<<
>>

Разрушение социалистического принципа производительности труда принципом стремления к прибыли и материальных стимулов и последствия для экономики

В 1935 г. Сталин видел в бюрократии самое большое препятствие для роста стахановского движения. Он говорил: «Цепляются за техническую отсталость наших рабочих и работниц, ориентируются на эту отсталость, исходя из отсталости, и дело доходит, наконец, до того, что начинают играть в отсталость» (И.В.
Сталин. Соч., т. 14, с. 88). Старая и новая бюрократия видела, что ее привилегии подвергаются опасности со стороны опирающегося на диктатуру пролетариата рабочего класса с развитым социалистическим сознанием. Чтобы защитить свои эгоистические интересы, она пыталась ловко увязать их с материальными интересами рабочих. Это поощрялось основанными на неверных принципах центральным планированием и контролем. Существует два вида планирования и контроля: 24. Планирование на основе демократического централизма с массовым контролем снизу, к чему неоднократно призывал Ленин; 25. Планирование на основе бюрократического централизма с контролем сверху бюрократическим аппаратом; этот вид постепенно брал верх и сегодня преобладает. Первый вид означает, что рабочие и крестьяне не только содействуют составлению планов, но, прежде всего, контролируют их количественное и качественное выполнение. Второй вид означает, что рабочие и крестьяне не участвуют в планировании и не осуществляют контроль над его выполнением. Какой смысл и какие последствия имеет бюрократическое планирование? Как единственный критерий успеха предприятия выполнение плана требуется в любом случае. Если план перевыполнен, это приносит материальную выгоду рабочим и служащим в форме дополнительных премий, но прежде всего директору предприятия. Если цель не выполнена, результат — потеря премий и таким образом сокращение оплаты. Бюрократическое планирование и контроль сверху в соединении с выполнением плана как единственным критерием привели к роковым последствиям. Ради материальных выгод управленцы на предприятиях обратились к самым изощренным методам.
На рабочих сваливали вину за плохое планирование и недовыполнение плана, хотя они не участвовали ни в обсуждениях планов, ни в контроле. Чтобы не уменьшать свою и без того низкую зарплату потерей премий, рабочие хранили молчание относительно манипуляций руководства завода. Это подрывало пролетарскую мораль и социалистическое сознание. Ложь и обман, растрата материалов и рабочей силы, дезорганизация рынка, сдерживание необходимых инвестиций, ложные данные по производственным издержкам и мощностям, ухудшение качества и тому подобное стало в конце концов в порядке дня. После отмены диктатуры пролетариата массовый контроль, который существовал до этого, по меньшей мере, частично, и достиг высшего выражения в стахановском движении (но постепенно был задушен бюрократией), был полностью отброшен. Этот процесс, который уже начался ранее, был поднят на совершенно новый уровень с узурпацией власти и реставрацией капитализма ревизионистской бюрократией. Далее мы покажем результаты бюрократического планирования после капиталистической реставрации, в соединении со стремлением к прибыли и материальным стимулированием, основываясь на официальной информации ревизионистской прессы Советского Союза. Мы приводим только несколько случаев из огромного числа неполадок, которые были замечены за прошедшие годы, но их достаточно, чтобы показать общее катастрофическое развитие дел в Советском Союзе. Вот эти примеры: 26. Чтобы обеспечить выполнение или перевыполнение плана, управленцы преуменьшают мощности производства и преувеличивают производственные расходы. Это означает, что мощности недоиспользуются ради получения более низкого плана выпуска на следующий год. Регулярное выполнение и перевыполнение планов добавляет престижа и премии управленцам. Это часто побуждает их разрушительно обращаться с природными ресурсами, так как таким способом легче выполнить план и получить наибольшую возможную прибыль с наименьшими возможными усилиями. В «Правде» за 27 января 1970 г. мы читаем: «в угольной промышленности пятнадцать лет назад потери угля при добыче составляли 17,8 процента, сейчас они возросли до 27.8 процента».
