные жители Исламабада или Каира, позволь себе христианские иммигранты критиковать их образ жизни? Как действовали бы власти этих городов, посмей эти иммигранты закрыть районы своего проживания для остальных жителей? Даже испанские футбольные гранды «Реал» и «Барселона» убрали кресты со своих эмблем – по настоянию денежных шейхов с Ближнего Востока, где у означенных клубов сладкие гешефты. Наверное, предки современных испанцев, герои реконкисты, в гробах перевернулись, узнав об этом. Для тех, кто не знаком с термином реконкиста, объясню: реконкиста – это процесс отвоевания испанцами, каталонцами и португальцами (т.е. христианами) — земель на Пиренейском полуострове, занятых арабами. Закончился этот процесс к концу XV века. А сейчас, похоже, он движется в обратную сторону. Да что там футбольные клубы. Мусульмане, живущие в Швейцарии, замахнулись на государственный флаг. Крест, изображённый на флаге, оскорбляет их религиозные чувства. Пока ещё последователи пророка Мухаммеда своего не добились, но сам факт, что малочисленные некоренные жители станы могут себе позволить такие выпады, уже говорит о многом. На сегодняшний день Количество мусульман в Швейцарии достигло 6%. Среди них много албанцев, которые получили пристанище в Швейцарии во времена гонений на них в Косово. Вот это небольшое количество, часть которого должно быть благодарно стране за то, что приютила их, посягают на государственный флаг. Что же ждёт Швейцарию, с её низкой рождаемостью, когда количество мусульман возрастёт хотя бы вдвое. Лет 50 назад вряд ли бы рискнули мусульмане вести себя таким образом в Европе. И не только потому, что их там было ещё очень мало, а потому что атмосфера там была совсем другая. Благодаря активным действиям либеральных демократов у населения Европы пропадает уважение к своим ценностям. Зато растёт трепетное отношение к мусульманам. Попытайтесь трезво посмотреть на претензии европейских мусульман. Вот что об этом пишет, упоминавшаяся здесь Елена Чудинова: «Представьте себе, что в ваш дом пришли гости. Неважно, из другого города они или соседи по этажу. И заявляют: свинину вы больше не едите, собаку должны выгнать на улицу, летнюю открытую одежду выбросить, а нам выделите большую комнату, подходящее питание и просторное помещение для молитв. Что вы им на это ответите? Пошлете куда подальше или толерантно выполните все требования? И если пойдете на это, что будет через некоторое время? Правильно, список запросов вырастет.» В 2011 году американский пастор Терри Джонс сжег Коран. Этим поступком он спровоцировал многотысячные манифестации протеста мусульман во многих арабских странах, а так же нападения на базу НАТО и представительство ООН в Афганистане. Многие политики, общественные и религиозные деятели западных стран с осуждением высказались против поступка пастора. По их мнению, этот поступок вбивает клин в добрые отношения с мусульманскими странами. Действительно, в результате его поступка погибли люди. Но почему такой стройный хор этих деятелей не звучит, когда в мусульманских странах сжигают флаги западных стран или оскверняют христианские церкви? Почему запад просто не замечает этих поступков? Современный европейский (или американский) житель, увидев в новостях кадры, на которых жители Ирана топчут горящий флаг его станы, не выходит разъярённый на улицу, бить окна в иранском посольстве. Максимум, как он отреагирует, это расскажет об этом эпизоде назавтра коллеге по работе. А вообще, ему это по барабану. Не так давно, проведённый опрос показал, что 95% американцев не знали, где находятся Египет, Тунис, Марокко, Ливия, Йемен. Для них все эти страны на другой планете находятся. Чего ради на этих инопланетян реагировать. Ладно бы речь шла о простом обывателе. Я не слышал об официальных нотах протеста западных стран по такому поводу. И если случай, подобный случаю с пастором, на западе происходит раз в несколько лет, то сжигание флагов или антихристианские выступления в мусульманских странах происходят по нескольку раз в год. А те же политики, общественные и религиозные деятели западных стран, которые осуждали пастора, предпочитают этого не замечать. Допустим, все эти деятели