<<
>>

§3.1. Проективность тенгризма и русского космизма в евразийском проекте

Выработать концепты жизнеутверждающего открытого тенгрианского мировоззрения и проективного подхода к жизнедеятельности обусловили общих предков тюрков и монголов экстремальные условия высокогорий, степей, пустынь.
Вся хозяйственно-экономическая и военно-политическая жизнь их была подчинена, говоря современным языком, общественной целевой программе, ограниченной сроками, ресурсами и реализуемой плановыми мероприятиями. На идее, о предназначении человека подобно своему Всевышнему Творцу – Тенгри, упорядочивать все вокруг себя, самореализовываясь, самовыражаясь, обретая в этом радость и счастье, зиждилось тенгрианское мировоззрение. Как отмечает Н. Г. Аюпов в работе "Тенгрианство как открытое мировоззрение", представление о древнетюркской культуре только как о номадической, является одним из стереотипов современной науки. Тенгрианство как открытое мировоззрение является отражением сложной и богатой культуры древних тюрков, в основании которой лежали традиции номадической, земледельческо-оазисной, смешанной скотоводческо-земледельческой культур. Как следствие универсальности были развиты городская культура, ремесленничество, на высоком уровне находилось искусство1. Все древние исторические степные империи были созданы на основе проективности, открытости и целостности их идеологии тенгризма. Наконец, на основе проективности была создана и Монгольская империя Чингис Хана, давшая новый импульс развитию евразийской цивилизации и положила основу глобальной планетарной интеграции в целом. 1 Аюпов Н. Г. Тенгрианство как открытое мировоззрение. Алматы, 2004. С.13 Н. В. Абаев в своей статье "Евразийская общность и тэнгрианская «кочевая» цивилизация" отмечает, что евразийская цивилизационная и духовно-культурная общность формировалась веками, и фундаментальной основой этой цивилизационно-культурной общности изначально была так называемая «кочевая», по самой своей сути тенгрианская цивилизация тюрко-монголов и скифо-ариев Внутренней Азии, сформировавшаяся при переходе лесных охотников Сибири и Урало-Алтая к номадному животноводству и кочевничеству и распространившаяся сначала по всей Центральной Азии, а затем и всей Евразии1.
Тенгрианство как системообразующий элемент не только религиозной, но и политической формы общественного сознания стало тем фактором глобальной интеграции этносов в геополитическое государственное образование имперского типа, который реально обеспечил духовное единение, а, следовательно, и образование такого могущественного государства, как империя хунну. Преемственница традиций империи хунну - монгольская империя Чингис Хаана, довела культ Тенгри до государственной религиозно-политической идеологии - тенгризма. В результате эта идеология привела к образованию империи великих ордынских ханов. По проективности тенгрианства можно привести пример из сравнительно недавнего времени. Из многих тюрко-монгольских мыслителей, идеи которых полны заботой о настоящем и будущем своего народа, государства, при этом носят яркий проективный характер, можно привести якутского поэта-философа, этнографа, фольклориста, лингвиста А. Е. Кулаковского, творившего на рубеже XIX – XX вв. А. Е. Кулаковский всегда чувствовал себя сыном любимой Якутии, для которого Россия была общей матерью - Родиной с большой буквы. Поэзия А. Е. Кулаковского является органическим сплавом личностного художественного видения поэта, через призму поэтики богатейшего якутского устного творчества, 1 Абаев Н. В. Евразийская общность и тэнгрианская «кочевая» цивилизация.Якутск, 2011. эпической традиции. Проективность тенгрианства ярко отразилось в памятнике культуры досоветской Якутии «Письмо якутской интеллигенции»1 в 1912 г. Оно отражает различные стороны экономики, хозяйства и культуры. Письмо состоит из двух частей, первой - «Философские вопросы о судьбах многочисленных и малочисленных народов», состоящей из подразделов «Борьба за существование», «Проект переселения якутов на Крайний Север», «Угроза надвигавшейся первой мировой войны», «Переселенческая политика царизма» и второй - «Соображения относительно культивизации Якутии», состоящей из подразделов «Землепользование», «Земледелие», «Скотоводство», «Школа и общественная жизнь», «Экономическое положение и предприятия», «Источники дохода».