Также безудержно растрачиваются железная, марганцевая и медная руда. Железная руда, содержащая менее 46% железа, остается необработанной. Потери в одном медном руднике увеличились на 50% за последние годы. Многоцелевое использование неизвестно. Почему так много потерь ресурсов? Вышеупомянутая статья говорит: «Нет стимулирующих систем в оплате труда работников шахт, рудников, фабрик, таких систем, при которых люди были бы материально заинтересованы в бережной эксплуатации природных богатств… В условиях экономической реформы большую прибыль предприятие может получить, разрабатывая участки месторождения более легкие, с более ценными рудами, с меньшим разубоживанием (т.е. снижением содержания полезных компонентов) или допуская огромные потери полезных ископаемых. Иными словами — если оно будет «снимать сливки». Экономический ущерб в этом случае несет только государство, на горном же предприятии это не отражается». Поэтому ради увеличения рентабельности своих предприятий управленцы шахт тратят огромные количества природных ископаемых без малейших колебаний. Авторы «Правды», конечно, не собираются возлагать ответственность на капиталистическую новую систему, не говоря уже о том, чтобы подвергать ее сомнению. Для них решение состоит в том, чтобы разработать систему материальных стимулов в дополнение к некой «заинтересованности» директоров в бережливости. Как будто те не придумали бы новых уловок. 27. Некоторые планы основаны на массе продуктов. Чем больше масса, тем скорее будет выполнен план. Так что масса просто поднимается искусственно, как сообщает «Правда» за 29 июня 1970 г.: один завод, производящий трубы, сделал стенки трубы более толстыми, чем было заказано. Для некоторых предприятий, целевой показатель основан на использованном материале. «Правда» за 3 марта 1970 г. упоминает Московский машинный завод, который вырабатывает деталь массой 12 кг из отливки массой 38 кг. Более двух третей идет в отходы. Советский ежемесячник «Вопросы экономики» №7 за 1970 г. издал исследование, согласно которому на советских заводах уходит в стружку в три-четыре раза больше металла, чем на капиталистических заводах Запада.
Отходы в виде стружки составляют до 29% в машиностроительной промышленности, 45% в станкостроении и целых 57% в шарикоподшипниковой промышленности. Эта расточительность обходится государству в сумму от четырех до пяти миллиардов рублей в год. 28. Так как выполнение плана измеряется количеством, а не качеством продуктов, качество страдает, и это увеличивает издержки на ремонт. Согласно «Советской России» за 31 октября 1969 г., в РСФСР от 220 до 240 миллионов рублей ежегодно могло бы быть сэкономлено на починке тракторов, комбайнов и автомашин и от 30 000 до 35 000 новых тракторов МТЗ-50 могло быть тогда построено из неиспользованных запасных частей. «Комсомольская Правда» за 29 ноября 1969 г. сообщает, что целая партия из 113 насосов, предназначенных для добычи нефти в Баку, имела существенные дефекты. 29. Принуждение к выполнению цели удерживает многих директоров предприятий от внедрения новшеств. Изменение или расширение процесса производства означает задержку производства, так как должны быть проведены модификации, для которых машины следует приостановить. Это ставит под угрозу выполнение плана, а его невыполнение в срок грозит штрафами. По этой причине «Известия» за 5 сентября 1969 г. критиковали долгий временной разрыв между новшеством и его практическим внедрением. «Экономическая газета» №№22 и 47 за 1969 г. сообщает историю ручного пневматического шлифовального инструмента. Готовые конструкторские планы десять лет лежали в Куйбышевском Авиационном Институте. Рабочие, ознакомившиеся с образцами инструментов, произведенными в институте, были в восторге. Но несмотря на острейшую потребность (только в РСФСР ежегодно требуются 50 000 шт.) за все эти годы не было создано ни одного завода, на котором можно было бы производить инструмент в серийном порядке. Вследствие некомпетентности или халатности бюрократов также не производятся поставки важных средств производства. «Правда» за 17 января 1970 г. сообщает: «В январе прошлого года было принято решение снять с производства старую машину для посева лука, заменить ее более совершенной.
