<<
>>

Многопартийность и партийные системы

Политология при характеристике партий, их деятельнос- ти оперирует такими понятиями, как «партийные системы» и «многопартийность». Последнее понятие означает, прежде всего, наличие и функционирование в обществе нескольких политических партий.
Многопартийность может быть пред- ставлена как сумма партий, и как система партий. Многопар- тийность как система партий означает, что в стране существу- ет партийная система.

Многопартийность как сумма партий продуцирует боль- шую дозу негативных явлений; борьба за власть всё больше уходит от цивилизованных её форм. Как показывает мировой опыт, наличие в государстве многопартийности, функциони- рующей как система, снимает многочисленные негативные характеристики, возникающие тогда, когда она представлена простой суммой партий.

Наличие нескольких партий в стране не является доста- точным основанием для того, чтобы говорить о складывании партийной системы. Задачи, которые стоят перед полити- ческой партией и партийной системой, не совпадают. Если каждая политическая партия в отдельности стремится к за- воеванию политической власти или к контролю над ней для выполнения воли своего электората, то партийная система призвана обеспечить эффективное делегирование воли на- рода политическим институтам и сбалансированное предста- вительство интересов ведущих социальных групп в государс- твенных органах власти.

Совокупность политических партий представляет собой разновидность партийной системы лишь тогда, когда они на- ходятся в отношениях взаимозависимости и взаимовлияния, руководствуются формализованным или неписаным сводом правил политической борьбы, в том числе: краеугольным принципом ротации политических сил у власти и способнос- тью идти на компромисс, устойчиво позиционируют себя в

24

отношении друг друга по определенным кливажам, включая устоявшиеся идеологические ориентиры и группы электора- та.

Только в этом случае механическая сумма партий превра- щается в жизнеспособную и динамичную структуру и возни- кает партийная система.

«Многопартийность выступает в качестве системной ха- рактеристики общих закономерностей развития политической системы государства и гражданского общества и определение ее специфики традиционно осуществляется посредством со- поставления с понятием "партийная система", укорененным в западной науке» - пишет отечественная исследовательница Т.В.Рединская.1

М.Дюверже определяет партийную систему как «стабиль- ный ансамбль» партий, длительное время действующий на политической арене страны и принимающий активное учас- тие в дележе и осуществлении власти.

Партийная система, являясь категорией политической науки, понимается как политическая структура, объединяю- щая партии конкретной страны. Такая политическая структу- ра в каждой конкретной стране характеризуется: 1)

количеством партий и спецификой их строения; 2)

идеологической дистанцией между партиями; 3)

типом электоральной системы и правовыми условия- миполитической борьбы; 4)

спецификой парламентской деятельности партий.2 Партийная система - это верхушка айсберга многопар- тийности, считает исследователь Н.Петров.3

Возникновение партийной системы свидетельствует о до- статочной зрелости гражданского общества, причем происхо- дит это тогда, когда партии начинают доминировать в процес-

1 Рединская Т.В. Становление и развитие партий и партийных систем в европейских странах в Новейшее время и российский опыт (сравнитель- ный историко-политологический анализ). Дисс. на соиск. уч. степени канд. истор. наук. М., 2006

2 Категории политической науки. М., 2002. С.309.

3 Петров Н. Путь многопартийности и законности // Общественные науки и современность. 1992. №3. С. 25.

25

сах конструирования конкретного типа верховной власти.

Историческая практика демонстрирует несколько разно- видностей многопартийной системы.

Ее конкретная струк- тура - партийный уклад -существенно меняется от страны к стране. Классическая многопартийная система представлена в таких странах, как Дания, Бельгия, Австрия, Нидерланды. Она характеризуется конкуренцией нескольких политических партий, ни одна из которых не в состоянии завоевать боль- шинство мест в парламенте и самостоятельно осуществлять власть. В этих условиях партии вынуждены идти на компро- миссы, искать союзников и партнеров с целью создания коа- лиционного большинства.

