<<
>>

XX съезд и осуждение Хрущевым Сталина

XX съезд в феврале 1956 г. был отправной точкой фундаментальных изменений социалистической структуры Советского Союза. Началось все с государственного переворота Хрущева, выдвинувшегося после смерти Сталина.
Этот переворот привел бюрократию к власти. В своем официальном отчете XX съезду Хрущев воздержался от критики Сталина. Бюрократия под руководством Хрущева не смела еще поставить осуждение Сталина на общественную повестку дня. Как бы отреагировал на такое советский народ? Поэтому была созвана секретная сессия, на которой Хрущев заявил в своем чудовищном выступлении, что великая борьба Сталина против врагов рабочего класса и социализма, против позорных действий бюрократии — не более чем преследования, произвол, злоупотребление властью, жестокое угнетение и физическое устранение невинных людей. Сталин был заклеймен как преступник. То, что Хрущев не посмел представить свое секретное сообщение советскому народу и членам коммунистических партий мира даже после XX съезда, — доказательство его нечистой совести. Вскоре после XX съезда секретная служба США опубликовала эту речь через посольство США в Бонне в журнале «Ostprobleme». До нас, немецких коммунистов, текст секретного отчета дошел только через журнал для работников профсоюза металлистов IG Metall «Der Gewerkschafter» №4 за 1956 г. Нет сомнений в подлинности этой публикации, так как многие заявления, сделанные Хрущевым позже, согласуются с ее содержанием. Естественно возникает вопрос: кто передал «секретный отчет» Хрущева секретной службе США? В этом могли быть заинтересованы только сами ревизионисты. Вся антисталинская кампания проводилась под предлогом «борьбы против культа личности». Убогие мещане, замкнутые исключительно на собственной персоне, страдали комплексом неполноценности рядом с титанической личностью Сталина. Сам Хрущев не был личностью; он подменил прочные теоретические знания крестьянской хитростью (ревизионистские друзья называли его хвастуном и фантазером).
Как ни странно, Хрущев, начавший «борьбу против культа личности Сталина», не мог удержаться без собственного культа; он был свергнут через восемь лет ближайшими приспешниками, создателями этого культа, на сей раз использовавшими тот же аргумент против Хрущева. По иронии судьбы, даже буржуазные страны не поверили доводам ревизионистов. «Frankfurter Rundschau» написала 22 октября 1964 г., сразу после ниспровержения Хрущева, о ревизионистских руководителях: «Начиная с 21 января 1924 г., дня смерти Ленина, Советский Союз управлялся — согласно их собственным официальным заявлениям — преступным маньяком (Сталин), злостным интриганом (Маленков), сеявшим раскол низким человеком (Булгарин) и нереалистичным хвастуном (Хрущев). Но партийная линия осталась безукоризненно чистой. Коллективы работали безупречно. Ирония в том, что это сама партия выбирала своих лидеров. Понимают ли новые советские лидеры, что нельзя так переписать партийную историю? Если они не хотят предстать дураками перед своими братскими партиями и международной общественностью, они должны будут признать какие-то способности и достижения за своими свергнутыми лидерами. Даже «акулы империализма» не верят, что КПСС и Советским Союзом в течение последних сорока лет управляли только преступники». Ревизионисты Брежнев, Косыгин, Суслов, и другие обвиняли Хрущева во всех неудачах за последние десять лет не потому, что хотели ликвидировать развившуюся при Хрущеве ревизионистскую политику, а чтобы продолжать и усиливать ее. Хрущев выполнил свою задачу; теперь его ревизионистские сообщники не хотели больше компрометировать себя его шарлатанством. Но они не могут освободиться от ответственности за ревизионистское предательство, совершенное при Хрущеве. Давайте вернемся к исходной точке, к секретной речи Хрущева. Хрущев бессовестно оклеветал Сталина. Он нападал на марксизм-ленинизм, клеветал на диктатуру пролетариата, объявляя в своем секретном докладе: «Это произошло в результате злоупотребления властью со стороны Сталина, который начал применять массовый террор против кадров партии… Массовые репрессии проводились в то время под флагом борьбы с троцкистами.
Представляли ли в действительности в это время троцкисты такую опасность для нашей партии и Советского государства? …Многие бывшие троцкисты отказались от своих прежних взглядов и работали на различных участках социалистического строительства» (Никита Хрущев. О культе личности и его последствиях. Доклад на XX съезде КПСС 25 февраля 1956 года. — цит. по Известия ЦК КПСС №3, 1989 г., сс. 137 и 138-139 (перепечатано в И.В. Сталин. Соч., т. 16, сс. 395 и 397)). Позже мы увидим, что эта притворная наивность Хрущева была только лицемерием. Он весьма хорошо знал, что после того, как троцкистов впустили в большевистскую партию, они сформировали фракцию и, вместе с другими фракционерами (Зиновьев, Каменев, Бухарин и др.), боролись против ленинской партийной линии. После идеологического поражения троцкизм превратился в контрреволюционный авангард буржуазии. Его опасность крылась в ловкости, с которой он маскировал свои подлинные контрреволюционные цели. В ходе чистки 1937-38 гг. махинации троцкистов были раскрыты. Все это было хорошо известно Хрущеву. Тем не менее, он утверждал в своей секретной речи: «В докладе Сталина на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 года «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» была сделана попытка теоретически обосновать политику массовых репрессий под тем предлогом, что по мере нашего продвижения вперед к социализму классовая борьба должна якобы все более и более обостряться… Этот террор оказался фактически направленным не против остатков разбитых эксплуататорских классов, а против честных работников партии и Советского государства… Везде и всюду [Сталин] видел «врагов», «двурушников», «шпионов». Имея неограниченную власть, он допускал жестокий произвол, подавлял человека морально и физически. Создалась такая обстановка, при которой человек не мог проявить свою волю» (Цит. по Известия ЦК КПСС №3, 1989 г., сс. 139 и 144 (перепечатано в И.В. Сталин. Соч., т. 16, сс. 397, 398, 406)). Хрущев говорит о «провокаторах…, а также бессовестных карьеристах», прикрывавших чистки партийными интересами.
Действительно, такие карьеристы в государственной и партийной бюрократии были. Но сам Хрущев — один из них. Или эти обличения оправдывают его собственные действия? В 1937 г. Хрущев был первым секретарем Московского комитета партии. В этой должности он внес резолюцию, которую «Правда» посчитала столь важной, что процитировала ее (31 мая 1937 г.) в передовице: «Московская конференция заверяет Центральный Комитет партии и нашего вождя, учителя и друга товарища Сталина, что нет и не будет пощады шпионам, диверсантам, террористам, которые подымают руку на жизнь трудящихся Советского Союза; что шпионов и диверсантов мы и впредь будем истреблять и врагам СССР житья не дадим; что за каждую каплю пролитой рабочей крови враги СССР расплатятся пудами крови шпионов и диверсантов». Заметьте, это написано Хрущевым, а не Сталиным. И это «культ личности» Сталина? Но давайте посмотрим внимательнее на это невинное дитя, Хрущева. Годом позже, он был послан на Украину. И что же он там делал? Газета «Бiльшовик України» (№7, 1938 г.) сообщает: «Как только Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) послал пламенного большевика-сталинца Никиту Сергеевича Хрущева на Украину, чтобы он возглавил Центральный Комитет Коммунистической Партии (большевиков) Украины, началась безжалостная ликвидация всех врагов народа, троцкистов, бухаринцев, буржуазных националистов и всей прочей шпионской нечисти» (цит. по: Pilstrak, Chruschtschow unter Stalin, с. 180). В речи на XIV Украинской партконференции 5 июля 1938 г. Хрущев призывал к бдительности: «Мы избавились от значительного числа врагов. Но мы, партийные работники Украины и особенно Киевской области, не должны благодушествовать. Мы не должны почивать на лаврах, потому что враг не дремлет. Ни при каких обстоятельствах он не прекратит свои подрывные действия против нашего государства. Товарищи, мы уничтожили некоторых врагов, но далеко не всех. Мы должны оставаться настороже. Нас не должны успокаивать ни аплодисменты, ни согласие, ни единодушные решения.
Мы должны всегда помнить слова товарища Сталина: пока существует капиталистическое окружение, шпионы и диверсанты будут посылаться в нашу страну. Мы должны всегда внимательно учитывать эти слова товарища Сталина…» («Бiльшовик України» №6, 1938 г.; цит. там же, с. 183). «Наше дело священно. Тот, кто остановится на полпути, чьи руки задрожат, а колени ослабнут, прежде, чем он уничтожит десять врагов, подвергает опасности революцию. Необходимо безжалостно бороться против врага. Мы сотрем с лица земли всякого, кто захочет пойти против рабочих и крестьян. За каждую каплю крови честного рабочего мы прольем ведро черной крови врага» («Бiльшовик України» №7, 1938 г.; цит. там же, сс. 186-187). Как такой человек набрался жалкой смелости, чтобы клеветать на Сталина, не признавая своей вины? Ревизионистам нужна была критика «культа личности» Сталина ради собственных эгоистических целей. Критика была нужна им как дымовая завеса, скрывающая их подлые планы узурпации власти. Она была нужна им, чтобы избавиться от сторонников Сталина, защитников диктатуры пролетариата. Она была нужна им, чтобы реставрировать капитализм. Вот суть их «борьбы против культа личности» Сталина. Новая бюрократия, так же, как и остатки эксплуататорских классов и часть буржуазной интеллигенции, ненавидела Сталина как главное препятствие выполнению своих грозных планов. Невинные люди, конечно, также подвергались преследованиям — по причинам, не самой маловажной из которых была гнусная натура мелкобуржуазных интеллигентов, вредивших друг другу взаимными обвинениями, клеветой и ложными «признаниями», и много раз обвинявшими честных людей. Генерал Горбатов, также арестованный тогда и позже реабилитированный Сталиным, сообщает в книге «Казненная армия» (позже экранизированной в Советском Союзе), как другие заключенные пытались убедить его «признать» хоть что-то, но он с презрением отказался. Все эти убогие существа были, согласно Хрущеву, «невинными жертвами» Сталина. Но ревизионисты сделали больше, чем очернили борьбу Сталина против врагов рабочего класса.
В своем оппортунизме они реабилитировали всех политических заключенных, без юридического исследования их прошлого и предоставили им избирательные права. Они спекулировали на обиде этих людей и таким образом надеялись добиться от них поддержки своей ревизионистской политики. Они, не колеблясь, предоставили общую амнистию всем политическим бандитам и классовым врагам. Секретная речь Хрущева стала для империалистов и всех реакционеров источником грязи для борьбы против коммунизма и нанесла почти непоправимый ущерб международному коммунистическому движению, который трудно исправить. Неудивительно, что троцкисты воспользовались этим. Троцкистский «IV Интернационал» провозгласил в призыве «К рабочим и народам всего мира»: «Сегодня, когда кремлевские вожди сами признают преступления Сталина, они неявно признают, что неослабная борьба, проводимая… мировым троцкистским движением против вырождения рабочего государства, была полностью оправдана». Эта речь была также водой на мельницу империалистической пропаганды, так как осуждение Хрущевым Сталина безвозмездно предоставило «подтверждение» клеветнической кампании, осуществлявшейся в течение десятилетий против Советского государства и особенно Сталина. Ревизионисты, троцкисты и империалисты в едином строю — это было результатом подрыва Советского Союза изнутри. Мы хотим привести здесь также объективную оценку ошибок и достоинств Сталина Коммунистической партией Китая, приведенную во Второй статье по поводу Открытого письма ЦК КПСС: «Коммунистическая партия Китая всегда считала и считает, что необходимо всесторонне, объективно и научно анализировать заслуги и ошибки Сталина, применяя метод исторического материализма и основываясь на подлинной исторической действительности, и не следует субъективно, грубо и огульно отрицать Сталина, прибегая к методу исторического идеализма, к произвольному искажению и фальсификации истории. Коммунистическая партия Китая всегда считала и считает, что у Сталина действительно были некоторые ошибки. Эти ошибки имеют как гносеологические, так и социально-исторические корни. Необходимо критиковать те ошибки, которые были действительно допущены Сталиным, а не те так называемые ошибки, которые ему приписывают без всяких на то оснований, но эта критика должна вестись с правильной позиции и правильными методами. Мы всегда выступали и выступаем против неправильной критики Сталина, которая ведется с ошибочной позиции и ошибочными методами… Все заслуги и ошибки Сталина — это объективно существующая историческая реальность. Если сопоставить заслуги и ошибки Сталина, то у него заслуг больше, чем ошибок. Правильное в деятельности Сталина составляет его главную сторону, а его ошибки занимают второстепенное место» (Полемика о генеральной линии международного коммунистического движения. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1965. — сс. 127 и 128). Все коммунисты должны стремиться к такой объективности. Но это не отвечало и не отвечает намерениям ревизионистов внутри и вне Советского Союза.
<< | >>
Источник: Дикхут В.. Реставрация капитализма в Советском Союзе. 1988

Еще по теме XX съезд и осуждение Хрущевым Сталина:

  1. Второй этап. Июнь 1953 г. — январь 1955 г.
  2. Третий этап. Январь 1955 г. — июнь 1957 г.
  3. 12. «Оттепель» в духовной жизни. Творческая интеллигенция и власть
  4. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  5. 4. Противостояние негативному влиянию западной идеологии. Пути спасения
  6. Государство и культура в эпоху «культа личности» И.В. Сталина (1924—1953) и в период «оттепели» (1953 — середина 60-х гг,)
  7. 2. Общественно-политическая жизнь страны. От реформаторских настроений к укреплению тоталитаризма.
  8. 1. Борьба за власть в послесталинский период. Изменения в общественно-политической жизни страны.
  9. Вопрос 78. Борьба за власть в 1953 - 1957 гг. Возвышение Н.С. Хрущева
  10. Вопрос 79. Реформы Н.С. Хрущева. "Оттепель" начала 1960-х гг.