Первая часть этого решения выполнена довольно быстро, а за вторую все еще не взялись. Год прошел, а «Сельхозтехника» ни одной сеялки не получила. Заказано же их было около тысячи штук. К сожалению, это далеко не единичный случай. То же самое произошло с комплексом машин для сбора зеленого горошка, идущего на консервирование. Жатка «ЖБА-3,5» выпускалась до 1967 года. Она имела недостатки. Сделали принципиально новую, в два раза легче и в полтора раза производительнее. Старую перестали выпускать, а производство новой за три года так и не наладили». 30. Выполнение плана в значительной степени зависит от «системы снабжения материалами». В течение многих лет «Советская Россия» и «Правда» жалуются в многочисленных статьях на хаос в поставке сырья и полуфабрикатов. В промышленности потребительских товаров задерживается поставка то одного материала, то другого. Заводы испытывают недостаток древесины для мебели, кожи для ботинок, ткани для одежды, стеклотары для консервирования пищевых продуктов и т.д. Строительная промышленность испытывает недостаток цемента или металлоконструкций для бетона. Колхозам недоступны топливо для тракторов и искусственные удобрения. Согласно «Правде» за 17 декабря 1969 г., руководитель планирования Байбаков, смирившись с фактами, констатировал, что с января 1968 г. по октябрь 1969 г. были недопоставлены следующие требуемые материалы: 11 миллионов тонн угля, 5 миллионов тонн проката железа и стали, 2.5 миллиона тонн минеральных удобрений, цемент и другие материалы. Намного хуже, однако, когда новые капиталистические управленцы основывают комбинаты и нанимают на работу рабочих, не беспокоясь о размещении их семей, так как в своем стремлении к прибыли они совсем «забыли» построить дома. «Правда» за 15 марта 1971 г. сообщает: «Получается так, что предприятие готово, а жилье, культурно-бытовые объекты «забыли» вовремя построить». Газета приводит множество примеров, один из них Балашовский13 комбинат шелковых тканей, законченный в 1970 г. На работу было нанято 6 000 человек, главным образом, молодых работниц.
Но только 45% необходимого жилья и треть детских садов и яслей было построено. «Те же беды и на Черкасском14 шелковом комбинате, Пинском15 трикотажном комбинате и многих других новостройках» (там же). Профсоюзная газета «Труд» за 12 января 1971 г. сообщает о рабочем поселке Вуктыл16 словами, напоминающими о худших кварталах «гастарбайтеров» в западной Германии: «В поселке, насчитывающем 13 тысяч жителей, нет ни детского сада, ни яслей. Один детсад на 140 мест строится уже третий год. За два сезона освоено всего-навсего… шесть тысяч рублей. Значит, новоселье не скоро… В мороз и в жару вуктыльцы смотрят фильмы в помещении, изготовленном из металлических листов. Негде помыться. Люди, добывающие миллионы кубометров газа, еще и чая на газу не вскипятили. Даже пекарня действует на дровяном топливе. Домов в Вуктыле нет. Есть передвижные жилые вагончики и временные бараки». Пренебрегают даже службой здравоохранения, так как недостаточно санитарных машин в пригодном к использованию состоянии. «В городе Омске», читаем в «Правде» за 11 марта 1971 г., «из-за отсутствия приспособленного помещения для стоянки и ремонта автомашин «скорой помощи» третья часть их не может выезжать по вызову больных. Семь лет решается вопрос о строительстве новой автобазы горздравотдела, но все остается по-прежнему». 31. Стремление к прибыли имеет особенные последствия для поставки запасных частей и подвергает опасности выполнение плана на многочисленных предприятиях и в колхозах. Разница между себестоимостью и ценой продажи для производства запасных частей вообще меньше, чем для производства комплектных единиц. Кроме того, цель производства запасных частей обычно задается в денежном выражении, так что (как сообщает «Экономическая газета» №№ 7 и 12 за 1969 г.) производятся самые дорогие запасные части, которые дают более высокую прибыль и скорее обеспечивают достижение этой цели, а не, к примеру, винты, болты и шайбы. Таким образом, в 1968 г. было поставлено только 47.7% требуемых гаек и болтов и только 20.5% необходимых винтов («Экономическая газета» №4 за 1969 г.). Газета пишет далее, что из 140 миллионов винтовых болтов, необходимых ежегодно для закрепления лемехов, было произведено только 15 миллионов. Колхозы сами вынуждены производить недостающие винтовые болты, примитивными средствами. «Правда» за 20 июня 1971 г. напечатала письмо директора большой московской прачечной. К письму были приложены два похожих резиновых изделия — так называемый «сильфон» (деталь стиральной машины) и обыкновенная резиновая соска для детской бутылочки. Директор пишет: ««Сильфон» стоит всего 7 копеек, но без него не может работать машина (стоит она 1.417 рублей). Мы обратились на Алитусский17 завод с просьбой выслать «сильфоны» (кстати, завод не дает их в качестве запасных частей). Получаем ответ. В конверте два «сильфона» и совет обратиться на Каунасский18 завод резиновых изделий, который их изготавливает. Мы так и поступили, но получили от ворот поворот — сильфонов нам не дали. Где же выход, не стоять же машинам? Мы стали его искать и «нашли». Выручила эта самая детская соска (3 копейки пара). Признаюсь, за эту «рационализацию» я даже получил вознаграждение (выделение наше — ред.). Но соска служит недолго — 5-10 дней, ведь ее резина не рассчитана на щелочную среду. В общем, мы так считаем: пусть все же соской пользуются те, кому она предназначена, — дети. А для стиральных машин нужны «сильфоны»». «Комсомольская правда» за 7 февраля 1969 г. сообщает о моторной ремонтной мастерской, которая заказала 450 зажимных дисков, а получила только шесть. «Советская Россия» за 1 марта 1969 г. добавляет, что оптовая контора требовала 60 000 запасных гусеничных звеньев для ремонта гусеничных тракторов, а получила только 22 000. Есть люди, понимающие материальные интересы по-своему. Таким образом, недостаток запасных частей усугубляется воровством и черным рынком. Профсоюзная газета «Труд» за 22 марта 1970 г. пишет, что не только винты, гайки и тому подобные мелкие детали крадут с заводов и продают на черном рынке, но и целые зубчатые механизмы, машинные блоки, системы зажигания, охладительные устройства и т.п. В Москве есть черные рынки, где украденные запасные части продаются на глазах милиции («Московская правда» за 27 июля 1968 г.). Положение должно быть очень плохим, раз Косыгин почувствовал себя обязанным покритиковать его в своей речи на XXIV съезде КПСС следующим образом: «Примером слабой организаторской работы министерств, прежде всего машиностроительных, является положение с обеспечением потребностей в запасных частях к машинам и оборудованию. Особенно остро это ощущается в сельском хозяйстве. Перебои в поставке запасных частей наносят большой ущерб, вызывают простои, вынуждают большое количество людей заниматься полукустарным производством, что намного удорожает капитальный ремонт оборудования. Совершенно недопустимо, чтобы министерства освобождали себя от ответственности за обеспечение изготовленного ими оборудования и машин запасными частями. Необходимо поставить дело так, чтобы по первому требованию потребителя завод поставлял ему запасные части. (Аплодисменты.) Деятельность машиностроительных предприятий и министерств следует оценивать не только по количеству выпущенных машин, но и по тому, как работают эти машины, как они обеспечены запасными частями» (Материалы XXIV съезда КПСС. — М., Политиздат, 1971. — cс. 173-174). Естественно, Косыгин не углубляется в причины. Капиталистический принцип гласит: дымовые трубы остаются холодными там, где нет прибыли. Это означает, что без прибыли запасные части остаются непроизведенными, так как для директоров речь идет о выполнении планов их заводов, чтобы обеспечить дополнительные премии и привилегии. Таким образом, бюрократически-централистское планирование и стремление к прибыли — главные причины этих неполадок в советской экономике. Согласно «Правде» за 20 марта 1970 г., в Харькове почти невозможно получить чайники, мясорубки и так далее. Причина: выпуск этих изделий был прекращен, потому что они «недостаточно рентабельны». В таких обстоятельствах многие изделия можно получить только на черном рынке или за взятку. «Правда» за 29 января 1971 г. писала о человеке, ищущем запчасти для починки магнитофона. В магазине ему сначала сказали: «У нас ничего нет». «Подмазал» тремя или пятью рублями и вдруг запчасти появились. То же происходит с автомобильным ремонтом. Московские водители такси, в частности, жалуются, что в ремонтных мастерских почти всегда приходится давать взятку, если работа должна быть выполнена быстро. 32. Стремление к прибыли в сельском хозяйстве ставит под угрозу достижение целей коллективными и государственными хозяйствами. Следствия идут по двум направлениям: a. Привилегированная прослойка в совхозах и колхозах присваивает большую часть результатов работы сельскохозяйственных рабочих и колхозников. Председатели колхозов могут увеличивать свои премии, манипулируя планом, о чем говорится в «Правде» за 13 февраля 1970 г. Один председатель колхоза открыто говорил: «За условия труда с меня никто не спросит, а вот за надои молока (они как раз снизились) завтра меня вызовут в райком» («Известия» за 16 июня 1970 г.). b. Крестьяне в колхозах и совхозах имеют в дополнение к колхозным или государственным частные сельхозугодья. Само по себе это не плохо. Размер частных участков был ограничен законом, еще когда Советский Союз был социалистической страной. Абсолютный размер дополнительных участков снижался из года в год. В 1965 г., однако, ограничения были отменены. Размер частных участков еще с 1960 г. до 1965 г. снизился с 6.75 миллионов гектаров до 6.60 миллионов, но к 1969 г. снова вырос до 6.78 миллионов гектаров («Народное хозяйство СССР в 1969 году», c. 313). Частное хозяйство растет, в то время как кооперативным производством пренебрегают. Брежнев был вынужден признать, что на селе «люди безразличны к подъему общественного производства». С частной инициативой другое дело. Доходит до того, что с юга страны (Армения, Узбекистан, Грузия) помидоры, виноград, клубнику, персики и другие плоды, а также цветы, привозят самолетами в Москву и Ленинград и продают по непомерным ценам на частных рынках. Все это делается с молчаливого одобрения ревизионистского руководства. Каков результат описанного развития? Советская газета «Сельская жизнь» указала на недостатки в колхозном производстве в ряде статей в 1968 г., пожаловавшись, что «часто имеет место неумелое руководство и растраты, ведущие к невосполнимым потерям». В некоторых областях «большие участки земли стали пастбищами, степями и пустошами, многие полевые угодья заболочены и поросли кустарником». В Советском Союзе «от 50 до 60 миллионов гектаров почвы (около четверти обрабатываемых земель) затронуто эрозией». Пропорционально росту влияния материальных стимулов на людей снижаются уровень их социалистического сознания и общественная заинтересованность. Хотя условия на Украине и в Закавказье благоприятны для роста плодов и овощей, их производством пренебрегают, так как рабочие «овощных бригад» зарабатывают меньше, чем другие сельскохозяйственные рабочие. Неудивительно, что пятилетний план 1966-1970 гг. по овощам был выполнен только на 89.4% — самый низкий показатель в сельскохозяйственном производстве (по данным, озвученным на XXIV съезде). 33. Коррупция, взяточничество, растраты и воровство — вообще, обычные спутники частного капитализма. Такие плоды капитализма распространяются в Советском Союзе также и вследствие понижения социалистической морали и социалистического сознания. Как мы уже неоднократно подчеркивали, новый капитализм в Советском Союзе — капитализм прежде всего государственно-монополистический. Но подъем прибыли отдельных предприятий и увеличение самостоятельности управленцев широко открыли двери для расширения незаконного или полузаконного частного капитализма. Ибо граница между законным обогащением за счет официальной прибыли и добавочным обогащением за счет незаконных, тайно извлеченных прибылей проведена не слишком четко. Немногие управленцы упустят возможность получить дополнительные богатства благодаря своему положению. И пока это не вызывает всеобщего недовольства, новая буржуазия предпочитает закрывать на это глаза. Решительные действия предпринимаются только когда растраты и коррупция достигают таких размеров, что новые господа, контролирующие государство, чувствуют себя серьезно