Мысли и чувства, побудившие его к написанию этого трактата, полны тревоги за судьбу не только якутского народа, но всего российского. Поэт видит угрозы ассимиляции малочисленных отсталых народов Сибири проводимой государственной политикой государства. Во-первых, он констатирует «быстрое вымирание необразованных, некультурных малочисленных российских инородцев». Далее он сетует на недальновидную российскую политику заселения территорий Сибири, Якутии двумя миллионами переселенцами, шедшими со времени постройки Великой Сибирской железной дороги ежегодно сотнями тысяч. А. Е. Кулаковский в своей работе "Письмо якутской интеллигенции" пишет, что правительство, заселяя Сибирь, и в частности, Якутию, пытается убить трех зайцев. Во-первых, избавится от избытка населения, которого ему девать некуда, во-вторых, заселяет и культивирует пустынный край с целью эксплуатации его природных богатств, в-третьих, колонизирует свои окраины в виде охраны от Америки, Японии, Китая. Рассуждая о глобальных угрозах, предупреждает о проблемах, связанных с перенаселением Индии, Китая, Японии, об опасности взаимного истребления народами друг друга из-за недостатка пищи на земле. Пишет о пробуждении от 1 Молодежь Якутии. 1989. 30 нояб. С. 8. многотысячного монастырского сна Небесной Империи и ее ускоренном развитии, гигантских шагах по пути политического и социального прогрессов. И задается вопросом - что будет, если Китай вздумает завладеть если не всей, то хоть Восточной Сибирью, лежащей с ним бок о бок? И прогнозирует, что в случае войны Россия серьезного сопротивления не сможет оказать ибо соседство Китая с театром военных действий даст громадное преимущество последнему1. Что касается преимуществ России перед Китаем в отношении милитаризма, то по А. Е. Кулаковскому это вопрос только времени. И сетует: "Лишь русские и мы – якуты – не можем проснуться от вековечного сна"2. Далее он задается риторическим вопросом, что же делать якутам, и дает ответ - единственным рациональным средством является наша культивизация и слияние с русскими3.
Философ-поэт А. Е. Кулаковский тезисно дает основные направления программы по культивизации Якутии, землепользованию, земледелию, скотоводству, образовательной системе, общественнойжизни, экономическому развитию, источникам доходов. Трактат более чем столетней давности по структуре идентичен структуре современным концепциям государственных целевых программ и проектов. И заканчивает письмо предложением - какого бы ни было личное мнение каждого из Вас относительно переселения в область русских, вымирания якутов и «желтой опасности», Вы не должны предаваться обманчивым розовым надеждам, также не должны питать и в других эту надежду; если не солидарны со мной, то, по крайней мере, не доказывайте противного, т. е. желанного лучшего. Действуйте и агитируйте единственно в пользу и ради культуры, насаждение которой стало в нашем веке злободневной необходимостью, хотя (сказать, выбирая лучшую сторону) и помимо ужасных призраков переселения и вымирания4. Это - письмо столетней давности поэта- философа, сына затерянного в бескрайних сибирских снегах малочисленного якутского «инородца». Спустя век, философские мысли и вопросы, изложенные 1 Там же 2 Там же 3 Там же 4 Там же. А. Е. Кулаковским, приобрели еще большую актуальность и злободневность. Обоснование проблемы, постановка цели и задач, предложения механизмов их решений, вплоть до указания источников доходов, показывает проективность его миропонимания. А. Е. Кулаковский, выросший в якутской традиции, впитавший ее жизнеутверждающие концепты через мифологию олонхо, выразивший их через свою поэзию, творчество, не мог не выразить концепцию своего проекта по «культивизации Якутии» иначе. Он сделал это так, только в виде проекта, таково его мировоззрение. Вера и убежденность А. Е Кулаковского в наступлении эпохи, когда человек выступает хозяином природы и когда он начинает жить осмысленной, духовной и полной наслаждениями жизнью под сенью гармонии культуры, искусства и науки, перекликается с мощной прикладной составляющей русского космизма.
