<<
>>

Полезность богатства

Вряд ли можно найти вопрос, который бы вызывал большие разногласия между сторонниками демократического капитализма и социал-демократами, чем вопрос об отношении к богатым. Большинство социал-демократов признает, что полное равенство доходов невозможно и несправедливо.
Одни заняты на более тяжелых по сравнению с другими работах; другие обладают особым талантом; третьи выполняют очень редкие виды работы или особо опасные; а кто-то еще выполняет ту или иную работу наилучшим образом. Неудивительно, что очевидное неравенство дохода может показаться чем-то «аморальным». Майкл Уэлзер пишет, что владельцы небольшого бизнеса и те, кто изобретает новые формы обслуживания потребителей, получают заслуженный доход, в то же время он полагает, что размер заработной платы менеджеров крупных корпораций, «аморален»19. Можно ли разрешить этот спор между сторонниками демократического капитализма и социал-демократами? В первую очередь следует заметить, что количество, вызывающих этот спор случаев, совсем невелико. В 1978 г. 354200 американских налогоплательщиков, т.е. всего 0,5% от их общего числа, указало, что размер их годового дохода до уплаты налогов составил 100 тыс. долларов и выше20. Только 69039 человек имело общий годовой доход, превышающий сумму в 200 тыс. долларов. Совокупный доход последней группы равнялся приблизительно 25,5 млрд. долларов, из ко торых 11,1 млрд. они уплатили в виде налогов21. Предположим, что верхний предел годового дохода будет установлен на уровне 100 тыс. долларов (в сумме это составит 6 млрд. долларов) и не более. В дополнение к уже собранным налогам в казначейство поступит еще 8,4 млрд. долларов. Станет ли общество лучше в моральном плане, если правительство истратит эти дополнительные 8,4 млрд. долларов? Общество, которое ограничит свои запросы и позволит тем, кто заработал эти деньги, инвестировать их или истратить по собственному усмотрению, кажется более свободным, более производительным, более динамичным и новаторским.
Некоторых критиков, в частности, весьма беспокоит высокий уровень доходов менеджеров крупных корпораций — в то же время они не обращают ни малейшего внимания на высокие гонорары спортсменов, антрепренеров, писателей, изобретателей и самостоятельных предпринимателей. Высшие менеджеры корпораций, попавших в список 500 крупнейших компаний журнала «Fortune», получают в среднем около 300 тыс. долларов в год. В 1980 г. только около 15 менеджеров крупных корпораций получали более одного миллиона долларов в год — и это, включая выплаты бонусов и опционов по акциям. Кто- то может заметить, что их заработная плата равна зарплате шестидесяти, а возможно, и большего числа рабочих, при ее среднем размере 30 тыс. долларов в год. Может ли один менеджер быть лучше, чем такое количество рабочих? Может. Одно правильное решение, принятое менеджером, значит для фирмы намного больше, чем труд такого числа простых исполнителей. Так что проблема не настолько проста, как может показаться с первого взгляда. Хороший менеджер — большая редкость, и корпорации нередко «охотятся» за талантливым человеком, конкурируя между собой. Когда его наймет корпорация, выдающийся менеджер может принести ей прибыль в миллионы долларов, — так что высокая цена его услуг может оказаться довольно скромной компенсацией в сравнении с полученной при его непосредственном участии прибылью. Для компании, которая стремится удержать у себя талантливых людей, система щедрого вознаграждения превращается в главное средство самозащиты. Воздействие рынка требует от нее противодействия. Но не следует пренебрегать и общественным мнением. Необходимо приложить немало усилий, чтобы стало понятно, что вознаграждение напрямую связано с деятельностью. Советы директоров должны давать системам вознаграждения название, которое бы подчеркивало эту связь. Возможно, использование такой формы, как выплаты опционов по акциям, расхолаживает. Эти опционы зависят от стой- мости акций; а в связи с тем, что факторы, влияющие на фондовый рынок, неподконтрольны менеджерам, тяжелее определить непосредственную зависимость между ценой акций и результатами их деятельности.