Итальянский ученый Джованни Сартори в 1976 году в своей классической работе «Партии и партийные системы»1 указывал на то, что количество партий, которые образуют партийную систему не безгранично. Если значимых партий больше семи-восьми, то их количество уже не имеет никакого значения, так как партийная система все равно находится в нефункционирующем состоянии. Изменение позиций одной партии не способно оказать заметного влияния ни на другие партии, ни на характер протекания политического процесса.

Джованни Сартори предложил семь классов партийных систем: 1)

однопартийные системы; 2)

система с партией-гегемоном; 3)

система с доминирующей партией; 4)

двухпартийная система; 5)

система умеренного плюрализма; 6)

поляризованный плюрализм; 7)

атомизированный плюрализм.

Однопартийная система относится к несостязательным. Она характеризуется монополией на власть со стороны одной партии. Хотя при авторитарном режиме возможно легальное существование, наряду с господствующей, и других полити-

1 Sartori G. Parties and Party Systems. A Framework for Analysis. Vol. 1. N.Y, 1976. Cit, p. 125.

ческих партий, последние лишены реальной самостоятель- ности, имеют довольно ограниченное поле деятельности и признают руководящую роль правящей партии.

Система с партией-гегемоном является разновидностью однопартийной системы. Существующие партии-сателлиты носят декоративный характер, их цель - замаскировать су- ществующий однопартийный режим, поэтому говорить о ре- альном соревновании альтернативных политических курсов невозможно, ведь гегемонии правящей партии не может быть брошен вызов.

Правящая партия в подобной системе тоже может быть идеологической или прагматической. В послед- нем случае роль зависимых партий может вырасти.

Партийную систему со стабильно лидирующей силой на- зывают системой с доминирующей партией. Чаще всего в этих случаях одна крупная партия противостоит ряду менее влия- тельных сил. Главный критерий здесь - это не количество пар- тий, а особенности распределения власти между ними. Выбо- ры присутствуют, и сам механизм соревнования действует, но результатом честного избирательного процесса является то, что большинство все время принадлежит одной силе, кото- рая если и вступает в коалиции, то редко. На основании этих критериев в разные периоды времени к данному типу были наиболее приближены партийные системы Индии, Японии, Норвегии, Швеции, Турции, и Ирландии. По мнению Дж. Сартори, достаточно четырех избирательных циклов, на ко- торых победа будет оставаться за одной силой, чтобы партий- ная система могла приобрести характеристики системы с до- минирующей партией.1

Двухпартийная система предполагает наличие в стране Двух сильных партий, каждая из которых способна к само- стоятельному принятию власти и ее осуществлению. Ког- да одна из партий побеждает на выборах, другая становится в оппозицию, и так периодически они сменяют друг друга у Руля власти. Бипартизм не исключает существования в стране и других, менее влиятельных партий. Они также участвуют в

1 Sartori G. Op. Cit, p. 193-199

26

27

политическом процессе, но реально претендовать на победу не в состоянии. Классическая модель двухпартийной системы сложилась в США, где противостоят друг другу Демократи- ческая и Республиканская партии. В Великобритании борьбу за власть ведут консерваторы и лейбористы.

Рассматривая количественную классификацию партий- ных систем, Ж. Блондель вывел следующие статистические показатели: двухпартийная система означает, что две наибо- лее влиятельные партии регулярно получают вместе более 75% голосов, но не более 65% каждая; многопартийная систе- ма предполагает, что две наиболее влиятельные партии наби- рают вместе менее 75% голосов избирателей.1

Большинство американских и многие европейские по- литологи (например, английские) убеждены в преимуществе бипартийности, которая обеспечивает устойчивость прави- тельства, объединяет представителей одной политической ориентации в парламенте, лимитирует претензии на расши- рение народной воли и обеспечивает постоянное число пар- тий в органах власти.

Несоблюдение принципа "партийной биполярности", по мнению американских авторов, негативно сказывается на мо- билизационных способностях системы, способствует стрем- лению электората к независимым политическим действиям, усиливает его неконтролируемость; в то же время бипартий- ность способствует смягчению идеологических конфликтов, приближает всю политическую систему к идеалу ответствен- ного правления.