М. А. Абрамов в своей работе "Русский космизм: идея единства культуры и многоплановая реальность" пишет, что в рамках этой составляющей русского космизма утверждается единство культуры в целом, а в частности, религии с е? организующей и целеутверждающей ролью, и естественных наук (В. И. Вернадский, Н. К. Рерих)1. С этой чертой связана проективность философии русского космизма, в т.ч. проекты «Розы Мира» Д. Л. Андреева, «Всемирной теократии» B. C. Соловь?ва, «Лиги культуры» Е. И. и Н. К. Рерихов и особенно «сельский индустриализм» и «образовательные Кремли» Н. Ф. Федорова2. Н. Ф. Федоров в соей работе "Падающие миры и противодействующее падению существо" старался наметить путь развития для любимой им родины в духе идей православия, требующих синергийного (взыскующего сотрудничества) подхода к жизни. По словам мыслителя коварное «Divide et impera» следует заменить словами «Соединяй и будешь управлять!»3. 1 Абрамов М. А. Русский космизм: идея единства культуры и многоплановая реальность. Саранск, 2007. С. 20. 2 Там же 3 Федоров Н. Ф. Падающие миры и противодействующее падению существо. Т. 2. М., 1995- 1999. С. 248. Н. Ф. Федоров предлагал не только сохранение архитектурных памятников старины, но и восстановление разрушенных, возводя в принцип величайшую бережность к достижениям предков. Вера же для него означает однозначное описание мира, с которым реальность не сравнивают, а подчиняют ей. В. и Л. Сокирко в своей статье "Н. Ф. Федоров. История не суд, а воскрешение" отмечают, что по выражению Н. Ф. Федорова вера на самом деле не объясняет мир, а строит особый идеальный мир, который и накладывается на реальность как проект1. В силу бесконечности мир может иметь бесконечное число таких объяснений - проектов, религиозных и философских концепций. Любую из них можно обосновать и согласовать реальным миром именно из-за бесконечности последнего. Даже внутренняя противоречивость таких систем не уменьшает, а зачастую увеличивает их привлекательность и убедительность, как это случилось с диалектическими учениями Гегеля и Маркса.
Н. Ф. Федоров, будучи верующим человеком, цельным в своей вере, и несмотря на свою богатейшую эрудицию и образование - Неученым, от ясного понимания кардинального различия между «людьми науки» и «людьми дела» писал свои записки «от людей неученых к ученым». Именно цельность веры у Н. Ф. Федорова породили его «Философию общего дела». Древняя православная вера, конечно, не соответствовала научной картине мира в XIX в., и поэтому многие отказывались от веры, а Н. Ф. Федоров считал, что мир должен быть переделан по православному проекту. Он идет не по уже проторенной православной традицией дороге преображения мира верующего - отшельничеством, молитвой, духовной деятельностью, а понимая всю условность, неискренность такого Преображения, избирает самый активный и достоверный путь для реального Преобразования мира, для материального воплощения православного идеала. При этом он не способен отказаться не только от воспитавшего его православия, но и от научных теорий, на которых его образовывали. Православие Н. Ф. Федорова очень далеко от официального, даже 1 В. и Л. Сокирко. Н. Ф. Федоров. История не суд, а воскрешение. Т.1. М., 1977 г. по чисто богословским вопросам (чего стоит, например, введение им в обиход кроме Бога-Сына еще Бога-Дочери), но главное различие состоит, во включении науки в православие. Именно это различие делает его учение проективным. На «проективность» учения Н. Ф. Федорова указывают: - рассуждение о всемирном значении двух главных исторических центров - Константинополя (мост между Западом и Востоком) и Памира (прародина арийских народов) сопровождается воодушевленным рассказом о будущем русском влиянии на них; - повествование об успехах русского оружия в деле сбора среднеазиатских «землиц» дополняется требованием, что прежде чем стать царем всего Памира, нужно... стать царем монгольского Каракорума, развалины которого недавно открыты русскими учеными, и восстановить эту столицу Чингиза и его наследников в возмездие за разорение ими городов русских и нерусских; - предложение узаконить на морях «русское крейсерство» в качестве средства борьбы с буржуазной Англией и чтобы вспомнить богатырскую удаль новгородских ушкуйников и разбойников; - предложение проекта постройки железной дороги до Индии, чтобы наделить землею угнетенных англичанами индусов; - громадный, планетарный, космический, вселенский характер противостояния светлой России и черного Запада. - приравнивание процесса освоения космического пространства к собиранию «сибирских землиц»; - в мировой деятельности всесословный характер земледельческой общины, в коей интеллигентный класс исполняет должность наставников; - наш простор служит переходом к простору небесного пространства, этого нового поприща для великого подвига, если бы не были порваны традиции, то все исследования небесного пространства имели значение исследования путей, т.