<<
>>

11.1. КРИЗИС САМОДОСТАТОЧНОСТИ

Информационная революция открыла перед человеком политическим новую сферу политических действий — виртуальное политическое пространство, и вначале казалось, что новые информационные ресурсы политического действия обладают только позитивными качествами.

Об этом на заре телевизионной эры очень образно написал В. Саппак: «Смотря первые телевизионные передачи, мы не знали, как все это назвать. Документальность, эффект присутствия, интимность, импровизационность — слова были найдены несколькими годами позже»1.

Действительно, виртуальное политическое пространство позволяет охватить максимально большую политическую аудиторию, поэтому политическое действие в таком пространстве необычайно результативно, масштабно, зрелищно. Аудиовизуальные информационные технологии позволяют в несколько раз усилить эмоциональное воздействие на политическую аудиторию за счет использования сценических эффектов, качества съемки, музыкального оформления и других возможностей современных высоких технологий.

Но вместе с тем использование виртуального пространства принесло с собой новые неожиданные проблемы в сфере политики.

Саппак В. Телевидение и мы. М., 1968. С. 163.

Новые информационные технологии изменили саму природу политического действия и условия его реализации. Однако самым обескураживающим открытием информационной революции в сфере политической праксеологии стал кризис самодостаточности политического действия.

Человек политический не сразу заметил, как новые информационные технологии изменили не только мир политики, но и его самого. Чем больший объем информации стал использоваться для осуществления политических действий, тем больше человека стала интересовать только информация о политике, но не опыт непосредственного политического общения и действия. Информация 0

политике постепенно все больше замещает реальное политическое действие и реальный политический процесс.

Информационные технологии опосредуют наши отношения с политическими институтами и политическими акторами, и при этом они сознательно и бессознательно искажают политические реалии. Известный немецкий философ К. Поппер, откровенно ненавидевший телевидение, подчеркивал в своих выступлениях: не бывает «нетенденциозной» информации, поскольку любой профессионал-телевизионщик может спрашивать интервьюируемого «в лоб» или «по касательной» — разница здесь очень велика. Поэтому утверждения, будто существует информация в чистом виде, ложны104.

Когда политическое действие становится объектом информационных технологий, его снимают на пленку, записывают, тиражируют, воспроизводят в виртуальном пространстве, и оно тем самым теряет главное качество классической эпохи — свою самодостаточность. Имиджмейкеры подсказывают политику, что и как сказать, в чем предстать перед камерой, как посмотреть и какие жесты использовать. Одновременно оператор и режиссер снимают политическое действо в нужном ракурсе, создают необходимую политическую атмосферу, привлекают массовку, а затем еще просматривают перед выходом в эфир и вырезают «лишнее и ненужное». Существуют профессиональные приемы телесъемки, позволяющие с помощью смены планов — крупного, среднего и общего, фокусного расстояния объективов — от длиннофокусного до широкоугольного, чередования способов съемки — статического кад- pa, панарамирования, увеличения и уменьшения изображения — усиливать эмоциональное воздействие информации на зрителя в нужном направлении. Например, фронтальная съемка на уровне глаз порождает симпатию, ощущение спокойствия и непринужденности.

Слишком высокий угол съемки может вызвать негативное отношение к герою, а низкий угол подчеркнет впечатление силы и властности.

Исследования в области виртуального формирования имиджа показали, что крупный план можно использовать двояким образом: для усиления иллюзии личностной связи зрителя с политическим лидером, что особенно важно во время предвыборной кампании, и для дезавуирования оппонента. В последнем случае крупный план может использоваться как способ подчеркивания негативных черт: вполне адекватные движения человека будут выглядеть так, как если бы он попытался укрыться от пристального взгляда съемочного аппарата. Этим способом пользовался известный «телекиллер» С. Доренко для борьбы с мэром Москвы Ю. Лужковым во время предвыборной кампании 1999 г.'

Но и на этом виртуальные манипуляции не заканчиваются. После того как политическое действие попадает в эфир, его начинают комментировать и интерпретировать многочисленные политические аналитики. Появилось целое направление политического анализа — объяснять, что на самом деле думал президент, когда появлялся на политической сцене с теми или иными заявлениями. Вспомним многозначительное «молчание Путина» в самом начале его президентства: на этом «молчании» сделала карьеру целая толпа политических аналитиков.

Приемы манипуляции во время интерпретации политических событий также хорошо известны: «наш человек в толпе» («случайно» выхваченное мнение рядового прохожего), «искусственный спутник» (информация о поддержке политика любой знаменитостью), «завышение» информации (придание неоправданно высокого уровня сенсационности), «сияющие обобщения» (того, чего вообще не было), «блистательная неопределенность», игра в простонародность.

Ю. Лотман, анализируя особенности экранного отображения мира, обращал внимание на то, что телекамера вносит в зримый мир ярко выраженную дискретность, расчленяет его на куски, каж-

Арутюнова Н. Образ реальности на телеэкране и избирательный процесс. М., 2003. С. 29.

> дый из которых получает известную самостоятельность, в результате чего возникает возможность многообразных комбинаций там, где в реальном мире они не даны. Кадр получает свободу, присущую слову: его можно выделить, сочетать с другими кадрами105.

Многие известные кинорежиссеры отмечали, что даже снимая кинохронику и организовывая впоследствии монтажом только хроникальные кадры, можно рассказать неправду106. Технический прием искусственного монтажа политических новостей, который ведет к появлению псевдособытий на экране, современные ньюсмейкеры именуют «инсценировка новостей» («news stading»).

Все эти виртуальные комбинации вокруг политического действия получили вполне точное название на языке современной политической науки: манипулирование общественным сознанием.

<< | >>
Источник: Василенко И.А.. Политическая философия: Учеб. пособие. — 2-е изд., лерераб. и доп. — М.: ИНФРА-М. — 320 с. — (Высшее образование).. 2010

Еще по теме 11.1. КРИЗИС САМОДОСТАТОЧНОСТИ:

  1. Финальный кризис.
  2. Кризис европейского научного разума.
  3. Г Л А В А 1 КУВЕЙТСКИЙ КРИЗИС 1990-1991 гг.
  4. Кризис рабовладельческих отношений
  5. «Сельско-хозяйственный кризис».
  6. Кризис отчуждения
  7. 4. Кризисы нэпа.
  8. 1. КРИЗИС
  9. Кризис семи лет
  10. ЛЕКЦИЯ 4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ
  11. Карибский кризис
  12. Глава 12 Кризис и падение Римской республики
  13. ГЛАВА II КРИЗИС И СМЕНА МОДЕРНИЗАЦИОННОЙ ПАРАДИГМЫ
  14. ЧАСТЬ IV АМЕРИКАНСКОЕ ОБШЕСТВО И КРИЗИС ДОВЕРИ