Сторонники многопартийной системы утверждают, что двухпартийность не обеспечивает представительства всех со- циальных групп общества, толкает к созданию третьей партии или даже многих мелких партий.2

М.

Дюверже считал, что многопартийная система обес-

1 Blondel J. Political parties. A genuine case for dicrontent. L. 1978.

2 См.: Исаев Б.А. Зарождение, становление и функционирование пар- тийной системы современной России. Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук. СПб., 1998.

печивает каждой "доле" народа минимум свободы, выступает как источник сбалансированности.1

Г.В. Голосов, например, выдвигает следующие достоинс- тва бипартийности и недостатки многопартийности.2 1.

Бипартийная система способствует смягчению идео- логических конфликтов между партиями и их постепенному переходу на более умеренные позиции, что делает всю поли- тическую систему более устойчивой. Многопартийная систе- ма подчеркивает глубину идеологических разногласий. Этот недостаток сглаживается 5% барьером для прохождения в Го- сударственную Думу. 2.

Бипартийная система позволяет партии, одержавшей победу на выборах, сформировать однопартийное, не подвер- женное кризисам правительство, что не всегда гарантирует многопартийная система.

Здесь следует возразить, что по конституции Российской Федерации правительство формирует Президент; т.е. этот не- достаток многопартийной системы в политических условиях России сглажен. 3.

Бипартийная система облегчает избирателям выбор при голосовании. Многопартийная система не только затрудняет голосование, но порой из-за избытка информации о большом количестве кандидатов делает рациональный выбор невоз- можным. 4.

Бипартийная система позволяет приблизиться к идеа- лу ответственного правления, когда одна партия находится у власти, другая — в оппозиции. В условиях многопартийности политическое руководство обычно носит коалиционный ха- рактер, что увеличивает "шантажный" потенциал системы.

Системы с тремя или с четырьмя, а иногда и с большим количеством влиятельных партий относятся к партийным сис- темам умеренного плюрализма. По сравнению с двухпартий- ными системами для партийных систем умеренного плюра- лизма характерны коалиционные правительства.

Так как ни

1 См.: Duverge M. Sociologie de la Politique. Paris, 1968. 2 См.: Голосов Г.В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1995.

28

29

одна из партий не может собрать абсолютного большинства, а править в одиночку доминирующей партии другие соперни- ки готовы позволить не всегда. Именно в этих системах роль центра гораздо значительнее, и он может уже существовать не в качестве двух половин, принадлежащих к разным партиям, но и в качестве самостоятельной силы. Среди стран с трехпар- тийной или, как ее еще называют, «двух-с-половиной» пар- тийной системой можно назвать в недавнем прошлом Герма- нию, Бельгию и Ирландию. Такая партийная система состоит из. двух крупных соперничающих партий, каждая из которых нуждается в поддержке третьей партии, чтобы получить боль- шинство в парламенте. Третья партия играет роль баланса, чья поддержка обеспечивает перевес одной из ведущих партий. Такой уклад сложился в ФРГ, где роль регулятора между СДПГ и ХДС/ХСС играла Свободная Демократическая партия.

Система поляризованного плюрализма отличается не толь- ко большим (свыше пяти-шести) количеством влиятельных партий, но также тем, что в ней, в отличие от всех предыду- щих случаев, соревнование за электорат идет только в сторо- ну удаления от центра. Первая черта этой системы - наличие влиятельных центристских сил. Причем этот центр воспри- нимается всеми участниками политического процесса в ка- честве такового и выступает в роли самостоятельного полюса. Он может существовать в виде одной партии, как в Италии, или группы партий, как в Веймарской республике и Фран- ции. Конечно, существует некоторое различие в характерис- тиках партийных систем в зависимости от того единый ли это центр, или он фрагментирован, но важно другое, что вдоль лево-правого измерения центр политической системы поля- ризованного плюрализма всегда занят. Этот центр вынужден постоянно поворачиваться то к левым, то к правым, и вся по- литическая система основана на его силе.

