<<
>>

Главный политический признак империализма

Ленин в своих «Тетрадях по империализму» одновременно анализирует процесс формирования и жизнедеятельности капитализма, достигшего своей высшей исторической стадии, и процесс формирования и жизнедеятельности вытекающего из него социально-политического феномена, определённого как «социал-империализм».
Тот факт, что этот феномен находится в центре его научного внимания, и что он не рассматривается, как многие другие проанализированные явления, как вторичный, показывает, насколько, по мысли Ленина, он считается важным и первостепенным. Мы можем обоснованно определить его как открытие марксистской науки Ленина, результат научного применения материалистической концепции политики. Также как есть пять признаков империализма в развитии капиталистической общественно-экономической формации, в феномене социал-империализма заключается его главный признак в политической надстройке. Государственный аппарат существовал и до империализма и адаптируется к нему. Феномен социал-империализма рождается вместе с империализмом. Вот почему он является его главным политическим признаком. «Тетради» Ленина позволяют познакомиться с ним ещё на его заре, начиная с Карла Каутского. Ленин пишет, что книга Гобсона по империализму полезна для того, чтобы раскрыть «основную фальшь каутскианства в этом вопросе»9. Действительно, Каутский, в своей интерпретации империализма, сближается с интерпретацией либерала Гобсона, как минимум по нескольким фундаментальным пунктам. Один из них касается самого процесса капиталистического развития в мировом масштабе и соответствующих политических форм. Если различные моменты капиталистического развития в мировом масштабе не мыслятся как пространственные и временные выражения действия объективных законов единого способа производства, естественно, что и политические проявления, которые им должны детерминироваться, рассматриваются как исключительные и связываются произвольным и субъективным способом, не учитывающим должным образом их объективного положения в историческом пространстве и времени.
В этом смысле, анализ Каутским финансового капитала и империалистической политики имеет небольшое научное значение; в связи, которую он устанавливает между экономическим процессом в форме финансового капитала и его проявлениями в надстройке в качестве империалистической политики, должно быть проверено реальное соответствие общему движению общества или произвольному и субъективистскому представлению движения, которое существует только в идеологических предрассудках. Каутский много писал о финансовом капитале и империалистической политике и был одним из первых, как он справедливо говорит в статье сентября 1914 г., кто изучал «новый империализм» в очерке 150 А. Черветто. Политическая оболочка «Старая и новая колониальная политика» в "Neue Zeit" за 1897-1898 гг. Более того, он говорит, что был первым, но это имеет малое значение. То, что важно рассмотреть - это идеологический предрассудок, «демократический» предрассудок, который Каутский протаскивает в своих исследованиях. Он верит, что глубокий смысл 150-летней борьбы международного пролетариата заключается в защите и расширении демократии, и что только на этом пути, который может испытывать, как это уже было, задержки и остановки, можно прийти к социализму, представляющему собой ничто иное как максимальное осуществление демократии, политическую демократию и её максимальное распространение и применение, социальную демократию. По мнению Каутского, пролетариат может лучше культурно организоваться и подготовиться при политической демократии, потому что это самая передовая форма исторического развития. Также как пролетариат наследует для социализма производительные силы, развитые капитализмом, он наследует и его политическую форму. То, что она была самым главным инструментом буржуазии, имеет для Каутского относительное значение, поскольку, - говорит он, - буржуазия теперь стремится к отказу от демократии в той мере, в какой последняя продвигается вперёд пролетариатом. Парламентаризм представляет собой, по мнению Каутского, наиболее совершенный технический механизм демократии и именно поэтому, в то время как он нападает на «примитивную демократию» советского типа, он утверждает необходимость парламентского представительства с всеобщим голосованием также и при диктатуре пролетариата.
Развитие производительных сил приводит, по мнению Каутского, и в этом он приближается к либералу Максу Веберу, к неизбежной бюрократизации организации производства, бюрократизации, которую может контролировать только совершенная политическая демократия. Как видно, от Каутского ускользает понимание реального механизма детерминированности политических форм со стороны глубинных экономических процессов. Если бы было верно, что демократическая форма, созданная и отвергнутая буржуазией, является отныне политической формой, наиболее подходящей для пролетариата в настоящем и будущем, оставалось бы объяснить, почему уже целое столетие класс, который господствует в экономике, сожительствует с политической надстройкой, которая подготавливает окончание его господства. Кроме того, было бы необходимо объяснить, как капиталистическое общество может в течение века продвигаться вперёд с политической формой, не соответствующей его экономическому содержанию. Только тот, кто теоретизирует об автономии политики, может всегда мыслить подобным образом, но никогда не доказывать этого. Каутский, именно потому, что он не доходит до этих выводов, ещё больше запутывается в противоречиях своего анализа. Он рассматривает финансовый капитализм, который порождает империалистическую политику, но противопоставляет ему капитализм индустриальный, который не требует подобной политики, и с которым пролетариат может пройти часть пути вместе с демократией. Империализм, таким образом, Глава 6. Восстановление марксистской теории 151 : сводится к политическому выбору, и, вследствие этого, демократия также ограждается от того, чтобы стать политической формой империалистической необходимости капиталистического развития. Ленин пишет: «Империализм вечно снова порождает капитализм (из натурального хозяйства колоний и отсталых стран), снова порождает переходы от мелкого капитализма к крупному, от слабого товарообмена к развитому и т.д. и т.д. Каутскианцы (К. Каутский, Спектатор и К°) цитируют эти факты «здорового», «мирного», на «мирных отношениях» основанного капитализма и противопоставляют их финансовому грабежу, банковым монополиям, сделкам банков с государственной властью, колониальному угнетению etc. Это новый прудонизм. Старый прудонизм на новой почве и в новой форме. Мещанский реформизм: за чистенький, прилизанный, умеренный и аккуратный капитализм»"''. Идеализированный капитализм перед лицом реального империализма: вот каутскианский вариант социал-империализма.
<< | >>
Источник: Черветто А.. Политическая оболочка.. 2010

Еще по теме Главный политический признак империализма:

  1. Глава 15 Рынок и природа
  2. Глава 18 Гибельное перенапряжение
  3. Национализм и империализм.
  4. Британские колонии и зависимые государства (Dependencies) в 1900 г.
  5. И.
  6. Руководящие идеи исторического построения
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  8. 4. Противостояние негативному влиянию западной идеологии. Пути спасения
  9. СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ПРИРОДА СИОНИЗМА
  10. Глава 2 Провокация как метод политической борьбы царской тайной полиции
  11. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  12. Глава 21 НАЦИИ И НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО
  13. Глава 25 СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО НАРОДА. ГЛАВНЫЕ УСЛОВИЯ
  14. 5.2.3.4. Социальные и экономические признаки
  15. Я.Ш Осипов Магия политэкономии и магизм политэкономов