е. рекогносцировок, а изучение планет имело значение открытия новых «землиц» - по выражению сибирских казаков, новых миров; - и другие. Мировоззренческая система русского космизма, где религия из миропонимания становится Делом, Программой действий, а научные последние результаты заменяют религиозное миропонимание, обладает громадной силой. Подобно в тенгрианстве, наука здесь не только не подрывает религиозную веру, а напротив, укрепляет ее, каждый научный успех делает более реальным осуществление религиозного Проекта. Вместо традиционного для современных верующих людей принижения роли научных результатов и скепсиса по отношению к ним, в такой системе возникает противоположная склонность: увеличить научные достижения дня, выдать желаемое за почти достигнутое, нетерпеливо забежать вперед, чтобы быстрее приняться за Дело. «Наука» и «Религия» работают здесь не на взаимоотрицание, а на взаимоусиление. И такая рокировка науки и религии, такое их ренессансное сочетание придает взглядам Н. Ф. Федорова необычайную энергичность, боевитость, действенность. Смелость Н. Ф. Федорова в выдвижении грандиозных научно - технических задач объясняется непререкаемой верой в безграничность разума всех людей, в силу разбуженной инициативы масс, направленной на одно «общее дело». Эта вера имеет корни в древнерусских обычаях коллективной работы, во всевозможных «толоках и помочах», на которые Н. Ф. Федоров постоянно ссылается, и особенно - на обычай скоростного строительства. Его любимый образ - обыденный храм, т. е. храм, который строится по обету за один день всем обществом, способом народной стройки 1. Русский философ Н. Ф. Федоров и якутский философ А. Е. Кулаковский знали, что расцвет культуры имеет место, прежде всего, в рамках обширных государств, в которых сильно объединяющее людей творческое начало. Безусловно, свои проекты они рассматривали как средство социального примирения, национального единения России. 1 Там же. Ранние евразийцы также ратовали за проектное воплощение своей идеи. В их трудах отражены их воззрения в вопросах философии, культуры, религии. Хотя они были православными христианами, их не удовлетворяло казенное вероисповедание, чиновничий морализм и аллегорическая интерпретация таинств, бытовавшие в Церкви. А. Г. Дугин в своей работе "Основы геополитики. геополитическое будущее России. Мыслить Пространством" отмечает, что они ищут основы и глубины, стремятся к новой или наоборот, древнейшей, изначальной религиозности, «бытовому исповедничеству», что могло бы распространить религиозный опыт на всю полноту космической среды1. Легитимизации идеи об особой значимости империи великих ордынских ханов для конституирования традиций евразийской государственности содействовала гипотеза евразийства о том, что перспективный этнопсихологический евразийский тип формируется преимущественно на основе языковой палитры восточнославянских народов, с одной стороны, и «азиатского» культурно-этнического типа, с другой. Основоположник евразийства Н. С. Трубецкой, еще с юности приступив к изучению этнографии и фольклора финно-угорских народов, в частности языческого мировоззрения данных народностей, знакомясь с соответствующими языками, постепенно пришел к выводу, что праславяне в духовном плане были более тесно связаны с Востоком, нежели с Западом. По А. Г. Дугину дальнейшие исследования только укрепляли его в этом, что послужило развитию им идеи о синтетической природе русских, состоящих из двух принципиальных компонентов – арийского славянства и туранских (тюркских) этносов2. Основная его идея состоит в том, что русские – это не славяне и не тюрки, не арийцы и не азиаты, они – особая общность, наделенная великой миссией и глубоко своеобразной культурой, не подчиняющейся логике ни европейских, ни азиатских 1 Дугин А. Г. Основы геополитики. геополитическое будущее России. Мыслить Пространством. М., 2009. C. 660. 