<<
>>

ГРАЖДАНСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ И РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ Д.В. Полежаев

Проблема гражданского менталитета (как ментальности отдельной личности или социальной группы, так и менталитета общества) тесно связана в русском общественном сознании с проблемой обретения (или формулировки) русской (российской) национальной идеи [1, с.

139-148] [2]. История стран и народов показывает, что «великие» национальные идеи всегда возникали в эпохи кризисов, являясь средством первоначальной консолидации нации для преодоления кризисных процессов и попыткой поиска путей выхода из кризиса. Однако национальная идея - не панацея от социальных бед. Ведь на деле человек и, тем более, страна имеют дело с целой системой социальных вызовов и цепочкой последовательных выборов в различных областях жизни, совокупность которых и определяет, в конечном итоге, социальные последствия.

Возрождение общего интереса к русской идее вызвано, в том числе, поисками объединяющей национальной идеи, которая смогла бы занять место государственной идеологии. Правда, «русская идея» вызывает множество споров и дискуссий, так что о ее объединительном эффекте утверждать рано. Такой подход вызван идеологическим и политическим вакуумом, образовавшимся после крушения прежней системы. Предлагаемые трактовки русской идеи откровенно идеальны; почти все они оперируют не «сущим», а «должным».

«Подлинная» Россия, которая может стать источником новой реальности, помещается либо в прошлое, либо в будущее. В этом смысле русская идея сродни эйдо- сам Платона, которые, хотя и служат неумолимыми и неизменными «матрицами» вещей, все же никогда не могут воплотиться в них полностью. Представляется важным осмысление проблемы русской идеи в контексте феномена менталитета, выступающего глубинной основой социальных процессов.

Современные представления отечественных ученых об особенностях функционирования такого феномена как менталитет в достаточной степени отражают сложившуюся сегодня в России социально-культурную ситуацию.

Общая смена парадигмы социального развития с естественнонаучной на гуманитарную или гуманистическую, со статусно-ориентированной на личностно-ориентированную, привела к значительным изменениям в общей политической, экономической, культурной и иных сферах общества и государства. Попытка объяснить поведение целого народа некоторым (достаточно, впрочем, обширным, и в то же время ограниченным) набором конкретных социально-личностных качеств, как уже подчеркивалось, может быть оправдана соблазном быстрого осмысления современных социальных процессов, в том числе продолжающегося системного кризиса в России.

Понятие «менталитет» используется для характеристики глубинной духовной стороны жизни нации, общества, народа. Менталитет, по нашему мнению, это устойчивая во «времени большой длительности» система внутренних глубиннопсихических социокультурных установок восприятия, оценки и поведения, формирующаяся и функционирующая как под воздействием данных внешних, социальных факторов, так и в ходе длительного исторического влияния (в результате которого социальные установки становятся фиксированными).

Что касается реальных эмпирически устанавливаемых черт социального поведения и мышления народа в конкретных исторических условиях, то их можно охарактеризовать как менталитет народа в данный исторический момент. Менталитет этноса включает в себя такие черты, которые способны обеспечить выживание данного этноса как социальной общности - исторически сложившейся на определенной территории устойчивой совокупности людей, обладающей единым языком, общими относительно стабильными особенностями культуры и психики, а также общим самосознанием, то есть сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований.

Существуют два основных направления социально-исторического развития, заключающиеся в нижеследующем. Либо представители этноса находят в себе силы для поддержания, а в случае чрезвычайных обстоятельств - и массовой актуализации и проявления черт менталитета своего этноса, и благодаря этому этнос выживает, либо этнос погибает - путем физической гибели и вымирания своих представителей или трансформации социального (этнического) менталитета и перехода, по сути, в другой этнос.

С учетом этих обстоятельств, подчеркнем, необходимо рассуждать как о русском менталитете, так и о менталитете российском - как об основах национальноэтнического и национально-государственного социального устройства. Российский менталитет характеризует российский суперэтнос - все этносы России, связанные единой исторической судьбой с «государствообразующим» русским этносом.

Духовность, как базовая, основная черта, определяет всю систему внешних черт и внутренних установок русского менталитета. Сущность этого менталитета можно охарактеризовать как постоянное стремление к выходу за рамки существующих, ограничивающих свободное развитие человека обстоятельств на основе един-

u              и              и              и              Т/*

ства воли и действий всех людей и поколений. Как и всякая глубокая сущность, она весьма противоречива. И основным является противоречие между нацеленностью на свободное развитие суперэтноса в целом и каждого отдельного человека в частности и необходимостью ради достижения этой цели объединять усилия всех представителей этноса и ограничивать индивидуальные свободы с помощью государства. Это объединение должно идти не извне, а изнутри, от самосознания народа, актуализированного национальным унижением или национальным успехом и порождаемого им чувством национальной гордости.

Впрочем, А. Шопенгауэр в свое время отмечал, что национальная гордость выступает своеобразным антиподом гордости индивидуальной. «Самый дешевый сорт гордости, - писал он, - это национальная гордость. Она обнаруживает, что одержимый ею страдает отсутствием индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться, - иначе ему незачем было бы хвататься за то, что он разделяет со столькими миллионами. Кто обладает значительным личным превосходством, тот, напротив, самым ясным образом уразумеет недостатки своей нации... Но всякий жалкий простофиля, не имеющий ничего в мире, чем бы он мог гордиться, хватается за последний ресурс гордости - за нацию, к которой он принадлежит... и благодарно готов вкривь и вкось защищать все недостатки и глупости, которые ей свойственны» [3, с. 508].