считают, что не должны навязывать свои принципы мусульманским странам. Их видение мультикультуризма базируется на том, что каждый мусульманин в своей стране может жить так, как ему заблагорассудится. Но почему же в своих собственных странах они позволяют осквернять религиозные святыни, стыдливо закрывая на это глаза? Ориана Фаллачи, итальянская журналистка, много лет живущая в Америке, написала книгу «Ярость и гордость». Книга эта, являющаяся жестким антиисламским памфлетом, появилась на свет после трагедии 11 сентября 2001 года. В ней она описала событие, произошедшее в старинном европейском городе – Флоренции. На Соборной площади во Флоренции мусульманами из Сомали была установлена огромная палатка. Это была палатка протеста итальянскому правительству, которое не хотело продлевать их паспорта и разрешать въезд в страну их родственникам. Установили её прямо перед собором Санта Мария-дель-Фьоре, в нескольких шагах от Баптистерия Сан-Джованни. Этот кафедральный собор, самое знаменитое из архитектурных сооружений флорентийского кватроченто. На момент завершения постройки в 1434 году он был самым большим во всей Европе. Баптистерий построен раньше собора. Это самое старое здание Соборной площади также является христианской святыней. Итак, на площади стоит палатка, откуда периодически раздаётся голос муэдзина, записанный на магнитофон. Он взывает к правоверным, попрекает неверных и, при этом, заглушает прекрасный звон колоколов собора. Мало того, «желтые полосы мочи оскверняли тысячелетний мрамор Баптистерия, так же как и его золотые двери... Желтые полосы мочи, зловоние экскрементов, перекрывающих вход в Сан Сальваторе-аль-Весково, изумительную романскую церковь IX века, прямо рядом с площадью, и которую сыны Аллаха превратили в отхожее место.» А что же власти? Где, в конце концов, реакция простых горожан – христиан – которые с детства посещают этот собор и эту церковь? Ориана Фаллачи обратилась к мэру Флоренции, с просьбой принять меры. - Вы правы. Действительно правы, – ответил мэр и не сделал ничего. Палатка простояла ещё три месяца. Тогда журналистка позвонила одному из главных полицейских чинов города: «Уважаемый полицейский, я не политик. Когда я обещаю что-то, я действительно делаю это. Если до завтрашнего дня вы не уберете чертову палатку, я сожгу ее. Клянусь честью, сожгу ее, и даже полк солдат не сможет помешать мне. Можете меня за это арестовывать. Я хочу, чтобы на меня надели наручники, арестовали и заперли, арестовали! Так, чтобы газеты и телевидение сообщили, что Фаллачи была заключена в тюрьму в ее собственном городе за защиту ее собственного города. И вас всех забросают дерьмом». Через несколько дней палатку убрали. Я не являюсь радикальным экстремистом. Я не отношусь к тем, кто призывает к священным войнам. Но, читая о подобных случаях, я прихожу к выводу, что такие люди недостойны иметь будущее. Я говорю это не о выходцах из Сомали, а о горожанах Флоренции, чтобы быть предельно понятным. Во главу угла в странах западной цивилизации ставится основной закон жизни страны – Конституция. В ней красной нитью проходит тема прав и свобод граждан. Во многом благодаря такому отношению к отдельной личности, совсем не похожем на отношения к личности в других цивилизациях, западной цивилизации удалось добиться существенного технического прогресса за достаточно короткое время и стать лидирующей в мире. Это же отношение к личности становится сегодня ахиллесовой пятой западной цивилизации. Ни в мусульманских странах, ни в Китае лица, подозреваемые в противоправительственной или террористической деятельности, не смогли бы так вольготно существовать, прикрываясь адвокатами и презумпцией невиновности. В обычной войне гражданские свободы, адвокаты, пресса не берутся в расчёт при уничтожении противника. Радикальный ислам выбрал такой способ войны с западной цивилизацией – терроризм - который она отказывается назвать войной. Боясь ущемить права собственных граждан, западные страны ведут борьбу с терроризмом на своей территории с помощью судопроизводства мирного времени. Не уверен, что такой способ борьбы может привести к победе. Голливуд принимает участие в пропаганде