<<
>>

9.7. «ГОББСОВА ПРОБЛЕМА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Современное информационное общество образовано множеством изолированных индивидов, обуреваемых страхом и неуверенностью в завтрашнем дне. Возникает закономерный вопрос: каким образом возможны порядок и стабильность в таком предельно индивидуализированном социуме, где каждый преследует только личную выгоду?

Когда-то на заре Нового времени эту проблему в философии политики поставил Томас Гоббс.

Его концепция «общественного договора» исходит из того, что изолированные индивиды, каждый из которых вел «войну всех против всех», вынуждены были под страхом самоуничтожения заключить договор. Основой их солидарности стал страх за свою жизнь: именно страх выступил источником договора об общественном мире. Так родилось политическое решение проблемы — страх был перенесен внутрь государственной конструкции: отныне только государство стало обладать правом на легитимное насилие против тех, кто нарушает общественный порядок.

В современном мире все риски носят транснациональный характер, провоцируя тем самым транснациональный характер политических конфликтов и транснациональное поле политической борьбы, где современный индивидуалист вновь ведет войну «всех против всех». Терроризм, миграционные потоки, наркотрафик, экологические проблемы — все эти конфликты имеют глобальный характер и не могут быть решены национальными правительствами. Однако международные организации — ООН, ЮНЕСКО, ОБСЕ — оказались не готовыми предложить конструктивные решения глобальных проблем, расписавшись в своей беспомощности остановить новые глобальные конфликты.

В этих условиях возник опасный разрыв между неэффективной системой международного права и эффективным логунгом «прав человека», который был превращен в новый боевой клич силовой международной политики. Носители прав человека — это изолированные индивиды, независимо от их социальной и национальной принадлежности.

Носители международного права — конкретные государства, и почти в каждом из них есть какие-то меньшинства, способные заявить о том, что с ними обращаются не должным образом. Бомбардировки Югославии, Афганистана, Ирака — это зашита прав человека и одновременно грубое нарушение международного права. Сегодня вопрос о новом глобальном «общественном договоре» — это вопрос войны и мира. Нормы международного права должны вновь стать эффективным инструментом международной политики. Однако это может произойти только втом случае, если политики услышат наконец мнение антропологов по поводу Декларации прав человека и гражданина.

В самом начале образования Организации Объединенных Наций известный антрополог М. Герсковиц и группа ученых Американской антропологической ассоциации выступили с меморандумом. Они заявили, что стандарты и ценности имеют специфический характер в разных культурах и поэтому всякие попытки сформулировать права человека исходя из морального кодекса только одной культуры и распространить их на все человечество недопустимы: «В основу декларации должны быть положены общемировые стандарты свободы и справедливости, базирующиеся на принципе, согласно которому... человек свободен только в том случае, если он может жить согласно тому пониманию свободы, которое принято в его обществе»'.

Известно, что мнение Герсковица и его коллег не было принято во внимания, и вот уже более полувека в основе Декларации прав человека находится универсалистская концепция, декларирующая постулаты морального кодекса только одной западной культуры. Не удивительно, что в незападных странах эта Декларация все чаше характеризуется как «империализм прав человека». Современное международное право должно уйти, наконец, от жестких технологий навязывания единых универсальных норм и правил политической игры и освоить новые — «мягкие» технологии понимания и интерпретации ценностей разных политических культур.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ 1.

Почему в информационном обществе происходит распад идентичности? 2.

Как вы можете оценить новые антропологические стратегии «туриста», «игрока», «бродяги» и «фланера» с политической точки зрения?

Statement in human rights, submitted to the Commission on Human Rights, United Nations, by the Executive Board, American Antropological Association //American Antropologist. 1947. №49. P. 541. 3.

Почему процесс индивидуализации в современном обществе связан с кризисом политических институтов? 4.

Какие изменения в политической жизни общества произошли с возникновением активных центров субполитики? 5.

Почему становление бесклассового индивидуализированного общества сопровождается не исчезновением, а обострением социального неравенства? 6.

Когда и почему возникла«Гоббсова проблема» в философии политики? 7.

Почему Декларация прав человека вызывает критику современных антропологов?

<< | >>
Источник: Василенко И.А.. Политическая философия: Учеб. пособие. — 2-е изд., лерераб. и доп. — М.: ИНФРА-М. — 320 с. — (Высшее образование).. 2010

Еще по теме 9.7. «ГОББСОВА ПРОБЛЕМА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА:

  1. 2.3. Ценности информационного общества
  2. 2.3. Ценности информационного общества
  3. Информационное общество: идея или реальность.
  4. НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ
  5. 3.5. НОВЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: ВНЕСИСТЕМНОЕ «САМОБЫТНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ» ПРОТИВ СИСТЕМЫ
  6. 9.7. «ГОББСОВА ПРОБЛЕМА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
  7. ГУМАНИТАРИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Шилина Н.Е.
  8. К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Завадский М.Б.
  9. НА ПУТИ К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ: ОПЫТ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА, БЕЛАРУСИ И РОССИИ А.А. Лазаревич
  10. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Ю.В. Никулина
  11. ТЕНДЕНЦИИ И ВЫЗОВЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ И.А. Шебанова
  12. Проблема информационного обеспечения социальной безопасности в современном мире
  13. Раздел 7 Информационное общество: сущность, концептуальные подходы, основные характеристики[175]
  14. Постмодернисты и Юрген Хабермас о постиндустриальном/ информационном обществе