Дж. Сартори, помимо наличия влиятельного центра, вы- деляет еще семь признаков, которые и позволяют определить партийную систему в качестве системы поляризованного плюрализма. Второй признак этой системы -существование

влиятельных антисистемных партий. Их главная характерис- тика состоит в том, что они стремятся сменить не правительс- тво, а всю систему правления в целом; это партии, которые не считают законным существующий режим. Это не значит, что антисистемная партия обязательно будет революционной, то есть такой, которая готовит вооруженное восстание против режима, она может действовать и внутри системы, выступая, тем не менее, против ее существования.

Третий и четвертый признаки системы поляризированно- го плюрализма, согласно Дж. Сартори, следующие: существо- вание двух формально взаимоисключающих друг друга оппо- зиций, противостоящих правящему режиму (находящемуся в центре) с разных сторон; а также высокая степень идеологи- ческой поляризации. Итальянский ученый особо подчеркива- ет, что поляризация и биполярность системы - разные вещи.

В качестве пятой черты системы поляризованного плю- рализма Дж. Сартори называет преобладание центробежных сил над центростремительными. Можно сказать, что именно эта черта центростремительного плюрализма является основ- ной. Именно она порождает его основные признаки. Шестая черта связана с большим влиянием идеологии на политичес- кий процесс в целом. Седьмым признаком итальянский ис- следователь называет наличие безответственной оппозиции, которая, зная, что ей не придется отвечать за свои обещания, так как она не участвует в создании правительства, позволяет себе ничем не обеспеченные заявления. Даже правительствен- но ориентированные силы являются как бы полуответствен- ными, по той причине, что право- и левоцентристы играют в правительстве только второстепенную роль. Последняя, свя- занная с предыдущей, восьмая черта поляризованного плю- рализма - склонность к политике «чрезмерных обещаний». В подобной системе естественный соревновательный механизм, который в политических системах умеренного плюрализма обычно не позволяет партии «постоянно обещать небеса на земле без ответа за то, что она обещает», работает плохо. По- этому основные противники борются друг с другом, раздавая

30

31

чрезмерные обещания.

Отталкиваясь от данных оценок, можно утверждать, что центр в политической системе поляризованного плюрализ- ма не является залогом стабильности системы, напротив, он препятствует действию центростремительных сил. В качестве примеров партийных систем поляризованного плюрализма Дж. Сартори приводит Веймарскую республику в Германии, современную ему Италию, Францию периода четвертой рес- публики, Чили, а также Испанию периода 1931-1936 годов и послевоенную Финляндию. Дж. Сартори отмечает, что воз- никновению системы поляризованного плюрализма часто препятствуют внешние по отношению к системе обстоятель- ства, наличие общего врага или цели.

Другой ученый П. Фарнети выделяет систему центрост- ремительного плюрализма. В ходе исследования П. Фарнети приходит к выводу, что партийная система поляризованного плюрализма, существовавшая в Италии с 1944 по 1961 год, сменилась к 1965 году системой центростремительного плюра- лизма. Центр остается важнейшей составляющей подобной системы. Динамика центростремительного плюрализма появ- ляется из соревнования за создание альянса с центром, так как потери от постоянного положения в оппозиции выше, чем от участия в гетерогенном большинстве или готовности пойти на компромисс ради принятия какого-либо правительственного закона. Однако это сближение с центром не гарантирует смяг- чение программных установок и ослабление идеологического напряжения. По мнению П. Фарнети, «основные черты моде- ли центростремительного плюрализма возникают в таких сис- темах, в которых в недавнем прошлом ни революция, ни граж- данская война не смогли навязать обществу на относительно длительное время одну единственную идеологию».1

Атомизированная партийная система - это многопартий- ные системы, насчитывающие десятки и даже сотни партий (Боливия, Малайзия).

