<<
>>

7.1.3. Правовые институты

— Мне близка эта тема, и я попробую изложить свою точку зрения на всемирную историю права, хотя и осознаю трудности, стоящие передо мной, — сказал Цицерон. — Первая трудность состоит в том, что мне не известны попытки представить ее в виде каких-либо эволюционных стадий.
Но это же обстоятельство позволяет мне обсуждать нюансы этого вопроса без оглядки на чьи-либо мнения. Поэтому я позволю себе высказать предположение, что история права весьма близка политической истории. По аналогии с развитием политических институтов, можно заключить, что на стадии «упорядоченной анархии» право как именно право отсутствовало вовсе. Его заменяло то, что я условно называю табуацией, или 334 Глава 7. Восток—Запад: подведение итогов системой отрицаний-запретов на те или иные действия, налагающихся на каждого члена группы. Запретов, отмечу, вызываемых к жизни ложными представлениями об опасностях, угрожающих человеку или обществу в случае их нарушения. Профессора Фрэзер и Тайлор привели массу примеров нелепостей, которыми объяснялись те или иные запреты. К разрешительно-принудительным частям архаичного «права» можно отнести обычаи, порождаемые магическими представлениями. К ним я отнесу магические и охотничьи обряды и инициации, погребальные и аграрные культы и так далее. Возникновение цивилизации породило законодательство, исходящее от верховного правителя. Пример творчества подобного рода преподал нам великий законодатель древности Хаммурапи. Однако на Востоке довольно скоро отказались от письменной фиксации прав и обязанностей подданных, стеснявших свободную волю правителей. Их заменили либо устные законы и постановления, издаваемые последними, либо те же обычаи, но уже сугубо религиозного толка. Законы Ману в Индии, система шариата в мусульманском мире, Джасак Чингисхана жестко фиксировали положение вещей, бывшее при их создании, и требовали неукоснительного соблюдения статус-кво впредь. Они категорически не были рассчитаны на какое-либо изменение состояния общества, являя собой строго консервативную силу. Право законодательной инициативы, исходящей не только от правителей, но и от рядовых граждан, обязано своим появлением на свет античности. Три века, предшествовавшие Пелопонесской войне, стали поистине золотой эпохой законотворчества, исходящего от граждан полисов, освобождавшихся от монархического ига. Реформы Солона, Клисфена, Перикла способствовали восприятию греческим обществом традиций писаного права, то есть закона. Его главное отличие от авторитарных установлений Востока состояло в том, что законы были открыты переменам, чтобы они могли лучше отвечать требованиям времени и постоянно совершенствоваться. В Греции же были заложены основы теории естественного права. И все же юриспруденция как наука возникла в Риме, юристы которого смогли существенно дополнить и расширить заимствованные ими у греков идеи и представления о праве. Развитие этой науки достигло своего апогея в Кодексе Юстиниана. А затем наступило Средневековье, на тысячелетие перечеркнувшее большинство достижений античного мира. Эпоха Возрождения способствовала вторичному рождению его правовых институтов. В трудах Гоб-бса, Локка, Макиавелли, Гроция воскресали старые и обосновывались новые идеи, касающиеся взаимоотношений гражданина, общества и государства.
Возникло понятие о конституции, как основном законе последнего и одновременно как одном из важнейших атрибутов демократии. Первые конституции Нового времени — конституции США, Франции, Бельгии, Швейцарии — все они в той или иной мере несли на себе печать тех свобод и представлений о государственном устройстве, которые родились в античности. 7.1. Схема мировой истории 335 Все они придерживались положения о том, что законодательство должно быть направлено .на защиту и соблюдение интересов граждан, общества и государства, а право законодательной инициативы принадлежит не только главе государства, но и представителям народа — парламентариям. Пример конституций демократических цивилизаций оказался столь привлекателен даже для традиционных обществ, что многие из них были вынуждены принять этот институт и у себя, но уже с целью закрепления или прикрытия тиранических режимов. Так Глава первая (важнейшая) Конституции Российской Империи, принятой в 1906 г., гласила следующее: «4. Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает. 5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна. 6. Та же Верховная Самодержавная Власть принадлежит Государыне Императрице... 7. Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственной Думою. 8. Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по его почину Основные Государственные законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе. 9. Государь Император утверждает законы, и без его утверждения никакой закон не может иметь своего совершения. 10. Власть управления во всем ее объеме принадлежит Государю Императору в пределах всего Государства Российского. 12. Государь Император есть Верховный Руководитель всех внешних сношений Российского государства с иностранными державами... 14. Государь Император есть Державный Вождь российской армии и флота... 22. Судебная власть осуществляется от имени Государя Императора установленным законом судами... ». Всего данная (ключевая) глава содержала 23 параграфа, гарантировавших безраздельную власть монарха над миллионами подданных. Разумеется, далеко не всех из них удовлетворяло это унизительное для их самосознания положение. Поэтому нет ничего удивительного в том, что самодержавие в его традиционной форме было, в конце концов, свергнуто. И наступило время не менее тиранического самодержавия большевиков. Оно, как известно, тоже не всем пришлось по вкусу. Интересно знать — как часто повторяет история самою себя? К сказанному я должен добавить, что демократия XX в. породила еще один, в высшей степени значимый правовой документ — Всеобщую декларацию прав человека, принятую в 1948 г. Вобрав в себя все самые 336 Глава 7. Восток—Запад: подведение итогов совершенные и передовые идеи всех времен и наций, она вышла за формальные рамки конституций, касающихся частных отношений граждан со своими государствами. Она явила собой универсальное нравственное кредо, определяющее сущность человека как равноправного члена всего мирового сообщества, наделенного свободой, достоинством и непреходящей ценностью личности. Таким образом, если попытаться рассмотреть институт права сквозь очки эволюции, то, вероятно, можно выделить три стадии его развития. Первую я бы определил как систему обычаев (customs), вторую — как институт установлений (establishments), и только третью — как инструмент собственно права (right, law). Но добавил бы, что третья фаза имела весьма своеобразный вид. Она появилась (античность), существовала какое то время параллельно со второй, но затем была ею поглощена (Римская империя, Средневековье.) Тем не менее, со временем она возродилась с тем, чтобы в свою очередь приступить к поглощению своего конкурента — второй стадии (Эпоха Возрождения и наше время). В конце активной фазы холодной войны между СССР и США некоторые интеллектуалы выражали надежду, что период дивергенции (расхождения) мирового сообщества на капиталистический и социалистический «лагери» должен будет завершиться их конвергенцией (схождением). Таким образом, дескать, разрешатся казавшиеся неразрешимыми противоречия между этими двумя системами, возникшими в Октябре 1917 г. По моему мнению, действительные дивергенция и конвергенция не имеют ничего общего с этой схемой. Согласно моему пониманию, первая волна дивергенции разделила мир на архаичный и цивилизованный составляющие. Вторую ее волну возбудила революция Солона, разделившая уже цивилизованный мир на статичный традиционный и динамичный античный составляющие. Конкуренция между ними дала временную победу традиционным цивилизациям. Но третья волна дивергенции — запоздалое эхо революционных движений Запада в Средние века и Новое время возродила и развила идеи и ценности античности. Последовавшая затем конвергенция, первые признаки которой появились в самом конце XX в., представляет собой пока еще локальную победу демократии над авторитаризмом, по крайне мере, в значительной части того мира, который еще недавно именовался социалистическим лагерем. Следует признать, правда, что облик этой победившей демократии, пока еще весьма уродлив, особенно в некоторых странах, возникших на развалинах бывшего СССР и колониальных империй Западной Европы. Но демократия, если ей не наступать на горло сознательно, способна самоочищаться от всех своих детских пороков. Таким образом, под конвергенцией я подразумеваю то, что демократия последовательно ниспровергает и замещает собой все предшествовавшие ей политические институты, втягивая в 7.1. Схема мировой истории 337 свою орбиту, или, точнее говоря, адаптируя под себя даже «упорядоченную анархию», — сказал Цицерон. — Оценивая роль античности в мировой истории, мне на ум приходит сравнение его с ярчайшим болидом, вторгшимся в ее ход, далеко озарившим ее путь и оставившим за собой целую россыпь великих изобретений человеческого разума — демократию, рынок, понятие о праве, — заметил Черчилль. — Не буду этого отрицать, — согласился Цицерон. — Мы кое-что прояснили в вопросе о, так сказать, материальной стороне истории. Настало время осветить темные углы истории духовной. И, прежде всего, мне бы хотелось ознакомиться с эволюцией представлений, господствовавших в голове человека разных эпох. Кто возьмется за эту трудоемкую работу? — обратился к присутствующим Черчилль. — Пожалуй, я готов рискнуть. Тем более, что я уже имел возможность поделиться своими соображениями о том, каковы они были у нашего далекого пращура, — сказал Тайлор. — Прекрасно, прошу Вас, — пригласил его высказаться Черчилль.
<< | >>
Источник: Гивишвили Г.В.. От тирании к демократии. Эволюция политических институтов.. 2012

Еще по теме 7.1.3. Правовые институты:

  1. Правовой институт
  2. § 10.5.1. Правовой институт имущественного страхования
  3. Глава 5 ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ КОМПЛЕКСА ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ И ОБЫЧНОПРАВОВЫХ АКТОВ И ПОЛОЖЕНИЙ, РЕГУЛИРОВАВШИХ ИНСТИТУТ МЕСТНИЧЕСТВА
  4. Рынки институтов Предложение институтов на мировом рынке
  5. Г л а в а 4 Правовые нормы и правовые предписания. Логическая характеристика и структура правовых норм
  6. Глава 6 Принципы правовой науки и правовой надстройки
  7. Глава XXI. ПРАВОВАЯ ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОВОЙ ПОРЯДОК
  8. Социальные институты и организации Социальные институты
  9. § 3. Метолы, способы, типы, правового регулирования. Правовые режимы
  10. Связь правовых представлений личности со смысложизненными ориентациями и выбор формы поведения в правовой среде