<<
>>

Место в политической системе

Роль семьи в системе либеральной демократии, как и в экономической сфере, кажется менее значительной по сравнению с той, какую ей неизменно приписывают исследователи в области политической науки.
В этом отношении важнейшим правом, которым обладает семья, является право на относительную экономическую независимость, право свободно распоряжаться собственностью. Это право ограничивает власть государства. Государство, полностью контролирующее средства производства, отношения найма и все формы обмена, целиком контролирует повседневную жизнь граждан. Смена политического режима при таких условиях фактически невозможна. Огромное количество граждан, работающих непосредственно на государство, шпионит за любым, даже самым незначительным, проявлением несогласия, способствуя таким образом установлению еще большего контроля. Монопольное владение государством печатными изданиями и другими средствами массовой информации, казалось бы, достаточное условие тотального политического контроля. Но этот контроль распространяется намного дальше — на любого рода деятельность от еды до жилья, от производства до потребления, от сбережений и кредитования до любой формы обмена. Это можно наблюдать сейчас в Китае, то же происходит и на Кубе. Значительная часть населения Земли живет сегодня в условиях такого тотального контроля. Его можно наблюдать непосредственно, и потому данное утверждение не нуждается в особом теоретическом доказательстве. Право семьи владеть и завещать собственность не единственный вклад буржуазной семьи в политическую свободу. Если главной отличительной чертой республиканского режима является самоуправление граждан, то именно в семье у человека воспитывают интеллектуальные и волевые навыки, необходимые для самоконтроля, только здесь он может им научиться. Если у индивида нет места, где бы он был защищен от произвола со стороны государства, — значит, он не самостоятелен, без чего в принципе невозможно самоуправление.
Именно семья является для человека таким местом. Именно она играет первостепенную роль в образовании. Государство может обеспечить гражданам доступ к определенным областям и определенному уровню образования, но оно не должно узурпировать право родителей решать вопросы, связанные с образованием их детей. Государство не вправе посягать на интеллектуальные и моральные традиции семьи — точно так же, как оно не имеет права посягать на свободу совести. Ребенок отличается от детенышей животных тем, что на его физическое, эмоциональное, интеллектуальное и моральное взросление уходит значительный отрезок времени. Главным действующим лицом в этом процессе является семья. Она обладает неотъемлемым правом растить и воспитывать ребенка. Именно независимая в политическом и экономическом отношении семья, создающая защищенное пространство, в котором свободному индивиду предоставлены годы, необходимые для взросления, представляет собой главный оборонительный рубеж на пути тоталитаризма. Самоуправление не может существовать там, где люди избрали для себя жизнь в рабстве. Современное всесильное государство может проповедовать патернализм — точно так же, как тирания может позволить себе быть милосердной. Оно может обеспечить благосостояние своих граждан в обмен на их отказ от самоуправления. Поэтому практически каждая утопия о рае с добрым правителем начинается с нападок на святость семьи. Чем больше государство вмешивается в семейную жизнь своих граждан, тем меньше в этом обществе элементов самоуправления. Неудивительно, что сумасшедший Джим Джонс из Джонстауна, приступив к воплощению своего явно утопического прожекта, в первую очередь сконцентрировал свои усилия на уничтожении прав каждой семьи в своей общине8. Когда человек, вне зависимости от пола, начинает зависеть только от общины (здесь несущественно, что Джонс хотел поставить каждого в зависимость от своей персоны), сопротивление людей тотальному контролю ослабевает, и в конце концов человек оказывается побежденным. Важной, хотя и не всегда ясно осознаваемой, истиной политической экономии является утверждение, что человек — существо в первую очередь семейное, а уж затем индивидуальное.
Когда первичное семейное «Я» человека уничтожено, то само собой разрушается и его индивидуальное «Я», не остается ничего, кроме воли общины. Практика тоталитарных обществ дает нам огромное количество примеров, подтверждающих это правило. Людям, стремящимся к установлению тотального наблюдения за поведением граждан со стороны государства, всегда было хорошо известно, что для достижения их цели необходимо разрушение буржуазной семьи. Ведь человек связан обязательствами и узами верности с супругом; в свою очередь дети точно так же связаны с теми традициями, в которых они воспитаны. В реальной жизни семья представляет собой институт ежедневного самосовершенствования человека. С ее помощью общественная природа человека входит в плоть и кровь каждого индивида, дает ему видение прошлого и будущего и становится не только неотъемлемой частью индивида как такового, не только настоящего — но и культурной тысячелетней традиции. В связи с этим претензии тоталитарного государства выглядят неоправданными. Дух тоталитаризма, воспитанный на абстракциях, неизбежно утопичен. Он воздействует на большинство посредством эффективного, пусть и замаскированного террора. Его обращение к чувствам идеалистов (по крайней мере тех, которые находятся вне пределов его досягаемости) построены на абстрактном видении общества, образе такого общества, которого никогда не было, нет и не будет. Семейные узы заставляют людей оценивать последствия собственных действий. Видя, как растут их дети, рассуждая о повседневных проблемах семьи, муж и жена имеют перед глазами очевидные доказательства быстротечности жизни. Семья — естественная защита рода человеческого от утопического взгляда на вещи. 1.
<< | >>
Источник: Майкл Новак. ДУХ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. 1997

Еще по теме Место в политической системе:

  1. 1.1. Политическая психология: место в системе наук, предмет и задачи
  2. § 5.1. Место сетевых средств коммуникации в медиа-системе современной России: политические аспекты
  3. 1.1. Место политической психологии среди политических наук. Исторический контекст
  4. 6.5. Акмеологическое сопровождение политической деятельности и место в нем политического консалтинга
  5. 22. Место и роль государства в политической системеобщества
  6. Место психологии в системе наук.
  7. Место психологии в системе наук
  8. § 1. Социальные нормы и место права в их системе
  9. 1.4. Роль и место систем ОКП в автоматизированном производстве
  10. Глава 5 ЗНАЧЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ЦИКЛОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ДЛЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  11. § 1. Роль и место теории государства и права в системе гуманитарных наук
  12. Глава 2 РОЛЬ И МЕСТО ДИАЛОГА КУЛЬТУР В СИСТЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