Все выше упомянутые партийные системы конкурент-

1 Farneti P. Op. Cit, p. 183.

ны, безусловно, в разной степени. Джованни Сартори считал конкурентными такие партийные системы, в которых партии конкурируют за голоса избирателей, а расстановка полити- ческих сил в парламенте отражает политические предпочте- ния электората. Важнейшим элементом конкурентной систе- мы является возможность участия в политической борьбе всех признанных легальных политических партий и формальное равенство в рамках парламентских кампаний.

В свою очередь, неконкурентные партийные системы не допускают возможности политической конкуренции, ограничивая появление новых политических игроков и со- здавая неравные условия участия в процессе политической борьбы (например, ограничения доступа к средствам массо- вой информации). К этой группе Сартори относит однопар- тийные системы, системы партии-гегемона и системы доми- нирующей партии.

Другая интересная попытка создания типологии партий- ных систем на основе критерия количества — типология ир- ландского политолога Мэйра, который в качестве критерия использовал поддержку (избирательную силу), полученную партиями. Все партийные системы в рамках существующих парламентских циклов (промежутков времени между парла- ментскими выборами), по Мэйру, можно разделить на сис- темы больших и малых партий.1

Система больших партий. В такой системе сложился по- литический климат, при котором партии, получающие свы- ше 15% поддержки на выборах, имеют более 50% всех голосов избирателей, участвовавших в выборах (Ирландия, Германия, Австрия, Австралия).

Система малых партий. В такой системе более 50% голосов избирателей получают партии, за которых были отданы не бо- лее 15% голосов (Дания и Швеция).

Приведенная типология партийных систем не универ- сальна. К тому же, построенная на количественном критерии,

1 Mair Peter, Party System Change: Approaches and Interpretations. Oxford: Clarendon Press, 1997.

32

33

она допускает возможность отнесения одной и той же партии одновременно к двум и более типам.1

Несмотря на несовершенство количественного критерия, он, все же, остается по сей день самым популярным при по- пытках типологизации партийных систем.

Более того, такие крупные ученые как Дюверже и Нью- менн вообще склонны считать, что между числом партий (од- нопартийная-двухпартийная-многопартийная) и характером партийной системы существует устойчивая видообразующая связь. Количество партий, считают они, является и мерилом стабильности общества в целом.

Наиболее распространенным институциональным при- знаком, на основе которого строится классификация партий- ных систем в структуре многопартийности, выступает коли- чество партий, формирующих законодательные и исполни- тельные органы власти.

Однопартийная система, как показал, например не может существовать длительное время, не аккумулируя, не замыкая на себе все противоречия в обществе. Не разрешаясь свое- временно, наслаиваясь друг на друга, эти противоречия рано или поздно ведут общество к глубокому системному кризису. На определенном этапе однопартийность может перерасти в апартийность, когда партия растворяется в государстве, ста- новится его властным стержнем, орудием уже не политичес- кого влияния, а репрессивного государственного диктата.

Двухпартийность, в той или иной мере, удовлетворить ес- тественную тягу общественного сознания к двойственности и открытой состязательности составляющих ее компонентов.

Социальная база двухпартийности в лице мощного "сред- него класса" является залогом стабильности системы в целом, источником уменьшения политических разногласий между двумя постоянно сменяющими друг друга силами.

Исторический опыт дает примеры стабильных обществ, построенных на трех и четырехпартийных системах. От сис-

1 См.: Мурашова Е.В. Центризм как общественно-политическое явле- ние. Дисс. на соискание уч. степ, кан-та полит, наук, М, 2004. С.75.

34

тем собственно многопартийных следует отличать квазипар- тийные, когда фактическая однопартийность маскируется наличием в стране других партий.

В пределах обшей категории многопартийных государств имеется много типов партийных систем, писал. Э. Гидденс. 1 Какая из них развивается - зависит в значительной мере от природы электоральных процедур, отмечал ученый, там, где выборы проводятся на основе принципа "победитель полу- чает все", получает развитие тенденция к доминированию в политической системе двух партий. Кандидат, завоевываю- щий большинство голосов, выигрывает выборы независимо оттого, какую долю всех голосов он получил. Там, где выборы проводятся на основе иных принципов (например, пропорци- онального представительства, когда места в представительном собрании распределяются в соответствии с долей полученных голосов), двухпартийная система встречается реже.