2 Там же, С. 659. культурных интерпретаций1. На процесс этого уникального синтеза, на наш взгляд, на наш взгляд, повлияла многотысчелетняя синергия тенгрианства и русского космизма. Сегодня евразийская общность это - не виртуальная реальность, существующая только в трудах ученых «евразийцев», а действительно живая система межкультурных, международных связей и отношений, которая на современном этапе исторического развития организационно оформляется. Естественно-географическое, геополитическое местоположение России в самом центре огромного евразийского суперконтинента, волею исторических судеб соединившего в единое духовно- культурное пространство цивилизации Востока и Запада, по мнению Н. В. Абаева просто обязывает нас стать инициаторами нового витка интеграционного процесса. Как он утверждает, цивилизационная платформа уже давно сложилась культурно-исторически, самоестественным образом выразившись в стремлениях и чаяниях наших народов к созданию единой духовной мегацивилизации, основанной на традиционных евразийских ценностях, как мы их понимаем: взаимная толерантность и даже комплиментарность различных этнокультур и конфессий друг к другу (чего так и не смогла достичь Западная Европа), дух общинности и коллективизма, сочетающийся с открытостью ко всему новому, патриотизм и уважение к религии, как к своей, так и чужой, умеренный консерватизм и традиционализм и т. д.2. А. Г. Дугин в свою очередь отмечает, что в общей логике своего парадоксального мышления, евразийцы по-новому посмотрели на этнически- расовый состав России. И что этой расовой диалектике точно соответствовал ландшафтный дуализм – Лес и Степь, и именно из этих двух элементов и сложилась Россия-Евразия, и этнически, и географически, и культурно, и мировоззренчески синтезировавшая в себе пары противоположностей, приведя их 1 Там же, С. 659. 2 Абаев Н. В. Евразийская общность и тэнгрианская «кочевая» цивилизация. Якутск, 2011. к высшему синтезу, имеющему отнюдь не локальное, а абсолютно универсальное значение1. По мнению основоположников теории евразийства проективность их идеи вырастает из ее революционной футурологической составляющей и культурно- социальной формы. Она основана на интеграции традиции и социально- технологического модернизма. Авангардный культурно-технологический рывок же зиждется на инновационном скачке технологий, связанным с качественным развитием науки и образования. При этом если наука и традиция работают не на взаимоотрицание, а на взаимоусиление, о котором говорили и Н. Ф. Федоров и А. Е. Кулаковский, то этот рывок будет действенен в разы. Именно на этих базовых принципах возникли очаги евразийской цивилизации - протогорода Урало-Сибири, города кузнецов-металлургов - кузнецов-жрецов. Кузнецы-металлурги были инноваторами своего времени, служителями небесного культа – жрецами, и вождями-военачальниками своих племен и народов одновременно. Их радиальные города-крепости были футурополисами тех времен. Сегодня футурополисы в России представляются как сгустки инноваций, где должны быть не только новые технологии применены во всем, но и возрождены традиционные духовные отношения между их обитателями. На уровне государства же пока получают в основном проекты технопарков, IT-парков и т.п. Реализованных проектов, сочетающих традицию и технологические инновации нет, но в планах имеются. Так, в качестве примера можно привести реализуемый в Республике Саха (Якутия) согласно Указу Президента Республики Саха (Якутия) «О национальном инновационном проекте «Земля Олонхо» №1904 от 26 апреля 2010 года (Приложение 2)2. Это проект, выдвинувший актуальную идею создания культурного и высокотехнологичного сектора в Якутске, в котором будут сочетаться традиции и передовые технологии. 1 Дугин А. Г. Основы геополитики. геополитическое будущее России. Мыслить Пространством. М., 2009. С. 659. 2 URL: olonkholand.ru Цель проекта – поддерживание вековых традиций евразийских народов и продвижение современных технологий. В результате реализации проекта ожидаются сохранение, изучение и распространение традиции, внедрение новых технологий и инноваций в регионе, удовлетворение духовных потребностей населения, создание привлекательной среды для проживания, укрепление единства и этнокультурного развития народов Якутии. В комплексе новыми строительными технологиями воссоздается традиционный образ упорядоченного мироздания и поселения, деятельность его основывается на креативной экономике, идеи черпаются из традиций и культуры евразийских народов. Синергия проективности тенгрзма и русского космизма может дать импульс для реализации евразийского проекта.
<< | >>
Источник: ФЕДОРОВА Лена Валерьевна. САКРАЛЬНОЕ В ИДЕОЛОГИИ ЕВРАЗИЙСТВА. 2014

Еще по теме §3.1. Проективность тенгризма и русского космизма в евразийском проекте:

  1. §3.1. Проективность тенгризма и русского космизма в евразийском проекте