обманутыми или когда энергично протестует общественность. О руководителе лесопромышленного комбината, например, мы слышим, что он продавал государственную древесину на сторону, прикрываясь взятками («Правда» за 29 января 1971 г.). Или возьмите, скажем, руководительниц нескольких московских парикмахерских, превративших государственные салоны в настоящие частные предприятия: каждая работница должна отдавать часть своего ежемесячного дохода руководительнице, если не хочет потерять работу. Отпуска также предоставляются только при уплате мзды («Труд» за 13 августа 1969 г.). В большинстве случаев коррумпированные руководители знают, как избежать наказания с помощью широкой системы взяток и политических махинаций. «Правда» за 28 января 1970 г. сообщает, что работники колхоза им. Тельмана написали письмо в партийный райком, жалуясь на председателя колхоза, некоего Зиновьева. Этот аппаратчик «занимается очковтирательством, разбазарил 400 центнеров зерна и тысячу килограммов мяса, ведет себя недостойно — оскорбляет колхозников, сквернословит, появляется на работе пьяным. В ответе, присланном в редакцию из обкома, сообщалось, что Зиновьев освобожден от обязанностей председателя колхоза. Между тем, из акта, приложенного к переписке, видно, что этого человека следовало бы отдать под суд за присвоение колхозных средств. В настоящее время Зиновьев заведует коммунальными предприятиями райисполкома, т.е. получил повышение». «Бабинский рабочий» за 22 марта 1970 г. сообщает, как министр защитил банду мошенников на одной молочной ферме. Он сообщил в прессу, что виновные наказаны. В действительности они сохранили свои посты. Та же статья сообщает, как высокопоставленные государственные деятели в Азербайджане приобрели дипломы для своих детей, хотя те никогда и не посещали университет. «Правда» за 16 мая 1967 г. сообщает о некоем Королеве, профессоре и члене партии, растратившем 1 500 рублей из государственных фондов. «Несмотря на требование многих коммунистов строжайшим образом наказать казнокрада, Королеву вынесли… выговор без занесения в учетную карточку, а вскоре стараниями ректората и парткома он оказался в должности заведующего кафедрой». Дела должны быть действительно очень плохи, чтобы преступники были «наказаны». Возьмем типичный пример. 18 января 1971 г. «Правда» опубликовала письмо в редакцию, рассказывающее о преступных действиях директора государственного мехового треста прибрежного района Ковальчука и попытках закрыть дело. Но дело было до того вопиющим, что районная газета «Красное знамя» взялась за него, сообщив, что несколько руководителей незаконно положили себе в карман большие премии. Письмо в «Правду» продолжает: «Статья обсуждалась коллегией краевого управления сельского хозяйства. Но начальник управления М. Клерсфельд и другие подошли к критике беспринципно. Они взяли Ковальчука под защиту. Тот, ободренный таким поворотом дела, сам перешел в наступление, заявив, что народные контролеры и работники финансовых органов мешают ему работать. Что же на самом деле происходило в тресте? Его руководитель Г. Ковальчук незаконно изъял из премиальных сумм, причитающихся совхозам за высокое качество пушнины, четыре тысячи рублей и распределил их среди работников своего аппарата. Сам директор получил пятьсот рублей. По примеру треста не стали стесняться и в некоторых хозяйствах. Без всяких оснований поощрялись руководители и служащие. Отдельные директора премировались сверх всякой меры. П. Тонкошкуров из «Майхе» только за год получил в качестве премий и пособий более двух тысяч семисот рублей. Подкармливались за государственный счет и приезжавшие в совхозы по делам службы отбраковщики-товароведы из Москвы, Иркутска. Директор с «черного хода» разбазаривал норковые шкурки своим друзьям, знакомым и «нужным» людям. Г. Ковальчук объясняет, что продавались нестандартные, чуть ли не бросовые шкурки. При этом он умалчивает о разбазаривании так называемого выставочного фонда пушнины, который завел в тресте для показа достижений. А если критически присмотреться к этим достижениям? В совхозах допустили значительный падеж зверей. Только за год от гибели молодняка хозяйства понесли убыток в миллион рублей. Сдача пушнины государству уменьшилась, качество ее ухудшилось. Приморский краевой комитет народного контроля, проверив письма трудящихся, в том числе и сигнал в «Правду» о неблаговидных делах в Дальзверотресте, наказал виновных. На Г. Ковальчука, М. Клерсфельда и других сделаны денежные начеты. Министерство сельского хозяйства РСФСР провело ревизию в Дальзверотресте. В приказе, подписанном В. Афанасьевым, Ковальчуку объявлен строгий выговор. Казалось бы и конец истории. Но возникает закономерный вопрос: в полной ли мере ответил Ковальчук за свои неблаговидные поступки? Почему этим поступкам не дана партийная оценка?». К этому мы добавим другой вопрос: что случилось бы с таким коррумпированным преступным директором, если бы диктатура пролетариата еще господствовала? Мы спрашиваем далее: не есть ли такое поведение следствие стремления к прибыли и материального стимулирования? Не приносит ли обязательно с собой реставрация капитализма лживую буржуазную мораль, коррупцию, признаки распада капиталистического общества? Эгоизм, жадность, зависть, буржуазный образ жизни? 34. Все эти явления разрушительно влияли на социалистический принцип производительности труда, замещая социалистическое сознание как движущую силу повышения производительности стремлением к прибыли и материальным стимулированием. Социалистический принцип производительности труда был заменен капиталистическим принципом. Как увеличение производительности труда влияет на заработную плату при таких обстоятельствах? Отличается ли еще система заработной платы бюрократического капитализма в Советском Союзе от таковой в западном частном капитализме? Давайте посмотрим, что некто Владимир Бельчук говорит об этом в статье «Arbeitsproduktivit?t und F?nfjahresplan» («Производительность труда и пятилетний план») в «Sowjetunion heute» за 1 октября 1971: «В период 1971-1975 гг., как и в прошлом, заработная плата остается главным материальным стимулом для подъема производительности труда каждого отдельного служащего предприятия. Количество платы зависит от количества и качества выполненной работы… Совершенно обычна оплата по результатам (сдельная — ред.) и системы премий. Прямые почасовые ставки — напротив, очень редки (как на частнокапиталистическом предприятии — ред.). Конечно, эффект стимулирования той или иной системы оплаты зависит от ее правильного применения и, в большой степени, от норм, надлежащая установка которых в последнее время стала предметом особого внимания… Для материального стимулирования более высокой производительности труда очень важно также следующее правило: рабочий, который изобрел, предложил или ввел техническое усовершенствование, принесшее существенное увеличение производства, продолжает оплачиваться в течение нескольких месяцев по старым нормам и ставкам… (выделение наше — ред.; как гуманно — частный капиталист предоставил бы прежнюю оплату только на 14 дней перед сокращением сдельной оплаты — ред.). Личная материальная заинтересованность в подъеме производительности труда также стимулируется различными премиями, выплачиваемыми в дополнение к заработной плате или жалованию из прибыли завода. Имеется, например, так называемая тринадцатая зарплата, ежегодная премия, выплачиваемая компанией за хорошие результаты работы». В этом нет ничего нового для рабочих капиталистических стран Запада. Нет ничего нового в «субсидии на питание работников в заводской столовой», о которой гордо заявляет Бельчук. Как мы видели выше, в Советском Союзе существует еще 24 градации оплаты и около 30 различных систем премий, которые в ближайшем будущем должны объединиться в одну общую систему эксплуатации. Эти меры служат усилению эксплуатации рабочего класса.
<< | >>
Источник: Дикхут В.. Реставрация капитализма в Советском Союзе. 1988

Еще по теме Разрушение социалистического принципа производительности труда принципом стремления к прибыли и материальных стимулов и последствия для экономики:

  1. 3.3. Поражение социализма в СССР и его причины
  2. Разрушение социалистического принципа производительности труда принципом стремления к прибыли и материальных стимулов и последствия для экономики