<<
>>

Двойственный характер капиталистического государства

Карл Каутский пишет в книге 1927 г. «Материалистическая концепция истории», что со временем у него возникло множество сомнений относительно теории Энгельса, согласно которой государство возникает из классовых противоположностей, и которую ему удалось разрешить после того, как он очистил свою гипотезу «о формировании государств с целью завоеваний» от «характера простой теории насилия».
Каутский считает, что его гипотеза о «формировании государств с целью завоеваний» может «без противоречий быть включена в материалистическую концепцию истории», с того момента, как стала «ясна экономическая обусловленность насилия, посредством которого были созданы государство и классы». Заявление о том, что подтверждения «экономической обусловленности насилия» достаточно для того, чтобы оставаться в рамках материалистической концепции истории, является слишком самоуверенным. Тем более что насилие, пусть и обусловленное экономикой, по мнению Каутского создаёт не только государства, но и классы. Гипотеза о «формировании государств с целью завоеваний», как бы не возмущался её автор, принадлежит к «теории насилия», то есть к той субъективистской концепции истории и политики, которую Энгельс критикует у Дюринга. Однако принадлежность мысли Каутского к этой концепции настолько особая, что позволяет ему избежать неприятной компании Дюринга. Это не дало ему никакого преимущества, в силу того, что его теоретическая ошибка выглядит ещё более серьёзной в эпоху империалистической демократии. Среди многих суждений, в том числе негативных, которые Ленин высказывает относительно Бухарина, есть одно, которое подходит к нашему случаю: «К числу многочисленных ценнейших качеств тов. Бухарина принадлежит его теоретическая способность и интерес к тому, чтобы доискиваться теоретических корней во всяком вопросе. Это очень ценное качество, ибо нельзя вполне уяснить себе никакой ошибки, в том числе и политической, если не доискаться теоретических корней ошибки у того, кто её делает, исходя из определённых, сознательно принимаемых им положений»7.
Это именно случай Каутского, который, как мы уже видели, сознательно исходит из идеи «формирования государств с целью завоеваний» и приходит к политической ошибке в своей позиции по отношению к империалистическому демократическому государству. «Юридическое равенство всех граждан, признание равных гражданских и политических прав и обязанностей для всех, знаменует собой важный поворот по отношению к государству, каковым оно было с самого своего начала, то есть государству, которое основывалось на насильственном завоевании и подчинении победившим меньшинством большинства народов и этнических групп, которые оно объединяло». 196 А. Черветто. Политическая оболочка Как мы видим, Каутский применяет свой тезис о «формировании государств с целью завоеваний» именно для того, чтобы охарактеризовать демократическое государство как государство, сформированное не через завоевания, а посредством «восхождения промышленного капитала, и развивающееся посредством классовой борьбы пролетариата». Различие между двумя типами государства он формулирует следующим образом: «Демократическое государство не препятствует тому, чтобы эксплуататорские классы получили государственную власть и использовали её в собственных интересах против классов эксплуатируемых. Различие между современным демократическим государством и предшествующими государственными формами состоит в том, что использование государственного аппарата в целях эксплуататорских классов не составляет его сущность и не является неразрывно связанным с ним». Каутский не отрицает, что демократическое государство функционирует как орган буржуазии. Он отрицает, что оно является таковым по своей природе, и в этом софистическом различии обнаруживает свой ревизионистский эклектизм. «Напротив, демократическое государство, по самой своей структуре стремится быть не органом меньшинства, как предшествующие государства, а скорее органом большинства населения и, следовательно, трудящихся классов. Если оно становится органом эксплуататорского меньшинства, то это связано не с его природой, а скорее с положением трудящихся классов, с их необразованностью, недостатком единства, независимости, с их неспособностью бороться, что, в свою очередь, является следствием условий, в которых они живут». Отделив классовое содержание от идеологической формы демократического государства, Каутский может сделать вывод, утверждая, что «из инструмента угнетения оно стремится стать инструментом освобождения эксплуатируемых». В этой концепции, пожалуй, уже нет места истории.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Двойственный характер капиталистического государства:

  1. Глава 9 Становление капиталистической Японии
  2. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  3. И. Ф, Б.алакина Индивид и Алчность в обществе отчуждения
  4. Глава 4 СТРУКТУРА КИТАЙСКОЙ БУРЖУАЗИИ. ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ГОСУДАРСТВОМ
  5. ИНДЕКСЫ ФИЗИЧЕСКОГО ОБЪЕМА И ИЗМЕНЕНИЕ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН
  6. Введение
  7. СНГ - политический фантом?
  8. ЭКСПОЛЯРНЫЕ МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ГЕНЕЗИС В.В. Самсонов
  9. Выбор пути
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  12. 1. «Капитал», ленинское учение об империализме н «теория стадий»
  13. Товарно-денежные отношения в нерыночной экономике
  14. Приложение 2 Рекомендации научной конференции «Дискуссионные проблемы экономической теории социализма»
  15. Е. П. БУНЯТЯН О ФОРМАХ СОБСТВЕННОСТИ У КОЧЕВНИКОВ
  16. Часть I Жадность, террор, возмущение, долг
  17. Двойственный характер капиталистического государства