Уравновешенность и сдержанность — похвальные моральные качества, и они должны уравновешивать систему стимулирования. Я не могу предложить решения этой проблемы, но вижу, что менеджеры и советы директоров нуждаются в доказательствах своей рассудительности и сдержанности. Это может показаться несправедливым, ведь журналист, вроде Дэна Ретэра, мог заработать 8 млн. долларов за пять лет, а Джони Карсон в течение длительного периода получал много больше, чем кто-либо из CEO (Бэйб Рут говорил, что он заработал больше президента, добавляя при этом, что у него был удачный год). В любом случае народ, унаследовавший от своих предков протестантизм, не должен отказываться от неприятия излишеств. Это в особенности касается тех, кто в определенной степени является символом важнейшей составляющей нашей системы и чья моральная ответственность так же высока, как и ответственность за состояние экономики. Одной из проблем, с которыми столкнулись социалистические общества, стала проблема унылости реального существования человека при социализме (так называемого «социалистического реализма»). Рассматривая эту угрозу, британский социалист Энтони Крослэнд предлагает новый образ социализма: «...больше кафе на открытом воздухе; больше ярко освещенных ночью улиц; больше позднее закрывающихся общественных заведений; разнообразный репертуар театров; уютные и комфортабельные отели и рестораны; яркие и чистые столовые; больше кафе на берегу реки; больше увеселительных парков, вроде Бэттэрси; больше скульптур и картин в общественных местах; лучший дизайн мебели, посуды и женского платья; статуи в городских дворах; более изысканный дизайн ночных фонарей и телефонов-автоматов; и так далее до бесконечности...»22 В замечательном разборе работы Крослэнда Колин Уэлч замечает, что представленный автором «оживленный проспект напоминает скорее Париж, чем Москву, скорее о Тулуз-Лотреке, чем о социалистическом реализме», — и зависит в действительности от частных средств и частных вкусов, которые могут обеспечить «выживание, окружение и процветание многих из этих очаровательных удобств. Ресторан на реке, который мы можем себе позволить посетить лишь время от времени, по какому-то важному случаю, существует только потому, что есть люди, которые могут себе позволить обедать здесь хорошо и часто: не будет богатых, увы, не будет и ресторана».
То, что Крослэнд пренебрегает этими очевидными истинами, «можно отчас ти объяснить тем пугающим контрастом между оживленными проспектами, которые он рисует, и ободранными, пребывающими в полном упадке трущобами, притонами, где мы можем очутиться, проклятые... за его (Крослэнда) пылкий и чрезмерный эгалитаризм...»23 Богатые люди полезны: их причуды спасают нашу архитектуру от монотонного бюрократизма. Их привычка к отелям позволяет миллионам людей, по крайней мере раз или два в год, останавливаться в гостиницах, которые заметно отличаются от средневековых постоялых дворов. Они основывают фонды, материально поддерживающие исследователей, труды которых направлены на уничтожение общественной системы, позволяющей богатым людям создавать такие фонды. Очень многие музеи, художественные галереи, залы симфонической музыки и библиотеки обязаны своей свободой от бюрократии и красотой — стремлениям богатых людей увековечить свое имя в памяти потомков24. «Бароны-разбойники» не всегда бывают разбойниками и довольно редко баронами; большинство из них происходит из бедных семей, чаще всего они имеют слабое образование, редко (если вообще когда-либо) их учили хорошим манерам и эстетическому вкусу. Часто богатые люди вкладывают свои деньги главным образом (и если при этом они поступают неосмотрительно, то тем самым лишь приближают день своего банкротства) в особняки и сады, общественные памятники и исследовательские центры, церкви и университеты. Там, где число богатых людей невелико или они вообще отсутствуют, очень скоро из общественного ландшафта исчезают очень многие приятные и полезные вещи, жизнь становится серой. Административным решениям в эстетической области не хватает свободы и разнообразия, которые привносят в нее частные благотворители. В дополнение к сказанному следует заметить, что большую часть инвестиций в экономику делают именно богатые люди. Это своего рода компенсация обществу за их богатство. Поддержка богатых людей со стороны общества должна быть деятельной — следует помогать им понять бесполезность трат на яхты и дворцы, стимулировать их делать инвестиции и создавать нечто новое, — что бы стало важным преимуществом нации.
