<<
>>

ДЕМОКРАТИЯ И КЛАССЫ

Буржуазия хочет, чтобы область политических отношений была сведена к борьбе между различными группами имущих, а не к борьбе между имущими и неимущими. Это стремление как в зеркале отражено в конституции Соединенных Штатов, одна из целей которой состоит в том, чтобы затушевать основные классовые противоречия и сделать вид, будто правительство подобно часовому механизму — такое же невозмутимое, точное и справедливое.

Политические уступки народу в целом являются важными ступенями в борьбе, но они одновременно служат для того, чтобы уводить борьбу в сторону, в каналы, проложенные политическими представителями класса имущих.

Буржуазные революционеры отдают себе отчет в том, что истинная демократия требует существенной тождественности интересов, требует ликвидации классов. Они понимают, что только тогда и может создаться единство. Мэдисон, например, в письме Джефферсону в 1787 году утверждал, что если бы существовало такое общество, члены которого имели бы общие интересы, то «решения могли бы быть выражены просто в мнении, касающемся общего блага», но будь это общество еще и в основном однородным, без «различий частной собственности», то возможна была бы даже «чистая республика» или «простая демократия». Но считая все это иллюзией и имея на то соответствующие исторические основания, Мэдисон видел свою задачу в защите неравенства при сохранении республиканской формы, то есть решение вопроса он усматривал в буржуазной демократии.

В Конституционном конвенте Мэдисон вполне ясно изложил суть дела: «При формировании общества, которое существовало бы века, мы не должны упускать из виду изменений, которые принесет с собой время. Увеличение народонаселения неизбежно увеличит и число тех, кто будет трудиться в поте лица и тайно надеяться на более равномерное распределение жизненных благ. Этих людей со временем станет намного больше, нежели тех, кто поднялся над нищетой. В связи же с равными избирательными правами власть постепенно ускользнет в руки бедных. В нашей стране еще не было аграрных волнений, но симптомов левеллерского духа в определенных местностях, на наш взгляд, появилось предостаточно, и они предупреждают о грядущей опасности».

Возвращаясь к этому вопросу вопросов вновь в 30-е годы XIX столетия, Мэдисон признался, что разрешить его он не в силах. Как сочетать народную власть с таким экономическим строем общества, при котором средства производства принадлежат меньшинству? Он был уверен, что по мере того, как будет увеличиваться народонаселение, потребуются и значительные изменения в правительстве. Мэдисон считал, что кризис наступит в 30-е годы XX столетия. «К этим изменениям — интеллектуальным, моральным и социальным,— писал он, — должны быть приспособлены все учреждения и законы страны, и тут потребуется вся мудрость мудрейших из патриотов».

Предсказанный Мэдисоном кризис наступил и ми- иовал, он действительно изменил большую часть мира, а остальная часть еще претерпевает изменения. Тут и вправду потребовалось и ныне требуется вся мудрость и смелость, на которую только способно человечество. Но заря новой жизни уже наступила и поставила на повестку дня новое определение «народа». В наши дни это определение бесконечно шире, намного демократичнее, чем во времена Мильтона, Вольтера, Джефферсона, Мэдисона или Милля.

Мы заканчиваем этот краткий обзор некоторых аспектов истории сложной проблемы человеческой свободы высказыванием, касающимся не абстрактного социализма, а социализма, построенного в одной из величайших держав мира. Высказывание это принадлежит не коммунисту, ибо в данных условиях такой источник покажется, очевидно, более убедительным. Гарольд Дж. Ласки, покойный лидер Британской лейбористской партии, писал в одном из последних томов своей работы «Свобода в современном государстве» (Нью-Йорк, 1949) о Советском Союзе:

«Одним из пунктов стратегии врагов свободы наряду с приуменьшением достижений Советского государства стало утверждение, будто победа досталась слишком дорогой ценой. В этот вопрос необходимо внести ясность, что особенно важно для тех, кому действительно дорога свобода. Советский Союз проложил путь новой цивилизации. Он начал осуществлять эту свою задачу в беспримерных, невиданных условиях. Лидеры Советского государства взяли власть в стране, привыкшей только к кровавой тирании, изнуренной и ввергнутой в нищету проигранной войной. В большинстве своем народы в стране были неграмотны и неприспособлены к эксплуатации промышленного потенциала, от которого зависит уровень современной цивилизации. Строительство началось в разгар гражданской войны и внешней интервенции, в условиях голода и эпидемий. Первые несколько лет существования нового строя народ жил буквально в осаде... но тем не менее факт остается фактом: именно в эти годы была осуществлена потрясающая реконструкция. И более того, реконструкция эта была проведена так, что уже через десять лет после свержения царизма страна смогла приступить к полному обобществлению средств производства.

Достижения последнего десятилетия грандиозны: победа в войне, ликвидация безработицы и неграмотности. А растущее в Советском Союзе изобилие просто-таки резко контрастирует с намеренной организацией голода в капиталистических странах. Советский Союз стоит в авангарде цивилизации во всем — в отношении к преступникам, в научном подходе к отсталым народностям, в приложении науки к промышленности и сельскому хозяйству, в преодолении расовых предрассудков и в предоставлении неограниченных возможностей для каждого индивидуума в отдельности, ибо тут в полном смысле этого слова открыта дорога талантам. Конечно, правда и то, что по сравнению с Великобританией и Соединенными Штатами жизненный уровень тут еще невысок; по прошествии двадцати лет страна еще не обрела возможности конкурировать с самыми передовыми капиталистическими государствами, которые беспрепятственно развивались на протяжении столетий. Сравнение должно проводиться, конечно, с дореволюционной Россией, и тогда видно, что достижения как в материальной, так и в духовной сферах грандиозны. Сравнение это в любом случае будет в пользу нового строя: заработная плата и занятость рабочих, санитарные условия и техника безопасности, страхование и возможность получить образование».

Два десятилетия, прошедшие со времени написания этих слов, на мой взгляд, лишь подтверждают вескость мыслей Ласки. Спустя 50 лет революция большевиков стала центральным событием в мире, а выкованное ею государство — главной силой, борющейся за социальную справедливость, равноправие и мир.

Замечательные достижения в области экономики, техники, народного образования, здравоохранения и культуры, решающий вклад в дело победы над фашизмом, активное противодействие расизму и колониализму, безоговорочная поддержка движения в защиту мира — все это делает социализм главной надеждой человечества. 2.

<< | >>
Источник: Аптекер Герберт.. О природе демократии, свободы и революции. М.: Прогресс. — 129 с.. 1970

Еще по теме ДЕМОКРАТИЯ И КЛАССЫ:

  1. Различия между совещательной демократией и демократией совместной работы
  2. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДЕМОКРАТИИ — ХРИСТИАНСКИЕ ДЕМОКРАТЫ И СОЦИАЛИСТЫ У ВЛАСТИ (1989-2006)
  3. Жесткая демократия — мягкая демократия
  4. ГЛАВА 6 Суверенная демократия
  5. Глава 11 СОВРЕМЕННАЯ ДЕМОКРАТИЯ
  6. Глава 12 ПЕРЕХОД К ДЕМОКРАТИИ
  7. РЕВОЛЮЦИЯ, НАСИЛИЕ И ДЕМОКРАТИЯ
  8. ДЕМОКРАТИЯ
  9. § 2. Коллективистская демократия
  10. § 3. Плюралистическая демократия
  11. Глава 10 ДЕМОКРАТИЯ: ПОНЯТИЕ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ
  12. § 30 Развитие демократии при Перикле
  13. Петер Тёльдеши Перегруженная демократия