<<
>>

Антиномия между свободой, равенством и справедливостью

При решении проблемы справедливости перед любым политиком возникает вопрос о свободе и равенстве, правах и обязанностях человека и гражданина. Ключевое место здесь занимает идея личной свободы.
Она выступает как источник и права, и нравственности. Сам факт утверждения гражданского начала тесно связан с упрочением идеи свободы личности. Максимум гражданской свободы обеспечивает максимум нравственной свободы. Вместе с тем, как подчеркивал Ф. М. Достоевский, если исповедовать свободу без внутреннего самоограничения, она ведет к распущенности. Как выше отмечалось, свобода личности имеет смысл лишь в соотнесенности с чем-то другим, о ней как о ценности можно говорить лишь в отношениях между людьми. С этой точки зрения свобода составляет важную, но не единственную сущностную характеристику человека. Будучи разумно-нравственным существом, человек живет и действует, не только преследуя собственные эгоистические цели и интересы, но и сознавая сверхличные, стоящие над ним начала и законы. Потому - сверхличные, что отдельно взятый индивид немыслим вне общества и общественных связей. Человек, взятый сам по себе, не может быть мерой всех вещей. В этом качестве он может выступать лишь как существо нравственно-разумное, руководствующееся основополагающими морально-этическими нормами и установками, составляющими некую невидимую ось, обеспечивающую сущностное единство общества.

«Абсолютная свобода, - отмечал А. Камю, - это насмешка над справедливостью. Абсолютная справедливость - это отрицание свободы. Животворность обоих понятий зависит от их взаимного самоограничения. Никто не сочтет свой удел свободным, если он в то же время несправедлив, и справедливым - если он не свободен»[34, с. 345]. Самый что ни на есть совершенный и справедливый политический порядок содержит предписания и запреты, призванные ограничивать действия граждан, противоречащие господствующим правовым нормам, путем применения или угрозы применения насилия, т.

е. ограничения свободы. В тоже время социальная 182 справедливость, построенная на уравнивании всех и вся при

одновременном игнорировании свободы волеизъявления личности, может обернуться своей противоположностью.

С точки зрения ранжировании и определения приоритетности целей и средств их достижения актуальна проблема соотношения идеального и реального в политике. Как уже указывалось, этика, в том числе и политическая, включает в себя элемент идеала и, соответственно, идею о конечных целях общества. Естественно, что в точке пересечения этики и политики особую активность приобретает вопрос об общественном идеале, а также о соотношении целей и средств.

Попытка определить конечную цель политического действия, тем более реализация идеала совершенного общества, в сущности не согласуется с основными принципами как моральной философии, так и самой природы человека. В истории не было и не могло быть прямолинейного прогресса добра, совершенства, справедливости, счастья. Ибо сам человек является средоточием как светлых, так и темных, как божественных, так и дьявольских начал, добра и зла.

Мораль и морально-этические императивы следует рассматривать в качестве идеала, который в реально существующем мире 2 большей частью недостижим. Сама постановка вопроса об «окон- ? чательном решении», полной реализации той или иной идеальной § модели или конечной цели чревата огромными опасностями для % самой человеческой свободы и, соответственно, для самой мора- ® ли и нравственности. Часто приходится выбирать не между абсо- g лютным добром и абсолютным злом, а между меньшим и боль- s

ШИМ ЗЛОМ. о

со

В данной связи интерес представляет постановка вопроса М. Be- и бером, проводившим различие между этикой ответственности ш (Verantwortungsethik) и этикой убеждений (Gesinnungsethik). ^

Этика ответственности вытекает из понимания сложности мо-

<

ральной ситуации в сфере действия политики. Дело в том, что по- ю литика нередко сопряжена с принуждением и насилием, мораль- g ные последствия которых заранее невозможно предвидеть.

Невзи- < рая на то, что с моральной точки зрения принуждение всегда | оценивается отрицательно, политик все равно прибегает к нему для § обеспечения себе поддержки людей, используя их стремление К О признанию, власти, привилегиям. =5

Этика убеждений строится на принципе сохранения моральной < Чистоты ценой принесения ей в жертву всех реальностей, Противоречащих доктрине, отказа от малых дел, способных 183

как-то улучшить положение людей, и т.д. Суть этой второй позиции в политике состоит в концептуализации борьбы между абсолютным добром и абсолютным злом, что оправдывает использование любых средств для достижения конечных целей. Здесь приверженность «этике абсолютных целей» противостоит «этике ответственности».

Тот, кто верит в возможность окончательного решения всех проблем человечества путем создания совершенной общественно-политической системы, будет готов заплатить за это любую цену, в том числе, как это продемонстрировали тоталитарные режимы, миллионы, десятки миллионов человеческих жизней. По самой логике вещей он готов подавлять и уничтожать своих оппонентов, если они не разделяют его целей, искоренять все еретические, по его мнению, взгляды.

Поскольку путь к цели далек и долог, необходимо постоянно принимать меры, призванные обеспечить постоянство цели путем подавления всякой критики, ликвидации всякой оппозиции, насаждения убеждения в мудрости и всемогуществе предводителя в дви- о жении к намеченной цели и т.д. Один из важнейших принципов g такого утопизма состоит в том, что каждая наступившая эпоха при- т носится в жертву тем, которые придут после нее, и так до бесконеч- S ности. 0

В этом смысле можно сказать, что взятые сами по себе в чистом 2. виде бесплодны как чистота помыслов йогов, проповедующих аб- 1

солютное воздержание, так и чистота революционеров, призываю- % щих к сверхактивности в форме прямого действия с целью разру- 5 шения старого мира до основания и создания на его обломках но- 'I вого совершенного мира. Как отмечал А. Камю, «оба эти типа людей, і в равной степени далекие от реальности, воплощают два вида бес- Ї силия: бессилие добра и бессилие зла» [34, с. 343].

g Проблему соотношения политических целей и средств невозмож- но разрешить, основываясь, как это пытался делать Ф.В. Фёрстер, § на постулате «из добра может следовать добро, из зла лишь зло». Л Как показывает исторический опыт, в сфере властных отношений J наидостойнейшего из людей подстерегают множество соблазнов, jj Как говорили древние греки, власть выявляет истинную суть чело- го века. Приходится констатировать, что последняя слагается из много жества постоянных и переменных величин, где божественное переїв межается с сатанинским, благородство с низменным, истинно человеческое с неандертальским, устремленность ввысь с 184 дьявольской одержимостью и т.п.

Очевидно, что не всегда человек выдерживает испытание властью, и нередко в нем второе начало одерживает верх. Поистине, как говорил один из героев Честертона отец Браун, «можно удержаться на одном уровне добра, но никому еще не удавалось удержаться на одном уровне зла». К сожалению, за примерами нам не нужно обращаться к отдаленным временам или странам: в нашей сегодняшней жизни примеров тому предостаточно. К тому же не всегда человек или идея выступает на общественно-политическую авансцену в своем истинном обличье. Бывает, что великие идеи приходят в мир в обнимку со злом, а бывает и так, что, как говорил еще Ф. М. Достоевский, зло приходит в мир в маске добра.

Нужно ли здесь напоминать о том, сколько раз в истории разного рода лжепророки, претендовавшие на осчастливление всех людей, наделе оборачивались настоящими антихристами и бессовестными злодеями, несущими неисчислимые бедствия своим, да и чужеземным народам. Эти примеры воочию демонстрируют верность слов лорда Эктона, который говорил, что «любая власть развращает, а большая власть развращает абсолютно». Не стоит ли всерьез поразмышлять над этим нашим политикам, только что освободившимся из тоталитарного плена?

Выдвигая на первый взгляд хорошие, а то и прекрасные идеи, к мы не вправе забывать о реальностях, тем более ПОДГОНЯТЬ ПОД НИХ m эти реальности. В этом контексте интерес представляет проводив- % шееся П. Сорокиным разграничение в подходах к этике между нео- ® кантианством и социологизмом. Первое говорит словами С. Лотце: с" «Я все еще убежден, что иду правильным путем, когда ищу в том, * что должно быть, основание того, что есть». Второй же, наоборот, § утверждает: «В том, что есть, мы ищем то, что должно быть». Однако Ь здесь нельзя допустить проведения непреодолимой линии разграни- m чения между миром сущего и миром должного. Если нет резко очер- ^ ченной грани между ними, то нет резко обозначенной границы меж- ° ду вопросами власти и вопросами морали. ю

Идеальная цель, как бы далека и возвышенна она ни была, должна g принадлежать реальному миру. Важное место в нашей жизни занима- ?Г ет выбор между возможностями, предоставляемыми реальными уело- | виями, и обстоятельствами. Разумеется, можно пассивно наблюдать, § плыть в водовороте политических событий и процессов. Но все же О политика немыслима без решений, а всякое решение сопряжено с * выбором из двух и более вариантов. На принятие решения непосред- < ственное влияние оказывает то, как принимающий его человек оценивает мир, свое место в нем и происходящие события. 185

Оценки, на основе которых принимаются решения, могут быть сознательными или бессознательными, простыми или сложными, тщательно продуманными или поспешными, основанными на солидной или поверхностной информации.

Все многообразие результатов и предметов человеческой деятельности, а также сами отношения между людьми оцениваются в категориях добра и зла, истинного и ложного, справедливого и несправедливого, прекрасного и безобразного и т. д. Способы и критерии такой оценки, выраженные в форме нормативных представлений, закрепляются в общественном сознании как «субъективные ценности» - установки, оценки, ориентации, императивы и запреты и т. д. В системе ценностей зафиксированы критерии того, что социально признанно в данном обществе или социальной группе. На их основании формируются более конкретные системы нормативного контроля и целенаправленные действия людей.

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С.. Введение в политическую философию: Учебное пособие. — М.: «Логос». — 336 с.. 2004

Еще по теме Антиномия между свободой, равенством и справедливостью:

  1. 3. Решение антиномии свободы и необходимости
  2. 2. Свобода, равенство, братство и доктор Гильотен
  3. Таблица 8: Психическая инвалидность и право на свободу от дискриминации и равенство
  4. Учение о врожденных способностях как обоснование свободы и равенства
  5. Всеобщее равенство, если и возможно, то только как равенство в бедности. 33.
  6. 94. Какая разница между правом человека и его свободой?
  7. 1992 Между свободой и волей (Судьба Феди Протасова)
  8. 7. Две свободы: отрицательная и положительная Свобода в произволе и свобода в добре
  9. Антиномии
  10. О РАВЕНСТВЕ
  11. 4. Антиномия власти
  12. Объяснение антиномий
  13. Н. С. Кочикян адъюнкт РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ГАРАНТИЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА НА СВОБОДУ СОВЕСТИ И СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  14. 6. Решение антиномии власти