<<
>>

ГЕГЕМОНИЯ Книга о государствах-лидерах. 2-е издание Ферлаг фон В. Кольхаммер. Штутгардт, 1943 г.

Своеобразное выражение баланса сил между государствами, которое мы называем гегемонией, должно быть предметом изучения общественных наук. Это явление должно обрести свое место в рамках социологии международных отношений и отнюдь не последнее.

К сожалению, социология до сих пор уделяла мало внимания отношениям между государствами, особенно мирным.

Однако эта попытка ввести понятие гегемонии в систему наук сразу же приводит к очень важному для последующего анализа заключению. Гегемония это общественное отношение не только между государствами. Мы встречаем гегемонию повсюду, где общественные группы вступают в отношения с себе подобными. Часто речь идет о группах разного типа. Гегемония бывает во взаимоотношениях общественных, религиозных, экономических и прочих организаций, в отношениях между государством и церковью, государством и общиной, государством и экономическими предприятиями. На наш язык слово «гегемония» переводится как «руководство», и это сразу же показывает, что гегемония в отношениях между государствами лишь частный случай более общего явления, руководства. Мы чаще всего говорим о руководстве какой-либо группой, осуществляемой одним человеком. И можно провести обратную линию: единоличное руководство - лидерство группы - гегемония государства. Мы начнем с индивидуальных руководителей групп, потом продолжим лидерством групп в системах, состоящих из нескольких групп, и закончим государствами-гегемонами.

Правда, сначала надлежит развеять одно сомнение методического характера.

Можно ли ставить на одну доску власть одного человека и гегемонию государства? Не встает ли здесь из мрака призрак антропоморфного взгляда на государство как на «человека в увеличенном масштабе»? Нет ли здесь опасности смешения индивидуальной психологии с социальной, если таковая вообще есть? И, наконец: не подменяем ли мы социологический подход психологическим?

Отвечаем.

Социология всегда может иметь своим предметом не отдельные, а бесконечно разнообразные по форме и содержанию общественные «образования» или «группы», обозначаемые в совокупности словом «общество». Даже если группа совсем маленькая и состоит всего из двух лиц, будь то брачная пара или двое друзей, это все равно группа, интересующая социологию именно как группа. Так что индивидуальная психология и социология в принципе не имеют между собой ничего общего. Но любая группа состоит из людей. Их индивидуальная психология так или иначе проявляется в ее деятельности и этого нельзя не учитывать. Но психология всегда только придает своеобразие отдельным общественным процессам или состояниям, а не является сущностью той или иной группы. Применительно к руководству и гегемонии это означает, что изучение психических качеств вождя, с одной стороны, и его последователей, с другой, не является задачей социологии, ее задача - исследование отношений господства и подчинения в рамках общественной группы, состоящей из вождя и его последователей, с учетом, конечно, и психологического момента.

Этот подход действителен и применительно к отношениям между общественными группами, народами и государствами. Хотя утверждают, что «вождем в строгом смысле слова» всегда может быть только личность, это было бы верно, если бы между общественными группами не могли существовать подлинно волевые отношения, если бы группа не могла быть носителем воли. Да, не каждая общественная группа может иметь свой дух и свою волю. Аморфная масса не имеет ни того, ни другого. Нет психологии массы, так как у массы нет души, есть лишь психология отдельного члена массы. У многих других искусственных образований тоже нет своего духа и своей воли. Но свой дух есть у семьи, церкви, народа и государства. Дух народа — это не фантазия романтиков, а неоспоримая реальность. Не только отдельные люди, но и народы и государства могут испытывать симпатии и антипатии, любить и ненавидеть, бояться и доверять, быть верными и предавать, желать, надеяться, приказывать и повиноваться.

Душа

и дух народа отличаются от души и духа отдельного человека, но не до степени отчужденности. Мы не можем мыслить ни человека независимо от народа, ни народ независимо от человека. Любая групповая воля должна иметь своего выразителя. «Коллективная воля» — не то же самое, что индивидуальная воля, но и не сумма индивидуальных воль. Групповая воля всегда выражается через индивидуальную волю, поэтому «человеческий фактор» и здесь нельзя исключать. Не только ради популярных аналогий, но и с научной точки зрения допустимо и желательно употреблять при анализе волевых отношений между разными группами, особенно между государствами, такие термины индивидуальной психологии как стремление к власти, подражание и тому подобное. Надо только помнить, что речь идет о психологических аффектах представителей сверхиндивидуального духа в этом их качестве. И наоборот, на волевой акт коллектива часто накладывает своеобразный отпечаток личность, выступающая в роли его представителя. Лучшие примеры - гегемония европейских государств, которую не понять без учета роли таких личностей, как Людовик XIV, Наполеон или Бисмарк. Но бывают и другие случаи, такие как борьба за гегемонию в Нидерландах между провинцией Голландией и Оранской династией, когда коммерческая ориентация этой провинции столкнулась с военно-политической ориентацией династии.

Сначала надо решить вопрос, какую роль должна играть психология при анализе, с одой стороны, социологической проблемы руководства, а с другой - при анализе проблемы гегемонии в отношениях между государствами. Мало провести соединительную линию между этими явлениями, надо еще вывести одно из другого. Хотя коллективный дух это реальность, но внутренне отличная от индивидуального духа, поэтому и единоличная власть отлична от гегемонии государства. Но я считаю, что индивидуальный, субъективный дух не противоположен духу целого, а является развитием этого объективного духа. В каждом человеке есть часть объективного духа. Все отношения между субъектами это отношения внутри единого духовного целого. Поэтому и руководство надо понимать как единое общественное явление с одними особенностями, когда речь идет о лидерстве одного человека в группе, и другими - когда речь идет о лидерстве самой группы.

Мы можем идти в своем анализе и сверху вниз. Тогда мы увидим, что проблема гегемонии обнаруживается и в самых мелких общественных группах. Еще Аристотель говорил о власти мужа над женой и отца над детьми. Мы начинаем с обратного, с руководящей личности и ее существенных черт, потому что, как говорил Зиммель, «цели общественного духа гораздо примитивней и проще, чем цели индивидуума».

<< | >>
Источник: В.Б. Авдеев. ФИЛОСОФИЯ ВОЖДИЗМА. 2006

Еще по теме ГЕГЕМОНИЯ Книга о государствах-лидерах. 2-е издание Ферлаг фон В. Кольхаммер. Штутгардт, 1943 г.:

  1. ГЕГЕМОНИЯ Книга о государствах-лидерах. 2-е издание Ферлаг фон В. Кольхаммер. Штутгардт, 1943 г.