В западноевропейских странах имеется много типов пар- тийной организации, продолжал рассуждать Э. Гидденс. Не- которые партии имеют в основе религиозное вероисповедание (например, партия христианских социалистов в Бельгии), не- которые являются этническими партиями, представляющи- ми особые национальные или языковые группы (например, шотландская национальная партия в Британии), другие яв- ляются сельскими партиями, представляя аграрные интересы (например, центристская партия в Швеции), имеются и эко- логические партии (например, "зеленые" в Германии). Есть также многочисленные партии, представляющие различные оттенки политических взглядов.

Касаясь двухпартийной системы, Э.Гидденс писал, что она имеет тенденцию к концентрации, где находится боль- шинство избирателей (за исключением радикальных); обыч- но в этом случае партии культивируют образ умеренности, и иногда они так похожи друг на друга, что предлагаемый выбор едва заметен.

1 См. Рубеж. Альманах социологических исследований. 1992, №3. С. 75-98.

35

Многопартийные системы позволяют более непосредс- твенно выражать различные интересы и взгляды, предостав- ляют простор для представительства разумных альтернатив, утверждал Э.Гидденс.1

Итак, какой можно сделать вывод? Процесс создания партийных систем начинается с создания многопартийности как суммы партий. По мере развития партий и гражданского общества политические партии, функционирующие в рамках того или иного государства, как правило, взаимодействуя друг с другом, образуют партийные системы. Они сводятся, в ос- новном, к двум укрупненным типам: двухпартийные и мно- гопартийные.

Что касается России, то нельзя не согласиться с исследо- вателем Б.А. Исаевым, который приводит следующие доводы в пользу складывающейся российской многопартийности: 1.

Первая российская партийная система (1905-1918гг.) была многопартийной. А в политике традиции играют очень важную роль. 2.

В условиях многопартийности в 1905-1918гг. при очень низкой политической культуре, а подчас и безграмотности российский народ, тем не менее, разобрался, в чем состоят его идеалы и интересы и голосовал на выборах осознанно. В сов- ременной России политическая культура граждан несравнимо выше, и они могут делать осознанный и рациональный выбор. 3.

Россия — огромная страна, с разнообразными климати- ческими и социальными условиями в разных регионах; стра- на, где проживают люди более ста национальностей. Россий- ское общество очень трудно уместить в тесный короб бипар- тийности. 4.

В современной России естественным путем в условиях политической свободы складывается многопартийная систе- ма. Зачем вмешиваться в естественный процесс?2

1 Рубеж. Альманах социологических исследований. 1992, №3. С. 75-98,

2 См.: Исаев Б.А. Зарождение, становление и функционирование пар- тийной системы современной России. Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук. СПб., 1998.

<< | >>
Источник: Барабанов М.В.. Из истории становления и развития политических партий и многопартийности в России. — М.: МГОУ.-256с.. 2010

Еще по теме Многопартийность и партийные системы:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  2. 20. Политическая партия и партийная система
  3. Многопартийность и партийные системы
  4. Становление многопартийности в России в начале XX века
  5. Создание и крушение монопартийной системы в СССР
  6. Партии и многопартийность в СССР на завершающем этапе его существования
  7. Президент, властвующая элита, общество и многопартийность в начале XXI века в России
  8. Вместо заключения; размышления об итогах и перспективах развития российской партийности
  9. 6. Заключительный этап «перестройки». Распад СССР и коммунистической системы.
  10. Партийные системы
  11. Развитие многопартийности в России
  12. Понятие и сущность партийных систем
  13. 8.3.2. Российское партийное строительство
  14. Партийные системы. Типология партийных систем
  15. Партийная система современной России
  16. Соревновательные партийные системы и агрегация интересов
  17. Классификация соревновательных партийных систем
  18. Авторитарные (несоревновательные) партийные системы