<<
>>

Экономическое содержание и демократическая форма

В истории революционного движения пролетариата всегда ставился вопрос политических форм буржуазного господства и классовой позиции по отношению к ним. Первое препятствие, которое было необходимо преодолеть, - это политический индифферентизм.
Только преодолев его, стало возможным выйти за рамки корпоративного примитивизма и сектантства. Но даже преодоление этой преграды не было достаточным для того, чтобы помешать появлению других ошибочных позиций, таких как бланкизм и лассальянство, своеобразно подходивших к вопросу политических форм и государства. Первая - посредством конспирации и вооружённого восстания, миноритарная, оторванная от реального пролетарского движения. Вторая - на основе использования столкновения между прусским государством и либеральной демократией. Если лассальянство начинает с того, что стратегически ставит вопрос политических форм, вытекающий из фракционной борьбы господствующего класса в Германии, то заканчивает оно тем, что переворачивает его по отношению к историческому развитию. В обмен на бисмарков-ские уступки пролетариату оно склоняет рабочее движение к поддержке государственной интервенции против промышленной буржуазии. Исторический опыт показал, что для пролетариата недостаточно преодоления политического индифферентизма, если он не связывает эволюцию политических форм с реальной динамикой средств производства и общественных производственных отношений. Марксизм помог революционному движению сделать качественный скачок, так как подготовил научный анализ, позволяющий пролетариату занять правильную позицию по вопросу политических форм государства. Таким образом, позиция пролетариата освобождается от любого ложного вопроса о принципах в том или ином смысле, поскольку для марксизма любая политическая форма должна быть определена научно, причём не в абсолютном смысле, а исходя из того, чем она является в определённый исторический момент и в конкретной ситуации.
Политическая форма не может быть принципиальным вопросом для пролетариата, единственного последовательно революционного класса, задачей которого является создание бесклассового общества для управления общественным продуктом и преодоление политики; принципиальный вопрос заключается только в научном понимании политической формы и занятии практической позиции на основании научно выраженного суждения. Отсюда вытекает, что поддержка или использование демократической формы не представляет и не может представлять собой принципиальный вопрос для марксизма, что верно также для права наций на самоопределение, которое часто представляется как демократическое требование. Для пролетариата поднимать эти формы до вопросов принципа, значит отрицать сами основы марксизма и отступать от исторического и научного завоевания марксистской концепции политики в поль- 94 А. Черветто. Политическая оболочка зу идеологического предубеждения и субъективизма. Маркс, Энгельс, Ленин говорят это открыто, атакуя так называемый «вульгарный социализм». Критикуя «экономический романтизм» в 1897 году, Ленин, по причинам царской цензуры, косвенно излагает следующую мысль из статьи Маркса «Критика Готской программы»: «Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения. Но когда истинное отношение давным-давно уже выяснено, к чему же снова возвращаться вспять?»16. Ленин комментирует: «Если же мы последовательно будем смотреть на «производство», как на общественные отношения по производству, то и «распределение» и «потребление» потеряют всякое самостоятельное значение. Раз выяснены отношения но производству, - тем самым выяснилась и доля в продукте, приходящаяся отдельным классам, а, следовательно, «распределение» и «потребление»17. Следует учитывать утверждение Ленина, для которого выяснение производственных отношений означает автоматическое определение распределения и потребления различных классов, так как с ним связан вопрос политических форм, соответствующих производственным отношениям и, автоматически, отношениям распределения продукта между классами.
Тем не менее, есть у некоторых желание вернуться к «вульгарному социализму» и к демократическому течению, которые продолжают отрицать этот автоматизм. Несмотря на всё это, довольно часто слышатся высказывания о распределении как о цикле, который независим от производственного, и не только в мелкобуржуазных кругах, но и в таком течении мысли как троцкизм. Классическим примером является теория Троцкого об общественной природе СССР, который рассматривается им как «деформированное рабочее государство», в котором производственные отношения якобы социалистические, а отношения распределения буржуазные. Отсюда, распространённым стало представление о демократиче- ; ской политической форме, как полностью оторванной от средств произ-| водства и от последующего распределения продукта между классами. Зачастую такое представление о демократической форме указывает на| возможность борьбы за тип распределения, отличающийся от того, ко-| торый автоматически вытекает из способа производства. В полемике с Каутским Ленин утверждает, что не существует! абстрактной демократии. Существует демократия, соответствующая! способу производства и распределению в определённый историче| ский момент развития, и поскольку само экономическое и обществен| ное развитие является совершенно не линейным, а неравномерным противоречивым, то надстройка будет выражена многообразной бинацией «демократического капитала» и «октябристского тала», если ещё раз использовать терминологию Ленина. Глава 4. Экономическое содержание демократической оболочки 95 Сосредоточение внимания на отдельных составляющих сложной системы является второстепенным по отношению к задаче анализа и определения характерных черт способа производства и распределения в определённой фазе развития. Это не политический индефферентизм, а первостепенная потребность преодоления именно этого видимого отсутствия различий, которое политическая форма (например, демократическая) демонстрирует независимо от фаз экономического и общественного развития. Характерная черта современного государства заключается в отделении публичной власти от народной массы и её концентрации.
Это характерно для любой многообразной комбинации политической власти и любой фазы развития капиталистического общества. Если остановиться на этой констатации, мы впадём в политический индефферентизм, поскольку в отношении отделения и концентрации политической власти демократия и фашизм не отличаются. Бордига, абсолютизирующий тенденцию к политической централизации, говорил, что демократия - это продолжение фашизма. Но таким образом мы останавливаемся на пороге дальнейшего исследования многообразных комбинаций политической власти, характеризующих фашизм и демократию, так как они являются результатом политических отношений между классами и фракциями классов. Таким образом, мы останавливаемся на политическом индифферентизме империалистической фазы. Наоборот, именно фашизм и демократия империалистической фазы нуждаются в определении их специфики: к решению этой задачи можно подойти только при помощи правильного применения материалистической концепции политики.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Экономическое содержание и демократическая форма:

  1. Кому он нужен, доступ к информации?
  2. ТРАНСФОРМАЦИЯ БИБЛИОТЕК В ПЕРИОД ИНФОРМАЦИОННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ОБЩЕСТВА
  3. 1. Информационно-психологические войны
  4. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ САМОРЕАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ КАК ИСТОЧНИК КАЧЕСТВЕННОГО ОБНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ СОЦИАЛЬНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В.А. Чистяков, Ю.В. Пайгунова
  5. АНАЛИЗ ФОРМАТОВ ЖАНРОВЫХ ТЕЛЕПРОДУКТОВ
  6. Информационные ресурсы
  7. Р.С. Гринберг Современная политическая экономия: экономическая свобода и социальная справедливость
  8. 1.1. ЖАНРЫ МАТЕРИАЛОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ АГЕНТСТВ
  9. Финансовое содержание демократической формы
  10. Мировой рынок и политические формы
  11. Экономическое содержание и демократическая форма
  12. Стратегия и тактика в отношении к демократической форме
  13. Политические формы государственного капитализма