<<
>>

Политическое подчинение стран СЭВ социал-империалистами

В 1946 г. Советский Союз, тогда еще социалистический, обещал в договоре с Монгольской Народной Республикой, что советские войска, размещенные там с согласия Монголии для защиты от военного нападения империалистов, «будут выведены с соответствующей территории незамедлительно по миновании в том надобности, подобно тому, как это имело место в 1925 году в отношении вывода советских войск с территории Монгольской Народной Республики» (Внешняя политика Советского Союза.
1946 год. — М., Госполитиздат, 1952. — с. 102). В новом договоре с социал-империалистами от 1966 г. об этом больше не упоминается. Вместо этого договор гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны будут оказывать взаимную помощь в обеспечении обороноспособности обеих стран в соответствии с задачами неуклонного укрепления оборонной мощи социалистического содружества» (Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XXIV. — М., «Международные отношения», 1971. — с. 38). Практически это означает, что социал-империалисты имеют право размещать войска и создавать базы в МНР, использовать ее как плацдарм против Китайской Народной Республики. Подобные договоры были заключены с другими странами СЭВ. Как пример этих обычно сходных текстов возьмем договор от 12 мая 1967 г. между СССР и Болгарией. Этот договор принуждает Болгарию к «международному социалистическому разделению труда,… специализации и кооперированию производства» (ст. 2). Далее он обязывает Болгарию «укреплять силу и могущество мировой системы социализма» (ст. 4), и, «в случае, если одна из Высоких Договаривающихся Сторон подвергнется вооруженному нападению со стороны какого-либо государства или группы государств… немедленно предоставить ей всю всяческую помощь, включая военную, а также окажет поддержку всеми находящимися в ее распоряжении средствами» (ст. 7; Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами.
Выпуск XXV. — М., «Международные отношения», 1972. — с. 36, 37). Это противоречит Варшавскому договору, который прямо относится к событию «вооруженного нападения в Европе на одно или несколько государств-участников договора». Договор от 1967 г. обязывает Болгарию поддержать военную агрессию социал-империалистов, а уж у них-то не возникнет проблем как инсценировать «вооруженное нападение». Их нападения на Китайскую Народную Республику вдоль Уссури в 1969 г. иллюстрируют это. Договор 1967 г. также резко контрастирует с «Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Народной Республикой Болгарией» от 18 марта 1948 г. Этот договор был подписан Димитровым и Маленковым. Ст. 2 гласит: «В случае, если одна из Высоких Договаривающихся Сторон будет вовлечена в военные действия с Германией, которая попыталась бы возобновить свою агрессивную политику, или с любым другим государством, которое непосредственно или в какой-либо иной форме объединилось бы с Германией в политике агрессии, то другая Высокая Договаривающаяся сторона немедленно окажет вовлеченной в военные действия Договаривающейся Стороне военную и всякую иную помощь всеми имеющимися в ее распоряжении средствами» (Внешняя политика Советского Союза. 1948 год. Часть первая. — М., Госполитиздат, 1950. — с. 159). Это было направлено исключительно против разжигающих войну империалистов США и вновь поднимающегося агрессивного нового немецкого империализма. Для этой борьбы социалистический Советский Союз и Народная Республика Болгария решили «консультироваться друг с другом по всем важным международным вопросам, затрагивающим интересы обеих стран» (ст. 4; там же, с. 160). Договор 1967 г. иной в корне. Он дополнительно требует, чтобы эти две страны согласовывали свою политику по таким вопросам (ст. 8; Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XXV. — М., «Международные отношения», 1972. — с. 37). Это обязало Болгарию поддерживать империалистическую внешнюю политику советского руководства.
Такое уничтожение национального суверенитета, естественно, вызывает сопротивление. В Венгрии, ГДР, Польше, Болгарии, Чехословакии, МНР и на Кубе перед рабочим классом стоит задача не только социального освобождения от новой буржуазии, но также и национального освобождения от социал-империалистического ярма. Столкновения в ЧССР в 1968 г. и в Польше показывают, что социал-империалисты сидят на пороховой бочке. Чтобы противодействовать сопротивлению, социал-империалисты распространяют систему неоколониализма на контроль над средствами массовой информации. «Имеет место и полезное сотрудничество органов массовой информации — радио, телевидения, печати», — сообщил Брежнев на XXV съезде (Материалы XXV съезда КПСС. — М., Политиздат, 1976. — с. 10). Книга, процитированная в начале этой главы, «Die Arbeiterklasse der sozialistischen Gemeinschaft in den siebziger Jahren», говорит: «Братские партии успешно применили ряд новых форм двустороннего и многостороннего сотрудничества на идеологическом поле. Эти формы включают регулярный обмен лекторами, обмен агитационно-пропагандистскими материалами, и, что очень важно, прямой обмен опытом в ходе визитов партийных делегаций в братские страны» (с. 144). В той же книге ясно заявлена политическая цель социал-империалистов: полная аннексия новых колоний. «Тенденция интернационализации общественной жизни при социализме способствует процветанию социалистических наций. Успешное развитие социалистического содружества эти тридцать лет с освобождения Советским Союзом от фашизма служит убедительным свидетельством этого. Одновременно, эта тенденция интернационализации общественной жизни при социализме способствует сближению социалистических стран. Эта тенденция создает объективные и субъективные предпосылки для окончательного слияния наций и является главным фактором этого процесса» (с. 148). Чтобы никто не понял неправильно, книга говорит далее: «Процесс сближения стран социалистического содружества есть в то же время процесс более тесного и всестороннего сплочения вокруг основной силы содружества, Советского Союза» (с.
149). Как следствие, ревизионистское руководство ГДР даже включило свой союз с социал-империалистами в конституцию страны. Но этого мало. Честолюбивые планы социал-империалистов идут далее. «Рабочий класс социалистического содружества наций становится моделью для будущего единства и братства трудящихся всего мира», — говорят ревизионисты (c. 149). Превращение всего мира в колонию бюрократически-монополистического капитализма Советского Союза — вот о чем в действительности мечтают социал-империалисты. Именно это они подразумевают под «всемирной победой социализма». Они стремятся к мировому господству, соревнуясь с империалистической сверхдержавой США. Но чем больше они протягивают свои щупальца по всему миру, тем больше народы узнают истинный характер их политики: социализм на словах, империализм на деле. Главная тенденция в мире сегодня — революция. Социал-империалисты, подобно всем прочим империалистам, не преуспеют в возвращении колеса истории к эпохе колониализма. Сегодня они пытаются проникать во все части света и захватывать сферы влияния, используя тактику, представляющую серьезную угрозу, особенно национально-освободительным движениям в слаборазвитых странах. События на Кубе демонстрируют это. Социал-империалисты заключили первое долгосрочное соглашение о торговле и оплате с Кубой в 1960 г. До этого США прекратили топливные поставки на Кубу и закрыли свой рынок для кубинского сахара. С помощью голода они хотели поставить на колени народ, который вел борьбу против империалистического грабежа США. Советское руководство выручило, поставляя топливо и кредиты и закупая кубинский сахар. Но их мотивы при этом вовсе не были бескорыстны. Социал-империалисты начали с кредитов и постепенно сделали Кубу полностью зависимой от них в экономическом и политическом отношениях. Когда Брежнев посетил Кубу в 1974 г., полная экономическая и политическая зависимость Кубы от Советского Союза была запечатлена в декларации, подписанной Брежневым и Кастро. Декларация гласила: «Советский Союз и Куба придают большое значение как совершенствованию уже сложившихся форм двусторонних и многосторонних связей, так и постоянному поиску новых путей и направлений сотрудничества братских стран в политической, экономической и других областях.
Они намерены и впредь уделять неослабное внимание вопросам социалистической экономической интеграции, всемерно содействовать претворению в жизнь Комплексной программы и других мероприятий, вырабатываемых в этих целях в рамках Совета Экономической Взаимопомощи» («Правда» за 5 февраля 1974 г.; выделение наше — ред). Поиск «новых путей и направлений сотрудничества братских стран» привел кубинцев, среди прочего, в Африку — в военной области. В статье «Текущие проблемы теории мирового революционного процесса» секретарь Центрального комитета КПСС Пономарев описал тактику, используемую социал-империалистами, чтобы поставить развивающиеся страны под свой контроль: «— Делая упор на развитие государственного сектора, осуществляя прогрессивные аграрные преобразования, мобилизуя широкие народные массы на ликвидацию архаичных общественных отношений, революционные демократы постепенно создают необходимые внутренние предпосылки для развития по пути к социализму. — Развивая отношения дружбы и сотрудничества с Советским Союзом и другими социалистическими государствами, революционно-демократические силы укрепляют необходимые внешнеполитические предпосылки для некапиталистического развития. Постепенно складываются и условия для включения ряда молодых национальных государств в систему международного социалистического разделения труда, обеспечивающего их высвобождение из кабальной системы мирового капиталистического рынка» (XXIV съезд КПСС и развитие марксистско-ленинской теории. Материалы научной конференции Института марксизма-ленинизма, Академии общественных наук, Высшей партийной школы при ЦК КПСС и секции общественных наук АН СССР. — М., Политиздат, 1971. — cс. 111-112). После победы перед национально-освободительными движениями стоят большие проблемы. Промышленности почти нет, сельское хозяйство обычно под властью кучки крупных землевладельцев. Промышленность и огромные поместья принадлежат иностранным монополиям и узкому слою местных капиталистов и землевладельцев. Вслед за победой Фиделя Кастро что было Кубе делать, например, со своим сахаром после огосударствления фабрик и плантаций монополий США, которые затем попытались поставить Кубу на колени с помощью торгового бойкота? Именно в таких затруднительных положениях подключаются социал-империалисты.
Они предоставляют национально-освободительным движениям «помощь» в борьбе против иностранных монополий и их лакеев. Но эта «помощь» должна быть дорого оплачена. Это — первый шаг к «включению ряда молодых национальных государств в систему международного социалистического разделения труда». Социал-империалисты пользуются тем, что национально-освободительные движения часто возглавляются не марксистами-ленинцами, то есть представителями рабочего класса, а представителями национальной буржуазии. Последняя, однако, не заинтересована в продолжении демократической революции до социалистической. Как только она стряхивает ярмо западных монополий и их местных лакеев, появляется опасность, что она подавит рабочий класс с помощью социал-империалистов и станет их новой компрадорской буржуазией. Если советское руководство намерено добиться расширения своих колониальных территорий, оно может сделать это, только устранив марксистов-ленинцев, представляющих главную угрозу их политике. Азбучный пример методов социал-империалистов — Ангола. Совершенно правильно расценив, что португальский колониализм не сможет долго продержаться в Анголе, они поддержали Народное движение за освобождение Анголы (MPLA) поставками оружия, и, в конце концов, послав кубинских наемников. Эта борьба была направлена не столько против оставшихся португальских колониальных сил, сколько против других освободительных движений, особенно против Национального союза за полное освобождение Анголы (UNITA). MPLA — не марксистско-ленинская организация рабочего класса, а организация национальной буржуазии. Это ясно из программы MPLA, принятой в 1962 г. Эта программа разделена на программу-минимум и программу-максимум. В последней объявляются самые дальние цели, которых хочет достичь MPLA. Она требует немедленной и безусловной независимости Анголы. В политическом отношении она требует созыва Ангольского народного собрания через всеобщие, равные, прямые и тайные выборы. Это народное собрание должно «назначить коалиционное правительство, которое на деле выразит единство национальных и этнических меньшинств различных частей страны, различных слоев общества и различных политических партий, и подлинную волю нации к свободе и прогрессу в Анголе и против политического и культурного подчинения страны иностранным интересам». Запланировано предоставить «свободу слова, совести и религии, свободу прессы и собраний, свободу ассоциаций, свободу выбора места жительства, тайну переписки и т.д. всему ангольскому народу» (Br?nner, Ostrowsky. Die angolanische Revolution (Ангольская революция). — Frankfurt, 1976. — сс. 142 и 141). «Законные политические партии» могут принять участие в выборах в народное собрание. Какие партии являются законными, а какие — незаконными, не установлено. Таким образом, программа-максимум не требует ничего большего, чем учреждение буржуазной парламентской демократии и введение соответствующих буржуазно-демократических прав. Возможность запрета нежелательных партий оставлена открытой. Ни в одном пункте эта программа-максимум не говорит о господстве рабочего класса или руководимого рабочим классом союза с другими угнетенными империализмом классами. Это не имеет абсолютно ничего общего с марксизмом-ленинизмом. В экономическом плане программа-максимум требует «отмены привилегий, предоставленных иностранным предприятиям колониальным режимом», «защиты частной промышленности и частной торговли» и «содействия частной промышленности и частной торговле, которые полезны для государственного хозяйства и жизни народа» (там же, c. 143). Будет создан государственный банк и внешняя торговля будет контролироваться государством. Предусмотрено создание «государственных отраслей промышленности». Программа не обещает конфискации собственности иностранных монополий в Анголе. Все, что она говорит, это: «Предприятия, управляемые иностранцами, должны соблюдать новые законы Анголы». Возможность сотрудничества между национальной буржуазией и иностранными монополиями после победы над португальским колониализмом оставлена открытой. Единственное условие — что у иностранных монополий отбираются привилегии, которых лишена национальная буржуазия, например, в отношении налогообложения. Нигде программа-максимум MPLA не говорит, что после победы над колониализмом и империализмом демократическая и антиимпериалистическая революция должна быть продолжена до социалистической революции. Напротив. Капитализм должен быть защищен и развит. Для крестьян запланирована земельная реформа согласно принципу: «земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает». Земля «врагов народного движения» должна быть конфискована. Что касается других землевладельцев, не являющихся врагами, то, если их земля превышает некоторый размер, который еще должен быть определен, государство выкупит ее «по справедливой цене», чтобы перераспределить ее (там же, c. 144). Последние условия, однако, годятся, в лучшем случае, чтобы сделать земельную реформу совершенно невозможной. Сначала должно быть решено, кто — враг, а кто — нет. Затем должен быть определен максимальный размер владения, который изменяется в зависимости от «условий сельского хозяйства в конкретной местности». Если они дойдут до этого, то надо будет определить «справедливую цену», а затем земля будет поделена. Для рабочих программа предусматривает: * «Отмену принудительного труда»; * «Уважение реальной независимости профсоюзов и законных рабочих организаций», не уточняя, какие рабочие организации законны, а какие — нет; * 8-часовой рабочий день и «законодательство, защищающее рабочих»; * «Установление государством минимальной оплаты труда» и строгое соблюдение принципа «равная заработная плата за равный труд»; основанная на поле, возрасте и этническом происхождении дискриминация рабочих должна быть отменена; * «Социальная поддержка: помощь всем нуждающимся, больным, вынужденно безработным, старым и увечным ангольским гражданам»; * «Постепенное уничтожение безработицы; право на труд» (там же, сс. 144-145). Это — программа социальных реформ в условиях капитализма. Программа-максимум MPLA — совершенно буржуазная программа, отражающая интересы национальной буржуазии. Ее может быть достаточно, чтобы мобилизовать массы для борьбы против португальского колониального господства, но она не может сделать ничего для дальнейшего развития Анголы после победы над Португалией. Она предусматривает диктатуру национальной буржуазии, которая в действительности настолько слаба, что может удерживаться у власти только при поддержке социал-империалистов. Кроме того, программа-максимум MPLA замечательно подходит к тактике социал-империалистов. MPLA всегда имело близкие связи с социал-империалистами. Лидер MPLA Агостиньо Нето (Agostinho Neto) в 1971 г. был гостем на XXIV съезде КПСС, на котором он сказал: «За эти 10 лет революционной борьбы наше движение, наш народ, бойцы… познали дружбу и поддержку советского народа. Мы считаем Коммунистическую партию Советского Союза одной из важнейших сил, на которую мы опираемся в развитии нашей освободительной борьбы» (XXIV съезд Коммунистической партии Советского Союза (30 марта — 9 апреля 1971 года). Стенографический отчет, т. 2. — М., Политиздат, 1972. — с. 482). После победы над португальскими колониальными властителями новая борьба за власть была неизбежна в Анголе. Были только две возможности: или диктатура буржуазии с возобновленным империалистическим угнетением как необходимым следствием, или диктатура пролетариата и подлинная независимость. Именно эта борьба и разразилась. Ревизионистский журнал «Neue Zeit» №21 за 1976 г. сообщает о следующем случае в Анголе после развертывания там кубинских наемников: «Недавно правительство запретило радиопрограмму «Кудибангела» («Kudibangela») которая нравилась определенной части слушателей до провозглашения Народной Республики Анголы. Но, когда вооруженная победа казалась практически достигнутой, программа стала ультралевой. Она потребовала немедленной национализации всех предприятий. Эта пропаганда не только искажала программу правительства, она нанесла непоправимый вред хозяйству, так как способствовала массовому бегству португальских специалистов». Ответственны за это были «асоциальные элементы», «сторонники маоистских взглядов», говорит статья далее. Но статья, касаясь ангольской нефтяной компании «Petrangol», показывает, в чем проблема на самом деле: «После обхода города мы направились по Конго в ангольскую сельву. По дороге расположены огромное хранилище «Petrangol». Трубы и оборудование лежат вокруг, свисают мертвые провода. Нефтяные цистерны пусты. «Мы больше всего волновались о нефтяных месторождениях. Бандиты могли сделать их бесполезными при отступлении». Мы направились в Кабека да Кобра с Дезидериу да Кошта (Desiderio da Costa) от «Petrangol». По дороге были деревни, одна хуже другой. Бедные хижины, крытые пальмовыми листьями, глинобитные изгороди — типичное жилье ангольских крестьян. Как да Кошта объяснил нам, несмотря на огромные прибыли, компания не потратила ни эскудо на развитие региона. Боссы «Petrangol» не построили даже пристойную дорогу. Это была действительно плохая дорога. Шел дождь, и колеса нашего джипа погружались в мутное красноватое болото. Я не помню, как часто нам приходилось выходить и толкать джип, пока мы добирались до места назначения. Наконец, за поворотом в сердце густой саванны появился маленький расчищенный участок, на котором стояли несколько нефтяных цистерн, окруженные баобабами и тернистым кустарником. Да Кошта как знаток осмотрел оборудование и проверил, как работают насосы и агрегаты. «Все в порядке», — сказал он. — «Мы могли бы начать выкачивать нефть немедленно. Но закон есть закон. Это месторождение принадлежит смешанной иностранной компании, в которой участвует бельгийский и португальский капитал. Мы могли бы уступить искушению и национализировать все это сразу же, потому что владельцы задерживают возобновление работы. Но мы не хотим слишком торопиться. Опрометчивое огосударствление, когда не хватает запасных частей и рынков и не доступно вообще никаких специалистов, могло бы повредить нам. Поэтому нам нужно много терпения и самообладания, когда мы вновь устанавливаем контакт с нашими деловыми партнерами. Это особенно важно в случае «Cabinda Gulf Oil»»». «Gulf Oil» — одна из крупных американских транснациональных нефтяных компаний, связанная с мощным банковским домом «Mellon». А. Сэмпсон (A. Sampson) сообщает об этом в своей книге «The Seven Sisters. The Great Oil Companies and the World They Made» («Семь сестер. Великие нефтяные компании и мир, который они сделали»), например, на сс. 194-195: «Меллоны имели гораздо более крупные капитальные участия, чем Рокефеллеры, и сравнялись с ними в богатстве. К 1973 г. Меллоны еще сохраняли 20% акций в «Gulf» — примечательно, если учесть, что это десятая по величине американская корпорация, — и имели двух представителей в правлении: Джим Уолтон (Jim Walton), внук Уильяма Лоримера Меллона (William Larimer Mellon), и Натан Пирсон (Nathan Pearson), советник семьи по инвестициям. Влияние Меллонов, возможно, было решающим в достижении самой большой удачи «Gulf», когда Эндрю Меллон (Andrew Mellon) помог получать половину нефти из Кувейта… Так как с тех пор, как «Gulf» разбогател на нефти в Кувейте в 1937 г., они стали грести прямо-таки лопатой прибыли от своей нефти, лихорадочно пытаясь найти новые рынки сбыта… Они вкладывали много капитала в Анголу, только чтобы обнаружить ее намного более опасной страной, полем битвы между черным и белым». «Cabinda Gulf Oil» в Анголе не огосударствлена, хотя * после свержения португальского колониального правления «Gulf Oil» не платила никаких налогов и никакой платы за права добычи в Кабинде, «которые были предоставлены «American Gulf Oil» почти задаром в 1967 г.»; * 70% валютных поступлений шло от этого нефтяного месторождения; * «Gulf Oil» закрыла все нефтяные вышки и забрала всех специалистов с провозглашением Республики Анголы. Люди, возлагающие вину за это на требующих национализации марксистов-ленинцев и беспокоящиеся вместо этого о «контактах с нашими деловыми партнерами» из «Gulf Oil», не заинтересованы в национальном и социальном освобождении Анголы. Тем временем, после неофициальных переговоров между правительствами США и СССР, «Gulf Oil» возобновила добычу нефти. Экономически социал-империалисты заинтересованы прежде всего в эксплуатации сырьевых богатств Анголы. Кроме нефти там имеются богатые залежи железной руды, а также алмазы, уголь, медь, марганец, уран и другие полезные ископаемые. Имеются также плантации хлопка, агавы и кофе и богатые рыболовецкие угодья в прибрежной области. Ангола находится в идеальном для социал-империалистов положении. Новые люди у власти в Анголе уже предали себя в их руки, и социал-империалисты теперь приступят к постановке Анголы в полную экономическую и политическую зависимость от них, шаг за шагом, начиная с кредитов. Социал-империализм подходит к захвату рынков и источников сырья иначе, нежели западные государственно-монополистические страны. Последние прилагают усилия, главным образом, к дальнейшему вывозу капитала монополиями в развивающиеся страны. Монополии, таким образом, имеют непосредственные владения в этих странах. Прежде она часто находилась в исключительной собственности монополий. Со временем они перешли к предоставлению элементам эксплуататорских классов в развивающихся странах доли этой собственности. Социал-империалисты вывозят капитал другим способом. Они прилагают усилия к созданию государственной промышленности в определенной развивающейся стране. Эта промышленность, однако, полностью зависит от социал-империалистов через машины и оборудование, через поддержание производственного процесса и сбыт товаров. Вывоз капитала принимает главным образом форму кредитов на закупку оборудования (машин, металлоконструкций, сырья и — оружия). Зависимость развивающейся страны проистекает из задолженности и условий, на которых предоставлялись кредиты. Чтобы скрыть эксплуатацию, кредиты предоставляются под низкие проценты. Как правило, контракты предусматривают закупку оборудования в Советском Союзе и выплату долгов продукцией построенных предприятий. Часто развивающиеся страны должны также обязаться продавать определенную часть продукции этих предприятий Советскому Союзу и никому больше. Социал-империалисты получают свою максимальную прибыль, преимущественно диктуя цены на доставку оборудования и закупку продукции. В этом случае элементы национальной буржуазии в развивающихся странах также получают кусок прибыли, т.е. того, что остается после продажи предусмотренной договором части продукции Советскому Союзу по низким ценам. Социал-империалисты ни в коей мере не ограничивают свой вывоз капитала такими странами, как Куба и Ангола, в которых народная борьба свергла политическую власть колониализма или западного неоколониализма. Они также пытаются экспортировать капитал в другие страны и постепенно поставить их в зависимость. В ряде развивающихся стран это ведет к положению, в котором и западные империалистические страны, особенно США, и Советский Союз контролируют существенные секторы экономики. Тогда в этих странах вспыхивает ожесточенная борьба за политическую власть, так как эта власть в значительной степени определяет, чья доля в грабеже увеличится, а чья уменьшится. Борьба может проявляться в быстрой смене правительств, сопровождаемой сменой политики. Это наиболее заметно в Египте и Индии, где социал-империалисты потерпели крупную неудачу, когда Садат полностью перешел на сторону монополий США, а главный представитель интересов советского социал-империализма в Индии Индира Ганди была сброшена с поста. Такие страны, в которых, в особенности, государственно-монополистический капитализм США и бюрократически-монополистический капитализм сталкиваются в ожесточенной конкуренции за источники сырья, рынки сбыта и политическую власть, все более приобретают характер полуколоний. Эта тенденция усиливается проникновением западноевропейских и японских монополий. В Анголе события также будут развиваться таким образом, если штатовские и европейские монополии сохранят свою ангольскую собственность. Противоречия между властными группировками усиливаются. Народы воспользуются этими противоречиями в борьбе за свое национальное и социальное освобождение. Чем дальше заходит экспансия социал-империалистов, тем больше осознают народы развивающихся стран, что они могут завоевать победу только под руководством рабочего класса своих стран и в союзе с пролетариатом империалистических стран на основе марксизма-ленинизма. Марксисты-ленинцы всего мира — основная преграда экспансии социал-империалистов. Они стремятся разоблачить и расстроить экспансионистские планы советского руководства, решительно сражаясь против ревизионизма и со всей энергией поддерживая революционную борьбу народов за национальное и социальное освобождение под руководством рабочего класса. Относительно агрессивной политики империалистов США в отношении тогда социалистического Советского Союза Мао Цзэдун заявил в своей «Беседе с американским корреспондентом Анной Луизой Стронг» в 1946 г.: «Пропаганду войны против Советского Союза следует рассматривать с двух сторон. С одной стороны, американский империализм действительно готовит войну против Советского Союза, и ведущаяся сейчас пропаганда войны против Советского Союза и прочая антисоветская пропаганда являются политической подготовкой к такой войне. С другой стороны, эта пропаганда является дымовой завесой, создаваемой американскими реакционерами для того, чтобы скрыть многочисленные реально существующие противоречия, с которыми теперь американский империализм непосредственно сталкивается. Это — противоречия между американской реакцией и американским народом, а также противоречия между американским империализмом и другими капиталистическими странами, между американским империализмом и колониальными и полуколониальными странами. В настоящее время практическое значение призывов США к войне против Советского Союза состоит в том, чтобы подавить американский народ и расширить агрессивные силы США в капиталистическом мире» (Мао Цзэ-дун. Избранные произведения, т. 4. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1969. — сс. 114-115). Эти слова — точная характеристика существующей мировой ситуации. Они ясно обнаруживают двойной характер политики империализма США и социал-империализма. С одной стороны, сверхдержавы фактически готовят мировую войну. С другой стороны, они идут на свои антикоммунистические интриги для угнетения трудящихся в собственных странах и других странах мира.
<< | >>
Источник: Дикхут В.. Реставрация капитализма в Советском Союзе. 1988

Еще по теме Политическое подчинение стран СЭВ социал-империалистами:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ.
  2. ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА ТРУДЯЩИХСЯ СОВЕТСКОЙ УКРАИНЫ ПРОТИВ ГЕРМАНО-АВСТРИЙСКИХ ОККУПАНТОВ И БОРЬБА С ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ
  3. 4. КРАХ ГЕРМАНСКОЙ II АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ ОККУПАЦИИ НАЧАЛО ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  4. 2. ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
  5. 2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ И ХОЗЯЙСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА УКРАИНЕ
  6. Империализм и социал-империализм
  7. Советская политика политического и военного шантажа
  8. Противоречия в мировом масштабе и их обострение
  9. Социал-империализм и право народов на самоопределение
  10. Специализация производства в странах СЭВ как утонченный метод эксплуатации социал-империализмом
  11. Политическое подчинение стран СЭВ социал-империалистами