<<
>>

ВВЕДЕНИЕ. КАПИТАЛИЗМ,СОЦИАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ - ИССЛЕДОВАНИЕ ДУХОВНОГО БОГАТСТВА НАЦИЙ

Ни одна из систем организации экономической деятельности, так или иначе повлиявших на ход истории, не оказала такого революционного воздействия на жизненные стандарты человека — увеличение продолжительности его жизни, избавление от голода и нищеты, расширение свободы выбора, — как демократический капитализм.
Если мы обратим свой взор на Римскую империю или Европу во времена Каролингов, на протестантские и католические государства XVII в., проповедовавшие колониализм и меркантилизм, или рассмотрим многочисленные формы современного социализма, то увидим, что каждая из этих систем организации экономики имела среди теологов своих сторонников. Но не нашлось теолога — неважно христианина или иудея, — который бы оценил значимость для теологии демократического капитализма. Для сравнения достаточно будет здесь напомнить, какое значение придавали капиталистической революции Маркс и Энгельс: «Буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машинное производство, применение химии в промышленности и земледелии, пароходство, железные дороги, электрический телеграф, освоение новых территорий под земельные угодья, приспособление рек для судоходства, многочисленные, словно откуда-то вызванные, массы населения, — какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда!» 1 Поэтому речь в этой книге пойдет о том духе, который дает жизнь демократическому капитализму. Книга посвящена его теологическим предпосылкам, ценностям и устремлениям. Что я обозначаю термином «демократический капитализм»? Это — три системы, существующие как единое целое: рыночная, по преимуществу, экономика; политика, признающая права человека на жизнь, свободу и стремление к счастью; и система общественных институтов, в основе которых лежат идеалы равной для всех людей свободы и справедливости.
Иными словами, речь пойдет о трех развивающихся системах, функционирующих как единое целое: демократичной политике; экономике, основанной на рынке и мотивации; и плюралистической, в высшей степени либеральной системе ценностей. Социальные системы Соединенных Штатов, Западной Германии и Японии (равно как и некоторых других стран) могут быть примером этого общественного устройства. Главная предпосылка этой книги может показаться странной. Согласно общепринятой точке зрения, связь либеральной демократии и рыночной экономики — историческая случайность. Я же настаиваю на том, что эта связь закономерна: демократия в политике возможна только при рыночной экономике. Вместе они питают плюралистическую систему ценностей, поддерживающую их существование. Этот момент крайне важен, ибо позволяет постоянно держать в поле зрения все три составляющие системы. Неудивительно, что следствия, вытекающие из существования такой системы, проанализированные на страницах нашей книги, имеют скорее тройственный, чем единообразный характер. Начнем, пожалуй, с того, что причиной возникновения и демократии Нового времени, и современного капитализма стали одни и те же предпосылки. До того как для их реализации были изобретены определенные общественные институты, они имели форму определенных моральных ценностей. Они предполагали: 1) ограничение власти государства и защиты человека от тирании и нищеты; 2) высвобождение энергии индивида и произвольно организовавшихся общностей. Эти устремления породили европейские города Нового времени. Лозунг их первых граждан — «городской воздух делает людей свободными»2. Эти люди хотели освободиться от тяжкого налогового бремени, всесильной бюрократии и чрезмерной регламентации жизни со стороны церкви и государства. Моральные убеждения горожан требовали установления самоуправления в «городах-респуб- ликах» и «вольных городах». Они подталкивали их к культивации экономики, которая строилась на свободе торговли, личной заинтересованности и договоре. Вместе с тем граждане шаг за шагом создавали политическую систему, основанную на соглашениях, избирательном праве, разделении властей и декларации личных свобод индивида.
Обе революции — политическая и экономическая — были взаимосвязаны не только на практике, но и в теории3. Карл Маркс заметил эту связь, обозначив ее термином, имевшим презрительный отте нок, — «буржуазная демократия». Обе революции подчинялись одной и той же логике, одним и тем же моральным принципам, институтам, одной и той же системе культурных ценностей и убеждений. Не смотря на то что извращенные формы капитализма, по-видимому, могут некоторое время существовать в условиях отсутствия демократии, естественная логика его развития приводит непосредственно к ней4: ведь без предоставления политических прав свобода экономической деятельности не может быть гарантирована вовсе. Граждане, добившиеся свободы экономической деятельности, в скором времени начинают требовать предоставления политических свобод. Именно поэтому авторитарные режимы и монархии, допустившие некоторые послабления в экономической сфере, со временем трансформируются в демократии, как это не так давно произошло в Греции, Португалии, Испании и других странах. В то же время государство, не признающее каких-либо ограничений своей власти в области экономики, неизбежно ликвидирует политические свободы граждан. Нельзя припомнить случая, когда какое-либо авторитарное социалистическое государство превратилось бы в государство демократическое (хотя в 1981 г. многие пристально следили за событиями в Польше). В тех демократических государствах, которые иногда называют социалистическими (Швеция, Израиль, Западная Германия), в значительной степени сохраняются частная собственность, рыночная экономика и система мотивации. Следует отметить еще одну деталь. Политическая демократия невозможна без реального экономического роста. В истории цивилизации не было общества — традиционного или социалистического, — достигшего полного равенства своих граждан или составляющих его классов. Различия в способностях, целеустремленности и возможностях применения своих талантов неизбежно отличают людей друг от друга. При существовании таких различий никакая самая справедливая и свободная система не может гарантировать равенства результатов.
Демократическая система опирается на законность: не на обещание равных результатов, а на гарантию равных возможностей. Эта законность основана на уверенности людей в том, что каждый может улучшить свое благосостояние. Данная уверенность может стать реальностью только при условии экономического роста. Таким образом, свобода предполагает экспансию и открытость. К тому же свобода невозможна без социальной мобильности. Хотя отличия между слоями по необходимости будут сохраняться, индивиды должны обладать правом свободного перемещения по социальной лестнице. Многие, избавляясь от бедности, достигают относи тельного материального благополучия; некоторые становятся богатыми; другие то поднимаются, то опускаются по социальной лестнице на протяжении всей своей жизни. Так, студента, принимая во внимание его доходы, можно отнести к категории «бедняков» — в то же время после окончания обучения он может достичь высокого положения в обществе и высокой степени благосостояния. Экономический рост разрывает один порочный круг, социальная мобильность позволяет индивидам вырваться из второго. В условиях отсутствия экономического роста демократия разрушается — примером чего могут служить события, происходящие на Балканах; в условиях же экономического роста разгоревшаяся групповая борьба приобретает более миролюбивый характер со стороны каждой из соперничающих групп. Она дает право мечтать и надеяться на исполнение реальных желаний. В условиях экономики, основанной на принципе игры с нулевой суммой1, демократия перестает действовать, наступает состояние, которое Гоббс назвал «войной всех против всех». Стимулируя экономический рост, демократия позволяет достичь социального мира. Однако демократия и рыночная экономика имеют связь не только между собой. Обе они невозможны вне особой системы ценностей. Ни демократия, ни капитализм не могли бы существовать без определенных представлений о природе человека и общества, о свободе и грехе, об альтернативах исторического развития, о работе и бережливости, о самодисциплине и сотрудничестве. При господстве же определенных моральных ценностей они были бы вовсе невозможны. «Демократический капитализм» — сложная концепция, связанная и в теории, и на практике с этой триединой системой. Во всех своих проявлениях демократический капитализм отличается как от предшествовавших ему в истории обществ, так и от коллективистского планово-экономического общества, которое кое-кто мечтает построить в будущем. Многие из сторонников демократического капитализма не могут, однако, указать причины его уникальности. 1.
<< | >>
Источник: Майкл Новак. ДУХ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА. 1997

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ. КАПИТАЛИЗМ,СОЦИАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ - ИССЛЕДОВАНИЕ ДУХОВНОГО БОГАТСТВА НАЦИЙ:

  1. Глава 14 Рынок и человек