Многие основные отрасли современной индустрии (телефон, радио, автомобили, телевизоры, персональные компьютеры, электронные часы и т.д.) обязаны своим возникновением причудам и настойчивости богатых людей, одержимых какой- то проблемой или изобретением некого приспособления. Большинство новых технологий в самом начале было ориентировано на производство товаров для богатых, а уже потом для массового покупателя. Богатые люди, которые в свое время были покровителями искусств, стали сегодня покровителями новых технологий. Возможно, одной из причин, по какой я не могу быть социал-де- мократом, является то, что эта система построена на зависти. Почему следует завидовать богатству Сэнди Куфакса, Артура Шледзиндже- ра-младшего, Дэна Ретэра, Джо Нэмета, Роберта Рэдфорда, Джея Рокфеллера, Дэвида Пакарда, Поля Самуэльсона, Рэя Крока, Джона Кеннета Гелбрэйта, Джона Леннона, Эдварда Кеннеди и других, — кого в журналах зовут «людьми»? Пусть они владеют своим богатством. Их жизнь в целом не кажется лучше, чем жизнь остальных; а их инвестиции, при условии, что они будут сделаны с расчетом, дадут новые возможности всем членам общества. Любая общественная система, которая может использовать богатых людей с пользой для себя, напоминает реторту алхимика, где грубые металлы превращаются в золото. При демократическом капитализме минимальный уровень доходов, с которого начинается бедность, растет поразительными темпами. Многие, рождаясь в бедности, становятся богатыми. Другие семьи, которые когда-то были богаты, переживают трудные времена. Идеал демократического капитализма сводится к тому, чтобы бедные, одаренные и талантливые могли свободно продвигаться вверх по социальной лестнице. Он сохранил знание о том, что, благодаря навыкам или удаче (или и тому, и другому), человек может заслужить лучшее будущее. В большинстве обществ, особенно административного типа и тех, которые носят название социалистических, человек с самого начала знает, как высоко он может подняться вверх по общественной лестнице. Путь наверх зависит от расположения властей. Разумеется, у демократического капитализма хватает недостатков; но альтернативные общественные системы еще хуже. Стремление сделать экономическую систему эффективной предполагает нечто большее, чем просто идеалы; приходится иметь дело с упрямыми фактами и непредвиденными поворотами на пути познания того, как реально функционирует наш мир. О некоторых из них речь пойдет в двух следующих главах.
<< | >>
Источник: Майкл Новак. ДУХ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. 1997

Еще по теме Полезность богатства:

  1. РАЗДЕЛ 2. Функции общественного благосостояния
  2. РАЗДЕЛ 2. Неравенство и его измерение
  3. ТОРГОВЫЙ ПОДЪЕМ
  4. ГЛАВА X НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ (С. ТОРАЙГЫРОВ, С. ДОНЕНТАЕВ, А. ТАНИРБЕРГЕНОВ)
  5. Глава VIIIО ВЫГОДАХ, ПРОИСТЕКАЮЩИХ ДЛЯ ЛЮДЕЙИЗ ИХ ПОНЯТИЙ О БОЖЕСТВЕ,ИЛИ О ВЛИЯНИИ ЭТИХ ПОНЯТИЙ НА МОРАЛЬ,ПОЛИТИКУ, НАУКУ, СЧАСТЬЕ НАРОДОВII ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЦ
  6. Дети – самое большое богатство
  7. Глава 7. Теория ожидаемой полезности
  8. Типы капитала и наследование богатства в малых обществах
  9. 14.2. Богатство неформального сектора и цивилизация
  10. Еще одно пополнение пантеона богатства
  11. Полезность богатства
  12. А.А. Гриценко Социально-экономические трансформации: перспективы политэкономического исследования
  13. Предметное пространство
  14. Наука о богатстве народов
  15. ЕМ. Мартишин Политическая экономия в системе современной экономической теории
  16. Метод построения модели общественного богатства современной рыночной экономики
  17. Модель общественного богатства - матрица синтеза категорий микро- и макроэкономики
  18. 109. Тектоническое строение территории и полезные ископаемые США