западных ценностей. На экраны один за другим выпускаются фильмы, в которых раздаётся призыв к уважительному отношению к человеку и гуманному судопроизводству, даже по отношению к террористам. Таких фильмов десятки, если не сотни. В одном фильме мы видим грубого солдафона, который, стреляя, куда попало, вместо злобного террориста, убивает арабского ребёнка или мирного дехканина. В другом фильме злобный ЦРУ-шник пытает лицо арабской наружности, а потом оказывается, что тот невиновен. Основная идея, которую деятели культуры хотят донести до зрителя, заключена в словах Ницше: «Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. Слишком долго заглядывающему в бездну следует помнить, что и бездна заглядывает в него». Западные либералы предупреждают общество - создание машины антитеррора без ограничения со всех сторон рамками закона, может привести к тому, что машина возьмётся и за само общество, которое её создало. Опасения эти обоснованы. Но, к сожалению, человеческая природа такова, что борьба с террором в белых перчатках не может быть выиграна. Возьмём, к примеру, постоянные споры вокруг американской тюрьмы в Гуантанамо. Её организовали 2002 году. По заявлению американского правительства, действие Конституции не распространяется на эту тюрьму. Задержанные и доставленные на Гуантанамо лица подлежат суду специальной военной комиссии. Их статус «боевика» (enemy combattant) определяет особый трибунал. Лицо, признанное «боевиком», может находиться в заключении бессрочно. Статус заключённых в Гуантанамо неоднократно оспаривался перед Верховным судом США. В итоге, заключённые, которые по разным требованиям были выпущены из этой тюрьмы, позже оказывались высокопоставленными террористами. Так в 2009 году выяснилось, что заместителем лидера террористической организации Аль-Каида на Аравийском полуострове является Саид Али аль-Шихри. Он был освобождён из тюрьмы в Гуантанамо в 2007 году. Лидер боевиков движения Талибан в афганской провинции Гильменд является мулла Закир. Он так же ранее был узником Гуантанамо. Буквально на второй день пребывания в должности президента США, Барак Обама, подписал приказ о расформировании тюрьмы. По всей видимости, ему объяснили все отрицательные стороны такого поспешного решения, так как тюрьма функционирует до сих пор. Можно было бы сказать обо всех правозащитниках, что пострадай они или их близкие от террора, то их миролюбие тут же бы сошло на нет. Как показывает жизнь, это не так. Человек устроен более сложно. После договора между государством Израиль и палестинцами в середине 90-х годов прошлого века, страну захлестнул вал терактов. Взрывались автобусы, расстреливались машины. Довелось мне как-то смотреть телепередачу, в которой журналисты в студии разговаривали с родственниками погибших. Прошло уже пару лет со времени теракта и мысли этих родственников были не спонтанны, а достаточно обдуманы. Женщина, чей муж и сын погибли от пуль террористов, считала, что необходимо уничтожать противника без всякой пощады. Напротив, мужчина, чья дочь погибла при взрыве автобуса, считал, что, не смотря на теракты, надо искать возможность мирно договориться. Мне представляется, что самой большой проблемой на сегодняшний день является разница мировоззрений западнохристианской и мусульманской цивилизаций. По мнению уже упоминавшегося здесь профессора Моше Шарона большинство ведущих западных политиков совершенно невежественны в трактовке мировоззрения мусульман. У этих двух цивилизаций совершенно разная терминология, мировоззрение, законы войны и мира. Заключая договора с мусульманскими лидерами, западные политики совершенно по-другому трактуют смысл этих договоров. В 1993 году на лужайке Белого дома Ицхак Рабин, премьер-министр Израиля, пожимал руку лидеру Организации Освобождения Палестины, Ясиру Арафату. Их похлопывал по плечам Билл Клинтон. Отмечалось подписание «Договора в Осло». По мнению Рабина и Клинтона, это должно было стать «ковровой дорожкой к мирному урегулированию на Ближнем Востоке». Но арабы смотрели на этот договор совсем по-другому. «Когда я спросил своего ученика Азми Абу Сауд, студента кафедры нашего университета, где изучают ислам, кстати, племянника