<<
>>

БЕЛОРУССКО-РОССИЙСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН М.А. Слемнёв, И.М. Слемнёва

В Беларуси только одна область - Минская - не имеет собственного приграничья. Все остальные контактируют с территориями других государств (Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией).

Известно, что белорусско-российское приграничье формируют три области с белорусской стороны (Витебская, Могилевская и Гомельская) и столько же с российской (Псковская, Смоленская и Брянская). Непосредственно к государственной границе, протяженность которой составляет 990 км., примыкают 34 административных района. Как видим, белорусско-российский приграничный регион выглядит весьма внушительно как в территориальногеографическом, так и в административно-правовом плане.

Каждый из приграничных регионов Беларуси играет важную роль для экономического и культурного развития нашей республики. И все же белорусско - российское приграничье является особой геополитической зоной. Обусловлено это, прежде всего, тем, что Республика Беларусь и Российская Федерация занимаются строительством Союзного государства. Этот процесс идет достаточно медленно. Еще не очень ясна и конечная цель созидательных усилий. И тем не менее, для сближения двух стран сделано немало. В частности, на государственной белорусско-российской границе недавно сняты все таможенные барьеры.

В данном контексте приграничные территории Беларуси и России можно расценивать как своеобразный испытательный полигон, на котором проверяется не только эффективность различных экономических интеграционных методик, но желание и готовность братских народов к дальнейшему политическому и духовнонравственному единению. Белорусско-российское приграничье находится в поле зрения ученых двух стран. Вместе с тем нельзя не заметить, что взаимодействие приграничных регионов обычно рассматривается лишь в торгово-экономической плоскости. Наглядный пример - создание белорусскими и российскими учеными по инициативе Межпарламентской Комиссии Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации и Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по межрегиональному сотрудничеству т.

н. геотрионной модели приграничных связей [1, с. 28-30].

Эта модель представляет собой двойную триаду: взаимодействие трех сопредельных областей в рамках социоприродной системы с тремя основополагающими компонентами «природа - хозяйство - население». Среди благоприятных факторов, которые способствуют расширению и углублению экономической интеграции, особо выделяются схожесть природно-ресурсных и экологических условий, наличие сквозных транспортно-коммуникативных сетей (7 железных дорог, 11 автомагистралей с твердым покрытием, 3 нефтепровода и 1 газопровод) и мощных речных артерий (Западная Двина, Днепр, Сож), разные уровни занятости населения, что позволяет при хорошо продуманной интеграции успешно перераспределять трудовые ресурсы приграничных районов и др.

Схематическое представление белорусско-российского приграничья в виде сложного природно-хозяйственного комплекса с присущими ему демографическими параметрами вполне допустимо, но явно не достаточно. Ведь граница - это «место встречи» не только экономик двух стран, но и различных этносов и культур. В реальном измерении приграничное экономическое взаимодействие всегда протекает если не на основе, то, по меньшей мере, на фоне активного диалога национальных культур. А это требует внесения корректив (и, зачастую, весьма существенных) в финансовоэкономические, энергетические, демографические, экологические и прочие сухие расчеты. Вот почему от формализованной геотрионной презентации приграничья следует переходить к его рассмотрению в качестве живого динамичного трансграничного региона, которой представляет специфическую социокультурную общность людей.

При таком подходе белорусско-российское и российско-белорусское приграничье выступают не просто в виде сопряженных природно-экономических ареалов, расположенных по обе стороны границы, а как некое относительно целостное социально-территориальное и культурно-психологическое образование. В личном сознании его представителей в результате диффузного взаимопроникновения культур происходит пересечение и определенная синхронизация потребностей, интересов, ценностных ориентаций сопредельных народов. Это своеобразная буферная этносоциальная группа, структурируемая трансграничными экономическими,              культурно -

образовательными и психологическими сетями.

С некоторыми оговорками позволительно сказать, что здесь совершается формирование человека, которого можно условно назвать трансграничным. Люди, разделенные границей, непосредственно ощущают ее политическое, правовое, экономическое, культурное и этническое «дыхание».

На становление маргинально-этнического облика людей приграничья влияет история предшествующих взаимоотношений народов, сложившийся уровень их национального сознания, социально-психологическая и языковая дистанция, разделяющая этносы, степень прозрачности государственных границ, состояние межгосударственных отношений и др. Как показывают социологические исследования, традиционная оппозиция «Мы - Они», «Свои - Чужие» в белорусско-российском приграничье не носит конфронтационного характера и, тем более, не является демарка-

U              и                            т\

ционной линией этнического отчуждения. В массовом сознании взаимные оценки русского и белорусского менталитетов имеют свои различия, но лишены неуважительного оттенка [2] [3]. Подтрунивание над некоторыми специфическими чертами национального характера (знаменитая толерантность белорусов, которая нередко превращается в супертерпимость и осторожность, и безудержная широта русского характера и др.) имеет место, но не более того.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что достаточно продолжительное нахождение братских народов в различных политических, правовых и идеологических полях, известная разнокачественность экономических укладов не смогли не повлиять на сознание людей, особенно молодежи, которая прошла социализацию после распада СССР уже в разных государствах. Да, очагов явного приграничного межнационального напряжения сегодня не наблюдается. Но полностью исключать возможность их возникновения нельзя. Этому, в частности, способствуют т.н. газовые, молочные, сахарные «войны», тенденциозные оценки в СМИ внутренней и внешней политики государств. Следует также иметь в виду, что в кризисные времена, когда становится неуютно жить в настоящем, виновников всех бед нередко ищут в историческом прошлом, акцентируя при этом внимание на далеко не лучших страницах взаимоотношений народов и государств.

А при желании их всегда можно найти в любой стране. Активисты же радикальных национальных движений, которые стоят на страже своих этнических рубежей, охраняя их чистоту от внешних заимствований, в такие моменты способны нарушить устоявшееся национальное согласие. Можно надеяться, что белорусско-российским отношениям такое вряд ли грозит. Тем не менее, процессы, происходящие в социокультурной среде приграничья, нуждаются в тщательном изучении и отслеживании их динамики.

Очевидно, что для разработки надежных программ кратковременного и долгосрочного, регионального и локально-территориального приграничного сотрудничества, реализация которых будет способствовать строительству союзного государства, усилиями одних экономистов, финансистов, логистиков, демографов, экологов не обойтись. Приграничье требует также пристального внимания к себе философов, историков, политологов, культурологов, социальных психологов, этнологов и представителей других социально-гуманитарных наук. Только комплексное научнотеоретическое осмысление феномена белорусско-российского приграничья (равно как украинского, литовского, латышского и польского) может стать эффективной методологической основой практических действий.

Литература

  1. Востриков, С.В. «Геотрионы» как системообразующий фактор интеграционно-сетевых взаимодействий экономического развития РБС // Социальные трансформации: Российско- белорусское приграничье: состояние и проблемы. - Смоленск, 2010. - Вып. 20.
  2. Манаков, А.Г. Влияние пограничного положения Псковской области на социокультурные ориентиры населения региона // Балтийский регион. - 2010. - № 2. - С. 112-121.
  3. Сикевич, З.В. Русские, украинцы, белорусы: вместе или врозь? // Социологические исследования. - 2007. - № 9. - С. 59-69.

<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме БЕЛОРУССКО-РОССИЙСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН М.А. Слемнёв, И.М. Слемнёва:

  1. БЕЛОРУССКО-РОССИЙСКОЕ ПРИГРАНИЧЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН М.А. Слемнёв, И.М. Слемнёва