<<
>>

Демократическая норма и коммунистическая диалектика

По мнению позитивиста Ханса Кельзена и его эпигонов, виноват Гегель: «Диалектика Гегеля имела своим следствием, желательным для её автора, открытие пути для иррациональных метафизических спекуляций».
Верно, - добавляет он, - что Маркс и Энгельс отвергали гегелевскую метафизику, но они сильно ошибались, широко используя «новую логику диалектики», или «динамичную логику диалектики», взятую из «философии истории Гегеля». Это похоже на философский спор, но не является таковым; это политическое столкновение, проникающее в сердцевину теории государства. X. Кельзен хочет доказать, что право является нормой, и пытается отрицать любой научный фундамент марксистской теории, в которой право является надстройкой. Именно использование диалектической логики, - говорит Кельзен, - позволяет Марксу и Энгельсу утверждать, что государство «по своей природе является инструментом для поддержания эксплуатации» и, в то же самое время, «в качестве пролетарского государства - специфический инструмент для уничтожения эксплуатации». И вновь, по мнению Кельзена, виновной оказывается гегелевская философия, согласно которой «то, что теория впадает в логическое противоречие, не вызывает возражения с точки зрения новой логики» в силу того, что «главная функция этой логики - это, в действительности, функция устранения принципа, в соответствии с которым противоречия недопустимы», будучи «противоречиями, присущими реальности» и, следовательно, «противоречия в мышлении [...] не являются логическим недостатком». Поскольку автор возненавидел диалектику, ему не удаётся хоть как-то притупить инструмент марксистского анализа, который позволяет восстановить процесс детерминированности надстройки, права, государства. По мнению Маркса, не существует права и государства вообще; есть исторически определённое право, есть государство, определённое развитием производительных сил. Характер «специфического инструмента» придаётся, конкретно анализируемому государству, его развивающимся экономическим базисом, который также анализируется конкретно.
Противоречие, следовательно, лежит не в логических категориях. Это противоречие внутри развивающегося процесса. Это противоречие между «материальными производительными силами» и общественными отношениями производства, которое открывает «эпоху социальной революции», как утверждает Маркс в известном введении к «К критике политической экономии»: «Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы»31. Это диалектика истории, а не метафизика мышления, будь она идеалистическая или позитивистская. Мы можем вновь взять у Энгельса понятие «определённой мини- 182 А. Черветто. Политическая оболочка мольной величины»32. Часто критике подвергалось толкование, которое Энгельс давал превращению количества в качество. Важно отметить, что эти критики никогда не цитировали отрывок из «Анти-Дюринга», в котором закон превращения количества в качество берётся из военной истории. И именно в военной истории теория Энгельса находит полное подтверждение и может быть успешно использована для понимания динамики военных стадий политической борьбы. Никто не может отрицать того, что если война является продолжением политики другими средствами, то именно на военной арене политическая борьба принимает наиболее чистые формы. Многие из буржуазных теорий государства забывают об этом. Однако «нормой» государства является война. Энгельс пишет: «Подобно тому как у Маркса определённая, хотя и меняющаяся, минимальная сумма меновой стоимости необходима для того, чтобы сделать возможным её превращение в капитал, точно так же у Наполеона определённая минимальная величина конного отряда необходима, чтобы дать проявиться силе дисциплины, заложенной в сомкнутом строе и планомерности действия, и чтобы эта сила дисциплины выросла до превосходства даже над более значительными массами иррегулярной кавалерии...»33. «Определённая минимальная величина» представляет здесь точку трансформации в динамичном процессе, каковым является столкновение сил различного качественного уровня, как показало коллективное военное сражение. Несколько ранее Энгельс писал: «В заключение мы хотим призвать ещё одного свидетеля в пользу перехода количества в качество, а именно Наполеона. Последний следующим образом описывает бой малоискусной в верховой езде, но дисциплинированной французской кавалерии с мамлюками, в то время лучшей в единоборстве, но недисциплинированной конницей: "Два мамлюка безусловно превосходили трёх французов; 100 мамлюков были равны по силе 100 французам; 300 французов обычно одерживали верх над 300 мамлюками, а 1000 французов всегда побивали 1500 мамлюков "»34. Наполеон не рассуждал о диалектике, он её применял.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Демократическая норма и коммунистическая диалектика:

  1. ГЛАВА 8 КОНСЕРВАТИВНО-БУРЖУАЗНОЕ ТЕЧЕНИЕ И ЕГО ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ
  2. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН И ЕГО ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ
  5. ФИЛОСОФСКИЕ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ГОЛЬБАХА
  6. ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ БИБЛИОТЕКОВЕДОВ
  7. Глубинные движения троцкистов
  8. 1. Концепция власти как «тоталитаризма разума»
  9. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 11 СЕНТЯБРЯ 1973 г. И УСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ (1973—1989)
  10. ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ
  11. Глава 3 О пользе и ущербности универсальных ценностей
  12. Глава 26 ПРОТИВОРЕЧИЯ И ТРУДНОСТИ ПРОЦЕССА СБОРКИ СОВЕТСКОГО НАРОДА