Арафата: "Какого мира вы хотите?", - рассказывает Моше Шарон, - он, не задумываясь, ответил: "Разве речь идет о мире?.. Речь - лишь о временном прекращении огня". Такова логика величайшего недопонимания смысла "договоров Осло" и всего, что из них следует...» Последующая 20-тилетняя история палестино-израильского конфликта подтвердила ответ племянника Арафата. Западные либералы не понимают конечных целей ислама. Цель, поставленная на заре возникновения этой религии - весь мир должен оказаться под властью ислама, признать его господство – никуда не делась. Она существует и сегодня. Запад не понимает, что, по мнению мусульман, любая территория, которая в какой-либо исторический период находилась под их властью, навеки считается мусульманской землей. Мало кто заметил и понял значение названия мусульманской организации «Кордовская инициатива». Эта организация предложила построить арабский центр на расстоянии двух домов от фундамента башен-близнецов, разрушенных в 2001 году. Власти США поддержали эту предприятие. А ведь своё название эта организация взяла от мечети, стоящей когда-то в городе Кордове, на испанской, то есть на ныне христианской земле Адалузии. И «Кордовская инициатива» символизирует право мусульман на землю Андалузии, утраченную во время реконкисты. Я ни в коем случае не оправдываю ни бессмысленные убийства, ни неоправданную жестокость. Вместе с тем, меня раздражают люди, обвиняющие армию и полицию на страницах газет и с телеэкрана. Они учат, как нужно правильно вести себя в боевой обстановке, когда сами, окажись в такой обстановке, сразу наделают в штаны. Им не приходится находиться под пулями и отвечать огнём на огонь, не успевая разобраться, кто хороший, а кто плохой. У них нет необходимости допрашивать подозреваемого, когда остаются считанные часы до теракта, и не известно, где и когда этот теракт произойдёт. Постоянные нападки на армию и правоохранительные органы снижают их боеспособность и мотивацию. Вот вам пример. После войны Израиля с организацией Хизбалла на территории Ливана в 2006 году, в течении года боевые офицеры, командовавшие подразделениями, находились под следствием. Их обвиняли в том, что они направляли ответный огонь своих подчинённых в сторону жилых посёлков, из которых во время боя стреляли в их солдат. В итоге, офицеров не осудили. Но чего можно ожидать от этих офицеров в следующей войне, после года такой нервотрёпки? По-видимому, в умах людей всё-таки начинают происходить перемены. Пару лет назад на экраны вышел фильм «Unthinkable», производство Голливуд. В фильме играют достаточно известные артисты и поставлен он на довольно высоком художественном уровне. В нём звучит довольно свежая для Голливуда идея – для борьбы с террором хороши все средства. В фильме рассказывается о террористе, который установил несколько атомных зарядов на территории США. Один из главных героев фильма, с позволения властей, пытает этого террориста. Практически весь фильм посвящен процессу пыток. Палач убивает жену террориста на его глазах. Приводит его детей в комнату пыток и угрожает убить их. Цель его, спасти десятки тысяч жизней, узнав у террориста, где спрятаны атомные бомбы. Авторы фильма не отвечают на вопрос – кто прав. Ответить на него предлагается зрителю. Но всей фабулой фильма подсказывают свой ответ – нет других методов, кроме показанных в картине. Возможно, западное общество начинает «трезветь» в последнее время. Вместе с тем, думается, у некоторых его представителей возникает вопрос: а не пройдена ли та точка, после которой нет возврата?
<< | >>
Источник: Фарбер Александр. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО  размышления обывателя. 2012

Еще по теме КОНФРОНТАЦИЯ ИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВО:

  1. 2. Нарастание застойных явлений и горбачевская«перестройка»
  2. Школа реальной политики
  3. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  4. 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.
  5. Культурные разломы
  6. 1.12. Деловая беседа
  7. 1.13. Деловые переговоры
  8. 2. Типы взаимодействия
  9. Групповая психотерапия
  10. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы