<<
>>

Эволюция и мутации демократии

Из того глубокого анализа политических форм и явления социал-империализма, проведённого Лениным в годы войны, использовалась - как это часто происходит с научными теориями - только часть, касающаяся констант, восстановленных самим Лениным, марксистской концепции государства и стратификации пролетариата, которая ведет к формированию рабочей аристократии.
Из формулировки по поводу демократии на империалистической стадии зачастую бралась часть, касающаяся разоблачений и демистификации. То есть подчёркивалась, в целях агитации, та часть, которая с научной точки зрения отрицает верность постулатов оппортунистической и буржуазной идеологии по поводу демократии. Поэтому меньше внимания уделялось положительной части, в которой Ленин анализирует, что такое демократия в капиталистическом обществе, достигшем империалистической зрелости. Восстанавливая марксистскую теорию государства и «буржуазной рабочей партии», Ленин не ограничивается полемикой с теми, кто, как Каутский, её отрицал; он делает нечто большее, он развивает её на исторической стадии, когда капитализм характеризуется слиянием банковского и промышленного капитала. Государство, которое детерминировано этим процессом, не преодолевает старые политические формы, а адаптирует их к новому экономическому базису, так же как старая «буржуазная рабочая партия» реформистского типа не исчезает, но приспосабливает свою традиционную роль к новым задачам государства, ставшего империалистическим. Ошибочно абсолютизировать и рассматривать подобные явления как совершенно новые, полностью оторванные от своих исторических корней, также как ошибкой будет рассматривать их только с той точки зрения, что они представляют собой лишь традицию и историческую преемственность. Тот, кто абсолютизирует их, считает, что больше не существует демократии, и уже нет реформистской «буржуазной рабочей партии». Длительное исследование этих явлений Марксом и Энгельсом не достаточно более для тех, кто думает об этом подобным образом и верит, что необходимо представить политические формы, выраженные империализмом, в совершенно новых терминах, которые подчёркивают их растущий симбиоз и всеобъемлющий характер.
Тот, кто, напротив, не понимает, насколько надстройка детерминирована развитием базиса, продолжает рассматривать демократическую политическую форму и «буржуазную рабочую партию» неадекватным образом. Это значит думать, что демократия и рабочий реформизм всё ещё являются чем-то подлежащим реформированию изнутри и не догадываться, что демократия стала лучшей формой для классового сотрудничества в целях конкуренции и империалистической войны, и что рабочий реформизм, всегда подверженный в своей борьбе влиянию буржуазных фракций, стал проводником буржуазного реформизма внутри рабочего движения. «Массовая рабочая партия» с буржуазным влияни- Глава 6. Восстановление марксистской теории \ 39 ем стала «буржуазной партией» с влиянием на рабочие массы. Ленин, изучая империализм, изучает эволюцию политической формы и оппортунизма и сталкивается со сторонниками абсолютизации и преемственности. Как великий учёный-материалист он восстанавливает процесс, который от эволюции ведёт к мутациям социальных и политических видов, и раскрывает в них элементы преемственности и элементы новизны, представленные, в диалектическом сочетании, в каждом органическом процессе жизни природы и общества. Распространение науки неизбежно должно популяризовать открытия и концепции; если это удаётся сделать, то они превращаются в синтетические, и даже схематические формулы, но сохраняющие научное ядро. Иногда, в силу ряда факторов, научные теории и концепции вульгаризируются и превращаются в общие места, опрокидывающие изначальные утверждения. Так случилось с теорией прибавочной стоимости, когда в уста Маркса было вложено противоположное тому, что он говорил. Это объясняет также идеологический генезис сталинской теории социал-фашизма, в которой тезис о преодолении демократии буржуазией доходит до того, что становится карикатурой на себя самого, порождая идею, что народные фронты должны вернуть оставленную демократию. Гипотеза может направлять и обогащать анализ, только если она не опровергается результатами исследования.
Она становится тезисом только в случае научного обоснования. Тезис без научной базы является ничем иным, как гипотезой, и если он не представляется таковым, то является простой манипуляцией словами, которая может выглядеть как концепция только в силу некоторой логической последовательности. С учётом этого отправного пункта манипуляция словами не имеет пределов, потому что, в действительности, это манипуляция страстями. Если затем ложный тезис формально ссылается на научный, то он сочетает преимущество словесного манипулирования с чисто ритуальной ссылкой на научную обоснованность. Всякая научная доктрина испытывает на себе эту кару в биологическом воспроизводстве. Этого не смогла избежать и марксистская наука, когда сеяла зубы дракона1. Конец был положен вмешательством мысли Ленина в предшествующие и последующие теоретические споры по поводу преодоления и отказа от демократии со стороны империалистической буржуазии. В этом смешении действительных теоретических и политических позиций, впрочем, чётко обозначившихся в долгой полемике, которая шла с конца девятнадцатого века до первой мировой войны, и протагонистами которой были Троцкий, Роза Люксембург, Бухарин и сам Ленин, разница во взглядах на демократическую форму империализма не была ясно осознана. По мнению Ленина, буржуазия не идёт на отказ от демократии, если она, субъективно и объективно, в состоянии использовать социально-политический феномен социал-империализма, то есть воздействие на рабочее движение зрелости и паразитического загнивания капитализма на стадии финансового и военного передела мира между старыми и новыми державами. 140 А. Черветто. Политическая оболочка Демократия становится лучшей оболочкой для буржуазии в обеспечении её господства, если ей удаётся реализовать особую роль социал-империалистической тенденции в рабочем движении и связать её, через многообразие функций, идущих от консерваторов к реформистам, со своими общими интересами. Затем социал-империализм должен будет вновь поднять знамя демократии и нести его туда, где начинаются войны, конкуренция и раздел мирового рынка. Считать, что можно поднять знамя демократии для того, чтобы нести его в лагерь социалистической революции, означает, в лучшем из предположений, потерять ценное время, в худшем, не видеть, что плетёшься за оппортунизмом. Эмансипация пролетариата и свобода идут не в этом направлении. Эмансипация угнетённого класса и свобода человеческого рода не имеют другого пути, кроме коммунистического. Переход, указанный Энгельсом, из «царства необходимости» в «царство свободы»2 вступил на неизбежный путь исторического этапа империалистических войн и коммунистических революций.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Эволюция и мутации демократии:

  1. 2.2. Сценарии будущего в контексте глобальной коммуникации
  2. 2.2. Сценарии будущего в контексте глобальной коммуникации
  3. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ К ТОМАМ 3(1) И 3(2)
  4. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  5. 2.5. Понятие эволюционного цикла и его использование в историческом прогнозировании
  6. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Ю.В. Никулина
  7. ИСТОРИЧЕСКОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ В РАКУРСЕ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ П.А. Водопьянов, Ч.С. Кирвель
  8. § 2. Вторая створка: - разум»
  9. Мировоззренческие аспекты биологического учения К. А. Тимирязева
  10. ГЛАВА 2 Великая демократическая угроза
  11. ГЛАВА 3 Имперское измерение
  12. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  13. Выборы, партии и партийная система