АМЕРИКАНСКИЙ ОПЫТ

Каково же первоначальное отношение к политической партии, когда уже достигнуты успехи в образовании республики, основанной на народовластии? Если политическая власть фактически находится в руках народа, то каким образом в теории могут законно существовать несколько партий, если цель каждой из них — захват государственной власти? Ответ на этот вопрос сводился к следующему: такие партии не могут существовать законно, и именно такой была точка зрения «отцов-революционеров».

Они полагали, что существование политических партий в Англии отражало коррупцию и деспотический характер того правительства, против которого так успешно восстали колонисты. Ибо если у власти стоит народ, то мечтать о захвате власти может только контрреволюционная политическая партия, стремящаяся отобрать верховную власть у народа.

По той же причине первоначальная концепция демократии утверждала, что демократия зиждется на основе единства, а не различия во взглядах. Такое единство должно проистекать из общности интересов всех людей и из их коллективного участия в осуществлении политической власти. По этой же причине считалось также, что существование политических партий в демократической республике — анахронизм и (либо) вообще явление противозаконное.

Вот почему в конституции Соединенных Штатов вообще нет упоминания о политических партиях. Вот почему политические партии как таковые в XVIII и начале XIX столетия пользовались в США дурной славой. Именно поэтому в своем последнем послании конгрессу президент Вашингтон предостерегал, что появление фракций (тогдашний синоним слова «партия») представляет угрозу для самого существования республики. Поэтому-то, когда Джефферсон занялся формированием партийной оппозиции Гамильтону и задумал ее, конечно, в виде политической партии, он делал это тайно и обязал своих друзей, в первую очередь Джеймса Мэдисона, держать все в секрете. Вот почему мы не находим официальных свидетельств существования в Соединенных Штатах политических партий как таковых вплоть до 1816 года, когда впервые был созван национальный съезд политической партии, откровенно заявивший о своем статуте. Это и был Гартфордский съезд, который отрекся от партии федералистов.

Статья конституции, гарантировавшая каждому штату республиканскую форму правления, отражала концепцию единства взглядов относительно политической основы новой республики.

«Отцы» полагали, что основанное на народовластии правительство должно по форме быть республиканским. Но в самой гарантии такой формы заключен парадокс. Парадокс этот состоит в том, что обеспечивающий народовластие документ одновременно заявляет, что форма правления в каждом из штатов должна быть республиканской, то есть этот пункт запрещает стоящему у власти народу (а предполагается, что благодаря своей власти народ всемогущ) ликвидировать республику. Это означает, что и при народовластии народ (согласно конституции) не может иметь иной формы правления, кроме республиканской, то есть, иными словами, народу запрещается выбирать монархию. Другого выбора под рукой не было, поскольку именно этот строй был только что сломлен революцией. Заметим, что монархический строй мог с легкостью прижиться в Америке, так как английскую корону в то время не оставляла надежда ликвидировать завоевания американской революции, а в самой Америке даже в наивысших военных и политических сферах не было недостатка ни в монархистах, ни в тори.

Этот запрет окончателен, он не считается с тем, сколько людей в каждом отдельном штате придерживаются иного мнения. Если, к примеру, 95% населения штата Нью-Йорк пожелают увидеть своим монархом мистера Рокфеллера и даже официально нарекут вышеупомянутого джентльмена королем Нельсоном, в соответствии с конституцией Соединенные Штаты вынуждены будут запретить это, если бы даже потребовалось применить силу против преобладающего большинства, по-видимому, введенных в заблуждение нью-йоркцев.

Но если это сегодня звучит абсурдно, поскольку Соединенным Штатам реставрация монархии не угрожает, то теоретическое обоснование подобной ситуации имеется и весьма веское. Так, скажем, именно оно лежит в основе Потсдамского договора, положившего конец второй мировой войне. Союзники дали торжественную клятву, что впредь немецкий народ свободен в выборе формы правления, что он волен избрать любую форму правления по своему вкусу, лишь бы она не была фашистской. То есть, если 90% немцев пожелают избрать фашистскую форму правления, они не вправе сделать это. Этот запрет был наложен во имя прогресса свободы, и провал при его проведении в жизнь принес бы много вреда делу человеческой свободы.

<< | >>
Источник: Аптекер Герберт.. О природе демократии, свободы и революции. М.: Прогресс. — 129 с.. 1970

Еще по теме АМЕРИКАНСКИЙ ОПЫТ:

  1. Американский опыт освещения конфликтов в свете мнения журналистов
  2. Американские изменения
  3. Часть первая АМЕРИКАНСКИЙ ПРОЕКТ
  4.     Американские горки
  5. Азиатско-американская раса
  6. Американская телемонополия.
  7. Американская «зона слепоты»
  8. ЧАСТЬ IV АМЕРИКАНСКОЕ ОБШЕСТВО И КРИЗИС ДОВЕРИ
  9. 2 Облик американской державы
  10. АМЕРИКАНСКИЙ ИДОЛ
  11. ПРИМЕР ИЗ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ
  12. Карта американского богатства
  13. Введение АМЕРИКАНСКИЙ КРИЗИС
  14. Американские транснациональные корпорации.
  15. 11 Воссоздание американского Проекта