Позиция немецкого философа в вопросе о национальной гордости и национальном характере представляется неоднозначной. Дальше он, например, говорит о «глупом и унизительном лицемерии английской нации» и удивляется при этом, что сами англичане этого не замечают и не признают. В противоположность англичанам, по мнению мыслителя, «немцы свободны от национальной гордости и дают этим доказательство своей прославленной честности» [3, с. 508]. Таким образом, перед нами одно из толкований, которое можно обозначить как типичное для национальным образом ориентированного индивида.

Понятие национальной идеи можно связывать не с национальностью, а с нацией, решающим признаком которой являются общность экономической жизни в рамках определенного государства. Такое понимание национальной идеи исходит из понятия нации как социальной и «самосознаваемой» (а не природно-биологической, кровно-родственной или даже языковой) общности и соответствует общемировой практике употребления термина «нация» (например, Организация Объединенных Наций). Впрочем, такое понимание термина не вполне приемлемо для российского социально-гуманитарного знания, поскольку у нас своя традиция смыслового понятийно-категориального наполнения.

Нельзя согласиться с таким представлением о национальной идее, в соответствии с которым на первый план выдвигается какое-то одно положение, одна фраза, лозунг или какая-то конкретная формула («Москва - третий Рим», «Православие - самодержавие - народность» и т. п.). Этого, полагаем, недостаточно для системного социально-философского осмысления данной проблемы в историческом ее аспекте. Следуя традиционному философскому представлению о народной, национальной идее как выражении исторической миссии того или иного народа, нации (начало этой традиции положено Г. Гегелем), целесообразно, по нашему мнению, понимать под национальной идеей некоторый комплекс взглядов, положений, выражающих определенные представления о месте и роли данной нации, народа, этноса или суперэтноса в истории, о его исторической миссии и задачах [4, с. 283-301]. Комплекс взглядов, составляющих национальную идею, может быть поэтому выражен в разных по форме, логической последовательности и взаимосвязи положениях. Разные его составляющие могут иметь разную степень распространенности среди тех или иных социальных групп, составляющих данную нацию, этнос, суперэтнос.

Гражданский менталитет, выраженный через понятие национальной идеи - не как некой единой, жестко детерминированной теоретической, вербальной конструкции, а определенного рода «мозаики» взглядов, представлений, теоретических положений, лозунгов, формул, имеющих разную степень распространенности в различных социальных слоях данного народа, - может быть представлен как ценностный ряд, прирастающий с развитием человеческой цивилизации. Эта «мозаика» имеет общую основу, характеризуется определенной степенью духовного и ментального единства. Ясно, что в таком понимании национальная идея может быть представлена в виде краткой формулы, лозунга только в первом приближении, без претензий на абсолютизацию.

Можно в этом контексте рассматривать гражданский менталитет как своего рода набор ключевых понятий, которые должны входить в общероссийскую национальную идею: духовность; государственность (сильное и независимое российское государство); патриотизм, народность (учет интересов народа как совокупности прошлых, нынешнего и будущих поколений); социальная справедливость (адекватная оценка обществом труда и деятельности отдельных социальных групп и личностей с точки зрения их служения народу и выражающему его интересы государству); соборность (коллективизм и свободное развитие личности); «всечеловечность» (отрицание национальной исключительности при национальной самодетерминированности).

Национальная идея рассматривается как феномен, производный от национального сознания и внесознательной сферы того или иного народа. Невозможно «создать» национальную идею на основе только лишь опыта прошлых поколений, но опора на этот опыт необходима. Преломленная через современное мышление, восприятие, данную систему ценностей, национальная идея прошлого может «заиграть» новыми гранями понимания даже в границах старой терминологии.

Литература

  1. Полежаев, Д.В. Гражданский менталитет: к постановке проблемы // Гражданское общество: теория и практика. Ежегодник. - 2008-2009. - Вып. 2-3 / под ред. Г.Н. Григорьева, Ю.М. Резника. - М.; Чебоксары, 2009. - С. 139-148.
  2. Полежаев, Д.В. Российский гражданский менталитет: перспективы становления // Этнос, нация, общество: российская реальность и перспективы: тез. докл. Всерос. социолог. конф. (г. Москва, 1-3 нояб. 2010 г.) / Рос. об-во социол.; ИС РАН; РУДН. - М., 2010.
  3. Шопенгауэр, А. Афоризмы и максимы: соч. - М.; Харьков, 1998.
  4. Полежаев, Д.В. Русский менталитет: опыт социально-философского анализа: дис. докт. филос. наук: 09.00.11 - социальная философия / Волг. гос. пед. ун-т. - Волгоград, 2011.

<< | >>
Источник: А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск.. 2011

Еще по теме ГРАЖДАНСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ И РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ Д.В. Полежаев:

  1. БЕЛОРУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕЯ: КОНЦЕПТЫ И ПРАКТИКА В.А. Мельник
  2. Национальная идея в отечественной культурно-философской мысли
  3. 2. Русская идея: проблема национального величия России
  4. Идеи. Идея души. Идея мира. Идея Бога
  5. Глава 5. УЧАСТИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ В ОТНОШЕНИЯХ, РЕГУЛИРУЕМЫХ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ
  6. Статья 125. Порядок участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  7. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. Организационно-правовые основы обеспечения национальной безопасности РФtype="1"> Совет Безопасности Российской Федерации как основной конституционный орган обеспечения национальной безопасности страны
  10. § 2. Гражданское процессуальное право самостоятельная отрасль российского права. Понятие, предмет, метод регулирования и система гражданского процессуального права
  11. Статья 124. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования - субъекты гражданского права
  12. 12. Космическая память, идея Кармы и идея будущих возможностей развития
  13. IV. Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации