<<
>>

Применение социалистического принципа производительности труда при Ленине и Сталине

Восстановление хозяйства после Октябрьской Революции и гражданской войны было трудной задачей для молодой Советской власти. Развитой техники и технически грамотного рабочего класса, главных предпосылок современной экономики, не хватало.
Ленин открыто говорил об этой проблеме в апреле 1918 г. («Очередные задачи Советской власти»): «Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями. И это не могло быть иначе при режиме царизма и живости остатков крепостного права. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме» (В.И. Ленин. ПСС, т. 36, c. 189). При этих обстоятельствах, социалистический принцип подъема производительности труда не мог применяться во всей полноте. Не было другого выхода, кроме как вернуться отчасти к испытанным капиталистическим методам материального стимулирования и организации труда. Ленин так писал в той же статье: «Наиболее сознательный авангард российского пролетариата уже поставил себе задачу повышения трудовой дисциплины… На очередь надо поставить, практически применить и испытать сдельную плату, применение многого, что есть научного и прогрессивного в системе Тэйлора, соразмерение заработка с общими итогами выработки продукта или эксплуатационных результатов железнодорожного и водного транспорта и т.д., и т.п.» (там же, с. 189). Годом позже в сознании многих рабочих произошел перелом в направлении социалистического сознания. Коммунисты-железнодорожники и сочувствующие выдвинули инициативу добровольно работать сверхурочно каждую субботу и приняли следующее единодушное решение: «Ввиду тяжелого внутреннего и внешнего положения, для перевеса над классовым врагом коммунисты и сочувствующие вновь должны пришпорить себя и вырвать из своего отдыха еще час работы, т.е. увеличить свой рабочий день на час, суммировать его и в субботу сразу отработать 6 часов физическим трудом, дабы произвести немедленно реальную ценность.
Считая, что коммунисты не должны щадить своего здоровья и жизни для завоеваний революции — работу производить бесплатно. Коммунистическую субботу ввести во всем подрайоне до полной победы над Колчаком» (цит. по В.И. Ленин. ПСС, т. 39, c. 6). Энтузиазмом и единодушием производительность труда была удвоена и утроена. Это было отправной точкой великой инициативы коммунистического субботника. Ленин видел в этих примерах героического труда ради строительства социализма великое значение социалистического принципа подъема производительности труда. Он писал с энтузиазмом: «Прямо-таки гигантское значение в этом отношении имеет устройство рабочими, по их собственному почину, коммунистических субботников. Видимо, это только еще начало, но это начало необыкновенно большой важности. Это — начало переворота, более трудного, более существенного, более коренного, более решающего, чем свержение буржуазии, ибо это — победа над собственной косностью, распущенностью, мелкобуржуазным эгоизмом, над этими привычкам, которые проклятый капитализм оставил в наследство рабочему и крестьянину. Когда эта победа будет закреплена, тогда и только тогда новая общественная дисциплина, социалистическая дисциплина, будет создана, тогда и только тогда возврат назад, к капитализму станет невозможным, коммунизм сделается действительно непобедимым… Диктатура пролетариата, — как мне приходилось уже не раз указывать, между прочим и в речи 12 марта на заседании Петроградского Совдепа, — не есть только насилие над эксплуататорами и даже не главным образом насилие. Экономической основой этого революционного насилия, залогом его жизненности и успеха является то, что пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип общественной организации труда, по сравнению с капитализмом. В этом суть. В этом источник силы и залог неизбежной полной победы коммунизма… «Коммунистические субботники» именно потому имеют громадное историческое значение, что они показывают нам сознательный и добровольный почин рабочих в развитии производительности труда, в переходе к новой трудовой дисциплине, в творчестве социалистических условий хозяйства и жизни» (В.И.
Ленин. Великий почин. — ПСС, т. 39, сс. 5-6, 13, 18). Эффект коммунистических субботников на повышение производительности труда был достигнут не на основе высшей техники, а благодаря энтузиазму рабочих разных специальностей, во многих случаях неквалифицированных, простых чернорабочих, которые совершали выдающиеся достижения без материальных стимулов. Именно в этом Ленин усматривал особенное значение, подчеркивая в указанной работе: ««Коммунистические субботники» потому так важны, что начали их рабочие вовсе не поставленные в исключительно хорошие условия, а рабочие разных специальностей, в том числе и рабочие без специальности, чернорабочие, поставленные в обычные, т.е. самые тяжелые условия» (там же, c. 20). В связи с этим Ленин подчеркнул важность повышения производительности труда для социалистического строительства: «Производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя… Коммунизм есть высшая, против капиталистической, производительность труда добровольных, сознательных, объединенных, использующих передовую технику, рабочих» (там же, cс. 21 и 22). Развитие социалистического сознания есть, таким образом, главная движущая сила строительства социализма. Бюрократия, обосновавшаяся не только в хозяйственном, но также и в государственном, и в партийном аппарате, препятствовала такому развитию со своими мелкобуржуазными убеждениями. В 1930-х годах сквозь эти мелкобуржуазные, бюрократические преграды ускоренному строительству социализма прорвалось новое смелое движение из рядов рабочего класса: стахановское движение. Несмотря на все трудности, явный и тайный саботаж, производительные силы вышли на превосходный уровень. Новые, современные методы и продвинутые квалифицированные рабочие были основой этого нового движения, в противоположность старому движению коммунистических субботников, в котором еще не были развиты техника и квалифицированные рабочие. Стаханов и другие квалифицированные рабочие упразднили старые нормы выработки и скачком повысили производительность труда в пять-десять раз.
Что это были за рабочие? Сталин описал их в своей речи на Первом Всесоюзном совещании стахановцев: «Они свободны от консерватизма и застойности некоторых инженеров, техников и хозяйственников, они идут смело вперед, ломая устаревшие технические нормы и создавая новые, более высокие, они вносят поправки в проектные мощности и хозяйственные планы, составленные руководителями нашей промышленности, они то и дело дополняют и поправляют инженеров и техников, они нередко учат и толкают их вперед, ибо это — люди, вполне овладевшие техникой своего дела и умеющие выжимать из техники максимум того, что можно из нее выжать… Бросается в глаза прежде всего тот факт, что оно, это движение началось как-то самопроизвольно, почти стихийно, снизу, без какого бы то ни было давления со стороны администрации наших предприятий. Более того. Это движение зародилось и стало развертываться в известной мере вопреки воле администрации наших предприятий, даже в борьбе с ней» (И.В. Сталин. Соч., т. 14, сс. 82-84). Стахановское движение быстро распространилось по всему Советскому Союзу. Это было бы невозможно, если бы в качестве основы использовалось материальное стимулирование. Только люди с социалистическим сознанием способны на такие достижения. Эти рабочие работали не только для себя, но и для своего класса, для всего общества, для социализма. Это требует высокоразвитого классового сознания, социалистического сознания, которого, однако, огромная масса рабочих и крестьян еще не имела. Чтобы образовать такое глубоко укоренившееся сознание требуется непрерывная идеологическая работа, систематическая воспитательная работа коммунистической партии. Движения типа коммунистического субботника и стахановского движения содействовали распространению социалистического принципа повышения производительности труда. При этом не обошлось без борьбы, без усиленной классовой борьбы при построении социализма. Прежде всего это значило бороться против бюрократии, относившейся к такому развитию событий с враждебностью и злобой.
Для огромных масс рабочих и крестьян все еще применялись преимущественно материальные стимулы в производстве и распределение по выполненной работе. Но с ростом социалистического сознания и продвижением социалистического строительства, принцип материального стимулирования должен был все более заменяться социалистическим принципом производительности труда. С непрерывным социалистическим развитием экономики и коммунистического воспитания масс, сегодня, более чем через 50 лет, материальные стимулы больше не должны играть решающей роли. Должен господствовать социалистический принцип производительности труда. Но это развитие было прервано и обращено вспять государственным переворотом бюрократии, отменой диктатуры пролетариата и реставрацией капитализма нового типа. Капиталистический принцип стремления к прибыли и материального стимулирования вытеснил социалистический принцип производительности труда. Чтобы достичь фазы коммунизма, сознание широких масс должно быть поднято до уровня социалистического сознания. Это требует интенсивной, непрерывной политической работы коммунистов среди масс. «Но для того, чтобы сохранить и укрепить доверие большинства рабочих, нужно систематически развивать сознательность, самодеятельность, инициативу рабочего класса, нужно систематически воспитывать рабочий класс в духе коммунизма, организуя его в профсоюзы, вовлекая его в дело строительства коммунистического хозяйства» (И.В. Сталин. Наши разногласия. — Соч., т. 5, c. 13). Без такого коммунистического воспитания масс не может быть выполнено социалистическое строительство. Как говорил Маркс, «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, с. 422). Это верно не только для захвата власти рабочим классом, но также и для социалистического строительства. Только рабочий класс, сознательно действующий по социалистически, развивает силу, чтобы преодолеть все трудности и препятствия, возникающие в ходе строительства и дальнейшего развития экономики.
Подходить к хозяйственному строительству почти исключительно с экономической стороны, рассматривая стремление к прибыли и материальное стимулирование в качестве движущей силы, значит действовать в соответствии с экономическими законами капитализма. Не экономический, а политический аспект является решающим для изменения мира. «Политика есть концентрированное выражение экономики», говорит Ленин в «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина». Он продолжает: «Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма» (В.И. Ленин. ПСС, т. 42, c. 278). Ленин заявил далее: «Троцкий и Бухарин изображают дело так, что вот-де мы заботимся о росте производства, а вы только о формальной демократии. Это изображение неверно, ибо вопрос стоит (и, по-марксистски, может стоять) лишь так: без правильного политического подхода к делу данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи» (там же, c. 279). Или, как сказал Мао Цзэдун, «политическая работа является жизненным нервом всей хозяйственной деятельности» (предисловие к статье «Серьезный урок», опубликованной в сборнике «Социалистический подъем в китайской деревне». — Выступления и статьи Мао Цзэ-дуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Выпуск шестой. — М., «Прогресс», 1976. — с. 113). «Устав Аньшаньской компании черной металлургии», составленный Мао Цзэдуном в 1960 г., установил следующие пять принципов управления предприятием: «Твердо ставить политику на командное место; укреплять партийное руководство; инициировать энергичные массовые движения; вводить систему участия руководящих кадров в производительном труде и участия рабочих в управлении, реформу иррациональных и устаревших правил и инструкций, и близкое сотрудничество рабочих, управляющих кадров и техников; на всех парах развивать технические новшества и техническую революцию». Огромный подъем промышленного и сельскохозяйственного производства в Китае с началом Великой Пролетарской Культурной Революции, этого грандиозно организованного массового движения, возглавляемого коммунистической партией, еще раз доказывает силу, которую политическая мобилизация может пробудить в массах. Современные ревизионисты не просто «забыли азбуку марксизма», а полностью выбросили ее за борт. В Советском Союзе сегодня политика не имеет, говоря словами Ленина, «первенства над экономикой». Напротив, журнал «Коммунист» №2 за 1963 г. утверждает, что «вопросы экономики, производства выдвинуты на первый план всем ходом коммунистического строительства» и должны поэтому «занимать центральное место в деятельности партийных организаций, быть поставлены во главу угла всей их работы». Ревизионисты не стыдятся цитировать Ленина как главного свидетеля защиты своей ревизионистской линии. «Экономическая газета» №50 за 1962 г. бесстыдно утверждает: «Проводя сегодня перестройку партийного руководства народным хозяйством по производственному принципу, партия исходит из ленинского положения о примате при социализме экономики над политикой. Еще на заре Советской власти В.И. Ленин писал: «Задача управления государством, которая выдвинулась теперь на первый план перед Советской властью, представляет еще ту особенность, что речь идет теперь — и, пожалуй, впервые в новейшей истории цивилизованных народов — о таком управлении, когда преимущественное значение приобретает не политика, а экономика». Сегодня каждый должен усвоить, что главное в коммунистическом строительстве — это экономика, это производство, это борьба за создание материальных и духовных благ для жизни человека». Ленинская цитата вырвана из контекста и относится к особенной экономической ситуации, в которой среди масс господствовали голод и нищета и необходимо было восстановить хозяйство любой ценой; т.е. экономический аспект стал основным, и эта задача, говорит Ленин, «представляет еще ту особенность, что…» (см. выше). В процитированной выше работе «Еще раз о профсоюзах» Ленин подчеркнул, споря с Троцким и Бухариным: «Конечно, я всегда выражал, выражаю и буду выражать пожелание, чтобы мы занимались меньше политикой, больше хозяйством. Но нетрудно понять, что для выполнения этих пожеланий надо, чтобы не было политических опасностей и политических ошибок» (В.И. Ленин. ПСС, т. 42, c. 281). Это резко отличается от того, что утверждают ревизионисты. Это извращение ленинизма достигло пока что кульминации в широко известной советской книге Э. Корбаш «Экономические «теории» маоизма». Обзор в «Sowjetunion heute» №21 за 1971 г. пересказывает книгу следующим образом: «Способ, которым маоистские «теоретики» решают экономические проблемы, диктуется их тезисом «политика — решающий фактор». Они переворачивают марксистский принцип отношения между политикой и экономикой вверх ногами. Истинная сущность перехода от капиталистического к социалистическому обществу, как подчеркивал Ленин, заключается в том, что политические задачи занимают подчиненное экономическим задачам положение». Все, что мы можем сказать, это что способ, которым брежневские «теоретики» «решают» идеологические проблемы, диктуется их стремлением так или иначе сделать Ленина отцом каждого оппортунистического течения, против которого сам Ленин изо всех сил боролся. Это делается в отношении как тезиса о «мирном переходе», так и тезиса о «первенстве экономики над политикой». Однако, явной ложью ревизионистам никак не прикрыть свое отступничество от ленинизма. Это предательство ленинской теории, конечно, отражает их предательство ленинской практики. В следующей главе мы докажем, что руководящие ревизионисты Советского Союза систематически подрывали и разрушали социалистическое сознание рабочих и крестьян своей экономикой стремления к прибыли и материального стимулирования. Личный или групповой эгоизм занимает место социалистического сознания. Забота о собственных интересах занимает место трудной работы на благо всего общества. То, что Ленин писал в апреле 1917 г. относительно мелкобуржуазного влияния, сбывалось сегодня: «Гигантская мелкобуржуазная волна захлестнула все, подавила сознательный пролетариат не только своей численностью, но и идейно, т.е. заразила, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику» (В.И. Ленин. ПСС, т. 31, c. 156). Это — пагубные идеологические последствия материального стимулирования, которое, наряду с преследованием прибыли, является наиважнейшим рычагом капиталистической реставрации в Советском Союзе.
<< | >>
Источник: Дикхут В.. Реставрация капитализма в Советском Союзе. 1988

Еще по теме Применение социалистического принципа производительности труда при Ленине и Сталине:

  1. 1928 год - «год коллективизации». Продразверстка, переходящая в войну
  2. ГЛАВА ПЕРВАЯ. 1929 год. Начало ликвидации успешных хлеборобов - «кулаков»
  3. Конец Гражданской войны в СССР
  4. Глава 26 ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТРУДНОСТИ ПРОЦЕССА СБОРКИ СОВЕТСКОГО НАРОДА
  5. ГЛАВА 5 Сталин
  6. Применение социалистического принципа производительности труда при Ленине и Сталине